Владимир Борейко: Видовой террор так же отвратителен, как и террор политический

Наш корреспондент Казимир Савицки с беседует с известным украинским защитником дикой природы и специалистом в области экологической этики, директором Киевского эколого-культурного центра, Заслуженным природоохранником Украины Владимиром Борейко.

- Вы являетесь одним из авторов и главных лоббистов первого в СНГ закона о защите животных. У нас в Литве пока такого закона нет. Насколько вы довольны своим детищем?

- Можно сказать, что была моя первая «проба пера». Боясь, что депутаты и власть завалит наше творение, мы не делали его радикальным. Хотя революционное понятие «права животных» в преамбуле к Закону вписали. Но, например, понятие «жестокость к животным» не удалось конкретизировать, а термин «видовой террор» вообще не вошел.

- Что такое «видовой террор»?

- Вся история человечества – это история насилия. Не только против людей, но и против природы. Насилие являлось чуть-ли не главным способом исправления действительности. Распространение новой религии, расширение империи, соблюдение «чистоты» нации – все это часто делалось при помощи войн или террора. Последний может делиться на политический, религиозный, этнический, когда уничтожаются или подавляются «нежелательные», «вредные» классы или группы людей. Однако существует еще один вид террора – видовой, когда гонению или уничтожению подвергаются другие виды живых существ. Причем их не просто уничтожают. В обществе специально создается атмосфера страха, ужаса в отношении к виду животного, попавшего в «черный список», чтобы общество дало моральное «добро» на его уничтожение. Так, компании по борьбе с волками сопровождаются массовой истерией в прессе, прежде всего охотничьей. Охотники просто паразитируют на «гневе народном». Большой специалист в области террора Ленин писал, что «террор – средство убеждения». Видовые террористы – охотники, лесники, хозяева рыборазводческих прудов, как правило, чураются научных аргументов. Их главные аргументы – это страх, и ненависть, которые они обрушивают на обывателя.

- Вы являетесь автором термина «видовой террор», как вы его «изобрели»?

- Мне всегда была отвратительна идея «регулирования» видов живых существ. Лет десять назад я написал первую критическую статью по этой теме – «ГУЛАГ для братьев меньших». Но потом, ознакомившись с идеей защиты прав животных, взглянул на борьбу с «вредными» животными и растениями с этической, философской точки зрения. Ведь то, что люди делают с волками, шакалами, бакланами, серыми воронами, лисицами, сороками и другими «неугодными»животными – есть самый настоящий терроризм, только видовой. Причем, объектами видового террора становятся не только виды, популяции «нежелательных» животных или растений, но и сами люди, которых запугивают их «вредом». В 2008 г. я впервые применил понятие «видовой терроризм» в своей книге «Этика и практика охраны биоразнообразия».

- В каких странах особенно развитии «видовой терроризм»?

- Как правило, эти страны с авторитарным, недемократическим стилем правления. Где закрыта или очень ограничена возможность проведения публичных дискуссий, практически сведено на нет проникновение импортных идей, где сильны традиции, архаика и консерватизм. Таким был Советский Союз, а сейчас современная путинская Россия, Беларусь, республики Средней Азии.

Там грубо нарушаются не только права животных, но и права человека. В них нередко террор против нечеловеческих видов официально санкционируется государством. Государственный террор порождает террор толпы. Тысячи экологически невежественных и агрессивных людей, объединенных в охотничьи общества, при помощи яда, свинца и капканов стараются исправить «ошибки» природы – стереть с лица земли «вредных» животных – волков, серых ворон, соек, лисиц, хищных птиц и сов. Только в 1962 г. охотниками Советского Союза было уничтожено 1 млн. 154 тыс. «вредных» хищных птиц.

Характерный пример современная Беларусь. Лукашенко со товарищи вновь надежно окружили эту маленькую европейскую страну высокой стеной, сквозь которую практически не проникают новые экологические идеи. Поэтому в отношении дикой природы здесь царит средневековый произвол и сталинская политика поиска «врагов». Почитайте официальную белорусскую прессу – даже бобры уже стали немилы белорусским властям. В отношении этих милейших и трудолюбивых животных разжигается атмосфера ненависти. Еще немного и они будут внесены в «черный список» вредных животных, который в Беларуси самый длинный в Европе.

- Однако не все люди мирятся с «видовым террором». Известны ли вам какие-либо успешные кампании, направленные в защиту «животных-вредителей»?

- В Советском Союзе, на излете «хрущевской оттепели», произошло совершенно изумительное событие: в 1964 г. в России было запрещено уничтожение хищных птиц. Я специально изучал историю этой антитеррористической акции, опубликовал об этом исследования. Она длилась около трех лет, во главе ее стояло несколько молодых российских орнитологов, которым на страницах журнала «Охота и охотничье хозяйство» удалось провести публичную дискуссию о вреде хищных птиц с их врагами – охотоведами. И победить, доказав абсурдность обвинений.

У наших соседей-поляков такая дискуссия в отношении волка состоялась в 1990-х – начале 2000-х годов. В результате волк из «вредного» животного, уничтожать которого следовало круглый год, оказался «важным экологическим элементом дикой природы». Его взяли под полную охрану, внесли в Красную книгу. Волконенавистники пророчили, что волк после этого расплодится и разорвет всех диких и сельскохозяйственных животных. Однако ничего этого не произошло. Численность волка в Польше после запрета отстрела немного возросла и стабилизировалась. Без какого-либо вреда для других животных.

- А как дела с волком обстоят на Украине?

Вдохновленные победой наших польских товарищей, мы также начали бороться с видовым террором. Выиграли 2 суда в защиту волков, провели свой закон, ограничивающий срок охоты на волка с октября по февраль. Однако в отличии от поляков, у нас очень мало союзников. Украинская зоологическая наука равнодушна к судьбе волков.

- Почему?

- Я уже говорил, что видовой террор направлен не только против животных, но и людей. Украинские зоологи, впрочем, как и украинские охотники, во многом стали объектами манипуляций общественным мнением, когда ненависть и страх к волкам внушалась чуть-ли не с молоком матери. Вообще, украинские зоологи – довольно консервативное сообщество и природоохранные идеи в нем практически отсутствуют. Некоторые зоологи просто боятся писать диссертацию в защиту волков, потому что им в этом случае в Украине ее не удастся защитить. Гораздо безопаснее, и выгоднее из карьерных соображений, переписывать замшелые догмы о «вреде волков» из зоологической литературы полувековой давности.

- Однако существуют некоторые виды животных и растений, которые в той или иной степени наносят человеку экологический вред. Как должны, по вашему мнению, решаться споры между охотниками и волками?

- На основе идеи равноправия всего живого, когда и люди, и волки имеют равные права на жизнь и природные богатства. И путем судебного разбирательства. Где права волков в суде будут отстаивать специальные адвокаты из числа защитников природы. Охотникам и прочим природопользователям пора усвоить, что другие виды живых существ также имеют право на свою долю природных ресурсов и территорию. Так, волки, например, имеют право на свою часть кабанов и поэтому охотникам нужно поступиться своими аппетитами. Рыбоводы должны делиться рыбой с бакланами и цаплями, лесники – деревьями с жуком-пилильщиком.

- Наверное, Владимир, ваши идеи о защите прав животных активно поддерживаются зоозащитниками, которые нередко также говорят о правах животных?

- К сожалению, не так. Это сообщество странных городских людей совершенно не интересуют проблемы диких животных. Наши отечественные зоозащитники, в отличии от зарубежных, на деле не являются (за редким исключением) зоозащитниками. Их волнует только судьба беспризорных собак в городах. Которым, в отличии от волков, живется не так уже худо. По крайней мере им, как волкам, не грозит полное уничтожение вследствие видового террора. По этой теме я недавно опубликовал несколько критических статей, которые обсуждались на отечественных зоозащитных сайтах. Однако, адекватной реакции так и не последовало.

Многие зоозащитники объявляют себя борцами с жестокостью к животным. Но ведь жестокость лежит в основе видового терроризма. Который также отвратителен, как и террор политический. Однако никто из наших зоозащитников еще не организовал пикет в защиту волков или нещадно истребляемых серых ворон.

- Какие ваши дальнейшие действия против «видового террора»?

- Человечество должно наконец-то осознать одну простую истину: всякая насильственная мера чревата новым злом. Это еще Фрэнсис Бэкон сказал. Более того, насилие никогда не приносит добра. Люди отнюдь не стали счастливее от того, что были уничтожены миллионы волков, соколов или ястребов. Даже наоборот. Это добавило еще больше проблем.

Сейчас я готовлю к изданию свою новую книгу, которая так и будет называться – «Видовой террор». В нее войдут мои публицистические, философские и исторические статьи. По максимуму мне хотелось, чтобы человечество признало видовой террор вне закона, как это сделано в отношении других его разновидностей – политического, этнического или религиозного террора. Что касается практической работы – то сейчас мы лоббируем наш законопроект, который вычеркнет из украинского списка «вредных» видов – волка, сойку, грача и сороку. Конечно, особо яростным бой будет за волка. Видовые террористы – лесники и охотники так просто не сдадут свои позиции. Поэтому готовимся провести Всеукраинский конкурс детского творчества в защиту волков, деньги на него сейчас собираем в Киевском зоопарке.

Грустно только сознавать – одной жизни для борьбы с видовым терроризмом не хватит…

20.09.2010   Рубрики: Документы и статьи, Новости, Новости кампаний, Права природы и их лоббирование