Харьковский государственный медицинский университет, e-mail: ekar@rocket.kharkov.ua

1. ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ:

ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ЭКОФЕМИНИЗМА

Экофеминизм как идеологическое движение и теоретическое направление возник в начале 1970-х годов сначала во Франции и США, а затем во многих других странах. Он основывается на утверждении, что потребительское отношение к природе и притеснение женщин тесно взаимосвязаны. Согласно экофеминизму, сексизм и деградация природы предопределены тем, что западная мысль склонна во всем замечать принадлежность либо к разуму и духу, абстрактному мышлению, научному методу, технологии, контролю, либо к природе, телу, флоре, фауне, репродуктивности, интуиции. С делением на эти иерархические оппозиции связывается вся динамика западного патриархата как главного источника экологических разрушений.

Экофеминизм возражает против того, что культура и общество отделены от природного мира, а наука и экспертные знания вытесняют традиционное народное знание. Обладающий ценностью общественный мир вырван из всего комплекса человеческого существования, большая часть которого остается в частном, домашнем мире. Более того, маскулинное/мужское противопоставляется в культуре феминному/женскому как более высокая ценность.

История экофеминизма отражена в текстах, ему посвященных, в широком вовлечении женщин в рассмотрение вопросов, касающихся окружающей среды, в развернувшемся во всем мире grassroots активизме. Размеры и влияние экофеминизма зависят от того, как широко его толковать. Узкое определение охватывает тех женщин (и мужчин), которые открыто идентифицируют себя как экофеминисты. Многие из них являются учеными, стремящимися утвердить его и как вид научной деятельности и как движение. Широкое определение экофеминизма включает всех женщин, которые проводят кампании по вопросам окружающей среды, даже если феминистские или экофеминистские убеждения ими специально не подчеркиваются.

В 1974 г. французская исследовательница Дюбон (именно с ее именем связывается появление самого слова "экофеминизм") призвала женщин к экологической революции во имя спасения жизни на земле. Она попыталась доказать, что мужской контроль над производством и женской сексуальностью приводит к двойному кризису: Во-первых, к разрушению окружающей среды посредством сверхприбыльного производства. И, во-вторых, к демографическому кризису посредством искусственного манипулирования процессом рождаемости. Очевиден факт влияния Дюбон на все последующее развитие экофеминизма. Она коснулась ряда вопросов, которые стали центральными для экофеминистского движения: кризис современности как экологический счет, предъявленный прогрессу; критика (западной) патриархатной системы как причины этого кризиса; призыв к женщинам и мужчинам, разделяющим идеи экофеминизма, добиваться социальных и экологических изменений.

Хотя экофеминизм появился в разных странах приблизительно в одно и то же время, однако Соединенные Штаты доминировали на ранних этапах развития экофеминистского мышления. Бывший католический теолог Мэри Дэли познакомила бостонских студентов с работой Дюбон в 1974 году. В том же году была проведена конференция "Женщина и окружающая среда" в Калифорнийском университете, Бэркли. Теолог Розмари Рэдфорд Руттер прочитала лекции по теме "Женщина и экология" в Каламазо Колледже, заявка на подобный курс лекций была сделана в сельскохозяйственный департамент Калифорнийского университета, Бэркли, поэтессой Сюзан Гриффин.

Экофеминизм соединил воедино элементы феминистского движения и движения зеленых, вдохнув новые силы в каждое из них. Он взял от зеленых заботу о последствиях человеческих действий в природном мире, а от феминизма - критику тендерной асимметрии в обществе. Если философию феминизма характеризуют как ориентированную на практику, то в еще большей степени это касается экофеминизма.

Экофеминизм начинает с базисного принципа экологии: все живые организмы должны рассматриваться в отношении к их природному окружению. Экосистема, окружающая любой живой организм, накладывает ограничения на условия его существования. Неспособность человечества уважать свои экологические пределы приводит к современному экологическому кризису. Представители движения зеленых, в свою очередь, делятся на тех, кто признает, что общество, используя свою технологическую и техническую изобретательность, способно преодолеть экологические проблемы или адаптироваться к ним (light ecology), и тех, кто считает, что человечеству необходимо фундаментально переосмыслить свое отношение к природному миру (deep ecology).

Экофеминизм склоняется к точке зрения глубинной экологии (deep ecology). Природный мир и человечество рассматривается в его рамках как взаимосвязанное и взаимозависимое целое. Преодоление сложившейся тенденции развития этой целостности связано с пересмотром оснований и принципов взаимодействия ее частей. Несмотря на то, что экофеминизм разделяет с зелеными тревогу по поводу экологического ущерба, причиненного современными социально-экономическими и милитаристскими системами, он, в свою очередь, показывает неспособность экологического движения и его теоретиков адекватно соотнести причины экологических проблем с последствиями мужского доминирования и женского подчинения в культуре. Эта неспособность обусловлена, главным образом, мужским доминированием в самом движении зеленых. Хотя не стоит отрицать того, что теоретики "зеленых" и активисты экологического движения уделяют феминизму больше внимания, чем большинству других политических перспектив.

2. ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ЭКОФЕМИНИЗМА

Либеральный, спиритуалистический (культурный) и социалистический (социальный) феминизм озабочены ухудшением взаимоотношений между обществом и природой, но каждый по-своему оценивает методологические основания и практические перспективы экофеминизма.

Либеральный феминизм считает опасным утверждение о том, что биологическое разделение по половому признаку и социальное разделение людей по гендерному признаку связано с природными, биологическими особенностями мужчин и женщин. Поднимать вопрос об ассоциации женщин с природой, а равно и позитивно утверждать это, с точки зрения представительниц либерального экофеминизма, является регрессивным побуждением. Такой подход подрывает результаты борьбы, которую женщины вели против их иденти-фикации с природой, служившей оправданием женской подчиненности. Женщины оказались несправедливо отстраненными от выполнения равной с мужчинами роли в общественной жизни. Либеральные эко-феминистки связывают реформирование отношений к природе с утверждением новых законов и их регулированием.

Другие экофеминистки убеждены, что глубокие духовные преобразования должны предшествовать радикальным политическим преобразованиям. Именно сила феминности может направлять женщин в сторону осознания полярных противоположностей мужского и женского и одновременно заботиться об их взаимосвязи в большей мере, чем об их конфликте и разделении.

Представительницы спиритуалистического экофеминизма (именно он доминирует в культурном экофеминизме) заявляют, что они могут обнаружить специфическую женскую духовность путем провозглашения ценности старых форм мудрости. Это обеспечит основу для усиления женщин вне патриархатного контроля, который стремился стереть эти формы знания и опыта из памяти. Главным фокусом их критики является иудейско-христианские доктрина - то есть западная религия как символ западной патриархальной культуры. Во вступлении к антологии "Возрастание женской духовности", которая была опубликована в 1979 г., Кэрол Крист и Джудит Пласкоу утверждали, что феминистская духовность затрагивает четыре важных вопроса. Во-первых, это проблема образа и языка бога, которые являются исключительно мужскими. Во-вторых, это проблема души и тела, являющаяся центральной идеей христианства, в котором плоть - это грех пребывания на Земле, это только тяжкий труд на пути к Царству небесному. В-третьих, это утверждение женского духовного опыта и истории. И, в-четвертых, это разработка новой теологии и новых ритуалов. Феминистская духовность ориентируется на земные ценности, а не устремлена к небесам. Она обеспечивает создание образов духовности в форме женских божеств и знаменует духовную природу физического мира. Спиритуалистический экофеминизм соединяет сконцентрированные вокруг женщин ценности (материнство, воспитание, забота) и прославление женских тел. Женская телесность привносится в космологию, которая стремится идентифицировать и соотнести мужские и женские силы. Трансцендентному богу противостоит имманентная богиня.

