Заповедников становится больше, а заповедности меньше (1990–2000)

В.Борейко

 

Обретение Украиной независимости и гибель тоталитарного режима создали широкие возможности для развития украинских заповедников. Слабосильная Госкомприрода УССР была в 1991 г. реорганизована в полноценное Министерство охраны окружающей среды Украины, в составе которого была издана специализированная структура — Главное управление национальных природных парков и заповедного дела со штатом в 57 человек.

Возглавил его Н.Ф. Стеценко, работавший до этого в отделе заповедных территорий Госкомприроды УССР и уже имевший большой опыт. Поддерживали развитие заповедного дела и первые министры — Ю.П. Щербак, И.А. Заяц, В.Я. Шевчук.

В 1991 г. Минприродой Украины для заповедников был разработан украинский вариант Летописи природы.

С начала 1990-х годов в Украине начинает создаваться новая законодательная база заповедного дела. В июле 1991 г. был принят базовый закон» Об охране окружающей природной среды», в котором имелся раздел, посвященный природным заповедникам и другим объектам природно-заповедного фонда (102). Параллельно велась работа над проектом Закона «О природно-заповедном фонде Украины». За его основу был взят проект союзного закона об охраняемых природных территориях (который так и не был принят). Работу над проектом закона вели работники Госкомприроды Украины Н.Ф. Стеценко, В.П. Давыдок, В.И. Олещенко, а также ботаник, д.б.н. Т.Л. Андриенко. В июле 1992 г., раньше, чем в других бывших союзных республиках, в Украине был принят Закон «О природно-заповедном фонде Украины» создавший правовую базу для создания и функционирования заповедников и других охраняемых природных территорий. К сожалению, в ст. 16 Закона, регламентирующий охраняемый режим в природных заповедниках, как и в Положении государственных заповедниках УССР 1962 г. и Положении о заповедниках СССР 1981 г., была повторена серьезная оплошность. Закон разрешал, в целях восстановления природных комплексов, проводить различные регуляционные мероприятия. Кроме этого, в отличии от двух предыдущих Положений, Закон не запрещал сенокошение, распашку целины, сбор птичьего пуха, повреждение деревьев, кустов, заготовку древесины, все формы отдыха населения, сбор грибов, ягод, хвои, плодов, орехов, листьев, катание на велосипедах, мопедах, лошадях, лыжах, санках, устройство пасек, сбор валежника, пролет дельтапланов, устройство свалок, нанесение надписей, повреждение оборудования заповедников (14, 15, 94).

То есть, в сравнении с нормативными актами 1962 и 1981 г., созданных при тоталитарном режиме и в условиях антиэкологической идеологии «покорения природы», нормативный акт, утвержденный в демократической, независимой стране, при отсутствии коммунистической идеологии, в отношении заповедности в заповедниках оказался значительно слабее. Мы уже не вспоминаем Положение о заповедниках Наркомпроса РСФСР 1929 г., или Положение о заповедниках Наркомзема УССР 1930 г., которые регламентировали в заповедниках еще более строгий, почти абсолютно заповедный режим.

Как могло случиться так, что когда рухнули все основы идеологической цензуры, и можно было бы, не оглядываясь на Москву, закрепить украинским законом в заповедниках изучение экосистем в условиях их полной неприкосновенности, вернувшись таким образом к классической формуле заповедников, этого не произошло? Почему не восторжествовала идея защиты свободы дикой природы, защита ее права на существование, высказанная Г.А. Кожевниковым еще в 1908 г.? Почему благо смешалось со злом? Почему заповедников становилось больше, а заповедности — меньше?

По видимому, объяснять это можно тремя основными причинами. Во-первых, в 1970-х -1980-х годах в Украине сформировалась значительная группа деятелей заповедного дела, которые уже не рассматривали заповедники как территориальную форму охраны природы со строгим режимом охраны. Одни всерьез считали, что при помощи регуляционных мер человек не только может и имеет право «руководить» природным процессом в дикой природе, но и что такие меры будут приносить реальный эффект (58, 59, 61, 63, 65).

