Свобода дикой природы Вл.Борейко

Благодарю леса и горы,
За вольность вашу и мою!
Для всей природы непокорной
Свободу жизни – признаю.
Я признаю природы право.
Жить так, как нужно только ей -
Хоть прямоствольно, хоть коряво.
Зато отдельно от людей!

Быть разуму – не подчиненной,
Пусть жизнь Иного бытия
Течет по собственным законам
Со мною
Или – без меня.
В. ФЕДОРЧУК.

ЧТО ТАКОЕ ДИКАЯ ПРИРОДА

Понятие <дикая природа> самым тесным образом связано со свободой и
независимостью. По одному из определений <дикая природа> – это
саморегулирующаяся, саморазвивающаяся, независимая среда обитания диких
животных и растений. Это место, оставшееся в значительной мере не
управляемым и не измененным людьми, находящееся в своевольном,
самоопределяющем, самоупорядоченном, неконтролируемом состоянии.

Дикая природа существует сама по себе и сама для себя.

Понятие <дикая природа> исходит от древне-кельтского выражения, которое
означает <независимые, самостоятельные земли>. Они не могут быть ни
прирученными, ни дрессированными. Они свободны от всяческой человеческой
колонизации.

Дикая природа по определению должна быть дика и свободна. Это ее главная
физическая характеристика. Само понятие <дикая>, как писал Генри Снайдер,
несет в себе подтекст беспорядка и нарушения законов (цит.по: 5). Ибо всякий
порядок лишает права на свободу. Дикая природа – это земля с собственной
волей.

ЧТО ТАКОЕ СВОБОДА ДЛЯ ДИКОЙ ПРИРОДЫ

<Я называю свободной такую вещь, которая существует и действует по необходимости, вытекающей лишь из ее собственной природы...> – писал Б.
Спиноза (14).

Существование дикой природы и свобода с самого начала неразделимы. Может ли
существовать дикая природа без свободы? Может ли вообще являться природа
дикой без свободы? Свобода проявляет себя как позволение быть тому, что
существует. Генри Торо понимал под свободой дикой природы автономию и
самоуправление.

Американский экофилософ Т. Бирч, называя дикую природу Иным, писал: <Иное не может по существу являться тем, что определяют, анализируют, понимают, оно должно быть и оставаться Иным. Поддержка Иного предполагает прежде всего защиту свободы этого Иного, которая дает возможность абсолютной спонтанности и способствует появлению новизны...> (цит. по: 1).

Без свободы дикой природы не может быть по определению. Свобода дикой
природы – это существование природы в своем естественном состоянии,
неодомашненном, некультивируемом, нецивилизованном, непослушном, грубом,
бурном, буйном, диком, беззаконном, яростно тревожном. Свобода дикой природы
неразрывно связана с дикостью. Под дикостью понимается процесс и сущность
природы, качество видов, индивидов живых существ, экосистем, определяющее
степень независимости от человеческого контроля, исторически или в настоящее
время.

Подводя итог сказанному, можно заключить, что свобода дикой природы – это:

1. Отсутствие внешнего принуждения, контроля и ограничений, накладываемых
человеком на дикую природу.

2. Возможность дикой природы действовать в соответствии со своей собственной
волей, без каких-либо ограничений, установленных человеком.

3. Способность дикой природы действовать в соответствии со своими интересами
и целями, свобода выбора, возможность поступать как хочется.

4. Защите ее от тирании человека.

5. Возможность дикой природы пользоваться своими правами.

СВОБОДА – ЭТО ВАЖНЕЙШЕЕ
СВОЙСТВО И ПРАВО ДИКОЙ ПРИРОДЫ

ИДЕЯ СВОБОДЫ ДИКОЙ ПРИРОДЫ
В КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЯХ

ЗАПАДА И ВОСТОКА

Имперские замашки человека поработить и контролировать дикую природу не были
характерны для всех без исключения культурных традиций Запада и Востока.
Многие выдающиеся мыслители, поэты, писатели, художники восхищались свободой
дикой природы и говорили о необходимости ее защиты. Старинная синтоистская
заповедь призывала не нарушать свободу священных уголков дикой природы:
<Никогда не режьте ничего, никогда не возводите ничего, не утверждайте, никогда не выясняйте ничего в святых природных местах, добираясь до научной истины и не разбирайте, не деформируйте ничего по этой же причине. Не охотьтесь, не ловите рыбу, не прореживайте лес, не поджигайте и не тушите горящее> (цит.по: 7).

