Волк и рысь не являются причиной падения численности копытных»

Волк и рысь не являются причиной падения численности копытных»

— Несколько лет назад ученые нашего института проводили исследование экологии волка и рыси европейской в польской части Беловежской пущи. Нам было важно понять, как хищники и копытные вместе живут, как они влияют друг на друга и как все это отражается на структуре леса. Результаты тех изысканий остаются актуальными и сейчас и могут оказаться полезными для белорусских коллег.

Волк

В 1996-1997 годах с помощью методов радиослежения и телеметрии в польской части Беловежской пущи мы обнаружили 3 ареала обитания волков. В каждой из стай было от 6 до 8 животных, и каждая контролировала территорию примерно в 250-300 км2. При этом данные участки были изолированы друг от друга и имели собственные центры.

По телеметрии мы вычислили, что стаи делятся. Так, по прошествии некоторого времени одна из них, дислоцировавшаяся на юге Беловежской пущи, разбилась на две.

Популяция волков растет (сейчас она оценивается в 20-25 особей), но ее структура остается прежней, так как молодые особи уходят за пределы ареала стаи на запад Польши и даже в Германию.

Мы отследили суточную активность волков и их перемещения. Оказалось, что в среднем один хищник проходит 22,8 км в сутки. Минимальный путь, установленный нами, — 0,4 км, а максимальный — 64 км. Причем этот волк двигался зигзагами.

Мы проанализировали также, как динамика перемещений животных изменяется в зависимости от времени года. Так, в мае-июне волки ходят по маленькой площади, потому что в эту пору года у них наступает период размножения, самки беременные. В январе-феврале перемещения очень большие, потому что это время гона, и волки уходят на большие расстояния.

Каждый охотник знает, что летом волки наиболее активны утром и вечером, а зимой пик их активности приходится на ночные часы. Данные телеметрии это подтвердили.

Очень важно, что благодаря телеметрии мы установили, как волки влияют на копытных, кого они поедают, в каком количестве и состоянии. Каждый день мы проверяли, что хищники делали в том месте, где мы их находили, сколько у них было жертв и как далеко эти жертвы располагались друг от друга.

В те годы в польской части Беловежской пущи среди копытных больше всего было кабанов, чуть меньше оленей, еще меньше косуль и совсем немного зубров и лосей.

В ходе наших исследований выяснилось, что волки больше всего поедают именно оленей. Для них это самый важный вид жертвы, на которого приходится более 60% рациона. На втором месте стоят кабаны, они составляют примерно 30% жертв волка.

Мы изучили также состояние, пол и возраст жертв серых хищников. Оказалось, что чаще всего волк питается молодыми оленями. То есть при охоте на оленей зверь в первую очередь выбирает молодняк популяции. Меньше всего от лап хищника гибнут взрослые самцы.

Что касается охоты на косулей, то в основном его жертвами становятся взрослые самки.

Мы попытались измерить вес жертв. Так вот, чаще всего волки убивают молодых оленей весом от 50 кг. Но мы фиксировали и факты охоты на оленух весом в 200 кг.

А среди кабанов волки предпочитают поросят массой тела до 25 кг.

Нам было интересно узнать, выбирают ли волки среди оленей наиболее слабых особей или нет. Мы исследовали физическое состояние оленей по составу жира в костях. То есть чем больше жира — тем в лучшем состоянии животное. Обнаружилось, что только у молодых оленей есть зависимость их жировой прослойки от поры года. Например, во время зимы — с октября по март — их физическое состояние ухудшается. Именно в этот период наиболее ослабленные особи молодняка становятся жертвами волков. У взрослых же оленей такой зависимости не было. И этому есть объяснение: в зимний период у молодых особей меньше опыта, они ослаблены. Взрослые же, напротив, уже опытные и поэтому могут пережить зиму.

Нами было установлено также, что одна волчья стая (в количестве 4-5 особей) убивает в среднем одно копытное каждые 2 дня. Жертвой могут быть или олень, или кабан.

Всего же среднестатистически один волк добывает 42 копытных в год. В их числе 27 оленей, 12 кабанов, 2 косули. Средний ежедневный рацион хищника составляет 5,6 кг мяса, включая падаль.

Еще мы заметили, что статистически число добытых оленей зимой сильно зависит от снежного покрова. Чем больше снега, тем большее количество жертв убивают волки.

Проверили мы также и то, как число серых хищников влияет на количество добытых оленей. То есть на самом ли деле больше волков убивают больше оленей? И, да, мы установили такую зависимость, однако она оказалась очень слабой. Так, 6 волков добывают немного больше оленей, чем 2 волка. Таким образом, можно сказать, что 2 хищника убивают практически такое же количество оленей, что и большая волчья стая.

Нами подсчитано, что ежегодно вся популяция волков в польской части Беловежской пуще в среднем добывает 77 оленей на каждые 100 км2.

Самый важный вопрос нашего исследования заключался в том, как популяция серых хищников влияет на популяцию копытных. Мы определили, что если бы волков в пуще не было, ежегодный рост численности копытных стал бы выше. Но проблема в том, что волк никогда не тормозит этот рост. То есть, несмотря на наличие хищников, популяция копытных всегда увеличивается, хотя и не такими темпами, как это было бы, не будь в лесу волков.

И это удивительно! Ведь на польской территории Беловежской пущи отстрел волков не проводится с 1998 года. Более того, у нас разрешена охота на копытных. Однако, несмотря на эти факторы, популяция оленей в данной части Польши не уменьшается, как по логике должно было бы быть, а увеличивается! Польские охотники не знают, как такое возможно: они охотятся все больше… и ничего не меняется! И подтверждают, что волк совсем не влияет на численность копытных: она все равно растет.

Более того, у нас сейчас возникла проблема из-за большого количества оленей. В настоящем их численность оценивается в 3600 особей, при том, что вся Беловежская пуща в Польше занимает всего-то 600 км2! Получается, что на 1 км2 сконцентрированы 6 оленей. Кажется, что их много. Но этим числом скорее обеспокоены лесники.

Рысь

Похожие исследования в начале 1990 и 2000-х годов мы провели и по рыси. Мы пометили радиоошейниками 33 лесных кошки, дав некоторым из них клички Иван, Трофим, Базылишек, Диана, Зоя, Соня, Наташа. По телеметрии нам нужно было определить участки их обитания. Оказалось, что ареал одной рыси по размерам почти такой же, как у стаи волков. Взрослый самец контролирует территорию в 248 км2, самка — 133 км2.

Эти территории отделены одна от другой, хотя и перекрываются немного — у самок на 6% и на 30% — у самцов. То есть рыси женского пола не хотят находиться друг подле друга.

Далее мы хотели установить путь лесных кошек: выходят они из леса или нет, а также то, как плотность населения копытных влияет на популяцию рысей. Дело в том, что до начала 1990-х годов в Беловежской пуще было много копытных, в частности, оленей и косулей. Их плотность была настолько высокой, что они начали причинять серьезный вред лесу. Для решения проблемы разрешили их массовый отстрел в середине 1990-х годов. Однако охотники поработали настолько эффективно, что мы по сей день не можем восстановить численность косуль. Сегодня она в 3 раза ниже, чем была в 1990-х годах. Определить, как рысь реагирует на эти условия, и стало одной из задач нашего исследования.

Благодаря методу радиослежения мы обнаружили, что участок ее обитания уменьшается по площади, если плотность косуль высокая, и увеличивается — если низкая. То есть когда коз мало, лесная кошка вынуждена расширять ареал в поисках жертв.

Мы также учитывали суточный проход рыси в разные периоды. Соответственно, когда косуль меньше, зверь начинает передвигаться на большие расстояния, чтобы обеспечить себе успешную охоту. Некоторые из помеченных нами радиоошейниками особей уходили за пределы Беловежской пущи на поля. Иногда они заходили даже на белорусскую часть стародавнего леса. Получалось, что участок обитания одной рыси достигал более 600 км2. Мы думаем, что это результат низкой численности косуль в то время.

Мы выявили также, что у лесных кошек есть разные стратегии охоты, которые зависят от того, где находится территория. Так, например, участок одного самца располагался в лесу, он охотился в основном на оленей и поэтому не покидал пределы пущи. Тогда как другой самец, жертвами которого служили косули, выходил на поля.

Один из поднятых нами вопросов заключался в том, как структура леса влияет на рысь или ей все равно, на какой территории обитать. При помощи телеметрии мы наблюдали, в каких местах рысь охотится и в каких отдыхает. Мы рассмотрели несколько лесных элементов: упавшие стволы деревьев, бревна, кусты — именно они делают структуру леса более разнородной. И нашли взаимосвязь, что в тех местах, где рысь предпочитает охотиться, встречаются по 2-3 вида подобных элементов. Дело в том, что лесная кошка не может бегать на дальние дистанции и для успешного прыжка должна очень близко приблизиться к жертве. А упавшие деревья и кустарники помогают ей спрятаться и затаиться в ожидании добычи.

Мы обратили внимание и на роль в этом лесных полян. Многие из них были образованы в результате рубок на небольших участках площадью менее 1 га. Оказалось, что открытые поляны посреди леса являются важными для рыси. Примерно 50% ее охот приходится именно на такие места. Сопоставив все данные, мы пришли к выводу, что рысь, прочесывая лес, выбирает их преднамеренно, потому что там можно гарантированно встретить копытных и там лучше всего охотиться. То есть можно сказать, что такая структура леса тоже важна для рыси.

Проанализировав, где рысь предпочитает отдыхать, мы обнаружили, что она выбирает преимущественно места с очень низкой видимостью, примерно 5%. Это прежде всего молодые леса, до 20 лет. Выходит, что управление лесным хозяйством также играет важную роль для рыси.

