ВИ­ДО­ВОЙ ТЕР­РОР — ГРУ­БОЕ НА­РУ­ШЕ­НИЕ ПРАВ ЖИ­ВЫХ СУ­ЩЕСТВ

ВЛ.БОРЕЙКО

 

Рос­сийс­кий эн­цик­ло­пе­ди­чес­кий сло­варь оп­ре­де­ля­ет тер­рор, тер­ро­ризм (лат. terror — страх, ужас) как «на­силь­ствен­ные действия (прес­ле­до­ва­ния, раз­ру­ше­ния, зах­ват за­лож­ни­ков, убий­ства и др. с целью уст­ра­ше­ния, по­дав­ле­ния по­ли­ти­чес­ких про­тив­ни­ков, кон­ку­рен­тов, на­вя­зы­ва­ния оп­ре­де­лен­ной ли­нии по­ве­де­ния» (13).

Тер­рор — это спо­соб уп­рав­ле­ния со­ци­у­мом пос­ре­д­ством уст­ра­ше­ния, наг­не­та­ния ат­мос­фе­ры стра­ха. Име­ют­ся сле­ду­ю­щие ви­ды тер­ро­риз­ма: ре­во­лю­ци­он­ный, эт­ни­чес­кий, ре­ли­ги­оз­ный.

В каж­дом конк­рет­ном слу­чае по­дав­ля­ют­ся или унич­то­жа­ют­ся «не­же­ла­тель­ные» или «вред­ные» клас­сы, прос­лой­ки об­ще­ст­ва, эт­ни­чес­кие или ре­ли­ги­оз­ные груп­пы лю­дей.

На ос­но­ва­нии эн­цик­ло­пе­ди­чес­ко­го оп­ре­де­ле­ния тер­ро­ра (тер­ро­риз­ма) мы вы­де­ля­ем еще один вид тер­ро­ра — ви­до­вой. К со­жа­ле­нию, на «ви­до­вой» тер­ро­ризм до пос­лед­не­го вре­ме­ни ник­то не об­ра­щал вни­ма­ния. Вмес­те с тем это яв­ле­ние су­ще­ст­ву­ет в Ук­ра­и­не, Рос­сии, Бе­ла­ру­си, дру­гих стра­нах СНГ на про­тя­же­нии бо­лее 2 ве­ков. Целью ви­до­во­го тер­ро­риз­ма яв­ля­ет­ся фи­зи­чес­кое унич­то­же­ние или зна­чи­тель­ное умень­ше­ние чис­лен­нос­ти так на­зы­ва­е­мых «вред­ных» или «не­же­ла­тель­ных» ви­дов жи­вот­ных и рас­те­ний — вол­ков, ша­ка­лов, се­рых во­рон, пи­лиль­щи­ков, се­рых ца­пель, лис, так на­зы­ва­е­мых рас­те­ний-«сор­ня­ков» и т.п.

Ви­до­вой тер­ро­ризм мож­но оп­ре­де­лить как сис­те­му ис­поль­зо­ва­ния на­си­лия с целью уст­ра­не­ния, ог­ра­ни­че­ния дру­гих ви­дов жи­вых су­ществ — кон­ку­рен­тов че­ло­ве­ка пу­тем их по­го­лов­но­го или час­тич­но­го унич­то­же­ния, раз­ру­ше­ния их мест вы­ра­щи­ва­ния по­то­м­ства и оби­та­ния.

Иде­о­ло­ги­чес­кой ос­но­вой ви­до­во­го тер­ро­риз­ма яв­ля­ет­ся ант­ро­по­це­нт­ризм во всех его фор­мах — от мяг­ко­го ант­ро­по­це­нт­риз­ма до аг­рес­сив­но­го им­пе­рс­ко­го ант­ро­по­це­нт­риз­ма, а так­же ви­до­вая не­тер­пи­мость че­ло­ве­ка на поч­ве эко­но­ми­чес­кой вы­го­ды и не­ве­же­ст­вен­ных пред­рас­суд­ков. Ви­до­вой тер­ро­ризм тес­но свя­зан с би­ок­се­но­фо­би­ей (аг­рес­сив­ное от­но­ше­ние к су­ще­ст­вам дру­го­го ви­да, ко­то­рая срод­ни на­ци­о­наль­ной, ре­ли­ги­оз­ной и ра­со­вой не­на­вис­ти. В ис­то­ри­чес­ком кон­те­кс­те по­ня­тие «вред­ное» жи­вот­ное бе­рет свои ис­то­ки от по­ня­тия «не­чис­тое» жи­вот­ное, ко­то­рое име­ет­ся в не­ко­то­рых ре­ли­ги­ях. Раз­де­ле­ние жи­вот­ных на «чис­тые» и «не­чис­тые» спо­со­б­ство­ва­ло не­гу­ман­но­му, жес­то­ко­му от­но­ше­нию к ви­дам фа­у­ны, по­пав­шим в «чер­ный» спи­сок. Сов­ре­мен­ный ви­до­вой тер­ро­ризм де­мо­н­стри­ру­ет ци­низм, во­ин­ству­ю­щий амо­ра­лизм, го­тов­ность пре­неб­ре­гать жизнью дру­гих жи­вых су­ществ. Он са­мым гру­бым об­ра­зом на­ру­ша­ет пра­ва жи­вых ор­га­низ­мов.

