Уточнение концепции заповедников-эталонов

В.Е.Борейко

Исторически теория отечественного заповедного дела рассматривала заповедники как эталоны природы. Предполагалось, что заповедники при помощи специальных мер сохраняют типичные и уникальные естественные природные ландшафты, которые будут служить некими природными эталонами для проведения научных исследований (11). Эти взгляды являются доминирующими в отечественном заповедном деле и по сей день.

Однако, как метко заметил известный американский исследователь истории охраны природы и заповедного дела в России Д. Уинер: «… постепенно концепция эталона стала «проседать» под грузом своей же собственной теоретической и практической ущербности» (12).

К.Д. Зыков, Н.Ф. Реймерс, К.П. Филонов считают, что «опыт отечественных заповедников показывает, что осуществление эталонной функции … проблематично» (32). Одной из причин является проблема внешних воздействий: воздушные и водные загрязнители, синантропотизация, стаи одичавших собак, попадание минеральных удобрений и «сорных» растений, падение уровня воды из-за мелиоративных работ по соседству, шум и т.п. Так, в заповедной степи Аскании-Нова доля синантропных растений уже составила 40% (18).

Другой причиной стала проблема небольших заповедников, прежде всего степных, где введение заповедности способствовало сокращению биоразнообразия (прежде всего растительного) и превращению степи в лесостепь. Другими словами заповедник, призванный воплотить роль степного эталона, со своей задачей не справлялся. Это вызывало резкую критику идеи абсолютной заповедности, классических принципов заповедного дела (13). В качестве альтернативы предлагались и предлагаются регуляционные меры, активные мероприятия по управлению природными комплексами. Что, в свою очередь, еще больше расстраивало природные заповедные комплексы, а также способствовало незаконному коммерческому использованию природных ресурсов заповедников (заготовка сена, древесины, мяса диких копытных и т.п.) (1, 2).

Однако все более-менее встанет на свои места, если мы уточним концепцию заповедников-эталонов с позиции теории детерминированного хаоса, признав хаос дикой природы главной ценностью и целью заповедников.

В этом случае заповедник будет рассматриваться не как эталон типичных и уникальных природных ландшафтов, а как эталон естественного, спонтанного хода природных процессов (32). Тогда не нужно будет бояться постепенного, спонтанного, хаотического превращения заповедной степи в лесостепь, заповедной степи — в лес и т.п. Теория детерминированного хаоса позволяет более спокойно относиться к колебаниям численности «вредных» насекомых, пожарам, рассматривая их как простое нелинейное взаимодействие ряда компонентов. Кислотные дожди и другие загрязнения окружающей среды, а также глобальное потепление не будут вступать в резкое противоречие со взглядами на заповедник как эталон естественного, спонтанного хода природных процессов.

В свою очередь все изменения, происходящие в относительно естественной дикой природе (первозданной природы в настоящее время на Земле не существует), будут представлять ценнейший материал для научных исследований, имеющих прежде всего длительный, мониторинговый характер.

Причем, состояние детерминированного хаоса может поддерживаться не только в больших по площади заповедниках, сохраняющих саморегулирующиеся природные экосистемы. Какими бы маленькими по площади и неполными (без копытных, крупных хищников) не были заповедные экосистемы, они по-прежнему обладают мощными регуляционными природными механизмами. Хаосу подвластна природа и небольших заповедников (спонтанные процессы преобразования заповедной степи в лесостепь тому пример), а также те части заповедников, имеющие антропогенный характер. Пример Чернобыльской зоны, где с 1986г. прекращено хозяйственное использование, показывает, как успешно хаос может восстановить дикую природу.

В данном случае, как считают Н.Ф. Реймес и

Ф.Р. Штильмарк, «заповедание может осуществляться как восстановительный акт, своеобразная «реанимация» природной системы» (17).

Новое целеполагание

для заповедников

Согласно Закону «О природно-заповедном фонде Украины», заповедники создаются с целью «сохранения в естественном состоянии типичных или уникальных для данной ландшафтной зоны природных комплексов со всей совокупностью компонентов» (15). Однако сохранение типичных или уникальных природных компонентов дикой природы во времени даже с учетом серьезного вмешательства человека невозможно.

«Мы не можем сохранить дикую природу как сохраняют клубнику — собранную, сваренную и закрытую в банки. Сохранять дикую природу это означает сохранять ее автономию и свободу» — пишет американский эколог и экофилософ Джек Тернер (3). Хотим мы этого или нет, все равно природные компоненты будут изменяться во времени. В заповедниках будут появляться новые виды микроорганизмов, растений, животных, изменяться растительные сообщества, берега рек, уровень грунтовых вод, выветриваться песчаники. Поэтому данная цель, записанная в украинском законе, является нереальной.

Еще более противоречивой и запутанной является цель заповедников, обозначенная в российском Законе «Об особо охраняемых природных территориях»: «Сохранение и изучение естественного хода природных процессов и явлений, генетического фонда растительного и животного мира, отдельных видов и сообществ растений и животных, типичных и уникальных экологических систем» (14). По сути здесь смешаны два рода деятельности заповедника: охрана и наука. Что касается науки, она не может являться целью, а есть лишь одна из главных задач заповедника. Ибо без заповедности исследования в заповеднике становятся научно неинтересными.

Теперь давайте разберем природоохранную часть сформулированной цели заповедника в данном Законе. Мы поддерживаем первую часть формулировки: «Сохранение (…) естественного хода природных процессов и явлений». Однако эта часть противоречит сохранению «отдельных видов и сообществ растений и животных, типичных и уникальных экологических систем». В этом можно убедиться на примере функционирования степных заповедников, где режим абсолютной заповедности, необходимый для сохранения естественного хода природных процессов и явлений (например, зарастание степи кустарником), мешает сохранению уникальной экологической системы — степи.

Поэтому данное целеполагание для заповедников, записанное в российском Законе, также не может быть признано осуществимым. Более того, оно провоцирует постоянные конфликты в менеджменте заповедников между сторонниками абсолютной заповедности и экологами-регуляторами.

Выйти из этой патовой ситуации можно только одним путем — законодательно закрепив цель заповедников в такой формулировке: «Целью природных заповедников является поддержание естественных спонтанных природных процессов и явлений». Путем сохранения хаоса дикой природы в условиях заповедности. Даже при условии сокращения биоразнообразия или изменения типичных или уникальных природных ландшафтов. Что же касается сохранения сообществ или отдельных видов флоры и фауны, уникальных или типичных природных ландшафтов — то это может быть целью национальных парков, заказников, других ОПТ, не ставящих во главу угла поддержание хаоса дикой природы.

Более подробно о вопросах заповедности можно  прочитать в книге В.Е.Борейко ” Заповедники, заповедность и живородящий хаос”  http://ecoethics.ru/books/ohrana-dikoy-prirody/

18.11.2017   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости