Ве­сен­няя охо­та на во­доп­ла­ва­ю­щих птиц: аргу­мен­ты про­тив*

В. Бо­рей­ко, В. Гри­щен­ко

*До­ра­бо­тан­ный ва­ри­ант. Опуб­ли­ко­ва­но: Бер­кут, 2003. — №1–2. — С. 153–157.

 

1. На­уч­ные аргу­мен­ты

П­ро­тив ве­сен­ней охо­ты рез­ко выс­ту­па­ют мно­гие орни­то­ло­ги. 

Ве­сен­няя охо­та вы­зы­ва­ет раз­би­е­ние пар, ко­то­рые у уток обра­зу­ют­ся на зи­мов­ках. На фор­ми­ро­ва­ние но­вых те­ря­ет­ся вре­мя, из-за че­го пти­цы раз­м­но­жа­ют­ся не в опти­маль­ные сро­ки, к то­му же в реп­ро­дук­тив­ном пла­не но­вые па­ры час­то ока­зы­ва­ют­ся ме­нее ка­чес­т­вен­ны­ми. Успеш­ность раз­м­но­же­ния сни­жа­ет­ся. Не­ред­ко но­вые па­ры не обра­зу­ют­ся вов­се, по­э­то­му часть са­мок в дан­ном се­зо­не не при­ни­ма­ет учас­тия в раз­м­но­же­нии. Ху­же все­го ска­зы­ва­ет­ся это на гу­сях, ко­то­рые име­ют пос­то­ян­ные па­ры. На обра­зо­ва­ние но­вых свя­зей ухо­дит мно­го вре­ме­ни. Извес­т­ны слу­чаи, ког­да сам­ки се­ро­го гу­ся, по­те­ряв­шие пар­т­не­ра, до кон­ца сво­их дней оста­ва­лись оди­но­ки­ми и сек­су­аль­но пас­сив­ны­ми, а ведь жи­вут эти пти­цы де­сят­ки лет (Ло­ренц, 2001).

Сле­ду­ю­щий се­рьез­ный аргу­мент — рез­ко воз­рас­та­ю­щий во вре­мя охо­ты фак­тор бес­по­кой­с­т­ва. При­чем, не толь­ко для охот­ни­чьих ви­дов. С на­ча­лом охо­ты в сред­нем в пол­то­ра ра­за воз­рас­та­ет дис­тан­ция вспу­ги­ва­ния да­же для та­ких птиц, как цап­ли и аис­ты (Гри­щен­ко, 2003). 

Во вре­мя охо­ты пти­цы ча­ще пе­ре­ме­ща­ют­ся с мес­та на мес­то, усло­вия для отды­ха и кор­меж­ки рез­ко ухуд­ша­ют­ся. Под­няв­ша­я­ся поб­ли­зос­ти стрель­ба мо­жет спро­во­ци­ро­вать на­ча­ло даль­ней­шей миг­ра­ции оста­но­вив­ших­ся на отдых стай. При­чем на­хо­дить­ся они мо­гут и на охра­ня­е­мых тер­ри­то­ри­ях, где охо­та не ве­дет­ся, — выс­т­ре­лы да­ле­ко слыш­ны, осо­бен­но в су­мер­ках.

Ор­ни­то­ло­га­ми уста­нов­ле­но, что успеш­ность раз­м­но­же­ния птиц и да­же вы­жи­ва­е­мость взрос­лых осо­бей ле­том в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни опре­де­ля­ют­ся усло­ви­я­ми зи­мов­ки и ве­сен­ней миг­ра­ции. Это по­ка­за­но, нап­ри­мер, для бе­ло­го аис­та (Ciconia ciconia) (Dallinga, Schoenmakers,1989; Kanyamibwa, et al. 1990, 1993); pы­жей цап­ли (Ardea purpurea)(Den.Held,1981), бе­ре­го­вой лас­точ­ки (Riparia riparia)(Szep,1995), ка­мы­шов­ки-бар­суч­ка (Acrocephalus schoenobaenus) и ря­да дру­гих ви­дов.

Чем бо­лее осла­бев­ши­ми и исто­щен­ны­ми воз­в­ра­ща­ют­ся пти­цы в мес­та гнез­до­ва­ния, тем мень­ше яиц они смо­гут отло­жить. По­э­то­му лю­бое до­пол­ни­тель­ное бес­по­кой­с­т­во их в мес­тах отды­ха и кор­меж­ки вес­ной при­во­дит к сни­же­нию успеш­нос­ти раз­м­но­же­ния. Так, в 1997 г. успеш­ность раз­м­но­же­ния бе­ло­го аис­та бы­ла очень низ­кой по всей Евро­пе. При­чи­на это­го — неб­ла­гоп­ри­ят­ные усло­вия зи­мов­ки в Афри­ке и дли­тель­ная за­дер­ж­ка на пу­тях про­ле­та из-за про­ник­но­ве­ния хо­ло­дов на Ближ­ний Вос­ток и Ма­лую Азию (Гри­щен­ко, 1998). Аме­ри­кан­с­кие орни­то­ло­ги уста­но­ви­ли, что сро­ки раз­м­но­же­ния и раз­мер клад­ки ши­лох­вос­ти (Anas acuta) на Аляс­ке в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни опре­де­ля­ют­ся уров­нем жи­ро­вых ре­зер­вов (Esler, Grand, 1994).

Ис­с­ле­до­ва­ния на бе­ло­ще­кой ка­зар­ке по­ка­за­ли, что уро­вень жи­ро­вых ре­зер­вов птиц, на­коп­лен­ных на ве­сен­них миг­ра­ци­он­ных оста­нов­ках, опре­де­ля­ет­ся кор­м­нос­тью би­о­то­па и усло­ви­я­ми отды­ха. В свою оче­редь, ве­ро­ят­ность успеш­но­го вы­ра­щи­ва­ния птен­цов до осе­ни за­ви­сит от ко­ли­чес­т­ва жи­ра, на­коп­лен­но­го в пе­ри­од отды­ха (Prop, Black, 1998). То есть, если миг­ри­ру­ю­щие пти­цы оста­нав­ли­ва­ют­ся на отдых в не опти­маль­ных с точ­ки зре­ния кор­меж­ки и отды­ха уго­дьях, а вы­нуж­де­ны искать бо­лее спо­кой­ные мес­та, они воз­в­ра­ща­ют­ся на гнез­до­вые тер­ри­то­рии ослаб­лен­ны­ми, успеш­ность их раз­м­но­же­ния сни­жа­ет­ся.

Есть и пря­мые дан­ные о вли­я­нии ве­сен­ней охо­ты. Иссле­до­ва­ния в Ка­на­де по­ка­за­ли, что пос­ле на­ча­ла ве­сен­ней охо­ты на бе­лых гу­сей (Chen caerulescens) в 1999-2000 гг. ве­ли­чи­на клад­ки и упи­тан­ность на­си­жи­ва­ю­щих са­мок ока­за­лись дос­то­вер­но мень­ши­ми, чем в пред­шес­т­ву­ю­щие го­ды. Прос­ле­жи­ва­ни­ем по­ме­чен­ных ра­ди­о­пе­ре­дат­чи­ка­ми птиц бы­ло уста­нов­ле­но, что в го­ды с про­во­див­шей­ся ве­сен­ней охо­той мест гнез­до­ва­ния дос­тиг­ли 28 % са­мок про­тив 85 % в пре­ды­ду­щие се­зо­ны, а прис­ту­пи­ли к гнез­до­ва­нию толь­ко 9 % про­тив 56 % в го­ды без охо­ты (Maihguy et al., 2002).

Как ви­дим, ве­сен­няя охо­та при­во­дит к сни­же­нию чис­лен­нос­ти птиц, по­э­то­му ее нель­зя наз­вать на­уч­но обос­но­ван­ной.

Все ослож­ня­ет­ся еще и тем, что уче­ты чис­лен­нос­ти охот­ни­чьих птиц пос­тав­ле­ны у нас из рук вон пло­хо. А ведь имен­но по этим дан­ным опре­де­ля­ют­ся нор­мы отстре­ла. Нап­ри­мер, уче­ты те­те­ре­вов в Жи­то­мир­с­кой облас­ти орни­то­ло­га­ми по­ка­за­ли су­щес­т­вен­ные рас­хож­де­ния с дан­ны­ми лес­хо­зов (Па­нов и др., 2002).

2. Со­ци­аль­ные аргу­мен­ты

В нас­то­я­щее вре­мя, в си­лу мно­гих при­чин, в Укра­и­не и дру­гих стра­нах СНГ рез­ко упа­ла общая куль­ту­ра охо­ты, эко­ло­ги­чес­кое обра­зо­ва­ние охот­ни­ков прак­ти­чес­ки не ве­дет­ся. Про­це­ду­ра по­лу­че­ния ру­жья и охот­би­ле­та зна­чи­тель­но упрос­ти­лась. Все это спо­соб­с­т­ву­ет бра­ко­ньер­с­т­ву и мас­со­во­му отстре­лу ред­ких птиц. Откры­тие ве­сен­ней охо­ты су­щес­т­вен­но уси­ли­ва­ет бра­ко­ньер­с­т­во. Для бра­ко­нье­ра пси­хо­ло­ги­чес­ки го­раз­до труд­нее вый­ти с ру­жьем в зак­ры­тое для охо­ты вре­мя, чем отстре­лять зап­ре­щен­ный к до­бы­че вид или пре­вы­сить нор­му отстре­ла во вре­мя мас­со­вой охо­ты. С дру­гой сто­ро­ны, во вре­мя откры­той охо­ты и нам­но­го слож­нее вы­я­вить бра­ко­нье­ра, чем в дру­гой пе­ри­од (Зу­ба­кин, 2002). Са­ми охот­ни­ки отме­ча­ют, что все бо­лее обыч­ной ста­но­вит­ся охо­та влет в усло­ви­ях не­дос­та­точ­ной осве­щен­нос­ти, ког­да слож­но опре­де­лить не толь­ко пол, но и вид пти­цы (Ан­тон­чи­ков, 2003). По­э­то­му да­же у за­ко­но­пос­луш­ных охот­ни­ков под выс­т­рел по­па­да­ют не толь­ко сам­цы, на ко­то­рых раз­ре­ше­на охо­та, но и сам­ки и зап­ре­щен­ные к до­бы­че пти­цы. При­чем от оши­бок не зас­т­ра­хо­ва­ны и хо­ро­шо зна­ю­щие птиц лю­ди. По­кой­ный про­фес­сор Л.А. Смо­гор­жев­с­кий как-то рас­с­ка­зы­вал, как он на охо­те спеш­но паль­нул по вы­ле­тев­ше­му из ле­са «яс­т­ре­бу», ко­то­рый ока­зал­ся… зим­ня­ком (Виtео lagopus) Це­на та­ких оши­бок вес­ной го­раз­до вы­ше, чем осе­нью.

В Укра­и­не сей­час во­об­ще не су­щес­т­ву­ет служ­бы охот­над­зо­ра. Про­ве­де­ние охо­ты прак­ти­чес­ки не­ко­му кон­т­ро­ли­ро­вать. Раз­ре­шить ве­сен­нюю охо­ту без на­ли­чия служ­бы охот­над­зо­ра — это все рав­но, что раз­ре­шить до­рож­ное дви­же­ние без ГАИ.

3. На­род­ные тра­ди­ци­и

На­ши пред­ки встре­ча­ли но­вый год вес­ной, и изна­чаль­но нас­ту­пал он с при­ле­том пер­вых птиц. Лишь впос­лед­с­т­вии сме­на го­да бы­ла при­у­ро­че­на к опре­де­лен­ным ка­лен­дар­ным да­там. В честь при­ле­та пер­вых птиц устра­и­ва­лись ве­се­лые праз­д­ни­ки, им при­но­си­лись жер­т­вы и уго­ще­ния, к пти­цам обра­ща­лись с мо­лит­ва­ми и прось­ба­ми. Во мно­гих мес­т­нос­тях был обы­чай спе­ци­аль­но наг­раж­дать че­ло­ве­ка, пер­вым уви­дев­ше­го при­ле­тев­ших птиц.

По на­род­ным ве­ро­ва­ни­ям, пти­цы уле­та­ли зи­мо­вать в рай — вы­рий. В свя­зи с этим, пе­ре­лет­ные пти­цы счи­та­лись пос­ред­ни­ка­ми меж­ду бо­га­ми и людь­ми и са­ми вос­п­ри­ни­ма­лись как мо­гу­щес­т­вен­ные бо­жес­т­ва. Имен­но бла­го­да­ря это­му по­я­ви­лось мно­жес­т­во по­ве­рий, при­мет, га­да­ний, ма­ги­чес­ких дей­с­т­вий, свя­зан­ных с при­ле­том птиц. Мно­го­чис­лен­ные вес­нян­ки, нап­ри­мер, ко­то­рые сей­час ста­ли прос­то кра­си­вы­ми на­род­ны­ми пес­ня­ми, рань­ше бы­ли сво­е­об­раз­ны­ми тек­с­та­ми-зак­ли­на­ни­я­ми. Встре­ча пе­ре­лет­ных птиц бы­ла час­тью древ­ней ма­гии. Лю­ди не прос­то ра­до­ва­лись их по­яв­ле­нию, а обра­ща­лись с прось­бой об уро­жае, здо­ро­вье, бла­го­по­лу­чии и т.п. Имен­но пе­ре­лет­ные пти­цы изна­чаль­но бы­ли тем де­дом Мо­ро­зом или Сан­та Кла­у­сом, ко­то­рый при­но­сит по­дар­ки и ра­дость лю­дям на Но­вый год. Изго­тов­ле­ние ри­ту­аль­но­го пе­че­нья в ви­де фи­гу­рок ле­тя­щих птиц («жа­во­рон­ки», «ку­ли­ки» и т.п.) и даль­ней­шие обря­до­вые дей­с­т­вия с ни­ми бы­ли эле­мен­том ими­та­тив­ной ма­гии («по­доб­ное про­из­во­дит по­доб­но­е»). Це­лью это­го бы­ло по­бу­дить птиц при­ле­теть из вы­рея и при­нес­ти вес­ну. Счи­та­лось, что в обли­ке птиц вес­ной при­ле­та­ют на зем­лю ду­ши но­во­рож­ден­ных и пред­ков. Имен­но по­э­то­му воз­ник­ло хо­ро­шо извес­т­ное всем по­э­ти­чес­кое по­ве­рье, что аис­ты при­но­сят де­тей.

Да­же пле­ме­на, жи­ву­щие охо­той, отно­си­лись к пе­ре­лет­ным пти­цам по-осо­бо­му. У эвен­ков, нап­ри­мер, был обы­чай, зап­ре­ща­ю­щий стре­лять в пер­во­го при­ле­тев­ше­го гу­ся или утку (Ки­лим­ник, 1994;Бо­рей­ко, Гри­щен­ко, 1999; Гри­щен­ко,1999; Бер­ло­ва,2003)

Ве­сен­няя охо­та идет враз­рез с дав­ни­ми на­род­ны­ми тра­ди­ци­я­ми. Стре­лять в при­ле­тев­ших птиц — это то же са­мое, что под­ни­мать ру­жье на Де­да Мо­ро­за.

4. Эти­чес­кие аргу­мен­ты

Ве­сен­няя охо­та на­ру­ша­ет пра­ва ди­ких птиц на жизнь, на естес­т­вен­ную сво­бо­ду, на за­щи­ту от стра­да­ний по ви­не че­ло­ве­ка. Раз­в­ле­че­ние, ра­ди ко­то­ро­го охот­ни­ки- лю­би­те­ли уби­ва­ют гу­сей или дру­гих птиц, не явля­ет­ся вес­кой при­чи­ной, что­бы ли­шать этих жи­вых су­ществ жиз­ни.

Раз­би­е­ние пар при ги­бе­ли одно­го из пар­т­не­ров, о чем шла речь вы­ше, по­ми­мо все­го про­че­го при­во­дит и к стра­да­ни­ям птиц. Осо­бен­но гу­сей, у ко­то­рых па­ры пос­то­ян­ны. Вот, что пи­шет об этом К.Ло­ренц: «Пер­вая ре­ак­ция на исчез­но­ве­ние пар­т­не­ра сос­то­ит в том, что се­рый гусь изо всех сил ста­ра­ет­ся его отыс­кать. Он бес­п­ре­рыв­но, бук­валь­но день и ночь изда­ет трех­с­ло­го­вый даль­ний зов, то­роп­ли­во и взвол­но­ван­но обе­га­ет при­выч­ные мес­та, в ко­то­рых обыч­но бы­вал вмес­те с про­пав­шим, и все боль­ше рас­ши­ря­ет ра­ди­ус сво­их по­ис­ков, обле­тая боль­шие прос­т­ран­с­т­ва с неп­ре­рыв­ным при­зыв­ным кри­ком. С утра­той пар­т­не­ра тот­час же про­па­да­ет ка­кая бы то ни бы­ла го­тов­ность к борь­бе, оси­ро­тев­ший гусь во­об­ще пе­рес­та­ет за­щи­щать­ся от сво­их со­ро­ди­чей, убе­га­ет от бо­лее мо­ло­дых и сла­бых; а пос­коль­ку о его сос­то­я­нии стра­зу же «на­чи­на­ют­ся тол­ки» в ко­ло­нии, то он ми­гом ока­зы­ва­ет­ся на са­мой низ­шей сту­пе­ни ие­рар­хии. По­рог всех раз­д­ра­же­ний, вы­зы­ва­ю­щих бег­с­т­во, по­ни­жа­ет­ся; пти­ца про­яв­ля­ет край­нюю тру­сость не толь­ко по отно­ше­нию к со­ро­ди­чам, она ре­а­ги­ру­ет на все раз­д­ра­же­ния внеш­не­го ми­ра с боль­шим испу­гом, чем преж­де» (Ло­ренц, 2001). Мно­гие ли охот­ни­ки за­ду­мы­ва­ют­ся над тем, что тво­рят?

Вес­ной охот­ни­ки встре­ча­ют выс­т­ре­ла­ми птиц, воз­в­ра­тив­ших­ся до­мой пос­ле дли­тель­но­го и опас­но­го пе­ре­ле­та. Убий­с­т­во жи­вот­ных, при­го­то­вив­ших­ся к вос­п­ро­из­вод­с­т­ву по­том­с­т­ва, всег­да счи­та­лось амо­раль­ным.Ве­сен­няя охо­та не спо­соб­с­т­ву­ет вос­пи­та­нию гу­ман­нос­ти на­ше­го под­рас­та­ю­ще­го по­ко­ле­ния.

 

5. Ре­ли­ги­оз­ные аргу­мен­ты

Ве­сен­няя охо­та пол­нос­тью или час­тич­но при­хо­дит­ся на пе­ри­од Ве­ли­ко­го Пос­та, по­э­то­му вряд ли ее мож­но счи­тать умес­т­ной с точ­ки зре­ния ве­ру­ю­ще­го че­ло­ве­ка. Де­ло не столь­ко в соб­лю­де­нии внеш­них при­ли­чий (зап­рет на упот­реб­ле­ние мя­са), сколь­ко в ду­хов­ной сущ­нос­ти пос­та — са­мо­ог­ра­ни­че­ние и воз­дер­жа­ние для приб­ли­же­ния к Бо­гу. Лю­бое убий­с­т­во жи­во­го су­щес­т­ва в это вре­мя мож­но счи­тать гре­хом.

Ис­лам и иу­да­изм не­га­тив­но отно­сят­ся к лю­би­тельс­кой охо­те во­об­ще (Бо­рей­ко, 2003). Так, в Бу­хар­с­ком хан­с­т­ве охо­та с лов­чи­ми пти­ца­ми для дол­ж­нос­т­но­го ли­ца счи­та­лась по ша­ри­а­ту за­ня­ти­ем не­дос­той­ным и гре­хов­ным и бы­ла воз­мож­на лишь с раз­ре­ше­ния вы­со­ко­пос­тав­лен­но­го ду­хов­но­го ли­ца (Си­ма­ков, 1998). Не при­ем­лют охо­ту и мно­гие вос­точ­ные ре­ли­гии.

По дав­ним языческим сла­вян­с­ким ве­ро­ва­ни­ям счи­та­лось, что вес­ной ду­ши пред­ков на ко­рот­кое вре­мя воз­в­ра­ща­ют­ся в ви­де птиц на зем­лю. В свя­зи с этим, су­щес­т­во­вал це­лый ком­п­лекс зап­ре­тов на дей­с­т­вия, ко­то­рые мо­гут при­нес­ти вред ду­шам. К ним отно­си­лись дей­с­т­вия с остры­ми пред­ме­та­ми и охо­та (Бер­ло­ва, 2003).

Более подробно о вреде  любительской  ( спортивной ) охоты можно прочитать в книге ” Брось охоту-стань человеком” http://www.ecoethics.ru/old/b70/

Пресс-служба КЭКЦ

 

21.06.2019   Рубрики: Нет - спортивной охоте!, Новости