В своем исследовании мы затронули еще и такой аспект, как взаимоотношения волка и рыси. Выяснилось, что их территории пересекаются и центр ареала один. И при этом хищники не избегают друг друга. Они живут нейтрально. Все это было подтверждено нами в результате наблюдений и показаний телеметрии. Однако стоит заметить, что данные изыскания проводились, когда плотность населения оленей и косуль была очень высокой. Мы считаем, что в тех условиях их соседство было возможным. Но если бы такие исследования осуществлялись теперь, не исключено, что результаты получились бы другими, потому что рысь и волк питаются почти одним и тем же, с той лишь разницей, что серый хищник упор делает на оленей, а кошка — на косулей. Вообще около 90% рациона рыси — это копытные. В их числе и олени — до 20%, а также зайцы, куницы, енотовидные собаки. Теоретически жертвой рыси может быть и глухарь, однако в нашем лесу нет ни одного петуха. Единственный раз мы установили факт охоты кошки на бобра.

Прояснился и вопрос с поеданием рысью падали: она очень редко употребляет ее в пищу, предпочитая свежее мясо. Обычно на новую охоту кошка отправляется каждые 5-7 дней. Кстати, я обнаружил только один случай, когда волки поедали жертву рыси. Но здесь трудно что-либо утверждать, так как падаль вполне могут подбирать и кабаны, особенно зимой, когда меньше корма.

Пробовали мы установить зависимость между количеством косуль и рысей. Когда в 1990-е годы охотники выбили практически всех коз, их популяция не восстановилась потому, что в лесу много хищников или потому, что есть другая причина? Лесники говорят, что в 1990-е годы структура леса отличалась от нынешней: были большие площади вырубок, соответственно, было много света и много подроста. А косуля как раз любит такие места. Но теперь лес подрос, и, может быть, поэтому она не входит в него, так как нет подходящей для нее пищи? Пока у нас нет ответов на эти вопросы.

В ходе нашего исследования мы выяснили генетические особенности беловежских рысей: по генетике они совсем другие, чем кошки вокруг. Вдобавок, у нас нет генетического обмена с животными из Латвии, Эстонии, хотя и есть некоторые данные с белорусской части местообитания вида. То есть на польской территории существует изолированная популяция европейской рыси. И так же, как в Норвегии, где в начале 1900 годов перебили почти всех лесных кошек, и сейчас там маленькое генетическое разнообразие из-за того, что звери проходят через так называемое бутылочное горлышко, в Беловежской пуще генетическое разнообразие популяции рыси еще меньше. Не исключено, что она оказалось изолированной из-за того, что нет экологических коридоров с другими лесными массивами, нет связей.

Выяснили мы также, что рысь реже остальных хищников страдает такими заболеваниями, как чесотка и бешенство. Эти болезни характерны больше для социальных видов, где много особей держатся вместе, как, например, барсуки и енотовидные собаки, заражение которых чаще всего происходит в норах. Мы же нашли только одну рысь с чесоткой.

У волка это заболевание встречается чаще, чем у рыси, потому что он использует нору весной для выведения потомства. Но все равно не так часто, как у енотовидной собаки.

Пролили мы свет и на выведение рысью потомства. Так, максимальное количество обнаруженных нами котят в выводке было 3. Все они по-разному выживали. Например, на протяжении 3 лет мы следили за одной самкой с передатчиком. Каждый год она исправно выводила потомство. В выводке — по двое котят. Но все они не выживали и до зимы. С помощью фотоловушек мы попытались выяснить причину их смерти. Это было интересно, потому что самка считалась хорошей охотницей, добывала много жертв, то есть была в состоянии прокормить потомство. Однажды мы обнаружили ее жертву и в 20-30 м от нее мертвого котенка, а совсем недалеко — живого. И он нормально ходил, ел. А когда спустя 2 месяца мы попробовали установить, где рысенок, мы его нигде не нашли.

В целом же мама-рысь выкармливает котят на протяжении 10 месяцев, с мая по апрель, прежде чем они станут самостоятельными охотниками.

В дальнейшем мы продолжили изучение этой темы, и в апреле-мае 2014 года в южной части Беловежской пущи установили 20 фотокамер. Нам казалось, что на польской территории рыси меньше, чем волка. Так и вышло по результатам мониторинга. Каждая из фотоловушек регулярно регистрировала присутствие волков, а также других животных: оленей, лисиц, куниц и не так часто — рысей. В последние годы мы не могли точно подсчитать количество наших лесных кошек, но я думаю, что сегодня в пуще их примерно 10-15 особей.

Я считаю, что такие научные работы нужно проводить на всей территории Беловежской пущи, включая белорусскую часть. Мониторинг рыси и волка, начатый нами, мог бы стать темой совместных исследований поляков и белорусов. И тогда мы смогли бы лучше понимать о взаимосвязях хищников и копытных и их влиянии на старейший в Европе лесной массив.

Записала Елена Садовская

Слайды из презентации Кршиштофа Шмидта

Автор: Кршиштоф Шмидт заместитель директора по научной работе Института исследований млекопитающих Польской академии наук в Беловеже

-

04.01.2015   Рубрики: Новости, Охрана волков