Живородящий (детерминированный) хаос в дикой природе заповедника

  В.Е.Борейко

А.И. Герцен полтора века назад высказал гениальную мысль, имеющую огромное значение для теории и практики заповедного дела: «Природа представляется нам самою огромною гармоническою анархией, и именно оттого-то в природе все в порядке, что идет само по себе» (цит. по:6).

Герцен предугадал недавно открытое состояние нелинейных систем, которое сейчас именуется как детерминированный (динамический) хаос. Хаос — это неупорядоченное, случайное, непрогнозируемое поведение элементов системы, в том числе экологической. Хаос показывает нам, что сама система может иметь сложное поведение вследствие простого нелинейного взаимодействия даже нескольких компонентов. Детерминированный (динамический) хаос — это нерегулярное или хаотическое движение, порожденное нелинейными системами.

Детерминированный хаос — не экзотический, редко встречающийся феномен, а широко распространенное свойство природных систем различных уровней организации — физических, химических, биологических. Такого рода хаотическое поведение возникает при выполнении двух условий: экспоненциальной неустойчивости эволюции системы и сосредоточении системы в ограниченной области (7).

Говоря проще, хаос — это положение вещей, возникшее в результате случайных процессов, без какого-либо целенаправленного воздействия. Все, что возникает в результате случайных процессов, не направляемое чьей–то волей, и есть хаос. Дикая природа, существующая без человека, является ярким примером хаоса. Детерминированный хаос, по-видимому, вовсе не мешает устойчивому состоянию экосистемы в целом, более того, это естественный способ «жизни» сложной экосистемы. Следует также добавить, что большинство видов живых существ способно обитать только в среде, порожденной хаосом.

Исследования в области динамики популяций и экосистем также выявили широкое распространение детерминированного хаоса. Интересные работы по этой теме в последнее время стали появляться в отечественной и зарубежной научной периодике и Интернете (7, 8, 28). В дикой природе хаос проявляется в 30–90% колебаниях популяций некоторых видов рыб, насекомых, грызунов, в усилении миграций саранчи, леммингов, некоторых видов птиц, в отношениях «хищник — две жертвы» (7), во всем том, что американские исследователи называют «механизмом для проявления свободной воли» (8).

Именно эту свободную волю, этот хаос и должны обеспечивать заповедники посредством поддержания режима заповедности. Хаос в природе очень важен, так как дает «возможность абсолютной спонтанности и способствует появлению жизни» (19). Хаос — тоже миропорядок, но не наш, человеческий, а параллельный. Мы часто путаем гармонию и организованность. Это разные вещи. Организованность — это законченная определенность, а гармония — это постоянно изменяющаяся определенность. Организованность как неизменность — мечта испуганных и ограниченных людей, склонных к имперскому образу мышления, желающих контролировать все и вся. Гармония — мечта людей свободных и ценящих свободу других.

Чем сложнее система, тем она труднее управляется. Самые сложные системы — это природные системы и они управляются хаосом. Древние греки считали хаос первобытной сущностью, из которой впоследствии образовался мир. И они были близки к истине: хаос дикой природы порождает новые экосистемы, виды дикой флоры и фауны. Поэтому хаос, который поддерживает и питает эволюционный процесс в дикой природе, обладает в заповедниках настоящей ценностью. Недаром почти все классические принципы заповедного дела (прежде всего принцип полной неприкосновенности) как раз и направлены на сохранение и поддержание детерминированного хаоса природы в заповеднике.

Ф.Р. Штильмарк писал: «Люди могут жить и в городах, и в лесах, и в парке, заповедники же должны быть безлюдными — вот в чем прячется суть, которая пока недостижима, и не только из-за цивилизации, но и по немощи наших экологов. Именно они утверждают, будто подлинная заповедность ведет к деградации, требует постоянного вмешательства, контроля и регулирования (т.е. разрушения хаоса — В.Б.), они настояли на конвергенции заповедников и национальных парков, провозгласили необходимость интеграции охраняемых территорий в общую социальную сферу, короче говоря, разрушили таинство заповедности. Откровенно говоря, нам вообще не надо знать, что будет происходить в заповедниках — пусть в этом разбираются потомки наших потомков, тогда как от нас требуется только одно — не вмешиваться, оставить участки природы в покое, оберегать их от любых вторжений, будь то хозяйственник, браконьер или эколог-регулятор» (9).

По мнению С.А. Дыренкова, при помощи абсолютной заповедности следует пытаться сохранить коренные полночленные экосистемы крупных размеров, как «эталоны спонтанной структуры и динамики» (30). По его мнению «абсолютно заповедный режим не должен исключать действие каких-либо природных стихий, например пожаров в тайге» (30). Лесные пожары, нашествие насекомых «вредителей», вулканы, наводнения, землетрясения и даже ледниковые периоды, весь этот неконтролируемый человеком хаос на самом деле представляет собой прекрасное топливо для огня эволюции.

Хаос тесно связан со свободой дикой природы — ее существованием в естественном состоянии, неодомашненном, некультивируемом, нецивилизованном, непослушном, грубом, буйном, диком, беззаконном, яростно тревожном (3, 4, 5).

Хаос, свобода дикой природы — это не предмет роскоши. Это инструмент, без которого не может быть ни успешного эволюционного развития, ни богатого разнообразия. Отсутствие свободы и хаоса означает для дикой природы заповедника биологическую и моральную деградацию. Свобода и хаос обеспечивают качество благосостояния, динамику эволюции дикой природы, спонтанное развитие естественных природных экосистем, процесс формирования новых видов дикой флоры, фауны и микроорганизмов.

В последнее время классические принципы заповедности и идея поддержания хаоса дикой природы в заповедниках нашли поддержку в лице новой науки — природоохранной биологии. Если еще недавно многие биологи и экологи считали равновесие дикой природы «парадигматическим состоянием», то сейчас представители природоохранной биологии все больше находят в природе «изменчивость», «текучесть», «хаос», «дисгармонию». Если раньше считалось, что дикая природа, будучи оставленной в покое, стремится к равновесию, то сейчас все больше ученых начинают признавать, что ее естественное состояние — беспорядочность и неравновесие. Отсюда любые регуляционные меры в заповедниках с целью поддержания былого состояния заповедной природы становится абсурдными и бесполезными.

Следует привести несколько базовых принципов природоохранной биологии, особенно важных в менеджменте заповедного дела:

1. Эволюционный принцип.

Мы не должны пытаться сохранить вид неизменным, а гарантировать возможность его развития, охраняя, не блокировать ход эволюционного процесса.

2. Принцип поддержания динамики экосистем, в противовес популярной ранее концепции «природного баланса».

Мы должны охранять возможность естественных сукцессионных изменений в экосистемах (10).

Следует также отметить различие между синхронной естественностью в заповеднике и диахронной естественностью в заповеднике. Первая относится к естественности, которая существует на данный момент в заповеднике, когда мы смотрим на заповедную экосистему сегодня, вторая — к естественности, которая охватывает период времени в настоящем и будущем. Охрана диахронной естественности и является важнейшей задачей заповедников.

Основная ошибка менеджмента заповедников состояла и состоит до сих пор в явном или подспудном желании навести порядок в дикой природе заповедника. Хаос или беспорядок (поваленные и гниющие деревья, грибы — паразиты, отсутствие просек, пожары, наличие животных-«вредителей» и т.п.) вызывали ужас не только у столичных комиссий, но и у самих работников заповедников. Поэтому вся история заповедного дела — это, по сути, история бесполезного наведения порядка, борьба с беспорядком, хаосом в дикой заповедной природе. Что, в свою очередь, обесценивало природные экосистемы, мешало развитию полноценного эволюционного процесса. Так, отстрел волков, проводившийся в отечественных заповедниках с 1930-х по 2000-е годы, разрушил случайность, изменчивость и вероятность в отношениях «хищник-жертва», превращая диких копытных в некое подобие упорядоченного колхозного стада. В результате наведение кажущегося порядка приводило к деградации не только оленей и лосей в заповеднике, но и ряда древесных пород.

Изменчивое, неупорядоченное поведение имеет огромное значение не только в дикой природе, но и в жизни самих людей. Детерминированный хаос (упорядоченный беспорядок), как считает отец биоэтики, известный врач Ван Ранселер Поттер, необходим для эволюции культуры, религии, искусства, науки, изобретений и творчества (29). По его мнению, например, многие великие победы в битвах должны быть приписаны не блестящему руководству полководцев, а воле случая.

Более подробно о вопросах заповедности можно  прочитать в книге В.Е.Борейко ” Заповедники, заповедность и живородящий хаос”  http://ecoethics.ru/books/ohrana-dikoy-prirody/

 

10.11.2017   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости