Защитим российских волков! Волк нам не враг

А.Филиппов

  

Чем больше бить волков, тем больше их будет

Отношение к волкам в России нужно немедленно пересмотреть! Сегодняшний подход государства к проблеме волка это абсолютно бездарная и бесконечная жестокость, которую нужно немедленно остановить!

Охота на волка приводит к нарушению стабильности пространственно-территориальной структуры популяции, и в особенности к нарушению социальной структуры в стаях. Так, вследствие истребления волков, у вида включаются компенсационные механизмы. Чем больше бьют волков, тем больше волчат начинают рождать волчицы.

При этом среди новорожденных щенков увеличивается процент самок.

Полуразрушенные волчьи стаи уже не могут саморегулироваться, подчиняясь природным механизмам и все большее количество самок-волчиц, без влияния доминантной самки (феромонально подавляющей их способность к размножению), рождают щенков (Бибиков и др., 1985). В условиях нарушенной пространственно-социальной структуры места полноценных стай занимают пришлые, молодые волки, а также бродячие собаки и волче-собачьи гибриды, общая численность которых значительно превышает численность прежде обитавших на данных территориях стай, из-за которых еще больше увеличивается хищничество.

Появляются узко-специализированные волки, синатропные особи, нападающие только на домашних животных. Таким образом, уничтожая волков, охотники сами невольно увеличивают их численность и вред от них.

Неправильно организованные мероприятия по снижению численности хищника и контролю над приводят к увеличению числа не территориальных волков и особей, не владеющих навыками охоты на диких животных в условиях коллектива (стаи). Таким животным всегда легче добыть овцу у дома человека, чем полноценно обороняющегося лося в лесу. В то же время волки, живущие вблизи жилья человека и питающиеся домашними животными или отбросами на скотомогильниках (т. е. волки-”синантропы”-Кудактин, 1978 ), вскармливая этой же пищей своих детенышей, определяют их последующую пищевую специализацию.” Т. о. охота на волков и создает волков-убийц домашних животных на которых в последствии вешают развал экономики региона.

Важно понимать, что волки, которые питаются дикими животными, избегают человеческого жилья. Идут к деревням именно те волки, которых “создал” сам охотник, когда уничтожал волков в дикой природе. Вот отрывок из статьи всемирно известного ученного-этолога, более 20 лет изучавшего поведение волка и 2 года прожившего, почти без перерыва, в стае волков, Ясона Константиновича Бадридзе:

“Прежде, чем приклеивать на волка ярлык вредителя, давайте разберёмся в причинах того, почему он становится синантропом. Вы помните, что на тропе волчата всегда идут за родителями и, если капкан, петли или самострелы установлены “мастерски”, то гибнут, как правило, взрослые. Молодые же ещё не могут самостоятельно добывать крупных животных, поэтому им приходится искать лёгкую добычу, а это, в первую очередь, скотомогильники с неошкуренной падалью. Именно на скотомогильниках и происходит привыкание к павшим домашним животным, а позже, набравшись сил и смелости, волки начинают добывать живой скот. Обучившись этому, они создают новую традицию охоты на домашних животных и обучают этому своё потомство. Эти животные, ставшие синантропами, уже никогда не будут добывать диких животных. Вот что происходит, когда люди убивают диких волков, а ведь уничтожают именно матёрых, за них охотникам назначается самая высокая премия. У рождённых в дикой природе волков страх встречи с человеком закреплен, их этому обучают старшие матёрые волки, а они передают это своим потомкам.”

О том, что происходит дальше пишет ученый-биолог Леонид Викторович Крушинский: 

В стае всегда есть опытные волки, которые организуют охоту и от которых молодые перенимают охотничьи навыки (Mech I970,Allen 1979). Такое обучение обеспечивает поддержание кормовой специализации стаи. Волки, не прошедшие обучения, не могут охотиться. Такие волки будут искать более легкую добычу или жить за счет падали и т. е. станут потенциальными «потребителями» домашних животных.

Практически на всех ООПТ федерального значения (заповедники, нацпарки, заказники) запрещена любая охота, даже селекционная. Волка там никто не истребляет. В идеале это здоровые эталонные экосистемы, со всеми элементами трофических цепей, завершающимися хищниками наверху. Экосистема функционирует, стабилизируется, «варится в собственном соку», без всякого вмешательства охотника-контролера. Именно экосистема – яркий пример саморегулирующей сбалансированной системы, каждый элемент которой находится на своем месте, и несет помимо собственных свойств, еще атрибутивные свойства системы. И волк тоже. Присутствие волков, говорит о необходимом уровне биоразнообразия и индексирует “здоровье” экосистемы на определенной территории.

При этом в местах, где ООПТ граничат с человеческим жилищем, безусловно, бывают случаи выхода молодых диких волков к людям и тогда могут происходить нападения волка на скот и домашних животных. С этим бороться нужно и важно. Однако, не отстреливая волков в лесной зоне, а иными способами.

Организация работы:

1) Те, кто держит скот, должны его охранять сами. Сегодня скот – это собственность человека, которая потребляет траву, которая выросла в том числе и для диких копытных, которых едят волки. Если производители хотят, чтобы их скот потреблял общую для всех траву, а деньги с убитых животных получает производитель, то задача его сохранности лежит на его плечах. Довольно примитивное правило. Скот под вниманием пастуха и собаки волки трогают на порядок реже, чем скот на вольном выпасе (тогда логично, что для диких копытных это конкурент в плане поедания травы, и потенциальная пища для диких хищных). На овце для волка нет подписи твоя она или нет. Обвинять его не за что, если производитель не соблюдает элементарных правил безопасности на своем производстве.

2) Скот должен ночевать в загоне/укрытии и т.п. Чем больше образ жизни скота приближается к образу жизни диких копытных, тем больше вероятность, что и хищники будут его воспринимать соответствующе.

Волк это санитар леса. Сельскохозяйственные животные ведут себя неадекватно с точки зрения волка и именно поэтому он убивает больше, чем может съесть. Нормальные копытные бросаются врассыпную, когда хищник бросается на стадо, тем самым сбивая с толку хищника. Этот поведенческий механизм вырабатывался миллионы лет, он также отмечается в стаях рыб, птичьих стаях и пр. Только человек вывел себе (путем искусственного отбора) удобных для себя овец. Которые не разбегаются врассыпную, а скучиваются. Тогда их удобно пасти. Таким образом сегодня один пастух может контролировать стадо из огромного количества животных, например 300-500 овец. Но волк – это санитар природы. У него, как раз в “генетической прошивке” есть опция – убивать больных, убивать неадекватных животных, т.к. именно больные животные (дикие) ведут себя неправильно (неадекватно). Копытные в природе не разбегаются, если они глухие, или слепые, или слабые, или что-то у них болит, либо они просто не обладают заторможенными реакциями, а значит они разносят болезни, т.е. они должны быть уничтожены. Именно так “мыслит” волк.

3) Неофобия. Изобретаем велосипед. Человек и волк одинаковые во многом. Но в ходе исторического противостояния человека и волка человек по мере своего интеллектуального развития изобретал всё более изощрённые способы уничтожения волков. И у волка выработался эволюционный механизм выживания. Неофобия – страх новизны. Боязнь новых объектов. Зверь с недоверием относится к любому не природному объекту внезапно возникшему в его пространстве. Любой новый объект – вызывает очень сильный стресс у волка. Именно поэтому успешна охота на волков с флажками. Их очень пугают флажки. Они не могут переступить верёвку и бегут на выстрел по коридору из флажков. Волки долго изучают новые объекты и привыкают к ним, но на это уходит время 7-10 дней минимум. Соответственно есть простой и гуманный механизм защиты скота – на ограждение отары или стада, или самих овцах и коровах надо размещать объекты новые и необычные для волка. Любые. Кусочки фольги, воздушные шарики, сапоги, кувшины, ведра, куртки, иные “чучела”… что-то, что играет на ветру. Предметы и их расположение можно менять раз в неделю. Да это странный спорт, но он эффективен и легко работает в частных хозяйствах, не говоря уже про корпорации у которых точно есть ресурсы на разработку и использование такого простого подхода.

4) Категорически нельзя убивать волков в лесу и тех животных, кто не причастен к нападениям. Это разрушает уникальную и хрупкую социальную структуру стай. В каждой стае животные не просто так. Каждый зверь имеет свою социальную специализацию, свою социальную роль. При изымании одного-двух животных рассыпается стая. Все эти звери по-отдельности перестают быть способны добыть лося и выходят в посёлки. Нельзя убивать волков в лесу! Если никакие способы не помогают и речь заходит о элиминации волка через убийство, то это касается только молодых переярков, и именно тех, кто выходит к селам, кто пробует промышлять в поселках. Это разные звери – те, кто живет в лесу, и те, кто выходит в села.

4) Нельзя убивать старых и матёрых. Мудрых и опытных. Владеющих навыками обучения молодых приемам охоты на диких копытных. Можно стрелять резиновыми пулями и отпугивать “молодых дураков”, которые вышли в поселок и убили овцу или собаку. Сегодня убивают не тех, кто совершил преступление (часто это вовсе проходные, не территориальные звери), а тех, кто попадется под руку вообще в другом месте (часто это оседлые).

5) Запрет самовыгула и содержания домашних животных на цепи в местах обитания крупных хищников. Это безответственное отношение к своим домашним питомцам и очевидное приманивание хищников к жилищу людей. Государством должны быть усилены санкции за подобное содержание домашних животных, т.к. оно создает опасность и для людей и для животных.

6) Отлов безнадзорных животных без выпуска обратно в местах обитания крупных хищников.

7) Налаженная работа с органическими и биоотходами в местах проживания людей в непосредственной близости с крупными хищниками. Такой подход резко сократит привлечение и заход молодняка среди всех хищников на территорию людей.

8) Системные биотехнические мероприятия по поддержанию необходимой численности копытных в естественных условиях и в том числе кормовой базы хищников, необходимы чтобы сокращать выходы хищников из их привычных мест обитания. Биотехнические мероприятия тесно связаны с мероприятиями по лесовосстановлению на нарушенных участках, после вырубок, а также с результатами учетов численности диких животных. На данный момент проверrb охотхозяйств на факт проведения биотехнических мероприятий  практически не ведутся, что приводит к отсутствию проведения ‘биотехии’ среди большинства охотпользователей.

 

Таким образом, уничтожая волков, охотники сами невольно увеличивают их численность, увеличивая и вред от них, с которым сталкиваются другие люди (люди, занимающиеся сельским хозяйством). Таким образом люди нанося вред самим себе по сути воюют с “ветряными мельницами”, к сожалению мельницы в данном случае живые и ни в чем не виноваты.

 

Выводы:

1) Важно помнить, что убитый хищник не расскажет своему потомству о страхе перед человеком, а получивший резиновую пулю и сопряженные с этим эмоции обязательно ‘передаст’ их своим детям.

2) За миллионы лет своего существования волк не уничтожил все живое, а сейчас он уничтожает лишь скот, за которым не следят, и тех домашних животных, за которыми также не следят.

3) Грамотная работа по стабилизации дикой популяции кормовой базы хищников, ограничению контакта хищников и людей, использованию гуманных способов, обращению с отходами, а также взаимодействию с местным населением и охотниками в конечном итоге поможет изменить отношение к волку, а волку поможет и дальше сохранять экосистемы.

Мне очень хочется верить, что наше государство способно перестать откупаться и поддаваться на спекуляции охотников и производителей мясомолочной продукции и займется долгосрочным вложением в сохранение природы, животных, а не будет позволять спекулянтам продолжать бесконечно плодить проблему.

21.12.2021   Рубрики: Новости, Охрана волков