В Польше может жить больше волков

С доктором Сабиной Новак разговаривает Гжегож Божек

(Опубликовано: Dzikie zycie, 2011, № 6, стр. 14-15, перевод А. Гориславской).

 

На протяжении 10 лет Вы контролируете состояние популяции волка в западной и центральной Польше. Как выглядит ситуация с волками в этих частях Польши?

Сабина Новак: Популяция волка растет. Выразительный рост мы наблюдаем на протяжении пяти лет. В конце 2010 г. все самые большие лесные комплексы западной Польши были заселены волками. Тогда мы приблизительно оценивали популяцию в 90 индивидов, 17-18 групп. В последние месяцы мы зарегистрировали очередные группы. Пока что группировки небольшие, в каждом лесу обычно есть одна волчья семейная стая, которая размножается. Но есть такие места, как напр. Дольношленские Боры, Пуща Нотецкая или Тухольские Боры, где насчитывается от 2 до 4 стай.

В исследованиях популяции волка Союз для Природы “Волк” тесно сотрудничает с учеными из Германии. Как выглядит это сотрудничество и какова эффективность? 

Немецкая популяция волка насчитывает сейчас около 7 стай, проживают они, прежде всего, на просторах, граничащих с Польшей, хотя единичные индивиды наблюдаются уже в окрестностях Гамбурга, и даже дальше на запад. Эти хищники пришли из Польши. Это доказали генетические исследования, которые указывают на близкое родство между немецкими и польскими волками. На протяжении десяти лет мы регулярно встречаемся с немецкими исследователями и обмениваемся информацией, касающейся развития популяции по обе стороны границы, а иногда просто вместе выслеживаем волков. Две из исследуемых нами стай имеют трансграничные территории, воспитывают щенков в Германии, регулярно охотятся у нас или наоборот.

Весной 2009 г. один из немецких волков, снаряженный телеметрическим ошейником GPS GSM, пересек Лужицкую Нысу и прошел через всю Польшу аж в Белоруссию. Ежедневно мы получали от наших друзей, Гесы Клют и Ильки Рейнхардт, которые проводят в Германии исследования над волками, данные о локализации этого индивида. Мы могли следить за его судьбой в Польше. Мы информировали о его путешествии СМИ, а также Региональные Дирекции Государственных Лесов, через которые он проходил. Алан, так он был назван, показал, какими огромными возможностями дисперсии обладают волки. На протяжении четырех месяцев он преодолел свыше 1400 км, переплыл наибольшие польские реки, перешел наиболее оживленные дороги и “протестировал” проходимость экологических коридоров, определенных в 2005 г. коллективом, участниками которого были и мы.

Два года назад наши контакты с Германией обрели более официальный формат. По предложению Министерства охраны окружающей среды Германии, в рамках существующего Польско-немецкого Министерского Совета Охраны Среды была создана Группа Специалистов по вопросам популяции волка. У нас состоялось уже несколько встреч, теперь мы готовим общий доклад о ситуации с волками в наших странах, принципах управления видом, перспективах развития популяции и возможностями общего мониторинга и охраны.

Как немецкие ученые оценивают охрану волка в Польше?

Наши немецкие коллеги понимают, что возвращение волка в их страну было возможно только благодаря высококачественной охране в Польше и беспрепятственному переходу этих хищников из первоначальной популяции в северо-восточной Польше в Германию.

Нашу страну представляют как образец подхода к охране больших хищников в Центральной Европе. Они убеждены, что судьба их небольшой популяции зависит от того, каким образом подходят к управлению этим видом в Польше.

С интересом, и, в то же время, обеспокоенно они наблюдают за ходом процесса подготовки Государственной Стратегии Управления Популяцией Волка в Польше. До них дошла информацию о планах возвращения к отстрелам волков в нашей стране, и они побаиваются, что это создаст угрозу популяции, блокируя приток молодых, неродственных индивидов из Польши, а также приведет к гибели волков, которые, как Алан, отправятся в путешествие в противоположном направлении, на восток.

Все чаще появляются мнения, что популяция волка в Польше слишком многочисленна и следует вернуть редукционные отстрелы. Что Вы думаете об этой идее?

Я не считаю, что популяция волка в Польше слишком многочисленна. Как показывают результаты Общепольской Инвентаризации Волка и Рыси, то это чуть больше 700 индивидов, которые живут приблизительно в 130 семейных группах. Следовательно, только 260 волков способны размножаться: 130 самок и 130 самцов, остальные – это их потомство. Научные исследования показывают, что охоты на волков уничтожают социальную структуру этого вида. Из 134 телеметрически исследуемых стай, которые подверглись охотничьему давлению, в случае убийства родительской пары 85% групп распадалось, и потомство, которое уцелело, покидало территорию.

Если убит один из родителей, 26% стай распадались и рассредоточивались. Большинство хищников, которые уцелели, не выводили потомства в последующие годы.

Как видно из модели пригодности жилищ для волков, разработанной в Институте Биологии Млекопитающих ПАН в Беловежи, в Польше может жить около 1600 этих хищников. Численность и густота популяции вида зависит в значительной мере от пригодности жилищ, в случае волка важна численность диких копытных животных. В Польше численность оленей, серн и кабанов вырастает из года в год. В некоторых регионах Польши их число достигает уровня, угрожающего сохранности лесов, что влечет за собой ежегодные выплаты со стороны Государственного Лесного Хозяйства «Государственные Леса» в размере около 100 млн. злотых на охрану растений от съедания копытными животных. Эта сумма выделяется из наших общих запасов Государственного Бюджета.

Следовательно, мы нуждаемся в больших хищниках, которые едят, главным образом, оленей, серн и кабанов, поскольку охотники, как мы видим, не справляются с проблемой, даже усугубляя ее, в т.ч. излишне подкармливая зимой копытных животных. Единственная фактическая проблема, возникающая из присутствия волков, это нападения на хозяйских животных. Уровень вреда, который наносят волки, в Польше значителен для единичных разводчиков, но невелик по сравнению с другими странами, в том числе теми, где на волков активно охотятся. Возмещения, выплачиваемые за волчий вред в Польше, достигают ежегодно около 400 тыс. злотых. Эта сумма в 12 раз меньше, чем выплачиваемая за вред, который наносят бобры. С убытками, связанными с волками, можно бороться путем улучшения охраны домашнего скота, с вредом бобров бороться значительно труднее. В то же время волки очень эффективно умеют охотиться на бобров, участие этого вида в питании волков может достигать 20 и больше процентов. На западе Польши, в Валецких Лесах, участие бобра в питании волка достигает 8%. Следовательно, достаточно посмотреть немного шире, видя больше чем “зарезанных оленей”, чтобы понять, что волк является союзником лесников и может помочь в регулировании популяции бобра.

На протяжении 10 лет охраны волка в Польше, появилось много новых, очень серьезных угроз для этого вида, возникающих из развития цивилизационной страны. Это фрагментация их жилищ из-за развития сети автобанов, вырастающая смертность на все более оживленных дорогах, уменьшение поверхности лесов в результате урбанизации и туристических инвестиций, а также огромная антропрессия, возникающая в результате развития рекреации в лесах. Существует также браконьерство, но его объемы оценить трудно. Если прибавить к этому негативные факторы охотничьего давления, это повлечет за собой сдерживание деколонизации волками западной Польши, а может также привести к сокращению этого вида в восточной части страны. Если мы хотим сохранить этот вид в Польше, мы должны его защищать во всех больших лесных комплексах, то есть там, где он выполняет свою позитивную роль и позволяет ограничивать популяции диких копытных животных. С другой стороны, следует оставить возможность реагирования интервенционными отстрелами там, где уровень вреда вырастет настолько, что нет возможности помогать им доступными методами охраны.

 

19.08.2018   Рубрики: Новости, Охрана волков