Лю­бой тер­ро­ризм тес­но свя­зан с ксе­но­фо­би­ей (страх, ан­ти­па­тия, яв­ная или скры­тая аг­рес­сия в от­но­ше­нии «чу­жо­го»). В дан­ном слу­чае ви­до­вой тер­ро­ризм свя­зан и с би­ок­се­но­фо­би­ей. Ви­до­вой тер­ро­ризм мо­жет быть ин­ди­ви­ду­аль­ным (ког­да «вред­ных» жи­вот­ных унич­то­жа­ют от­дель­ные лю­ди), груп­по­вым (ког­да ист­реб­ле­ни­ем «вред­ных» ви­дов за­ни­ма­ют­ся спе­ци­аль­ные ор­га­ни­за­ции, нап­ри­мер, охот­ничьи об­ще­ст­ва), го­су­да­р­ствен­ным (ког­да при­ни­ма­ют­ся, как в Ук­ра­и­не, Уз­бе­кис­та­не или Бе­ла­ру­си пос­та­нов­ле­ния пра­ви­тель­ства об унич­то­же­нии вол­ков, ли­сиц, сквор­ца-май­ны и т.д.) и меж­ду­на­род­ным (ког­да унич­то­же­ни­ем так на­зы­ва­е­мых «вред­ных» жи­вот­ных за­ни­ма­ет­ся це­лый ряд стран, как, нап­ри­мер, в Рос­сии, Ка­за­хс­та­не, Бе­ла­ру­си и Ук­ра­и­не действу­ют или действо­ва­ли го­су­да­р­ствен­ные прог­рам­мы по унич­то­же­нию вол­ков). Го­су­да­р­ствен­ный ви­до­вой тер­ро­ризм су­ще­ст­во­вал на 1/6 тер­ри­то­рии су­ши Зем­ли (в СССР) и сейчас про­дол­жа­ет­ся в стра­нах СНГ.

На­си­лие в от­но­ше­нии ди­ких жи­вот­ных и рас­те­ний соп­ро­вож­да­ло всю ис­то­рию че­ло­ве­че­ст­ва. Ви­до­вой тер­рор пе­ре­жил нес­коль­ко ста­дий сво­е­го раз­ви­тия — от им­пуль­сив­но­го, сти­хий­но­го, ин­ди­ви­ду­аль­но­го до пла­но­мер­но­го, мас­со­во­го и го­су­да­р­ствен­но­го. Как и дру­гие ви­ды тер­ро­риз­ма, ви­до­вой тер­ро­ризм име­ет об­щие с ни­ми осо­бен­нос­ти. Во-пер­вых, он по­рож­да­ет вы­со­кую со­ци­аль­но-об­ще­ст­вен­ную (эко­ло­ги­чес­кую) опас­ность. Она зак­лю­ча­ет­ся не толь­ко в уг­ро­зе унич­то­же­ния це­ло­го ви­да фло­ры или фа­у­ны, на­зы­ва­е­мо­го «вред­ным», но и в вос­пи­та­нии у лю­дей та­ких не­га­тив­ных ка­честв ха­рак­те­ра как жес­то­кость и страсть к на­си­лию. Мо­раль­ный ужас ви­до­во­го тер­ро­ра как со­ци­аль­но раз­ре­шен­но­го на­си­лия, его раз­ла­га­ю­щее вли­я­ние на че­ло­ве­чес­кую пси­хи­ку сос­то­ит не толь­ко в от­дель­ных уби­тых жи­вых су­ще­ст­вах, и да­же не в их ко­ли­че­ст­ве, а имен­но в сис­те­ме.

Во-вто­рых, лю­бой тер­ро­ризм, в том чис­ле и ви­до­вой, от­ли­ча­ет пуб­лич­ный ха­рак­тер его ис­пол­не­ния. Ак­ции по унич­то­же­нию «вред­ных» жи­вот­ных не­ред­ко де­мо­н­стри­ру­ют­ся по те­ле­ви­зи­он­ным ка­на­лам, вся­чес­ки ти­ра­жи­ру­ют­ся раз­лич­ны­ми ве­до­м­ствен­ны­ми СМИ — преж­де все­го охот­ничь­и­ми, ле­со­хо­зяй­ствен­ны­ми, са­до­вод­чес­ки­ми.

В-треть­их, тер­ро­ризм, в том чис­ле ви­до­вой, пред­по­ла­га­ет пред­на­ме­рен­ное соз­да­ние обс­та­нов­ки стра­ха, по­дав­лен­нос­ти, нап­ря­жен­нос­ти. В ка­че­ст­ве при­ме­ра мож­но при­вес­ти ан­ти­волчью ис­те­рию, ко­то­рую еже­год­но раз­жи­га­ют охот­ничьи ор­га­ни­за­ции, да­бы оп­рав­дать свою амо­раль­ную и не­ко­нт­ро­ли­ру­е­мую де­я­тель­ность по унич­то­же­нию вол­ков. Наг­не­та­е­мый охот­ни­ка­ми в СМИ страх пе­ред вол­ка­ми не­ред­ко пе­ре­рож­да­ет­ся в не­на­висть к ним.

Важ­ным эле­мен­том лю­бо­го тер­ро­ра, в том чис­ле и ви­до­во­го, яв­ля­ет­ся опо­ве­ще­ние всех же­ла­ю­щих по­у­ча­ст­во­вать в «чист­ках». Всег­да на­хо­дит­ся дос­та­точ­ное ко­ли­че­ст­во по­ра­зв­ле­кать­ся, пост­ре­лять «вре­ди­те­лей» и «вра­гов», да еще под шу­мок пог­ра­бить при­ро­ду. Тон в этом, как пра­ви­ло, за­да­ют отк­ро­вен­но па­то­ло­ги­чес­кие ти­пы. Есть еще и так на­зы­ва­е­мые «спе­ци­а­лис­ты», иде­о­ло­ги­чес­ки обс­лу­жи­ва­ю­щие тер­рор, де­ла­ю­щие на борь­бе с «вра­га­ми» свою карь­е­ру и свой биз­нес. Го­ни­мые долж­ны быть без­за­щит­ны­ми. По­э­то­му вол­ки и дру­гие «вре­ди­те­ли» вы­во­дят­ся из-под за­щи­ты за­ко­на, ста­но­вят­ся вне за­ко­на и вне мо­ра­ли.

Дру­гим важ­ным эле­мен­том лю­бо­го тер­ро­ра, в том чис­ле и ви­до­во­го, яв­ля­ет­ся то­таль­ный страх, бо­язнь выс­ту­пить в за­щи­ту унич­то­жа­е­мых ви­дов жи­вот­ных. В слу­чае, нап­ри­мер, с за­щи­той вол­ков, мно­гие зо­оло­ги бо­ят­ся, что­бы их не об­ви­ни­ли в не­ком­пе­те­нт­нос­ти, слюн­тяй­стве, а то и от­ре­ши­ли от пуб­ли­ка­ций в на­уч­ных сбор­ни­ках. Ведь си­лы, ра­зыг­ры­ва­ю­щие «волчью кар­ту», как пра­ви­ло, поль­зу­ют­ся под­де­рж­кой ми­нис­терств, ор­га­нов мест­но­го са­мо­уп­рав­ле­ния, час­ти зо­оло­ги­чес­кой на­у­ки. В лю­бой мо­мент они го­то­вы мо­би­ли­зо­вать об­ще­ст­вен­ное мне­ние и в оче­ред­ной раз до­вес­ти вя­ло­те­ку­щую ан­ти­волчью ши­зоф­ре­нию до умо­пом­ра­че­ния и ос­тер­ве­не­ния.

Ло­зунг унич­то­же­ния «вра­га» — ди­ко­го жи­вот­но­го или рас­те­ния — по­ни­ма­ет­ся во всей жес­то­кос­ти и лю­той на­го­те это­го сло­ва. Унич­то­жа­ют­ся не толь­ко от­дель­ные осо­би, но и це­лые ви­ды «вре­ди­те­лей»: ор­лы, со­вы, со­ко­ла, фи­ли­ны, се­рые цап­ли и во­ро­ны, сой­ки, со­ро­ки, гра­чи, бак­ла­ны, ля­гуш­ки, вол­ки, ша­ка­лы, ено­то­вид­ные со­ба­ки, ли­си­цы, сус­ли­ки, кро­ты, со­ни и др.

Из­ве­ст­ной фор­мой лю­бо­го тер­ро­риз­ма, в том чис­ле и ви­до­во­го, яв­ля­ет­ся пог­ром или «за­чи­ст­ка» тер­ри­то­рии. На­ли­чие у тер­ро­рис­тов-пог­ром­щи­ков соз­на­ния (ощу­ще­ния) не толь­ко сво­ей фак­ти­чес­кой не­на­ка­зу­е­мос­ти, но и оп­рав­дан­нос­ти сво­их действий от­ли­ча­ет пог­ро­мы («за­чи­ст­ки») от осуж­да­е­мых кри­ми­наль­ных действий, нап­ри­мер бра­конь­е­р­ства. Ви­до­вой тер­ро­ризм пред­по­ла­га­ет пол­ную «за­чи­ст­ку» от­дель­ных тер­ри­то­рий — охот­ничь­их и рыб­ных хо­зяйств, са­до­во-ого­род­ных участ­ков и т.п. Сле­ду­ет под­че­рк­нуть, что уби­ва­ет­ся не ка­кой-то конк­рет­ный волк, ви­нов­ный в том или ином за­до­ку­мен­ти­ро­ван­ном «зло­де­я­нии», а все вол­ки под­ряд. Уже од­но по­яв­ле­ние вол­ка в ле­су в Ук­ра­и­не, Рос­сии или Бе­ла­ру­си оз­на­ча­ет сиг­нал к его унич­то­же­нию и кол­лек­тив­ную па­ра­нойю. Как и в слу­чае с дру­ги­ми ви­да­ми тер­ро­ра, рас­стре­лы «вред­ных» жи­вот­ных про­ис­хо­дят без су­да и след­ствия, не за прес­туп­ле­ния, а по ви­до­во­му приз­на­ку, и яв­ля­ют­ся со­ци­аль­но одоб­ря­е­мы­ми действи­я­ми (как и пог­ро­мы, к при­ме­ру, ев­ре­ев).

По су­ти, ви­нов­ны­ми в ви­до­вом тер­ро­риз­ме мо­гут быть об­ви­не­ны все охот­ничьи ор­га­ни­за­ции, так или ина­че за­ни­ма­ю­щи­е­ся унич­то­же­ни­ем «вред­ных» жи­вот­ных. Охот­ничьи СМИ иг­ра­ют здесь осо­бо неб­ла­го­вид­ную роль, ибо пос­то­ян­но под­пи­ты­ва­ют сво­их чи­та­те­лей не­на­вистью к «вред­ным» жи­вот­ным, вов­ле­кая охот­ни­ков в борь­бу с ни­ми в ка­че­ст­ве па­ла­чей. В 1962 г. охот­ни­ка­ми в Ук­ра­и­не бы­ло унич­то­же­но 71246 «вред­ных» птиц, в Бе­ла­ру­си — 133800, в рес­пуб­ли­ках Сред­ней Азии — 40000, в Рос­сии — 764700, в Эс­то­нии — 122393 (из них со­ек — 32810, во­ро­нов — 1264, в Лат­вии — 25878, в Лит­ве — 38455. Ито­го, в СССР в 1962 г. (без Кав­ка­за и Мол­да­вии) ви­до­вы­ми тер­ро­рис­та­ми бы­ло унич­то­же­но 1 млн. 154 тыс. яст­ре­бов, лу­ней, со­ек, се­рых во­рон, во­ро­нов, со­рок и дру­гих птиц. При­чем ко­ли­че­ст­во днев­ных хищ­ных птиц и сов сос­та­ви­ло 105 тыс. (14). Это са­мый нас­то­я­щий «боль­шой тер­рор» и «боль­шая чист­ка», со­пос­та­ви­мые лишь с эпо­ге­ем ста­ли­нс­ко­го тер­ро­ра в СССР в 1937-1938 гг.!

В Ук­ра­и­не с 1946 г. по 1967 г., охот­ни­ка­ми бы­ло унич­то­же­но 35 тыс. вол­ков (14). И по сей день ви­до­вой тер­ро­ризм в от­но­ше­нии вол­ков про­дол­жа­ет­ся в стра­нах СНГ. Их унич­то­жа­ют в лю­бое вре­мя го­да, в лю­бом ко­ли­че­ст­ве, вне за­ви­си­мос­ти от по­ла и воз­рас­та, на лю­бой тер­ри­то­рии (час­то да­же в за­по­вед­ни­ках), без конт­ро­ля, без ли­ми­тов, за пре­мии, не­ред­ко при по­мо­щи са­мо­ле­тов и ядов.

Ви­до­вой тер­ро­ризм, так­же как это уже сде­ла­но в от­но­ше­нии дру­гих ви­дов тер­ро­риз­ма, дол­жен быть осуж­ден че­ло­ве­че­ст­вом и приз­нан амо­раль­ным и не­за­кон­ным. Не­об­хо­ди­мы прог­рам­мы би­о­то­ле­ра­нт­нос­ти (тер­пи­мос­ти) по от­но­ше­нию к брать­ям на­шим мень­шим, школь­ные кур­сы эко­ло­ги­чес­кой эти­ки.

 

Подробней о правах природы и правах животных читайте в книге  В.Е.Борейко ” Права природы и права животных”, К, КЭКЦ,  56 стр.  http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2017/11/int_prava_pryrody_2017.pdf

 

 

 

15.04.2018   Рубрики: Новости, Права природы и их лоббирование