Видовой террор – грубое нарушение прав живых существ

В.Е.Борейко, Киевский эколого-культурный центр

Российский энциклопедический словарь определяет террор, терроризм (лат. terror — страх, ужас как «насильственные действия (преследования, разрушения, захват заложников, убийства и др. с целью устрашения, подавления политических противников, конкурентов, навязывания определенной линии поведения» (13).

Террор — это способ управления социумом посредством устрашения, нагнетания атмосферы страха. Имеются следующие виды терроризма: революционный, этнический, религиозный.

В каждом конкретном случае подавляются или уничтожаются «нежелательные» или «вредные» классы, прослойки общества, этнические или религиозные группы людей.

На основании энциклопедического определения террора (терроризма мы выделяем еще один вид террора — видовой. К сожалению, на «видовой» терроризм до последнего времени никто не обращал внимания. Вместе с тем это явление существует в Украине, России, Беларуси, других странах СНГ на протяжении более 2 веков. Целью видового терроризма является физическое уничтожение или значительное уменьшение численности так называемых «вредных» или «нежелательных» видов животных и растений — волков, шакалов, серых ворон, пилильщиков, серых цапель, лис, так называемых рас тений-«сорняков» и т.п.

Видовой терроризм можно определить как систему использования насилия с целью устранения, ограничения других видов живых существ — конкурентов человека путем их поголовного или частичного уничтожения, разрушения их мест выращивания потомства и обитания.

Идеологической основой видового терроризма является антропоцентризм во всех его формах — от мягкого антропоцентризма до агрессивного имперского антропоцентризма, а также видовая нетерпимость человека на почве экономической вы годы и невежественных предрассудков. Видовой терроризм тесно связан с биоксенофобией (агрессивное отношение к существам другого вида, которая сродни национальной, религиозной и расовой ненависти. В историческом контексте понятие «вредное» животное берет свои истоки от понятия «нечистое» животное, которое имеется в некоторых религиях. Разделение животных на «чистые» и «нечистые» способствовало негуманному, жестокому отношению к видам фауны, попавшим в «черный» список. Современный видовой терроризм демонстрирует цинизм, воинствующий аморализм, готовность пренебрегать жизнью других живых существ. Он самым грубым образом нарушает права живых организмов.

Любой терроризм тесно связан с ксенофобией (страх, антипатия, явная или скрытая агрессия в отношении «чужого». В данном случае видовой терроризм связан и с биоксенофобией. Видовой терроризм может быть индивидуальным (когда «вредных» животных уничтожают отдельные люди, групповым (когда истреблением «вредных» видов занимаются специальные организации, например, охотничьи общества, государственным (когда принимаются, как в Украине, Узбекистане или Беларуси, постановления правительства об уничтожении волков, лисиц, скворцамайны и т.д. и международным (когда уничтожением так называемых «вредных» животных занимается целый ряд стран, как, например, в России, Казахстане, Беларуси и Украине действуют или действовали государственные программы по уничтожению волков. Государственный видовой терроризм существовал на 1/6 территории суши Земли (в СССР и сей час продолжается в странах СНГ.

Насилие в отношении диких животных и растений сопровождало всю историю человечества. Видовой террор пережил несколько стадий своего развития — от импульсивного, стихийного, индивидуального до планомерного, массового и государственного. Как и другие виды терроризма, видовой терроризм имеет общие с ни ми особенности. Во-первых, он порождает высокую социально-общественную (экологическую опасность. Она заключается не толь ко в угрозе уничтожения целого вида флоры или фауны, называемого «вредным», но и в воспитании у людей таких негативных качеств характера как жестокость и страсть к насилию. Моральный ужас видового террора как социально разрешенного насилия, его разлагающее влияние на человеческую психику состоит не только в отдельных убитых живых существах, и даже не в их количестве, а именно в системе.

Во-вторых, любой терроризм, в том числе и видовой, отличает публичный характер его исполнения. Акции по уничтожению «вредных» животных нередко демонстрируются по телевизионным каналам, всячески тиражируются различными ведомственными СМИ — прежде всего охотничьими, лесохозяйственными, садоводческими.

В-третьих, терроризм, в том числе видовой, предполагает пред намеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности. В качестве примера можно привести антиволчью истерию, которую ежегодно разжигают охотничьи организации, дабы оправдать свою аморальную и неконтролируемую деятельность по уничтожению волков. Нагнетаемый охотниками в СМИ страх перед волками нередко перерождается в ненависть к ним.

Важным элементом любого террора, в том числе и видового, является оповещение всех желающих поучаствовать в чистках. Всегда находится достаточное количество поразвлекаться, пострелять «вредителей» и «врагов», да еще под шумок пограбить природу. Тон в этом, как правило, задают откровенно патологические типы. Есть еще и так называемые «специалисты», идеологически обслуживающие террор, делающие на борьбе с «врагами» свою карьеру и свой бизнес. Гонимые должны быть беззащитными. Поэтому волки и другие «вредители» выводятся из-под защиты закона, становятся вне закона и вне морали.

Другим важным элементом любого террора, в том числе и видового, является тотальный страх, боязнь выступить в защиту уничтожаемых видов животных. В случае, например, с защитой волков, многие зоологи боятся, чтобы их не обвинили в некомпетентности, слюнтяйстве, а то и отрешили от публикаций в научных сборниках, Ведь силы, разыгрывающие «волчью карту», как правило, пользуются поддержкой министерств, органов местного самоуправления, части зоологической науки. В любой момент они готовы мобилизовать общественное мнение и в очередной раз довести вялотекущую антиволчью шизофрению до умопомрачения и остервенения.

Лозунг уничтожения «врага» — дикого животного или растения — понимается во всей жестокости и лютой наготе этого слова. Уничтожаются не только отдельные особи, но и целые виды «вредите лей»: орлы, совы, сокола, филины, серые цапли и вороны, сойки, со роки, грачи, бакланы, лягушки, волки, шакалы, енотовидные собаки, лисицы, суслики, кроты, сони и др.

Известной формой любого терроризма, в том числе и видового, является погром или «зачистка» территории. Наличие у террористов-погромщиков сознания (ощущения не только своей фактической ненаказуемости, но и оправданности своих действий отличает погромы (зачистки от осуждаемых криминальных действий, напри мер браконьерства. Видовой терроризм предполагает полную «зачистку» отдельных территорий — охотничьих и рыбных хозяйств, садовоогородных участков и т.п. Следует подчеркнуть, что убивается не какой-то конкретный волк, виновный в том или ином задокументированном «злодеянии», а все волки подряд. Уже одно появление волка в лесу в Украине, России или Беларуси означает сигнал к его уничтожению и коллективную паранойю. Как и в случае с другими видами террора, расстрелы «вредных» животных происходят без суда и следствия, не за преступления, а по видовому признаку, и являются социально одобряемыми действиями (как и погромы, к примеру, евреев).

По сути, виновными в видовом терроризме могут быть обвинены все охотничьи организации, так или иначе занимающиеся уничтожением «вредных» животных. Охотничьи СМИ играют здесь особо неблаговидную роль, ибо постоянно подпитывают сво их читателей ненавистью к «вредным» животным, вовлекая охот ников в борьбу с ними в качестве палачей. В 1962 г. охотниками в Украине было уничтожено 71246 «вредных» птиц, в Беларуси — 133800, в республиках Средней Азии — 40000, в России — 764700, в Эстонии — 122393 (из них соек — 32810, воронов — 1264, в Латвии — 25878, в Литве — 38455. Итого, в СССР в 1962 г. (без Кавказа и Молдавии видовыми террористами было уничтожено 1 млн. 154 тыс. ястребов, луней, соек, серых ворон, воронов, сорок и других птиц. Причем количество дневных хищных птиц и сов составило 105 тыс. (14). Это самый настоящий «большой террор» и «большая чистка», сопоставимые лишь с эпогеем сталинского террора в СССР в 19371938 гг.!

В Украине с 1946 г. по 1967 г. охотниками было уничтожено 35 тыс. волков (14). И по сей день видовой терроризм в отношении вол ков продолжается в странах СНГ. Их уничтожают в любое время года, в любом количестве, вне зависимости от пола и возраста, на любой территории (часто даже в заповедниках, без контроля, без лимитов, за премии, нередко при помощи самолетов и ядов.

Видовой терроризм, также как это уже сделано в отношении других видов терроризма, должен быть осужден человечеством и признан аморальным и незаконным. Необходимы программы биотолерантности (терпимости по отношению к братьям нашим меньшим, школьные курсы экологической этики.

21.06.2017   Рубрики: Зоозащита, Новости, Права природы и их лоббирование