Владимир Борейко: Призрак экотажа бродит по Европе | Киевский эколого-культурный центр

Владимир Борейко: Призрак экотажа бродит по Европе

Наш корреспондент Казимир Савицкий беседует с известным украинским
зоозащитником дикой природы, писателем, экофилософом, директором Киевского
эколого-культурного центра, Заслуженным природоохранником Украины Владимиром
Борейко.

- На днях Ваш Центр повторно издал легендарную книгу Дейва Формэна и Билла
Хейвуда <Экотаж. Руководство по радикальной природоохране>. В предисловии к
книге сказано, что это переработанное, адаптированное и дополненное издание.
Вы отошли от классического варианта?

- Первый вариант русскоязычного <Экотажа> мы издали в 2002 году. Прошло
десять лет. Все это время мы постарались проверить, адаптировать и перенести
американские советы по экотажу на нашу украино-российскую почву. Мы изъяли
разделы, которые затруднительно использовать у нас, например, уничтожение
вертолетов или линий электропередач, ряд разделов по экотажу в городах или
по борьбе с рекламой. Значительно переработаны и дополнены разделы по борьбе
с браконьерскими орудиями, шипованию дорог и деревьев, экотаж в городе,
добавлен раздел по экотажу на ОПТ. Расширено предисловие к книге, где я
постарался дать краткую, но емкую историю отечественного экологического
саботажа с советских времен.

<Экотаж-2> мы снабдили дополнительными рисунками, чертежами, а также
фотографиями браконьерских отечественных орудий.

-То-есть новое издание <Экотажа> адаптировано под отечественные реалии, под
возможные пути развития экотажа на постсоветском пространстве?

Совершенно верно. В принципе, таких направлений может быть четыре. Экотаж в
городе (шипование деревьев, уничтожение заборов на местах будущей застройки,
заделывание труб со сточными водами и сжигание землеройной техники),
антибраконьерский экотаж (уничтожение петель, капканов, <пауков>, сетей) ,
экотаж в заповедниках и национальных парках (это в основном перекрытие и
шипование дорог), ну и экотаж компьютерный, направленный или против
незаконной рекламы браконьерских снастей, или против рекламы дельфинариев и
прочих мест издевательств над животными.

- За 10 лет со дня издания русскоязычного <Экотажа> что изменилось в
отечественной природоохранной радикальной практике? Какие последствия
издания <Экотажа>?

- Самое главное, что об экотаже, как способе природоохраны, заговорили. И в
интернете, и в СМИ, и в книгах, и в словарях. Начались дискуссии в
экологических рассылках, на экологических семинарах. Одна из киевских газет
стала даже печатать советы по шипованию деревьев. Самое популярное
российское радио – <Эхо Москвы> посвятило экотажу программу. Восхищение
радикальными природоохранниками попало в такие от экологии, нопопулярные
издания как <Поваренную книгу медиаактивиста>, <Медиа варус>, <Философию панка>. Очень важно, что экотаж проник в природоохранную практику
зоозащитников природы Украины, России, некоторых других постсоветских стран.
Конечно не так, что он везде и повсеместно используется, но используется. В
Киеве например, в ночь на 2 октября 2012 г. экотажники спалили экскаватор,
который уничтожал природу заповедной Лысой горы. Призрак экотажа уже бродит
по Европе. И Украина – не исключение.

- Какие меры по пропаганде экотажа Вы видите?

- Киевский эколого-культурный центр уже многое сделал для ознакомления
отечественных природоохранников с философией и тактикой экотажа. И это не
только два издания <Экотажа>. Это еще перевод и издание легендарного романа
Эдварда Эбби <Банда гаечного ключа>, книга Рика Скарса <Эковоины. Радикальное движение в защиту природы>, Родерика Нэша <Права природы. История экологической этики>, воспоминания Дэйва Формэна <Исповедь Эковоина>, книга Ховью Волке <Дикая природа на скалах>, а также мои книги -
<Философы зоозащиты и природоохраны>, <История охраны дикой природы США>,
<Популярный словарь по экологической этике и гуманитарной экологии>, а также
ряд переводных статей по экотажу в нашем Гуманитарном экодлогическом
журнале> (все данные издания см. на сайте КЭКЦ – ecoethics.ru).

Еще добавим и три наших семинара, где мы обсуждали вопросы экотажа. Но одних
усилий Киевского эколого-культурного центра явно недостаточно. Методам и
философии экотажа нужно учить на природоохранных семинарах и школах молодого
доповца, распространять материалы по экотажу через Интернет, и, самое
главное, двигать экотаж в массы. Чтобы рядовой гражданин знал, как
зашиповать деревья в соседнем парке, если им грозит бензопила.

- Почему экотаж не становится одним из проявлений ультрасовременных
молодежных экстрим-субкультур, вроде катания на роликах, скейтах, прыжков с
мостов?

- Экотаж – это тяжелая бесплатная работа. Катание на роликах и прыжки -
развлечение, баловство. Современная молодежь бесплатно работать не любит и
не будет. Поэтому ей не до экотажа. Что касается природоохранных
общественных организаций, то их очень мало. А те, что остались – на
половину состоят из грантогрызов и кабинетных экологов. Которые то и гвоздь
вбить в дерево не умеют. Ну и самое главное. Американские экологические
организации, применяющие экотаж, типа <Земля прежде всего!>, исповедуют
особую идеологию, основанную на глубинной экологии, уважающие права природы
и ощущении дикой природы как священного пространства. У отечественных
природоохранников такой идеологии нет, она проще, меркантильнее,
рациональнее. Она очень ущербна.

- Может быть поэтому герои экотажа живут только на Западе?

- Конечно, легендарный Дейв Формэн, основатель группы <Земля прежде всего!>, наводивший страх на лесную службу США, или не менее легендарный Пол
Ватсон, создатель <Морских пастухов>, потопивший 2 исландских китобойных
судна – для всех эковоинов являются кумирами. Однако, мало кто знает, и в
Советском Союзе был свой герой экотажа. Это – Юрий Горелов, работавший в
1980-х годах в Бадхызском заповеднике (Туркмения). Однажды он вместе с
коллегами посадил на шипы всю Кушкинскую пехотную дивизию, что незаконно
заехала в заповедник на маневры. О нем можно написать роман не хуже <Банды гаечного ключа>.

- Однако нередко экотаж подвергается и яростной критике. Пример тому -
недавняя статья (октябрь 2012 г.) в украинском журнале <Комментарии>, или
интернетовское русское толкование экологического саботажа как <действий защитников окружающей среды, которые противоречат общепринятым культурным корням>.

-Конечно противоречат! Как правило, экотаж подвергается критике по двум
вопросам: насилие порождает насилие и что экотаж способствует неуважению к
закону. Давайте обсудим все по порядку.

По поводу насилия. Есть насилие в отношении людей, а есть насилие в
отношении техники, уничтожающей природу. Экотажники категорически против
насилия к людям, вообще против насилия к любому живому существу. Более того,
они считают, что насилие против техники не является насилием. Это -
самооборона, самозащита. Если на вас нападут бандиты, Вы же будете
защищаться. Если рядом с вашим домом хотят срезать бензопилой деревья под
какой-нибудь очередной развлекательный центр, нарушая ваше право на здоровую
окружающую среду – а госорганы бездействуют – то Вам придется защищать свои
права самому. И вбить в деревья гвозди, чтобы сломать бензопилу.

- Согласен с Вами. Ну а как быть с тем, что экотаж нарушает закон?

- Известный австралийский экофилософ, один из лидеров мирового движения за
освобождение животных Питер Сингер пишет: “Существуют обстоятельства, когда
даже при демократии морально оправданным становится неподчинение закону и в
Движении освобождения животных много хороших примеров таких обстоятельств.
Если демократические процессы не функционируют успешно, если проведение
опроса общественного мнения подтверждает, что огромное количество людей
против многих видов экспериментов, а правительство все чаще не принимает
никаких эффективных действий, чтобы остановить эти эксперименты, если
общественность большей частью не знает, что происходит на фермах и в
лабораториях, тогда нелегальные действия могут быть единственно правильным
путем помощи животным и ознакомления людей с реальными фактами
происходящего”.

По сути экотаж – это нередко нарушение закона. Как говорил известный
американский философ Генри Торо <если закон нарушает справедливость, то нарушайте закон>. Конечно, этот яркий и доходчивый тезис нельзя прямолинейно
использовать в практике. По моему мнению, заниматься экотажем в интересах
природоохраны следует в следующих случаях:

1. Когда других, легальных способов защиты природы не существует, все они
исчерпали себя и оказались неэффективными.

2. В экстренных случаях.

3. В целях борьбы с незаконными действиями браконьеров, добывающих
животных, туристов, незаконно заезжающих в заповедник и т.п.

4. Когда демократические процессы не функционируют успешно, и опросы
общественного мнения показывают, что население против определенных
экологически вредных действий властей.

5. Когда ставится социально значимая цель.

Хочу подчеркнуть, что экотаж – это не вандализм, не пустое развлечение, не
хулиганство. Это выстраданный, осознанный, мужественный поступок защиты
природы. Закон не должен нарушаться по незначительным, преходящим причинам.

Американский экофилософ Майкл Мартин пишет:

<Возможным возражением против экосаботажа является то, что он подрывает уважение к закону, ослабляя социальную ткань цивилизованного общества. Однако в качестве общего аргумента против экосаботажа он имеет не больше веса, чем против традиционного гражданского неповиновения. Разговоры о том, что гражданское неповиновение разрушает социальную ткань, основываются на фактах, а не на философских рассуждениях, но факты эти чрезмерно сложны и не поддаются точному определению... Свидетельства, почерпнутые из американского опыта 1950-х -1960-х годов не поддерживают этих голословных утверждений. Тот же контраргумент годится для экосаботажа. Если быть точным, в нашей стране и во всём мире достаточно много проявлений неуважения к закону: убийства, избиения, резня, терроризм, насилие, правительственная коррупция, преступления служащих происходят сплошь и рядом. Однако будет чистой выдумкой полагать, что экосаботаж с его тщательно ограниченным масштабом и мишенями сделал или сделает свой существенный вклад в это неуважение к закону. В любом случае, можно заявить, что уважение к закону - не самая высшая ценность. Как отмечает Коэн: <Конечно, может быть, что то зло, против которого обращено гражданское неповиновение, более серьёзно, чем его социальные последствия, разлагающие социальную ткань>. Формэн и его
сподвижники наверняка доказали бы, что то, за что они борются, гораздо
важнее уважения к закону. И правда, они легко могут доказать, что уважение к
закону будет маловажным в мире с загрязнённым воздухом и водой, лишённом
своей дикой природы и большей части своего природного разнообразия. Конечно,
эта оценка ценностей спорна, однако отнюдь не абсолютно ошибочна или
абсурдна.

(:) Многие теоретики утверждают, что, поскольку акты гражданского
неповиновения нарушают закон и противоречат
принятому общественному поведению, они требуют некого особого оправдания
того, что на первый взгляд кажется в них неприемлемым. То же можно сказать и
об актах экосаботажа. Если следовать этой линии аргументации, то бремя
обоснования (оправдания), очевидно, ложится на участника акции гражданского
неповиновения или экосаботажа. Это бремя особенно тяжело в демократическом
обществе, так как если законы принимаются представителями народа, то все
граждане обязаны выполнять их. Однако это требование никогда не бывает
абсолютным. Демократические процессы не вполне совершенны, и несправедливые
или ошибочные законы тоже могут быть приняты; может осуществляться
недальновидная и разрушительная политика; и бывает невозможно такие законы

изменить, или их изменение законными средствами может потребовать слишком
много времени. Поэтому озабоченные граждане могут иногда прибегать к
незаконным средствам изменения существующего положения, обучения и
побуждения к действию своих сограждан. Однако прежде чем принять участие в
актах гражданского неповиновения или экосаботажа, они должны иметь чёткое
обоснование своих действий>.

- Рассуждая об экотаже, мы еще не затрагивали вопрос об его природоохранной
пользе. Подсчитывал ли ее кто-нибудь?

- Американцы считают, что акции экотажа ежегодно обходятся правительству и
компаниям в 20-25 миллионов долларов в виде сломанного оборудования и
техники, потерянного времени, затрат на оплату деятельности
правоохранительных органов и правоприменение. Это такие деньги, которые
компании не могут тратить на уничтожение леса на государственных землях,
бурение нефтяных скважин на окраинах штатов, инвестирование средства в более
разрушительное оборудование, оказание влияния на политиков с помощью
кампаний добровольных пожертвований … Даже если бы корпорации переложили
эти затраты на своих потребителей, то акции гаечного ключа повысили бы цену
изделий из древесины и, соответственно, косвенно снизили бы её потребление.

Известны два случая, когда Служба леса США отменила продажу участков леса,
узнав, что деревья на них зашипованы. Лесозаготовительная компания на
Гавайях с капиталом в 250 000 долларов перерабатывала древесину дождевого
леса на топливо для сахарных заводов (без разрешения и в нарушение
распоряжения суда), но после того, как на неё были сброшены зажигательные
бомбы, она осталась банкротом. При всей спорности характера акций
экосаботажа он имеет несомненную ценность, вынося природоохранные проблемы,
кажущиеся такими чуждыми и малопонятными, из тьмы научных вычислений на свет
страстных устремлений и преданности отдельных людей.

- Однако экотаж – это не только партизанская война в защиту природы. Это еще
и уникальная культура. Вы согласны?

- Экотаж, как направление гражданского неповиновения, в США имеет главную
традицию, восходящую еще к Генри Торо и движению аболиционистов. У нас такой
традиции нет. Если когда и случались случаи сопротивления властям, то они
выливались в бунт, бессмысленный и беспощадный. Гражданское неповиновение в
США родило свою литературу, свою поэзию, свою культуру, свою идеологию, свою
философию.

Американские активисты экотажа считают, что общепринятые ненасильственные
действия являются только тактикой оттяжек и временных мер. Поэтому
необходимо переходить к радикальным мерам природоохраны. “Морские пастухи>,
<Земля прежде всего!>, <Фронт защиты животных> и другие природоохранные
организации, занимающиеся экотажем, выдвигают новую экоэтическую философию,
подчеркивая внутреннюю, собственную ценность природы, биоцентрическое
равенство всех видов, осуждение святости дикой природы. Они остро критикуют
центристские экологические группы за их постоянный компромисс в <погоне за влиянием и доверием>. Поэтому лозунг экотажников – никакого компромисса в
деле защиты Матери-земли!

В рассказах, рисунках и поэзии экобойцов романтично изображаются
непосредственные действия, направленные против корпораций, уничтожающих
окружающую среду, в точности следуя канве таких работ, как стих Двайта
Доркера “Топи его!”, опубликованный в журнале “Прежде Земля!”

Круши его, скручивай его, бей его и ломай,

Пробивай его и топи любым способом!

В их шестернях уничтожения мы – возможно, всего лишь песчинки.

Но делай это, делай это, делай это – если можешь!

06.12.2012   Рубрики: Борьба с капканами в Украине, Новости, Права природы и их лоббирование