Директор Карпатского заповедника Ф.Д. Гамор писал: «… в Украине на смену парадигмы «абсолютной заповедности» постепенно приходит парадигма «регулированной заповедности». В первой преобладают принципы пассивной охраны, то-есть полного невмешательства в ход природных процессов. Вторая же предусматривает соединение пассивных и активных методов охраны экосистем. Эти подходы честно сформулировали в Законе о природно-заповедном фонде Украины» (59).Во-вторых, многие экологи поддерживали идею ослабления заповедного режима в заповедниках с чисто коммерческих соображений. С 1991 г. коммунистическая идеология в Украине заменилась идеологией рыночной. Деньги становились главной ценностью и зарабатывать их стало считаться возможным на всем и везде, в том числе и на торговле природными ресурсами заповедников.

А для этого следовало значительно ослабить заповедный режим в природных заповедниках, что и было с успехом сделано благодаря принятию закона о природно-заповедном фонде в 1992 г.

В третьих, с развалом СССР, в Украине, как и в других бывших советских республиках, начался экономический кризис, что негативно отразилось на государственном финансировании природных заповедниках. Заповедники были вынуждены частично зарабатывать на свое содержание сами. Однако постепенно и незаметно эта вынужденная необходимость стала превращаться в привычку.

В октябре 1990 г. в Новгороде прошла последняя Всесоюзная конференция по заповедникам. Ее организаторы, маститые заповедные деятели, прошедшие сквозь горнило погромов заповедников 1951 и 1961 годов, сразу почувствовали очередную беду для заповедников, о чем смело и честно заявили в резолюции этой конференции (в виду особой важности документа публикуем его полностью).

«Мы, люди, посвятившие жизнь изучению и охране природы, считаем своим профессиональным долгом предупредить Вас: заповедное дело и судьба заповедников страны в опасности!

Родившись в период страшной послереволюционной разрухи, пережив лишения Великой Отечественной войны, выдержав все превратности судьбы в период господства административно-командной системы, дважды потерпев огромный ущерб во времена правления Сталина и Хрущева, но все же сохранившись, заповедники Советского Союза могут сегодня оказаться жертвами политических катаклизмов и экономических реформ. Это чрезвычайно серьезно! На пороге глобального и нашего общегосударственного экологического кризиса естественная природа может лишиться своих последних убежищ, а общество — потерять важнейший каркасный блок и организационную основу системы охраны природы.

Роль заповедников и других особо охраняемых природных территорий в сохранении биологического разнообразия, поддержании природного равновесия и экологической устойчивости планеты, в сохранении биосферы в целом огромна и принципиально незаменима. В экономическом отношении результаты их существования и деятельности оцениваются десятками миллиардов рублей в виде сохраненных и воспроизведенных ресурсов и бесценной научной информации. В заповедниках сберегаются уникальные, особо типичные и красивейшие уголки природы. С усилением антропного разрушения среды роль охраняемых природных территорий растет не по дням, а по часам. Это осознано всем мировым сообществом, и заповедники Советского Союза рассматриваются как важная составная часть мировой системы охраняемых территорий.

Следует сказать откровенно: наше государство никогда не баловало заповедники своим вниманием. Они жили в бедности и скудности, и обстановке постоянных лишений, существовали главным образом за счет энтузиазма увлеченных, бескорыстных и преданных идеям заповедного дела людей. Не раз ретивые чиновники вынуждали заповедники заниматься совершенно не свойственной им хозяйственной деятельностью, чтобы они, так сказать, оправдывали свое существование в глазах некомпетентных руководителей партийных и советских органов. Мы мирились со многим, пока верили, что у заповедников есть перспективы развития, надежное будущее. В последнее десятилетие основания для некоторого оптимизма действительно были: число заповедников постепенно увеличивалось, финансирование их деятельности возрастало, материально-техническое обеспечение улучшалось.

Надежды эти были перечеркнуты тем, что в законотворческой деятельности перестроечного периода совершенно не учитываются специфические особенности заповедного дела.

