влияние заповедного режима на структуру и динамику растительности целинной степи “аскания-нова” | Киевский эколого-культурный центр

влияние заповедного режима на структуру и динамику растительности целинной степи “аскания-нова”

Е.П.Веденьков

50 лет Черноморскому заповеднику. Материалы республиканского семинара-совещания, К., Наукова думка, 1978 г., стр. 28-31.

И.К.Пачоский (1904, E9Q8, 1917) положил начало изучению влияния абсолютно заповедного режима (A3Р) на растительный покров степей на основании своих наблюдений главным образом в “Аскания-Нова”. В настоящее время эtot вопрос приобрел важное теоретиче­ское и природоохранное значение и активно разрабатывается для различных регионов степной зоны УССР (Сарычева, 1962, 1964;

Осычнюк, 1966, 1970, 1973; Осычнюк, Истомина, 1968, 1970, 1973; Осычнюк и др., 1976; Билык и Ткаченко, 1971, 1972, 1976; Веденьков и Водопьянов, 1969; Курдюк, Веденьков, 1975 и др.).
Почти все авторы, изучавшие влияние АЗР на травянистую раститальность (Р), отмечают, что растительный покров (РП) заповедных территорий в момент изъятия из хозяйственного использования представляет собою тот или иной антропогенный сенокосно-пастбищный вариант степей. После заповедания в Р наступает бурный и до­вольно длительный процесс естественной демутации, вызывающей рез­кую активизацию оукцессионных изменений травостоя (Осычнюк и др., ; 1976; Билык и Ткаченко, 1976). Это обусловливает весьма неустой­чивое серийное состояние Р, ибо последняя проходит ряд последо­вательных восстановительных стадий.
В качестве одной из стадий демутации в условиях южноукраинской типчаково-ковыльной отепи (ТКС) известна стадия тырсы (sti­pa capillata L,), иначе стадия затырсовывання-травостоя, в резуль­тате разрастания s. capillata в процессе предшествующей дигрес­сии и последующего отдыха. Дигрессионно-демутационное затырсовывание травостоя целины хорошо известно всем работавшим в “Аскании-Hoвa” ботаникам. И.К.Пачоский (1908, 1917) тоже отмечает по­вышенную фенисекциально-пасторальную устойчивость тырсы по срав­нению о другими видами ковылей. Дигрессионно-демутационное затырсовывание зональной Р отмечается и для других- зональных типов степей Украины (Осычнюк и др., 1976; Билык и Ткаченко., 1976.).
Наши исследования показали, что на абсолютно заповедных уча­стках (АЗУ) целинной степи “Аскания-Нова” в условиях, весьма приближающихся к коренным, ассоциации s. сapillata на плакорной степи приурочены к микродепрессиям с остаточно слабосолонцеватыми, часто слабовыщелоченными темно-каштановыми почвами. Поскольку почвообразовательный процесс в центральной части междуречья Днепр Молочная идет в направлении прогрессирующего остепнения (рассоловцевания) почв (Караоев, 1962; Грянь, 1969), то названные выше эдафотопы в почвенно-генетическом ряду асканийской степи следует относить к эволюционно молодым, прогрессивным. Отсюда выте­кает, что тырсовая формация, в настоящее время характерная для про­грессивных местообитаний, занимающих не более 5-10 % территории АЗУ, не могла быть доминирующей при коренном залегании на плакорной степи в прошлом. Ее преобладание в зональных биотопах АЗУ асканийской целины в начале нашего века было обусловлено только фенисекциально-пасторальными причинами, точно так же, как это имело место в Хомутовской степи и Михайловской целине (Осычнюк и др., 1976; Билык и Ткаченко, 1976). Кстати, такое предположение в свое время было высказано Г.й.Дохман (1968).
Таким образом, Й.К.Пачоский з своей интерпретации влияния АЗР на Р асканийской степи допустил сразу две ошибки. Во-первых, фенисекциально-пасторальный вариант формации Stipa capillata он принял за коренной, зонально-доминирующий; во-вторых, ослабление фитоценотических позиций тырсы, нарушение структуры ее травостоя, сопровождавшееся инвазией сорных элементов (забурьянквакием) и, наконец, постепенный “уход” волосистого ковыля из зонально-плакорных местообитаний АЗУ в процессе демутации расценил как разрушение РП подвлиянием АЗР, а не как его восстановление, приближение к норме, к коренному типично зональному состоянию.
Растительный покров старейшего АЗУ целинной степи “Аокания-Нова” не постигла предсказанная И.К.Пачоским (1917) участь: практически при отсутствии выпаса и сенокошения в течение почти 80 лет (1898 – 1976 гг.) он не превратился “в довольно неопределен­ный растительный комплекс, неустойчивый и по типу своему прибли­жающийся к перелогу или залежи на известной ступени ее зацелиневания». В настоящее время плакорная Р этого участка имеет вполне нормальную для степи зональную плотнодерновиннозлаковую основу. Так, по данным геоботанического картографирования 1967 г. (Веденьков, Водопьянова, 1969) из общей площади АЗУ 520 га типично степ­ной Р было занято 339,0 га (или 65,4$), из них на 177,3 га (34,1%) размещалась шерстистогрудницево-типчаковая и на 162,7 га (31,3$) -ковыльно-типчаковая ассоциации. Переходные лугово-степные груп­пировки склонов покрывали 87,4 га (16,8$), и лишь на 92,6 га (17,8$) были распространены лугово-степные и луговые корневищно-злаковые фитоценозы нижнесклоновых и подовых местообитаний. Ранее доминировавшая тырсовая ассоциация локализовалась в основном по микродепрессиям, водосборным лощинам и нижней части склонов к поду АЗУ.
Перечисленные типично зональные ассоциации плакорной степи на протяжении последних 25-30 лет мало изменили свою структуру и ботанический состав, что свидетельствует о их устойчивом (во вре­мени), приближавшемся к климаксовому состоянии.
Характерный для АЗР процесс мезофитизации РП достаточно чет­ко выражен лишь в пределах депрессионных (склоновых) биотопов. Здесь он идет по эколого-фитоценотической схеме, установленной для разнотравно-типчаково-ковыльных степей (Осычнюк и др., 1976). В плакорных условиях мезофитизация зональной Р наблюдается по микропонижениям рельефа за счет разрастания таких лугово-степных элементов, как Сагех ргаесох , Роа angustifolia L., Zerna riparia (Huds.) Nevaki и др.
Необходимо отметить, что долголетний АЗР целинной степи обу­словил довольно энергичное распространение в зональных условиях зарослей весьма экспансивного корневищнозлакового доминанта -Aneurolepidium ramoaum (Trin.) Nevski, заметно теснящего позиции дерновиннозлаковых ценозообразователей. Этому в немалой степени способствовали степные пожары 1972 и 1974 гг. Только что отмечен­ная трансформация зональной Р асканийской целины, в корневищнозлаковую под влиянием АЗР, в отличие от более северных степей, происходит в пределах одного (степного) типа. В этом заключается одна из зональных особенностей воздействия АЗР на РП настоящих ТКС.
Таким образом, при изучении влияния АЗР на растительность следует достаточно четко (в пределах возможного) разграничивать два связанных во времени процесса: демутацию травостоя, восстанов­ление его (нарушенных человеком) связей с экотопом и процесс даль­нейшего изменения восстановившейся Р под влиянием АЗР. Только вто­рой процесс имеет прямое отношение к рассматриваемой проблеме.
Воздействие АЗР на степную растительность носит вполне выра­женный зональный характер. Для его дальнейшего изучения необходи­ма широкая, хорошо продуманная схема исследований, проводимая в стплану. Только на этой основе можно создать общую теорию влияния АЗР на растительность степей и разработать рекомендации по улучшению охраны ландшафтов степных заповедников с учетом их зональных и провинциальных особенностей.

02.09.2014   Рубрики: Идем в Европу-строим заповедность, Новости