Многие экофеминистки стремятся воссоздать потерянный мистический мир старых, ориентирующихся на землю религий, связанных с язычеством, колдовством, магией и почитанием богинь: "В древние времена мир был един. Биение барабанов было биением сердца земли - во всем ее загадка, очарование, изумление, страх и ужас. Наши ноги танцевали в священных пещерах, чествуя духов природы. Все, что позже было разделено на молитву и музыку, ритуал и танец, игру и работу, первоначально было единым".

Спиритуалистический экофеминизм черпает вдохновение из предыстории человечества и из сохранившихся племенных религий, в особенности, из религиозных верований коренных народов Америки, Австралии и Новой Зеландии.

Спиритуалистические феминистки отличаются друг от друга в зависимости от того, рассуждают они о реальном существовании богини или же о ее существовании в качестве символа. Стархок, первый национальный президент церкви "Завет богини", утверждает: "Это зависит от того, что я чувствую. Когда я чувствую свою слабость, она представляет то, что может помочь мне и защитить меня. Если я чувствую себя сильной, она символ моей силы. Иногда я чувствую ее как природную энергию в моем теле и в мире".

Кэрол Крист заявляет, что религия поддерживает глубинную человеческую потребность в символах и ритуалах, которые дают возможность людям справиться с предельными ситуациями в человеческой жизни (смерть, зло, страдание), а также помогает пройти важные жизненные этапы (рождение, сексуальность, смерть). Она понимает духовность как важный источник доверия к женщинам. Подобно многим феминистским теологам, Крист анализирует нападки на женщин, предпринятые в подготовленном двумя доминиканскими монахами и изданном в 1486 году "Молоте ведьм". Этот трактат утверждал, что все способности ведьм происходят от похотей их плоти.

Утверждение женской телесности и сексуальности очень важно для спиритуалистических феминисток. Ритуалы, включающие менструальную кровь и другие аспекты женских тел, которые в мужских религиях рассматриваются в качестве табу или объявляются нечистыми, здесь, наоборот, возвеличиваются. Таковы, например, убеждения сторонницы языческой религии Мириам Соморс.

В то время, как спиритуалистический экофеминизм начинается с ассоциации между женщинами и природой, социалистический экофеминизм, который наиболее заметен среди разновидностей социального экофеминизма, основывается на признании экономического неравенства и вытекающей из него системы доминирования в обществе. Представительницы этого направления утверждают, что просто переделав мифы из мужских на женские, из "плохих" на "хорошие", мы не изменим нашей социальной реальности. Доминирование над природой и женщиной возникает в обществе и, следовательно, также в обществе должно разрешаться.

Кэролин Мерчант, одна из первых защитниц положения о совместимости социализма и экофеминизма, приходит к выводу: "хотя культурный феминизм внедрился глубоко во взаимодействие женщин и природы, социальный и социалистический эко-феминизм содержит потенциал для более содержательной критики доминирования и высвобождения и утверждения социальной справедливости". Ее наиболее известная книга "Смерть природы" представляла собой феминистскую критику идеи природы в период научной революции. В ней она коротко упомянула о социализме в контексте социально-феминистской цели революционизирования экономических структур. Достижение этой цели позволило бы уравнять возможности мужского и женского труда и реформировало бы капиталистическую систему, создающую прибыль путем перерасхода природных и человеческих сил. В последующих работах Мерчант расширила сферу взаимоотношений между экофеминизмом и другими феминистскими перспективами. В своей книге "Радикальная экология" она рассматривает социалистический экофеминизм как часть радикального экологического движения.

Главный источник проблемы, по мнению Мерчант, в разделении труда по половому признаку, потому что общество старается отделить себя от природы, выделиться из нее посредством системы производства. Мужчины преобладают в сфере производства средств производства, в то время как сфера домашней жизни обслуживается женским неоплачиваемым трудом. В результате женщины и мужчины становятся отчужденными друг от друга и от результатов их труда. По ее мнению, необходим многоуровневый структурный анализ, который рассматривает диалектическое отношение между производством и воспроизводством в контексте взаимоотношений как между обществом и природой, так и между мужчинами и женщинами.

Социалистический эюфеминизм, утверждает Мерчант, избегает крайностей как эссециализма, так и социального конструктивизма. Точно также он избегает крайностей в оценке патриархата и капитализма как систем эксплуатации. Кэролин Мерчант выступает против деления экофеминистского движения на противоречивые направления, считая, что интересы этих направлений переплетаются. Главная их задача поддержать жизнь на земле, обеспечить ее воспроизводство. Это движение, по ее мнению, не установило пока нового социалистического порядка, но оно предлагает новое видение мира, в котором расовые, классовые, половые и возрастные барьеры будут элиминированы и основные человеческие потребности будут удовлетворены.

3. ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКОФЕМИНИЗМА

Политическому влиянию экофеминизма мешает тот факт, что нередко его, по-прежнему, идентифицируют только с культурно-спиритуалистическими феминистическими основаниями, а, следовательно, в его адрес направляют упреки в эссенциализме, романтизме и политической наивности.

Экофеминизм порой рассматривается как постулирование биологически детерминированного единства между женщинами и природным миром, которое противопоставляется миру мужчин. Критики утверждают, что такая перспектива является реакционной. Она представляет ложно обобщенный образ "женщины", который игнорирует различия и неравенство между женщинами. Хотя все женщины имеют общие черты, свидетельствующие об их подчиненном положении в обществе (зависимость, подчиненность, домашний труд, сексуальная эксплуатация), они также разделены между собой, потому что одновременно интегрированы в различные структуры угнетенных и угнетателей. Большая часть этой критики была адресована экофеминизму Соединенных Штатов.

Некоторые аспекты спиритуалистического экофеминизма, конечно, заслуживают критики за романтизацию женской телесности, женского опыта, женской истории. Однако не стоит отрицать его стремления объяснить проблемы женской идентичности, которое в большей мере разрушало старые гендерные стереотипы, чем либеральный феминизм. Спиритуалистический эко-феминизм, вырастая из радикального культурного феминизма, по-своему создавал возможности для налаживания связей между западными и не западными, цветными и белыми женщинами. Барабара Эпштейн подчеркивает, что развитие духовности в рамках экофеминизма является позитивной тенденцией, и оно будет способствовать созданию тесных контактов между белыми и цветными женщинами. Однако слабость последнего состояла в том, что он сделал акцент на персональной духовной трансформации.

Частью огромного проекта, пробивающего брешь в оппозиции "природа-культура", "мужчина-женщина" и широко обсуждаемого в рамках современного экофеминизма, является также миф о киборге, развиваемый Донной Харревей. Трансгрессия, осуществляемая киборгом и размывающая границы между человеком и машиной, человеком и животными, человеком и природой, мужчиной и женщиной, с одной стороны, обескураживает поклоняющихся технологии, а с другой стороны, объединяет всех людей, способствуя возрастанию ответственности за машины, ими создаваемые.

Итак, не существует единого экофеминизма. Тенденции, просматривающиеся на пересечении эссенциалистского и социально-конструктивистского подходов к определению характера связей между женщинами и экологическими условиями, позволила Карен Варрен (1996) применить к эко-феминизму метафору "квилтинга" (изделие из лоскутков). Квилтинг-экофеминизм предполагает как самоидентификацию культур в определенных природных условиях, так и диалог между ними, что способствует укоренению в современном обществе эпистемологической и практической ответственности за характер отношений между природой и обществом, мужчинами и женщинами.

This work is supported by the Research Support Scheme of the Open Society Support Foundation. Grant No.: 569/2000