С передачей местным Советам всех прав на землю и ее ресурсы возникла недопустимая тенденция со стороны местных органов власти перекройки границ заповедников, каждый из которых имеет как минимум республиканское, общесоюзное или международное значение, к пересмотру их статуса, подчиненности и функций. Вокруг заповедной системы зашевелились предприимчивые люди; делаются попытки включения заповедников во всякого рода коммерческие ассоциации, предприятия, консорциумы и т. п. Реальна угроза коммерциализации заповедников, растаскивания и распродажи их бесценных богатств, составляющих общенародное достояние. Отчетливо заметно намерение государства свалить с себя бремя финансирования заповедников, уменьшить его размеры.

Под сомнением возможность реализации перспективной программы развития сети особо охраняемых природных территорий на период до 2000 года, разрабатываемой в соответствии с постановлением Верховного Совета СССР «О неотложных мерах экологического оздоровления страны». Землевладельцы и землепользователи все чаще противятся организации новых заповедников, природных парков, заказников, памятников природы, требуют за отвод земель для этих целей огромные суммы.

Предпринимаемые попытки объявить заповедными и приравнять по статусу и существу к государственным заповедникам территории, пострадавшие от радиации или разрушенные варварской бесхозяйственной деятельностью, грубо искажают представления о ситуации с территориальной охраной природы, могут создать лишь иллюзию благополучия развития нашей заповедной системы.

Мы убеждены, что в это трудное время государство не имеет права бросать свои заповедники на произвол судьбы, обрекать их на беспомощное барахтанье в неизведанном мире рыночной экономики, отдавать их волю стихии межнациональных распрей. Слишком глубокие раны нанесла административно-командная система с ее государственной плановой экономикой природе и природным ресурсам страны, слишком велик наш нравственный долг перед природой и нашими потомками. Природа не знает национальных и административных границ. Она вне политики. Долг государства и составляющих его республик — сохранить заповедную систему как единое целое на шестой части суши земного шара.

Необходимо предотвратить начавшуюся деформацию заповедной системы, срочно пересмотреть законодательство, регламентирующее создание и функционирование заповедников, оптимизировать систему финансирования заповедного дела и управления им.

Участники Всесоюзной конференции обращаются к Президенту СССР с настоятельной просьбой срочно издать Президентский указ, приостанавливающий на всей территории страны все действия по закрытию, сокращению территории и передаче в местные органы власти государственных заповедников, природных национальных парков и иных особо охраняемых природных территорий.

Участники Конференции просят Верховный Совет СССР и Верховные Советы суверенных союзных республик:

1. Предусмотреть в законодательстве, регулирующем проблемы землепользования и собственности, создание республиканских земельных фондов особо охраняемых территорий, выводимых из ведения местных Советов народных депутатов в ведение Верховных Советов республик с правами передачи части этих объектов в ведение и управление Союза на основании Союзного договора.

2. Сохранить за местными Советами право на организацию и владение охраняемыми природными территориями местного значения (заказники, памятники природы, лесные заповедные участки-резерваты, парки, создаваемые по инициативе этих Советов). Одновременно повысить ответственность местных органов власти за сохранение природных объектов международного, союзного и республиканского значения, находящихся на их территории.

3. Предусмотреть безвозмездную передачу из государственного земельного запаса земель лесного и сельскохозяйственного назначения вновь организуемым особо охраняемым природным территориям. Освободить заповедники, их участки и филиалы, расположенные в угодьях лесохозяйственных, сельскохозяйственных, водных и других организаций от уплаты земельного налога.

4. Запретить любую коммерческую деятельность, связанную с использованием природных ресурсов государственных заповедников, исключить природно-заповедный фонд из сферы рыночных отношений.

5. Сохранить и увеличить централизованное бюджетное финансирование основной деятельности государственных заповедников и выполняемых в них научных исследований в области территориальной охраны природы.

6. Исключить зоны экологических катастроф и радиационные пустыни из перечня заповедных территорий как противоречащие пониманию заповедников в качестве эталонов естественной природы. Такие зоны могут рассматриваться только как экспериментальные экологические полигоны.

Вce мы отдаем себе отчет в том, какие трудности испытывает сегодня наша экономика, сколь глубок кризис нашей социальной системы и как сложны пути выхода из него. Но при любых обстоятельствах нельзя более исправлять собственные ошибки за счет природы. Ее возможности не беспредельны, она изнемогает под нашим давлением, и живое население — биота — теряет способность к восстановлению. Сейчас ни одно государство не может отнести себя к числу цивилизованных стран, если ради удовлетворения сегодняшних нужд допускает разрушение собственных природных богатств, пренебрегая общечеловеческими интересами и судьбой будущих поколений.

Заповедники и заповедная система в целом — достояние, которое, мы обязаны сохранить, умножить и передать потомкам. В этом мы видим смысл своей жизни.

8–10 октября 1990 г. в Новгороде состоялась Всесоюзная конференция «Заповедники СССР: их настоящее и будущее», организованная Комиссией АН СССР по координации научных исследований в заповедниках, Госкомприродой СССР и Новгородским государственным педагогическим институтом. В работе конференции участвовали ученые Академий наук СССР и союзных республик, работники вузов, сотрудники системы Госкомприроды, и заповедников.

Помимо обширной резолюции, освещающей современное состояние и перспективы развития заповедного дела в стране, участники единодушно приняли публикуемое выше обращение. Его подписали акад. А. В. Жирмунский, чл.-кор. АН СССР И. С. Даревский, чл.-кор. АН СССР В. Н. Тихомиров, акад. ВАСХНИЛ Е. Б. Сыроечковский, доктор биол. наук В.В. Дежкин, доктор биол.наук Ю. Г. Пузаченко, доктор биол. наук К. П. Филонов, Ученый секретарь Комиссии АН СССР, канд. биол. наук Т. М. Корнеева и другие — всего более 300 подписей, в том числе 15 докторов и 138 кандидатов наук» (20).

К сожалению, их предостережения не были услышаны. В Украине, как и в соседних странах, имеющих заповедники — России и Беларуси, уже появились и оседали в заповедниках так называемые «рыночные экологи», которые всерьез заявят о себе уже совсем скоро, в 2000-х годах. Именно они приведут украинские заповедники на порог нового кризиса, за которым может повториться катастрофа 1951 года.

Еще одной неудачей Закона «О природно-заповедном фонде Украины» было подведение юридического статуса под украинский вариант биосферных резерватов, названных в Украине биосферными заповедниками. По сути под украинские природные заповедники была заложена «мина замедленного действия». Она заключалась в том, что в Украине биосферные заповедники имеют зонирование, то-есть разделение на заповедную зону, буферную зону, зону антропогенных ландшафтов и зону регулированного заповедного режима. И это зонирование, под нажимом хозяйственного лобби, может быть в любой момент изменено. Так, например, в начале 2000-х годов случилось с Дунайским биосферным заповедником, когда ради строительства судоходного канала в гирле Быстрое, входившего в заповедную зону, гирло Быстрое потеряло свой заповедный статус (10). По сути украинские биосферные заповедники являются обыкновенной копией украинских национальных природных парков.

Иной вариант создания биосферных заповедников был предложен в России. Согласно российского Закона «Об особо охраняемых природных территориях», статус биосферного заповедника имеет природный заповедник, который входит в международную систему биосферных резерватов. Никакого зонирования самих территорий российских биосферных заповедников закон не предусматривает. Вместе с тем к территориям российскихбиосферных заповедников могут быть присоединены территории биосферных полигонов, в том числе с дифференцированным режимом особой охраны и функционирования (95).

Второй недостаток украинского варианта биосферных заповедников состоял в том, что важной, чуть ли не основной задачей дирекции биосферного заповедника, в отличии от заповедника природного, фактически стало проведение хозяйственных работ с целью получения прибыли. Например, в Дунайском биосферном заповеднике очень много внимания уделяется заготовке тростника и промысловому лову рыбы, в биосферном заповеднике «Аскания-Нова» — выращиванию и продаже экзотических и охотничьих животных олигархам, в Карпатском биосферном заповеднике — заготовке и реализации древесины (10). Все это вносит нездоровый коммерческий душок в заповедное дело, расшатывает систему украинских заповедников, приносит в идеологию заповедников элементы рыночной экономики, чуждые этике заповедного дела.