В <Дао те Чинге>, основной классике даосизма, сказано:

<Мы должны культивировать в умах народа путь недяния относительно природы и позволить природе быть самой> (цит. по: 1)

Средневековый китайский поэт Ли Тай бо писал, что дикая природа – это другое
небо и другая земля, в ней нет ничего людского> (цит. по: 5). <Свобода находится в горах и лесах> – заявил японский поэт Киникида Доппо (цит. по:
5).

Язычники испокон веков запрещали вносить какие-либо изменения в свои
священные рощи, являющимися по сути участками дикой природы.

На Западе одним из первых заговорил о свободе дикой природы (<дикая природа богата свободой!) английский поэт Уильям Вордсворт (цит. по: 5). Генри Торо писал: <Мир человека для меня - оковы; мир природы свобода> (цит. по 16).

Известный российский пионер охраны природы, ученый-зоолог и поэт А.П.
Семенов-Тян-Шанский в своих статьях именовал дикую природу не иначе как
<свободной природой>, заявив, что <свобода необходима для природы также, как она необходима для людей> (цит. по: 10).

Однако наиболее полно идея свободы дикой природы получила свое развитие в
американских культурных традициях. Известный американский философ Генри Торо
заявил еще в 19 веке, что все хорошие вещи – дикие и свободные (цит. по: 5).
Природоохранник и писатель Дейв Формэн развил его взгляды, полагая, что
<дикой природе нужно позволить идти своим путем, а не <возделывать> ее, как
учит Библия> (цит. по: 6). С ним солидарен современный американский
экофилософ Х. Ролстон III:

<Дикая природа имеет свою автономию, которой нет в искусстве. И мы должны предоставить ей возможность следовать своим путем, оставив ее в покое... Никто не может считаться человеком с моралью, если не уважает целостность и достоинство того, что мы называем дикой природой...> (цит. по: 6).

ЗАЧЕМ НУЖНА СВОБОДА ДИКОЙ ПРИРОДЕ

Свобода есть необходимое условие естественного развития не только человека,
но и всего живого.

Свобода дикой природы – это не предмет роскоши. Она – инструмент, без
которого не может быть ни успешного эволюционного развития, ни богатого
биоразнообразия. Свобода необходима дикой природе для сохранения процесса
формирования новых видов животных и растений, течения жизни дикой природы и
собственного эволюционного процесса. Свобода – основное условие
существования дикой природы. Ее потеря уменьшает, ограничивает способность
природы к созиданию. Свобода нужна дикой природе прежде всего для
творчества. Ее отсутствие означает для дикой природы биологическую и
моральную деградацию. Свобода обеспечивает качество благосостояния, динамику
развития дикой природы, спонтанное развитие естественных природных
экосистем, а также такое важное качество дикой природы как дикость.

Спонтанная активность дикой природы – это активная творческая работа,
свободная деятельность дикой природы, в ее определение входит буквальное
значение латинского слова sponte – сам собой, по собственному желанию.
Отсутствие свободы разрушает богатство биоразнообразия даже там, где оно
имелось. Политика несвободы означает войну против дикой природы. Несвобода
нужна для разжигания страха и ненависти к дикой природе и в конечном итоге
уничтожения последней.

Нужно ценить свободу дикой природы как за ее ценность для людей, видов живых
существ, экосистем, но и как благо само по себе.

СВЯЗЬ МЕЖДУ СВОБОДОЙ ДИКОЙ ПРИРОДЫ И СВОБОДОЙ ЧЕЛОВЕКА

Слово <свобода>, как пишет известный американский экофилософ М. Букчин,
впервые появилось тысячи лет назад в древнем самаритянском языке и буквально
означало <возвращение в матери> (цит. по:13).

Свобода дикой природы и свобода людей обладают неразрывными связями.
Невозможно защитить свободу в человеческом обществе, подавляя ее в природе.

Будучи свободной, дикая природа сама обладает ценностями свободы, ибо
предоставляет человеку три вида свобод. Она является основным источником
интеллектуальной свободы или творчества, духовной свободы, или
артистического вдохновения, а также политической свободы, так как
предоставляет убежище от авторитарного правительства и политического
угнетения.

В романе Дж. Оруэлла <1984> правители полицейского государства запретили
дикую природу, поскольку она поддерживает свободу мыслей и действий. Этот
факт получил историческое подтверждение в СССР в 1951 году, когда Сталин
лично подписал постановление о закрытии почти ста заповедников. Вполне
возможно, он понимал, что участки дикой природы являются островками
свободы – последним убежищем от тоталитаризма.

Уэйленд Дрю исследует три самых выдающихся антиутопических романа своей
эпохи (<Мы> Евгения Замятина, <Мужественный Новый Мир> Хаксли и <1984>
Оруэлла) и открывает, что все три работы приводят сравнение между будущей
эрой тоталитаризма и архаической эрой первобытности в природе. Только
возвращаясь к последней, утверждают писатели, возможно спасение от
тоталитарного преследования, только бегством к свободной природе можно
спасти мир.

Другими словами, дикая природа рассматривается как необходимое условие
свободы личностного поведения и выбора.

Ф.Р. Штильмарк, ссылаясь на американского историка охраны природы Дугласа
Уинера, писал: <Ведь советские заповедники, которые он называл <островами свободы>, спасали не только природу, но и российскую интеллигенцию, в
частности, многих из обильной прослойки <русских немцев>. Лишь для примера
можно вспомнить Юргенсона, Крепса, Кнорре, брата и сестру Грюнеров – все они
уцелели лишь благодаря тому, что работали в заповедниках> (15).

Этот аргумент также относится и к некоторым концепциям экофилософов,
предполагающим, что человек, изгоняя и отчуждая себя от природы, тем самым
порабощает себя.

В своем романе <Отшельники пустыни> американский писатель Э. Эбби отстаивает
свободу дикой природы <по политическим причинам>. Он полагает, что людям
нужны дикие территории, чтобы они служили как возможное святилище, место
защиты от давления правительственных структур и как плацдарм для борьбы с
диктатурами.

Эбби предостерегает, что в современном мире могут произойти изменения, когда
любой диктаторский режим потребует уничтожить дикую природу: возвести
плотины на реках, высушить болота, вырубить леса, разрушить горы, оросить
пустыни, вспахать целинные степи, а национальные парки превратить в площадки
для парковки. Поэтому Эбби призывает людей защищать свободу дикой природы
еще и для того, чтобы сберечь свою свободу – <у человека не может быть свободы без дикой природы> (цит. по: 6).

Свобода людей должна быть совместима со свободой дикой природы. Свою свободу
человек должен утверждать не через уничтожение дикой природы, подавляя ее
свободу, не через контроль над ней, а через логическое согласование своего
свободного существования с принципом свободного существования дикой природы
(коэволюции, экологического согласия с природой).

ЗАПОВЕДНИКИ КАК МЕСТА
РЕАЛИЗАЦИИ МАКСИМАЛЬНОЙ СВОБОДЫ ДИКОЙ ПРИРОДЫ.

ИДЕЯ АБСОЛЮТНОЙ ЗАПОВЕДНОСТИ

Философия современного заповедного дела – это философия свободы и
справедливости. Обеспечить свободу дикой природы можно несколькими путями.
Во-первых, признанием ее прав. Во-вторых, установлением конституционных
ограничений на действия человека. В третьих, предоставлением ей
заповедников, то есть места свободы.

Идея создания заповедников, заключающаяся в полном ограничении не только
хозяйственного использования природной территории, но в идеале прямого и
непосредственного вмешательства человека в природные процессы (абсолютная
заповедность) – была выдвинута выдающимся российским пионером охраны природы
Г.А. Кожевниковым в 1908 г. <Не надо ничего устранять, добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты> (8).

Позже ее главным пропагандистом стал известный российский деятель
заповедного дела д.б.н. Ф.Р. Штильмарк: <Главное же - оставить заповедник и всю его заповедную природу в покое, не беспокоясь о ней, не переживать, что там погибнут кабаны от перенаселенности или бескормицы, что вороны выклюют птенцов цапель, что расплодятся лоси, которые съедят лесной молодняк и что возникнет <эталон деградации>: Само собой – не рубить лес, и пусть он
зарастет, как ему вздумается, вот это и будет дикая заповедная природа,
которую сейчас чаще можно найти вне территории официальных заповедников, чем
в таковых. И это, быть может, главное богатство нашей страны> (9).

По Г.А. Кожевникову и Ф.Р. Штильмарку смысл абсолютной заповедности, к
которой в идеале должен стремиться каждый заповедник, состоит в том, чтобы
предоставить дикой природе максимальную свободу, возможность идти своим
путем, развиваться по собственному замыслу.

<Люди могут жить и в городах, и в садах, и в парках, заповедники же должны быть безлюдными - вот вам простая суть, которая пока недостижима, и не только из-за цивилизации, но и по немощи наших экологов. Именно они утверждают, будто подлинная заповедность ведет к деградации, требует постоянного вмешательства, контроля и регулирования, они настояли на конвергенции заповедников и национальных парков, провозгласили необходимость интеграции охраняемых территорий в общую социальную сферу, короче говоря, разрушили таинство заповедности. Откровенно говоря, нам вообще не надо знать, что будет происходить в заповедниках, - пусть в этом разбираются потомки наших потомков, тогда как от нас требуется только одно - не вмешиваться, оставить участки природы в покое, оберегать их от любых вторжений, будь это хозяйственник, браконьер или эколог-регулятор> (15).

Идея абсолютной заповедности – это идея свободы дикой природы и ее дикости,
то есть спонтанного развития и качества. Абсолютная заповедность – идеальное
условие существования дикой природы в современном и особенно в будущем мире.
Цель абсолютной заповедности – защита права дикой природы на существование,
процветание и свободу. Это идеальный режим, направленный на сохранение
спонтанного развития естественных природных экосистем. Абсолютная
заповедность – это когда дикой природе дозволено все. Главное требование
абсолютной заповедности – отойди и никогда ничего не трогай.

Ф.Р. Штильмарк пишет:

<Этот важнейший и основополагающий для подлинной заповедности принцип заключается в том, что на территории заповедников люди не должны вмешиваться в естественный ход природных процессов, они как бы добровольно отстраняются от всякого управления, совершенствования, улучшения, по возможности сокращая до минимума любые формы своего влияния на природу (косвенные влияния, такие как глобальное загрязнение или тепловое воздействие на атмосферу в заповедниках устранить пока невозможно, речь идет прежде всего о прямых и непосредственных вмешательствах)> (9).

По сути, свободу дикой природы могут защищать и другие категории охраняемых
территорий – национальные парки, заказники, региональные парки и т.п.
Теоретически они отличаются друг от друга лишь степенью свободы дикой
природы. Наибольшей степенью свободы дикой природы должны обладать
заповедники.

Заповедание – это предоставление свободы дикой природе. Поэтому главным
принципом управления заповедником должно быть обеспечение как можно больше
свободы дикой природе (7). К сожалению, свобода дикой природы подавляется в
большинстве заповедников, не говоря уже о национальных парках, заказниках и
других ОПТ. В заповедниках узаконены так называемые регуляционные
мероприятия: косьба сена, рубка леса, отстрелы животных, значительный вред
свободе дикой природы заповедников наносит туризм, неэтичная
экопросветительская и научная деятельность.

Однако, свобода неразделима. Уничтожение свободы дикой природы в одном месте
подрывает свободу в другом. Разгром свободы дикой природы в одном
заповеднике наносит ущерб всей заповедной системе. Невозможность защитить
свободу в одном участке дикой природы потребует уплаты более высокой цены
завтра и послезавтра.

<Мы не можем сохранить дикую природу, как сохраняют клубнику, собранную, сваренную и закрытую в банки. Сохранять дикую природу - означает сохранять ее автономию и свободу> – пишет современный американский экофилософ Д.
Тернер (3). Он остро критикует американские национальные парки, где главные
принципы – контроль, управление и организация охраны, а совсем не защита
свободы дикой природы. По его мнению нам нужна <новая экологическая мораль, основанная не на контроле над дикой природой, а на защите ее свободы, естественности, хаоса и путаницы> (3).

Д. Тернер самостоятельно приходит к идее абсолютной заповедности,
высказанной век назад русским ученым Г.А. Кожевниковым:

<Почему не работать над тем, чтобы выделить обширные области, где мы будем ограничивать все формы человеческого влияния: (...) никаких дорог, никакого наблюдения со спутников, никаких облетов на вертолете, никаких радиоошейников, никаких измерительных приспособлений, никаких фотографий... Пусть любая среда обитания, которую мы можем сохранить, как можно больше возвращается к своему собственному порядку. Пусть дикая природа снова станет белым пятном на наших картах> (3).

Конечно, полная свобода дикой природы, как и полная заповедность, имеет
смысл только с абсолютной точки зрения. Эта теория – идеал. Она не есть
достижимая цель, а только направление движения.

ДВИЖЕНИЕ ЗА СВОБОДУ ДИКОЙ ПРИРОДЫ

Ф. Шиллер призывал защищать свободу других. Любое демократическое движение
стоит на признании достоинства, равенства, свободы и моральности. В
традициях современной демократии отстаивать свободу меньшинства. В настоящее
время дикая природа является меньшинством, угнетаемым человеком.

Вместе с тем угнетаемое право на свободу дикой природы является
естественным, неотъемлемым и неотчуждаемым, одним из основных прав дикой
природы. Сама дикая природа его отстоять неспособна. Поэтому человек должен
взять на себя ответственность за соблюдение этого права.

Холмс Ролстон III предложил принять <Декларацию свободы для сохранившейся дикой природы> (что-то наподобие воззвания об освобождении черных рабов,
подписанного президентом США А. Линкольном в 1863 г.). Это должен быть
призыв к людям уважать полноту жизни в мире дикой природы.

Пятьдесят процентов территории Земли должны быть, согласно этой декларации,
предоставлены свободной природе. Да здравствует свободная дикость, да
здравствуют неукротимые места!

Один из вариантов такой <Декларации свободы дикой природы> был принят на
международной конференции <Трибуна-9> в Киеве в 2003 г.

Легендарный американский природоохранник Р. Маршалл писал в 1930-х годах:

<В борьбе с титанической амбицией цивилизации относительно покорения природы на всей земле у нас осталась лишь одна надежда. Этой надеждой является организация одухотворенных людей, сражающихся за свободу дикой природы>
(цит. по: 5).

Действительно, давно созрела необходимость определения идей, отстаивающих
дикую природу вообще, как некогда разработанная философия человеческой
свободы стала основой конкретных гражданских прав.

В конечном итоге мы должны требовать свободы для дикой природы, став
зачинщиками нового движения – движения за освобождение дикой природы (по
примеру движений за освобождение негров и женщин) (11).

Чтобы не потерять свободу дикой природы, люди должны прежде всего осознать
ее ценность, дабы не отказаться от нее по собственному желанию, жадности или
коварному наущению. Поэтому одной из главных задач такого движения должно
стать объяснение в обществе ценности свободы дикой природы. В настоящее
время в конституциях многих стран, например, в Конституции Российской
Федерации, сказано (статья 2): <Человек, его права и свободы являются высшей ценностью> (12). Это несправедливо. В настоящем демократическом государстве
высшей ценностью должен являться не только человек, а все живое, его права и
свободы всех живых существ и экосистем. Только предоставление свободы дикой
природе позволили создать действительно равноправное и демократическое
общество.

ЛИТЕРАТУРА

1. Борейко В.Е., 2003. Современная идея дикой природы. – К.: КЭКЦ, издание
второе, дополненное. – 208 с.

2. Декларация свободы дикой природы, 2003 // В.Е. Борейко. Современная идея
дикой природы. – К.: КЭКЦ, издание второе, дополненное. – С. 160-162.

3. Тернер Д., 2003. Дикость и дикая природа. – К.: КЭКЦ. – 136 с.

4. Борейко В.Е., 2000. О праве дикой природы на свободу // Борейко В.Е. Эссе
о дикой природе. – К.: КЭКЦ.

5. Борейко В.Е., 2006. Писатели дикой природы. – К.: КЭКЦ. – 168 с.

6. Борейко В.Е., 2004. Философы дикой природы и природоохраны. – К.: КЭКЦ,
издание второе, дополн. – 160 с.

7. Борейко В.Е., 2005. Этика и менеджмент заповедного дела. – К.: КЭКЦ. -
328 с.

8. Кожевников Г.А., 1909. О необходимости устройства заповедных участков для
охраны русской природы // Труды юбилейного акклиматизационного суда. – М.

9. Штильмарк Ф.Р., 2005. Идея абсолютной заповедности. – К.-М.: КЭКЦ,
УОДП. – 116 с.

10. Стручков А., 1997. Истоки экологической этики в Советском Союзе //
Любовь к природе. Материалы международной школы-семинара <Трибуна-6>. – К.:
КЭКЦ. – С. 156-170.

11. Борейко В.Е., 2002. Когда мы отступаем или идем на компромисс, дикая
природа гибнет // Гуманитарный экологический журнал. – Т. 4,
вып. 2. – С. 3-5.

12. Конституция Российской Федерации, 2000. – М. – 15 с.

13. Bookchin M., 1990. The ecology of freedum. – Palo Alto, California,
Cheshire Book. – 385 p.

14. Спиноза Б., 1957. Избранные произведения в 2-х томах. – Т. 2 – М. – С.
584-585.

15. Штильмарк Ф., 2006. Отчет о прожитом. – М.: Логата. – 528 с.

16. Генри Дэвид Торо, 2006. Как обрести индивидуальную свободу. – Минск:
Харвест. – 64 с.

06.02.2013   Рубрики: Новости