Стра­те­гия и так­ти­ка борь­бы с лю­би­тельс­кой (спор­тив­ной) охо­той

В.Е. Бо­рей­ко

К­рат­кая исто­рия анти­о­хот­ни­чье­го дви­же­ния в Рос­сии, Укра­и­не и СНГ

  

О­те­чес­т­вен­ное анти­о­хот­ни­чье дви­же­ние име­ет до­воль­но боль­шую исто­рию. На­ча­лось оно в 1890 г. пуб­ли­ка­ци­ей дру­га и со­рат­ни­ка Льва Тол­с­то­го Вла­ди­ми­ра Гри­го­рье­ви­ча Чер­т­ко­ва, име­ло боль­шой раз­мах в 1960-х го­дах, и зна­чи­тель­но рас­п­рос­т­ра­ни­лось в на­ши дни. Одна­ко в рам­ках са­мо­го анти­о­хот­ни­чье­го дви­же­ния, нап­рав­лен­но­го про­тив лю­би­тельс­кой охо­ты как амо­раль­но­го и анти­э­ко­ло­ги­чес­ко­го дей­с­т­вия, име­лись и дру­гие, бо­лее час­тич­ные це­ли, нап­рав­лен­ные на зап­рет ве­сен­ней охо­ты или цар­с­ких охот.

 Пер­вое анти­о­хот­ни­чье выс­туп­ле­ние, жес­т­ко осуж­да­ю­щее лю­би­тельс­кую охо­ту как та­ко­вую, без вся­ких ком­п­ро­мис­сов, как гром с ясно­го не­ба, проз­ву­ча­ло в га­зе­те «Но­вое вре­мя» 13 но­яб­ря 1890г. (по ста­ро­му сти­лю). Для Рос­сии, стра­ны с до­воль­но силь­ны­ми охот­ни­чьи­ми тра­ди­ци­я­ми и нас­т­ро­е­ни­я­ми, где Тур­ге­не­вым, Акса­ко­вым, Нек­ра­со­вым и дру­ги­ми пи­са­те­ля­ми лю­би­тельс­кая охо­та бы­ла воз­ве­де­на чуть ли не в ранг бла­го­род­ной на­ци­о­наль­ной чер­ты (как кор­ри­да в Испа­нии) — это был дер­з­кий, очень воль­но­дум­ный пос­ту­пок. Ко­то­рый по сме­лос­ти мож­но бы­ло срав­нить раз­ве что с по­ку­ше­ни­ем на ца­ря-ба­тюш­ку. Естес­т­вен­но, ре­шить­ся на не­го мог че­ло­век толь­ко очень сме­лый, са­мос­то­я­тель­ный, не­ор­ди­нар­ный. Рос­сия не бы­ла бы Рос­си­ей, если бы в ней не отыс­кал­ся та­кой че­ло­век. Он на­шел­ся в бли­жай­шем окру­же­нии ве­ли­ко­го рус­с­ко­го мыс­ли­те­ля Льва Тол­с­то­го. Зва­ли его Вла­ди­мир Гри­го­рье­вич Чер­т­ков (1854—1936).

В.Г. Чер­т­ков про­ис­хо­дил из ста­рин­ной рус­с­кой дво­рян­с­кой се­мьи, очень бо­га­той и близ­кой к импе­ра­тор­с­ко­му дво­ру. Блес­тя­ще обра­зо­ван­ный гвар­дей­с­кий офи­цер, круп­ней­ший по­ме­щик и, кста­ти, одно вре­мя за­яд­лый охот­ник-лю­би­тель. Чер­т­ков встре­тил­ся с Тол­с­тым 1 октяб­ря 1883 г. С то­го мо­мен­та их судь­бы спле­лись во­е­ди­но. Вла­ди­мир Гри­го­рье­вич орга­ни­зо­вы­ва­ет в Рос­сии изда­тельс­т­во «Пос­ред­ник», в Англии — «Сво­бод­ное сло­во»; на­чи­на­ет вы­пус­кать жур­на­лы «Сво­бод­ное сло­во» и «Сво­бод­ные лис­т­ки», бе­рет на се­бя пе­ча­та­нье зап­ре­щен­ных в Рос­сии про­из­ве­де­ний ве­ли­ко­го пи­са­те­ля. Был неоднократно репрессирован властью и в царское, и в советское время.

На­хо­дясь под впе­чат­ле­ни­ем гу­ма­нис­ти­чес­ких воз­з­ре­ний Л. Тол­с­то­го, а так­же изу­чая буд­дизм (он был авто­ром нес­коль­ких фи­ло­соф­с­ких ста­тей о буд­диз­ме), Чер­т­ков не толь­ко по­ры­ва­ет с лю­би­тельс­кой охо­той, но и на­чи­на­ет пер­вую в Рос­сии ата­ку про­тив «злой за­ба­вы».

«Да, с ка­кой сто­ро­ны ни смот­ри на нее, — охо­та де­ло бес­с­мыс­лен­ное, жес­то­кое и гу­би­тель­ное для нрав­с­т­вен­но­го чув­с­т­ва че­ло­ве­ка. А по­э­то­му и не­у­ди­ви­тель­но, что по­ми­мо злых отно­ше­ний к са­мим жи­вот­ным, охот­ни­ки еще и в обще­нии меж­ду со­бой боль­шей час­тью про­яв­ля­ют са­мые неп­рив­ле­ка­тель­ные сто­ро­ны сво­е­го ха­рак­те­ра», — пи­шет Чер­т­ков (Чер­т­ков,1896).

В том же 1890 го­ду ста­тья В.Г.Чер­т­ко­ва «Злая за­ба­ва» бы­ла изда­на отдель­ной бро­шю­рой. Пре­дис­ло­вие к ней на­пи­сал Лев Тол­с­той (ко­то­рый так­же, к 50-ти го­дам стал ярым про­тив­ни­ком лю­би­тельс­кой охо­ты).

Сре­ди охот­ни­чьей пуб­ли­ки ста­тья Чер­т­ко­ва выз­ва­ла бу­рю не­го­до­ва­ния. Не при­вык­шие це­нить не­че­ло­ве­чес­кую жизнь и за­де­тые за жи­вое искрен­ни­ми сло­ва­ми авто­ра, охот­ни­ки орга­ни­зо­ва­ли про­тив Чер­т­ко­ва нас­то­я­щий «крес­то­вый по­ход». Не толь­ко все охот­ни­чьи га­зе­ты, жур­на­лы и альма­на­хи (а их в те вре­ме­на в цар­с­кой Рос­сии нас­чи­ты­ва­лось бо­лее де­сят­ка), но и общая прес­са — га­зе­ты «Мос­ков­с­кие ве­до­мос­ти», «Граж­да­нин», «Рус­с­кое бо­гат­с­т­во» ста­ли глу­мить­ся над Вла­ди­ми­ром Гри­го­рье­ви­чем. Одна­ко он не стру­сил, не сдал­ся. В 1986 го­ду он пов­тор­но изда­ет свою бро­шю­ру «Злая за­ба­ва», до­бав­ляя в нее свой ответ оппо­нен­там: «Воп­рос о нрав­с­т­вен­ной не­за­кон­нос­ти охо­ты, по-ви­ди­мо­му наз­рел в на­шем общес­т­ве. По край­ней ме­ре я по­лу­чил це­лый ряд со­чув­с­т­вен­ных откли­ков на выс­ка­зан­ные мною мыс­ли о жес­то­кос­ти и бес­с­мыс­лен­нос­ти это­го раз­в­ле­че­ния, в том чис­ле и от нес­коль­ких охот­ни­ков, чис­то­сер­деч­но сог­ла­шав­ших­ся со мной в пол­ной не­сос­то­я­тель­нос­ти сво­ей лю­би­мой по­те­хи» (Чер­т­ков, 1896).

Бо­лее то­го, в не­ко­то­рых изда­ни­ях, нап­ри­мер, в га­зе­те «День», по­я­ви­лись анти­о­хот­ни­чьи ста­тьи дру­гих авто­ров: гос­по­жи Куп­ре­я­но­вой и др.

Ан­ти­о­хот­ни­чьи выс­туп­ле­ния В.Г. Чер­т­ко­ва и его кол­лег под­дер­жа­ло Рос­сий­с­кое общес­т­во пок­ро­ви­тельс­т­ва жи­вот­ным. В 1902 г. акти­вист Общес­т­ва М. Ли­сов­с­кий издал в С.-Пе­тер­бур­ге бро­шю­ру «Не­мые стра­даль­цы».

«Злая за­ба­ва, на­зы­ва­е­мая охо­тою, слу­жит час­то пря­мым источ­ни­ком прес­ле­до­ва­ний и изби­е­ний, со­вер­ша­е­мых глав­ным обра­зом ра­ди по­те­хи. Да­же та­кие ве­ли­кие гу­ма­нис­ты, как Тур­ге­нев, Акса­ков и дру­гие, не смог­ли осво­бо­дить­ся от этой де­мо­ни­чес­кой страс­ти», — с не­го­до­ва­ни­ем пи­сал автор (Ли­сов­с­кий, 1902).

К со­жа­ле­нию, раз­ра­зив­ши­е­ся вско­ре под­ряд три вой­ны и пос­ле­до­вав­шие за­тем анти­де­мок­ра­ти­чес­кие со­бы­тия на­дол­го за­тор­мо­зи­ли раз­ви­тие в Рос­сии анти­о­хот­ни­чье­го дви­же­ния.

1907 г., а за­тем 1920-е го­ды озна­ме­но­ва­лись актив­ным выс­туп­ле­ни­ем про­тив ве­сен­ней охо­ты. Инте­рес­но, что во гла­ве их сто­я­ли са­ми охот­ни­ки — в Укра­и­не пред­се­да­тель Все­ук­ра­ин­с­ко­го со­ю­за охот­ни­ков и ры­бо­ло­вов про­фес­сор В.Г. Аве­рин, в Бе­ло­рус­сии — орни­то­лог и охо­то­вед про­фес­сор А.В. Фе­дю­шин, в Рос­сии — зо­о­ло­ги Г.А. Ко­жев­ни­ков, Б.М. Жит­ков, орни­то­лог и вид­ный охо­то­вед В.А. Бу­тур­лин. Толь­ко пос­лед­ним про­тив ве­сен­ней охо­ты бы­ло опуб­ли­ко­ва­но около десятка ста­тей. В ре­зуль­та­те, в Укра­и­не и Бе­ло­рус­сии ве­сен­няя охо­та бы­ла зап­ре­ще­на в 1926 г., в Кры­му — в 1927 г., в Рос­сии — в 1929 г.

1930–1950-е го­ды не бы­ли за­мет­ны ка­ки­ми-ли­бо ярки­ми анти­о­хот­ни­чьи­ми выс­туп­ле­ни­я­ми. Хо­тя извес­т­но, что имен­но в это вре­мя за­ме­ча­тель­ный рос­сий­с­кий мыс­ли­тель Да­ни­ил Андре­ев пи­сал свою зна­ме­ни­тую «Ро­зу ми­ра», в ко­то­рой рас­к­ри­ти­ко­вал не толь­ко спор­тив­ную охо­ту, но и спор­тив­ную ры­бал­ку (впер­вые в Рос­сии) как анти­мо­раль­ное за­ня­тие. Одна­ко ру­ко­пись наш­ла сво­их чи­та­те­лей лишь в 1990-х го­дах.

В на­ча­ле 1960-х го­дов в Рос­сии на­чал­ся вто­рой пик раз­ви­тия анти­о­хот­ни­чье­го дви­же­ния. И на этот раз во гла­ве его сто­я­ли пи­са­те­ли, не­ко­то­рые из них — быв­шие охот­ни­ки. В 1964 г. пи­са­тель Фе­дор Шах­ма­го­нов в мос­ков­с­ком жур­на­ле «Мо­ло­дая гвар­ди­я» опуб­ли­ко­вал рез­кую анти­о­хот­ни­чью ста­тью «Ис­по­ведь ру­жей­но­го охот­ни­ка». На сле­ду­ю­щий год ле­нин­г­рад­с­кий пи­са­тель Ни­ко­лай Слад­ков раз­вил эту те­му пуб­ли­ка­ци­ей «Ди­кая фи­гу­ра охот­ни­ка» в жур­на­ле «Звез­да», пред­ло­жив зап­ре­тить лю­би­тельс­кую охо­ту как амо­раль­ное за­ня­тие: «Всю лю­би­тельс­кую охо­ту на­до зап­ре­тить. Ма­ши­на, ко­то­рая при ра­бо­те да­ет пос­то­ян­ный брак, дол­ж­на быть сня­та с про­из­вод­с­т­ва. Это со­вер­шен­но оче­вид­но» (Слад­ков,1965).

К дис­кус­сии под­к­лю­чи­лись пи­са­те­ли Б. Ря­би­нин, Л. Ле­о­нов, В. Тра­вин­с­кий, К. Чу­ков­с­кий, Н. Га­ген-Торн, В. Ма­тов. Их под­дер­жа­ли мно­гие авто­ри­тет­ные изда­ния: «Из­вес­ти­я», «Труд», «Си­бир­с­кие огни». А «Ли­те­ра­тур­ная га­зе­та» и «Че­ло­век и за­кон» про­ве­ли на сво­их стра­ни­цах спе­ци­аль­ную дис­кус­сию. Инте­рес­но, что пред­ло­же­ние зап­ре­тить лю­би­тельс­кую охо­ту да­же под­дер­жал пи­са­тель Олег Вол­ков, сам страс­т­ный охот­ник (Вол­ков, 1977). Свое ре­ше­ние он аргу­мен­ти­ро­вал преж­де все­го тем, что лю­би­тельс­кая охо­та в СССР прак­ти­чес­ки бес­кон­т­роль­на и на­но­сит огром­ный ущерб ди­кой при­ро­де.

Од­ним из глав­ных аргу­мен­тов про­тив­ни­ков лю­би­тельс­кой охо­ты бы­ла не­об­хо­ди­мость за­щи­ты жиз­ни ди­ких жи­вот­ных как та­ко­вой. Все­го актив­ные выс­туп­ле­ния про­тив лю­би­тельс­кой охо­ты ве­лись в те­че­ние до­воль­но дли­тель­но­го вре­ме­ни, свя­зан­но­го с не­ко­то­рой ли­бе­ра­ли­за­ци­ей общес­т­вен­ной жиз­ни: 13 лет, с 1964 по 1977 год. Ли­де­ра­ми этой вто­рой в исто­рии Рос­сии ата­ки на лю­би­тельс­кую охо­ту бы­ли два извес­т­ных со­вет­с­ких пи­са­те­ля-при­ро­до­ох­ран­ни­ка: автор зна­ме­ни­то­го ро­ма­на «Рус­с­кий лес» Ле­о­нид Ле­о­нов и свер­д­лов­с­кий пи­са­тель Бо­рис Ря­би­нин, извес­т­ный сво­и­ми остро пуб­ли­цис­ти­чес­ки­ми выс­туп­ле­ни­я­ми про­тив жес­то­кос­ти к жи­вот­ным. Бо­рис Ря­би­нин нес­коль­ко раз выс­ту­пал в цен­т­раль­ной прес­се с тре­бо­ва­ни­ем зап­ре­та в Рос­сии ве­сен­ней охо­ты, как са­мо­го без­н­рав­с­т­вен­но­го и анти­э­ко­ло­ги­чес­ко­го нап­рав­ле­ния лю­би­тельс­кой охо­ты. И он с кол­ле­га­ми до­бил­ся сво­е­го: спе­ци­аль­ным пос­та­нов­ле­ни­ем Со­ве­та Ми­нис­т­ров РСФСР в 1969 г. ве­сен­няя охо­та бы­ла зап­ре­ще­на. Прав­да, этот зап­рет прод­лил­ся лишь нес­коль­ко лет (охот­ни­чье лоб­би в Рос­сии как тог­да, так и те­перь име­ет огром­ную си­лу), но факт оста­ет­ся фак­том: ши­ро­кая при­ро­до­ох­ран­ная общес­т­вен­ность смог­ла до­бить­ся зна­чи­тель­но­го успе­ха в борь­бе с лю­би­тельс­кой охо­той. 

Под­во­дя ито­ги этой акции, мож­но ска­зать, что в це­лом прак­ти­чес­ки вся пе­чать и огром­ное ко­ли­чес­т­во авто­ров пи­сем-от­к­ли­ков со всех кон­цов СССР (с Укра­и­ны, Бе­ло­рус­сии, Сред­ней Азии, За­кав­ка­зья, Си­би­ри) под­дер­жи­ва­ли тре­бо­ва­ние пи­са­те­лей зап­ре­тить или жес­т­ко огра­ни­чить лю­би­тельс­кую охо­ту. Про­тив выс­ту­пал толь­ко спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный все­со­юз­ный охот­ни­чий жур­нал «Охо­та и охот­ни­чье хо­зяй­с­т­во».

Сле­ду­ет так­же отме­тить, что в то же вре­мя бы­ли, прав­да ме­нее ма­ло­чис­лен­ные, выс­туп­ле­ния про­тив цар­с­ких охот. Зас­т­рель­щи­ка­ми в этом до­воль­но сме­лом по тем вре­ме­нам по­чи­не сно­ва ока­за­лись пи­са­те­ли Л. Ле­о­нов м Б. Ря­би­нин. В га­зе­те «Со­вет­с­кая Рос­си­я» они выс­ту­пи­ли с острой кри­ти­чес­кой ста­тьей «За­по­вед­ный — зна­чит неп­ри­кос­но­вен­ный», где спра­ши­ва­ли: «За­ни­мать­ся за­по­вед­ни­ка­ми ра­ди ор­га­ни­за­ции охот в за­по­вед­ни­ках! Что мо­жет быть не­ле­пее и не­сов­мес­ти­мее с ду­хом и по­ня­ти­я­ми на­ше­го вре­ме­ни». (Цит. по: Бо­рей­ко, 2000) Эту ста­тью в авгус­те 1970г. пе­ре­пе­ча­та­ла укра­ин­с­кая рес­пуб­ли­кан­с­кая «Ра­бо­чая га­зе­та», что не пон­ра­ви­лось По­лит­бю­ро ЦК КПУ. Бы­ло изда­но спе­ци­аль­ное пар­тий­ное пос­та­нов­ле­ние «Об ошиб­ках и неп­ра­виль­ных выс­туп­ле­ни­ях «Ра­бо­чей га­зе­ты», в ре­зуль­та­те че­го жур­на­лис­ты га­зе­ты, ответ­с­т­вен­ные за пуб­ли­ка­цию этой ста­тьи, бы­ли на­ка­за­ны (Бо­рей­ко, 2000).

Про­тив орга­ни­за­ции цар­с­ких охот в 1960-1970-х актив­но выс­ту­па­ли уче­ные-при­ро­до­ох­ран­ни­ки: ака­де­ми­ки В. Су­ка­чев, Е. Лав­рен­ко, про­фес­со­ра В. Ду­би­нин, И. Пу­за­нов, А. Фор­мо­зов, укра­ин­с­кие акти­вис­ты охра­ны при­ро­ды М. Ро­за­нов и Ф. Пу­гач (ис­к­лю­чен­ный за эти дей­с­т­вия из КПСС). Одна­ко, к со­жа­ле­нию, их дей­с­т­вия не име­ли успе­ха — цар­с­кие охо­ты по-преж­не­му проц­ве­та­ли в за­по­вед­ни­ках СССР.

В тре­тий раз анти­о­хот­ни­чье дви­же­ние ста­ло за­яв­лять о се­бе с на­ча­ла 1990-х го­дов. Ина­че и быть не мог­ло: все три пи­ка анти­о­хот­ни­чьих кам­па­ний в Рос­сии при­хо­ди­лись на го­ды отно­си­тель­но ли­бе­раль­ных 1890-1900-х, 1960-1970-х и 1990-х го­дов, свя­зан­ных со сво­бо­дой сло­ва и акти­ви­за­ци­ей общес­т­вен­ной жиз­ни.

Сле­ду­ет отме­тить, что в этот раз анти­о­хот­ни­чья кам­па­ния раз­­ви­ва­лась посте­пен­но: вна­ча­ле на­ча­лась борь­ба с явны­ми, урод­ли­вы­ми про­яв­ле­ни­я­ми лю­би­тельс­кой охо­ты — цар­с­кой охо­той и ве­сен­ней охо­той, и толь­ко в 1999 го­да последовали соб­с­т­вен­но выс­туп­ле­ния про­тив лю­би­тельс­кой охо­ты как та­ко­вой.

В 1989–1993 гг. в Укра­и­не, Рос­сии и Бе­ло­рус­сии ве­лась очень актив­ная кам­па­ния про­тив цар­с­ких охот пар­т­но­мен­к­ла­ту­ры. В этот пе­ри­од КПСС ли­ша­лась пос­лед­них сво­их при­ви­ле­гий , по­э­то­му мо­мент по­кон­чить со спец­са­фа­ри был выб­ран очень удач­но. В Укра­и­не на­и­бо­лее актив­ную де­я­тель­ность раз­вил Ки­ев­с­кий эко­ло­го-куль­тур­ный центр. Его ра­бот­ни­ка­ми в цен­т­раль­ной и укра­ин­с­кой прес­се бы­ло опуб­ли­ко­ва­но бо­лее 30 острых ста­тей, в 1995 г. вы­пу­ще­на кни­га В.Е. Бо­рей­ко «Цар­с­кие охо­ты: от Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха до Вла­ди­ми­ра Щер­биц­ко­го» (все­го она уже вы­дер­жа­ла 3 изда­ния). В Рос­сии нес­коль­ко ста­тей про­тив цар­с­ких охот опуб­ли­ко­вал д.б.н. Ф.Р. Штиль­марк, в Бе­ло­рус­сии актив­но бо­ро­лось нес­коль­ко сот­руд­ни­ков за­по­вед­но-охот­ни­чье­го хо­зяй­с­т­ва Бе­ло­веж­с­кая Пу­ща. И хо­тя им по­том приш­лось по­ки­нуть свое мес­то ра­бо­ты, осе­нью 1991 г. Бе­ло­веж­с­кая Пу­ща ста­ла на­ци­о­наль­ным пар­ком. В Укра­и­не так­же уда­лось до­бить­ся зап­ре­та цар­с­ких охот — в 1991 г. Крым­с­кое за­по­вед­но-охот­ни­чье хо­зяй­с­т­во бы­ло ре­ор­га­ни­зо­ва­но обрат­но в за­по­вед­ник, а Азо­во-Си­ваш­с­кое спец­са­фа­ри — в 1993 г. — в на­ци­о­наль­ный парк (Бо­рей­ко, 2000).

С кон­ца 1990-х го­дов нес­коль­ко общес­т­вен­ных орга­ни­за­ций Рос­сии на­ча­ли актив­ную борь­бу с ве­сен­ней охо­той. Здесь ли­ди­ру­ю­щее мес­то за­нял Со­юз охра­ны птиц Рос­сии, во гла­ве с чле­ном его Цен­т­раль­но­го со­ве­та, извес­т­ным орни­то­ло­гом — при­ро­до­ох­ран­ни­ком к.б.н. В.А. Зу­ба­ки­ным. Вско­ре к борь­бе с ве­сен­ней охо­той под­к­лю­чи­лись не­ко­то­рые его облас­т­ные отде­ле­ния (на­и­бо­лее актив­ное из них — Са­ра­тов­с­кое, вы­пус­ка­ю­щее элек­т­рон­ный бюл­ле­тень «Вол­га»), эко­ло­ги­чес­кий клуб «Улукиткан», сту­ден­чес­кие при­ро­до­ох­ран­ные дру­жи­ны. В ре­зуль­та­те в не­ко­то­рых облас­тях Рос­сии ве­сен­няя охо­та бы­ла зап­ре­ще­на. Одна­ко на­и­бо­лее впе­чат­ля­ю­щих успе­хов уда­лось до­бить­ся в Укра­и­не. В 2003 г. здесь борь­бу с ве­сен­ней охо­той воз­г­ла­вил Ки­ев­с­кий эко­ло­го-куль­тур­ный центр. К не­му под­к­лю­чи­лись «Зе­ле­ний світ» из г. Чер­т­ко­ва Тер­но­польс­кой облас­ти, «Ма­ма-86», Укра­ин­с­кое общес­т­во охра­ны птиц, сту­ден­чес­кие дру­жи­ны г. Ки­е­ва, Укра­ин­с­кая ко­а­ли­ция «За ди­кую при­ро­ду»

В ре­зуль­та­те в 2003 г. в Укра­и­не ве­сен­няя охо­та не бы­ла откры­та. Ки­ев­с­ким эко­ло­го-куль­тур­ным цен­т­ром был под­го­тов­лен про­ект за­ко­на o зап­ре­ще­нии в Укра­и­не ве­сен­ней охо­ты нав­сег­да, и внесeн че­рез де­пу­та­тов в Вер­хов­ный Со­вет Укра­и­ны. В апре­ле 2004 г. на­род­ные де­пу­та­ты стоп­ро­цен­т­ным чис­лом го­ло­сов утвер­ди­ли этот за­кон.

В 1990-х го­дах в Рос­сии и Укра­и­не по­яв­ля­ют­ся пер­вые бес­цен­зур­ные пуб­ли­ка­ции, осуж­да­ю­щие лю­би­тельс­кую охо­ту как та­ко­вую. В 1993 г. на­ко­нец-то выш­ла ле­ген­дар­ная кни­га Д. Ан­д­ре­е­ва «Ро­за ми­ра», имев­шая боль­шой раз­дел про­тив лю­би­тельс­кой охо­ты. В 1997 г. извес­т­ный рос­сий­с­кий зо­о­за­щит­ник Т.Н. Пав­ло­ва опуб­ли­ко­ва­ла на­пи­сан­ную по ма­те­ри­а­лам за­ру­беж­ных эко­фи­ло­со­фов пер­вую в СНГ кни­гу по воп­ро­сам эко­э­ти­чес­ко­го отно­ше­ния к жи­вот­ны­ми «Би­о­э­ти­ка в шко­ле». В ней имел­ся раз­дел с кри­ти­кой лю­би­тельс­кой охо­ты как жес­то­ко­го и амо­раль­но­го раз­в­ле­че­ния.

Од­на­ко на­и­боль­шую роль в раз­ви­тии сов­ре­мен­но­го анти­о­хот­ни­чье­го дви­же­ния сыг­рал извес­т­ный рос­сий­с­кий эко­лог, д.б.н., про­фес­сор ря­да мос­ков­с­ких ВУ­Зов, быв­ший на­чаль­ник Управ­ле­ния за­по­вед­ни­ков Мин­п­ри­ро­ды СССР А.А. Ни­кольс­кий.

В 1999 г. в Гу­ма­ни­тар­ном эко­ло­ги­чес­ком жур­на­ле он выс­ту­пил со ста­тьей «Эти­ка бла­го­го­ве­ния пе­ред жиз­нью — про­тив эсте­ти­ки убий­с­т­ва», где сме­ло и бес­ком­п­ро­мис­с­но осу­дил лю­би­тельс­кую охо­ту: «Эс­те­ти­ка убий­с­т­ва жи­вот­ных на­хо­дит­ся в глу­бо­чай­шем про­ти­во­ре­чии с эти­кой бла­го­го­ве­ния пе­ред жиз­нью. Этот ата­визм не­дав­ней сво­ей исто­рии че­ло­век ре­а­ли­зу­ет в спор­тив­ной охо­те — за­ба­ве взрос­лых лю­дей» (Ни­кольс­кий, 1999). В отли­чие от мно­жес­т­ва по­доб­ных ста­тей, опуб­ли­ко­ван­ных ра­нее, эта пуб­ли­ка­ция не толь­ко обли­ча­ет лю­би­тельс­кую охо­ту, но и со­дер­жит пе­ре­чень мер по борь­бе со «злой за­ба­вой»: соз­да­ние иллюс­т­ри­ро­ван­ной хрес­то­ма­тии про­тив охо­ты, огра­ни­че­ние рек­ла­мы лю­би­тельс­кой охо­ты и т.п.

В 2000 г. А.А. Ни­кольс­кий при­нял учас­тие в за­пи­си дис­кус­сии о мо­раль­нос­ти лю­би­тельс­кой охо­ты на одном из ка­на­лов рос­сий­с­ко­го те­ле­ви­де­ния (пе­ре­да­чу ве­ла по­пу­ляр­ная пе­ви­ца Лай­ма Вай­ку­ле), одна­ко эта пе­ре­да­ча так и не выш­ла в эфир. В 2001г. на меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции по эко­ло­ги­чес­кой эти­ке («Три­бу­на-7»), орга­ни­зо­ван­ной в Ки­е­ве Ки­ев­с­ким эко­ло­го-куль­тур­ным цен­т­ром, А.А. Ни­кольс­кий до­бил­ся вне­се­ния в ре­зо­лю­цию пун­к­та о не­об­хо­ди­мос­ти фор­ми­ро­ва­ния не­га­тив­но­го отно­ше­ния в общес­т­ве к спор­тив­ной охо­те. Это бы­ла пер­вая (в Рос­сии, Укра­и­не и СНГ) кон­фе­рен­ция, осу­див­шая лю­би­тельс­кую охо­ту.

 В мае 2003 г. на дру­гой по­доб­ной меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции — («Три­бу­на-9»), бы­ла при­ня­та Дек­ла­ра­ция прав жи­вых су­ществ, соз­дав­шая теоретическую эти­чес­кую ба­зу для борь­бы с лю­би­тельс­кой охо­той как не­о­бос­но­ван­но на­ру­ша­ю­щей пра­ва жи­вот­ных.

В 2003 г. Ки­ев­с­ким эко­ло­го-куль­тур­ным цен­т­ром был издан пер­вый в СНГ анти­о­хот­ни­чий сбор­ник — «Боль­шой спор о лю­би­тельс­кой охо­те», ку­да вош­ли прак­ти­чес­ки все извес­т­ные с 1890 г. оте­чес­т­вен­ные и мно­гие за­ру­беж­ные анти­о­хот­ни­чьи ста­тьи. В 2004 г. Центр, сов­мес­т­но с эког­руп­пой «Пе­че­не­ги» орга­ни­зо­вал Все­ук­ра­ин­с­кий кон­курс дет­с­ко­го твор­чес­т­ва — «Де­ти про­тив спор­тив­ной охо­ты». В этом же го­ду сре­ди эко­ло­ги­чес­ких орга­ни­за­ций СНГ бы­ла соз­да­на элек­т­рон­ная анти­о­хот­ни­чья рас­сыл­ка, а сту­ден­чес­кая дру­жи­на Ка­зан­с­ко­го уни­вер­си­те­та «Служ­ба охра­ны при­ро­ды» разработа­ла пер­вый в СНГ анти­о­хот­ни­чий сайт в Интер­не­те.

В 2003-2004 го­дах нес­коль­ки­ми рос­сий­с­ки­ми орга­ни­за­ци­я­ми: Рос­сий­с­кий фронт осво­бож­де­ния жи­вот­ных, Центр за­щи­ты прав жи­вот­ных «Ви­та» впер­вые бы­ли про­ве­де­ны пи­ке­ти­ро­ва­ния охот­ни­чьих выс­та­вок и раз­ри­сов­ка стен и окон охот­ни­чьих ма­га­зи­нов.

Из те­о­ре­ти­чес­кой борь­ба с лю­би­тельс­кой охо­той пе­ре­ки­ну­лась в сфе­ру прак­ти­чес­кую.

Ли­те­ра­ту­ра

1. Ан­д­ре­ев Д., 1993. Ро­за ми­ра. — М.: Т-во Клыш­ни­ков-Ко­ма­ров и К. — 307 с.

2. Боль­шой спор о лю­би­тельс­кой охо­те, 2003. Сост. В.Е. Бо­рей­ко. — К.: КЭКЦ. — 176 с.

3. Бо­рей­ко В.Е., 2000. «Цар­с­кие охо­ты»: от Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха до Вла­ди­ми­ра Щер­биц­ко­го, изд. вто­рое, до­полн. — К.: КЭКЦ. — 96 с.

4. Вол­ков О., 1977. Не сле­ду­ет ли зап­ре­тить охо­ту?.. // Че­ло­век и за­кон. — №10. — С. 93–104.

5. Ли­сов­с­кий Д.И., 1902. Не­мые сос­т­ра­даль­цы. — М. — 55 с.

6. Ни­кольс­кий А.А., 1999. Эти­ка бла­го­го­ве­ния пе­ред жиз­нью — про­тив эсте­ти­ки убий­с­т­ва // Гу­ма­ни­тар­ный эко­ло­ги­чес­кий жур­нал. — Т. 1, вып. 2. — С. 7–10.

7. Слад­ков Н., 1965. Ди­кая фи­гу­ра охот­ни­ка // Звез­да. — №3. — С. 184–189.

8. Тол­с­той Л., 2000. Не убий // Крик. — №3. — С. 5.

9. Чер­т­ков В., 1896. Злая за­ба­ва. Мыс­ли об охо­те. — М. — 24 с.

Более подробно о вреде  любительской  ( спортивной ) охоты можно прочитать в книге ” Брось охоту-стань человеком” http://www.ecoethics.ru/old/b70/

Пресс-служба КЭКЦ

 

10.05.2019   Рубрики: Нет - спортивной охоте!, Новости