В результате желание заработать на продаже природных ресурсов заповедников стало заражать и некоторых директоров природных заповедников.

Став самостоятельным государством, Украина получила возможность организовывать собственные заповедники без согласования с какими-либо иными инстанциями. В результате первое десятилетие украинской независимости (1990-1991) ознаменовалось 7 новыми заповедниками и 1 заповедником, который вновь получил данный статус. Итого — 8 заповедников за 10 лет! Такой массовой организации заповедников украинская история еще не знала! 15 сентября 1990 г. в Днепропетровской области на площади 3766 га был создан Днепровско-Орельский заповедник, а также в Тернопольской области (после 10 лет борьбы) 8 февраля 1990 г. создан на площади 10455 га заповедник Медоборы (62).

29 июня 1991 г. Киевскому эколого-культурному центру, благодаря поддержке первого и последнего министра экологии СССР Н.Н. Воронцова, удалось добиться реорганизации Крымского заповедно-охотничьего хозяйства обратно в заповедник (З-А). В 1995 г. огромной победой закончилась пятилетняя кампания Дружины охраны природы «Ленинский дозор» и Киевского эколого-культурного центра по воссозданию заповедника Аскания-Нова (который лишился своего статуса еще в 1933 г.).

24 мая 1995 г. решением Украинской аграрной академии заповедник Аскания-Нова отделялся от Института животноводства «Аскания-Нова» и получил самостоятельный статус. С 1997 г. финансирование заповедника стало осуществляться независимо, а не через Институт животноводства, как раньше (7).

Заметим, что в этой истории опять были продемонстрированы двойные стандарты. Аскания-Нова (еще не будучи полноценным, самостоятельным заповедником) получила статус биосферного заповедника еще 26 ноября 1993 г. , а самостоятельным юридическим заповедником стала лишь два года спустя.

17 июля 1996 г. в Николаевской области на площади 1675, 7 га был создан заповедник Еланецкая степь, а также в Ивано-Франковской области на площади 5344 га заповедник Горганы (12 сентября 1996 г.) (62).

12 мая 1998 г. были созданы новые заповедники Казантипский на площади 450 га и Опукский на площади 1592,3 га в Крыму (62).

11 апреля 1997 г. был расширен Карпатский биосферный заповедник, 12 мая 1998 г. расширен Черноморский биосферный заповедник, а 10 августа 1998 г. был создан на базе природного биосферный Дунайский заповедник, причем его заповедная зона увеличилась и стала составлять 22 тыс. 662 га ( 62, 105).

3 апреля 1999 г. в Ривненской области был создан один из самых крупных украинских заповедников — Ривненский на площади 47046,8 га (62).

Конец 1990-х ознаменовался открытием в Украине специализированных журналов по заповедному делу. С 1995 г. Каневский заповедник стал выпускать журнал «Заповідна справа в Україні», заповедник Аскания-Нова с 1998 г. приступил к изданию «Вісті біосферного заповідника Асканія-Нова», Киевский эколого-культурный центр с 1999 г. стал выпускать «Гуманитарный экологический журнал», публиковавший много статей о заповедном деле и, в частности, об идее абсолютной заповедности и концепции заповедности.

Значительную роль в организации природных заповедников в этот период играли ученые В.И. Комендар, С.М. Стойко, В.С. Ткаченко, Т.Л. Андриенко, К.Л. Клестов, А.П. Федоренко, работники Минприроды Украины Н.Ф. Стеценко, В.П. Давыдок, Н.П. Чайковский.

Начало 1990-х годов было в Украине временем всеобщей эйфории и радужных надежд. К сожалению, оно опять быстро сменилось застоем и массовым дерибаном заповедных территорий.

 

Более  подробно об истории концепции заповедности и развитии заповедного дела  – в новой книге Владимир Борейко   “Последние островки свободы. История украинских заповедников и заповедности ( пассивной охраны природы) ( 10 век-2015 г.)” , 2015, К., КЭКЦ,  240 стр.

http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2015/07/int_ostrovki_svob_2015.pdf

Пресс-служба КЭКЦ

21.12.2016   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости