В защиту волков

Марина Шквыря, зоолог, кандидат биологических наук

Есть у нас в законах такой забавный термин, как «вредный вид». Вредитель, в общем. Например, это волк. Критериев в юридическом смысле не существует. В список предлагается верить, как в Евангелие. Ну вот есть список и все тут. Более того, в названии статьи, на которую так любят ссылаться, прописано «хищных и вредных». Таким образом, если читать буквально, в хищные попадают волки, енотовидки, собаки, коты, а во вредных соответственно – остается только серая ворона)). Откуда это взялось? В 47 послевоенном году восстанавливали народное хозяйство. Естественно, в советском стиле, невзирая на потери и преграды и уж, тем более, не думая о всяких там экосистемах. Степные регионы Украины традиционно нагрузили функцией развивать животноводство и давать стране угля – в данном случае, мяса, молока и шерсти. И колхозы, и совхозы давали. Многие тысячи овец, коров, лошадей потихонечку выбивали растительные сообщества, гробили природные экосистемные сложные связи, но заодно и приносили экономический расцвет в регионы. Время было такое – будь ты трижды героем-красноармейцем или даже бригадиром, а за недособранный мешок шерсти можно было получить статус вредителя и саботажника и уехать наблюдать северное сияние. И вот все это стадное многообразие выкидывается в чисто поле на выпас и встречается с местными – с хищниками. Естественно, убытки при подобном выпасе огромного количества под охраной обычных пастухов, были колоссальными. Статистика тогда велась и велась строго. Конечно, какая доля из списанных барашков была убита волками, а какая съедена сотрудниками или потеряна в оврагах, сложно сказать. Но система доносов работала, всех не спишешь, и все-таки сотни животных действительно гибли от волка, на которого свалился с неба ресурс. А так как волка в те годы насчитывали до 7 тысяч на территории Украины, то и фактор для животноводства того – старого формата был существенен. Была объявлена кампания против волка и за счет безумных финансовых и кадровых ресурсов в значимых для животноводства районах численность вида сократили. Но никто не пытался сообщить, что в лесу он тоже прям вредитель. Конкурент – да, безусловно. Но это вопрос менеджмента охотничьего хозяйства.
В современной Украине структура животноводческих комплексов другая. Изменились масштабы, формат, способы содержания и методы охраны. Никакие аграрии не ставят волка на первое место среди обычных для себя проблем. Важнее наличие адекватной госполитики по сбыту продукции. Никакой статистики по ущербу от волка не ведется. Ее, кстати, не так просто вести. Нужны экспертные комиссии и все такое. Т.е. оценить, насколько волк «вреден» невозможно. А главное, запроса на это от фермеров нет. По моим данным сейчас от волка больше страдают мелкие частные хозяйства. И основная причина этого зачастую полное пренебрежение методами безопасности. Очевидно, рентабельнее потерять корову, чем покупать алабаев и электропастух. Все, кто боятся потерять живность – охраняют. Я насмотрелась много дешевых и сердитых способов в разных регионах.
И тут вдруг лесоохотничье хозяйство аккуратненько перетягивает вредителя к себе в законодательство и начинает с ним героически бороться. Спору нет – волк ест оленей. А почему бы и нет, в общем. Он же волк. И этих оленей пользователь охотугодий мог бы сам добыть и продать. Но тут важный нюанс – если фермер считает ущерб от волка как конкретный ущерб в деньгах и килограммах (корова рыжая, одна штука), то охотник предъявляет претензии по факту недополученной прибыли. Это так в экономике называется. Но в природе так не бывает. Этот олень мог не достаться охотнику. Он мог сдохнуть от демодекоза, утонуть, не родиться, уйти на территорию заповедника, наступить охотнику на ногу и принести финансовый ущерб, а не прибыль. Более того, хоть охотник этого оленя кормит, охраняет и даже подпитывает группировку подвозом, равнять оленя и свинью нельзя. По закону пользователь получает угодья в комплекте и обязан «сохранить и приумножить», а значит, уничтожить полностью один из видов за срок своей аренды права не имеет.
Еще важный момент – сам «ущерб» наши гуру охотоведения считают, как китайцы сожранное воробьями зерно (помните такую поучительную историю?) – т.е. в килограммах и косулях. Но, позвольте, в половине регионов дикие копытные в пределах 12 процентов от рациона волка держатся. А еще есть так называемые второстепенные корма – мышевидные грызуны, птицы, рыбы, насекомые, зайцы, байбаки, растения, лягушки. Я вот это знаю. Потому что много лет волчьи экскременты анализировала и останки добычи. А они не знают. Они даже гипотетически не могут сказать, сколько конкретно косули у них в угодьях сожрали именно волки. Потому что для этого надо ногами ходить и не по кварталке. Поэтому называть волка вредителем как минимум, бездоказательно. Ну и не забудем про такие мелочи, как отсутствие в условиях Украины статистически достоверной корреляции между динамиками численностей волка и копытных, а еще о том, что основной фактор катастрофического состояния в Украине с копытными – браконьерство, а точнее коррупция и бесхозяйственность. Даже, если всех волков вывезти на Кубу – оленя, косули, зайца и кабана больше не станет.
Если попробовать разобраться, зачем наше лесагенство так держится за этот статус, становится смешно. Снятие статуса даст волку охранный? Нет. Останется охотничьим видом. Ограничит добычу? Нет. Охотничий без квоты. Что-то я большого количества желающих на него охотиться не вижу. Обычно еще и стимуляция нужна. Появится сезон? Это необязательно, но было бы логично.
Ну так и дайте волку апрель-май. Все равно охотиться на него в этот сезон можно разве что запрещенными методами. Снега нет, загонных охот на копытных нет (а именно эти два фактора обычно и определяют добывание волка за осень-зиму) Плюс рождаются волчата. И вообще это сезон тишины и размножения, а еще пожароопасный период. Даже тот смешной закон про запрет на отстрел беременных волчиц сюда ложится. С УЗИ ж никто в майские праздники по лесу не ходит?
Итак, остается сакральное значение? Дедыдобывали и все такое. Типа, а вдруг идет егерь по лесу, а волк навстречу. А он его, как вредного без всяких там документов в любой день. Сомнительно ради этого с собой снаряжение таскать. Если вот не задуматься о другом: шариться по угодьям в любое время года с ружьем и иметь все возможности для браконьерства, а на все вопросы объяснять, что вы надеетесь волка лютого встретить. Так зачем этот статус волку – для добычи косули или борьбы с вредителем овцеводства?

28.02.2018   Рубрики: Новости, Охрана волков