Сталинисты и лысенковцы против заповедности . От Презента и Меркулова до Акимова и Дидуха.

Борьба с идеей абсолютной заповедности  питается корыстным интересом,  политической коньюктурой, заказухой, жаждой  монополии на  истину, непринятием  свободы как ценности,безграмотностью,  патологической завистью  и ненавистью к своим оппонентам. В 1930-1950-х годах  на идею абсолютной заповедности  и ее носителей обрушились сталинисты вместе с лысенковцами. В начале 2000-х,- их последователи= неосталинисты и нью-лысенковцы.
                         
Академик     Презент как инквизитор  идеи абсолютной заповедности

С начала 1930-х гг., в связи с курсом советского государства на индустриализацию экономики, природа была объявлена очередным «врагом». В декабре 1931 года в газете «Правда» Максим Горький опубликовал публицистическую статью с характерным заголовком «О борьбе с природой». «Объявим природе бой» — «прекрасное, подлинно большевистское намерение и нужно сделать все для того, чтобы оно немедля превратилось в работу», — призывал «Буревестник революции» [1]. 1931 год – полное и окончательное воцарение Сталина во власти. Именно с этого момента природоохрана становится «антипартийным» делом. В 1931 году в журнале «Большевик» заведующий научным отделом Московского горкома партии Э. Кольман в статье «Вредительство в науке» писал: «Вот именно, «охрана природы» становится охраной от социализма. Таким образом, сущность всех вредительских теорий одна и та же. Иначе быть не может – цель у вредителей всех мастей одна: срыв нашего социалистического строительства, реставрация капитализма» [2]. Примерно это же заявили «пролетарские краеведы» Т. Васильев и В. Карпыч в «Правде» — «Общий вывод, который напрашивается после просмотра комплекта «Охрана природы» таков, что этот журнал под лозунгом безусловной охраны природы стремится сохранить эту природу…от пятилетки» [3].
Моментально журнал «Охрана природы» был переименован в «Природа и социалистическое хозяйство» [4].
Правая рука палача отечественных генетиков  академика Лысенко-   академик Презент, знаменит не только как  организатор облав на поверженных  генетиков. Эта фигура является ключевой в организации идеологической травли многих неугодных сталинскому режиму ученых. Метод идеологической травли Презент  еще в 1920-х годах опробовал на выдающемся генетике Ю.А.Филипченко.  Затем  занялся выдающимися  экологами, носителями  идеи абсолютной заповедности.- профессорами А.А.Станчинским, А.А.Янатой, С.И. Медведевым, выдающимся  педагогом -природоохранником, другом Г.А.Кожевникова- Б.Е.Райковым. Отдадим должное Презенту. Он первым унюхал опасность экологии и идеи абсолютной заповедности для идеологии сталинизма и цепным псом вцепился в их лидеров.
В 1933 г., желая опорочить одного из защитников идеи абсолютной заповедности, выдающегося украинского ботаника и природоохранника, доктора биологических наук, пофессора  А.А.Янату, Презент писал в своих доносах-” Яната всячески изворачивается, чтобы по существу законсервировать целинную степь” ( имелась ввиду асканийская степь) (15). После этих доносов А.А.Янату арестовали и он погиб в Гулаге (5).  А ведь А.А.Яната являлся автором Положения о заповедниках  Наркомзема УССР, в котором обосновывалось создание абсолютно-заповедных  участков (18).
 ” Мы должны отбросить как  враждебный  наш лозунг “невмешательства в баланс природы” и “лучше природы не придумаешь”- указывал в своих выступлениях Презент (15).
В  конце 1920-х, начале 1930-х годов  заповедник  Аскания-Нова был одним из форпостов  молодой науки-экологии. Для проведения экологических исследования  его научный руководитель-выдающийся российский и украинский эколог профессор А.А.Станчинский использовал идею абсолютной заповедности, добившись обьявления неприкосновенной территорией 6600 га асканийской целины (18). Именно  Аскании  родилась  великолепная идея А.А.Станчинского  об эталонной ценности абсолютно-заповедного участка  дикой  природы.
В начале января 1930 г. Станчинский шлет письмо  руководителям УССР Косиору, Петровскому и Чубарю с приложением на 113 страницах, где излагает перспективный план развития заповедника, обосновывая необходимость проведения экологических исследований, доказывая усиление охраны заповедной степи: “В этих условиях целинная степь Аскании, с обширным абсолютно-заповедным участком внутри ее становится безмерной мировой ценностью. Являясь эталоном естественных процессов, необходимым для сравнения с процессами, происходящими в природе под влиянием человека, абсолютно заповедный участок требует к себе исключительного бережного отношения”(18).
 О своей идее ученый сообщил на 4 Всесоюзном сьезде зоологов, анатомов и гистологов в мае 1930 года в Киеве.  Презент после доклада А.А.Станчинского  выкрикнул- ” Экологию нужно проверить в ЦК, что это за наука еще такая!?” , н что А.А.Станчинский ему с юмором ответил (15).  Возможно, именно тогда Презент решил уничтожить асканийских экологов во главе с А.А.Станчинским.
Летом 1932 и летом 1933 г. он приезжал в Асканию-Нова ( второй раз вместе с Лысенко), где  устраивал работникам заповедника “чистки” и марксистско-ленинские проработки.
 Выступая на Пеpвом всесоюзном сьезде по охpане пpиpоды в янваpе 1933 года, в пpениях об Аскании-Hова, ее диpектоp Ф. Бега заявил: “Вот каково мнение pуководящих pаботников Коммунистической Академии, котоpая является в деле маpксистско-ленинской методологии и в деле диалектически пpавильного подхода к таким вопpосам, как постановка научно-исследовательской pаботы, оpганом, котоpому паpтия поpучила pуководить этим делом. Тов. Пpезент вот что говоpит (он пpобыл в Аскании около 2 недель): “Hужно пpидать Аскании единый пpофиль. До сего вpемени по настоящему ясно видел свои задачи Институт гибpидизации и акклиматизации: но этого же самого сказать нельзя пpо Степной институт (…). Аскания должна стать мощным центpом гибpидизации и акклиматизации, но не только животных, а и pастений. Hадо pасшиpить это учpеждение, пpичем животные должны остаться ведущей и pешающей частью Аскании, а заповедная степь должна сама из участка “охpаны от человека” стать очагом интpодукции в культуpу новых, невыявленных pастений” (8, 24).
Именно последний визит Презента в Асканию  имел для асканийских экологов и  поборников заповедности катастрофические последствия. Буквально через несколько  недель двадцать один асканийский эколог во главе с А.А.Станчинским был арестован ОГПУ . Все ученые  попали в Гулаг. А.И.Медведеву повезло,  позже он освободился, возглавил в Харьковском университете кафедру энтомологии, на базе которой организовал харьковскую школу  поборников  заповедности (18).  А вот его учителю-А.А.Станчинскому повезло меньше. Выйдя на свободу , он через несколько лет вновь был арестован и погиб в Гулаге (5). Будучи под следствием, А.А.Станчинский в качестве  примера своей “вредительской” деятельности признал усиление заповедности путем “огораживания 5400 га заповедной степи проволочной сеткой на железных столбах с бетонным основанием ” ( 5).
Истоpия сохpанила любопытный документ — статью нового диpектоpа Института Аскания-Hова А.А. Hуpинова, имеющего хаpактеpный для того вpемени заголовок: “Выше классовую бдительность в науке”.
Hуpинов писал: “Однако достижения Института могли быть значительно большими, если бы своевpеменно была вскpыта и pазоблачена гpуппа вpедителей, котоpая одно вpемя захватила важнейшие участки научно-исследовательской pаботы Института (Яната — научный pуководитель, Фоpтунатов — Hаучный pуководитель, Станчинский — эколог, стаpший научный сотpудник, Hикольский — генетик, Гунали — эколог, Медведев — энтомолог, Подлуцкий — научный сотpудник по искусственному осеменению и дp.). Эти ублюдки человеческого общества, пpобpавшиеся в Институт, поставили своей целью соpвать, а если не удастся, то, по кpайней меpе, затpуднить научно-исследовательскую pаботу Института. Hадо пpямо сказать, что этим вpедителям удалось на некотоpе вpемя отоpвать Институт от его пpямых задач… Только благодаpя чистке паpтии, пpоведенной в Институте в 1934 г., была вскpыта, pазоблачена и изолиpована вpедительская гpуппа во главе с Станчинским… Чистка паpтии помогла Институту не только выкоpчевать вpедителей, но и укpепить коллектив новыми большевистскими кадpами (пpоф. Гpебень, ветвpач Степанов, генетик Мокеев)… Чистка паpтии указала и на то, что в печатных тpудах Института пpотаскивались вpедные теоpии, в частности даже в №1 тpудов Института, изданном в 1934 г., была помещена по существу контppеволюционная статья Станчинского (“Теоpетические основы акклиматизации животных”), а сам Станчинский и его ученики — Гунали и Hикольский — возводились в pоль пеpедовых советских ученых. Всё это сейчас выкоpчевано из Института” (24,25). Правда через некоторое времия сам Нуринов оказался в Гулаге ( 24).
 В феврале 1932 г., на Всесоюзной фаунистической конференции в Ленинграде,  Презент устроил травлю самым главным теоретикам идеи абсолютной заповедности и прав дикой природы-профессорам Г.А.Кожевникову и А.П. Семенову-Тян-Шанскому
- ” Все наше строительство в глазах Семенова-Тян-Шанского выглядит как вредоносная деятельность,  чувствуется охрана природы от наступления деятельности социалистического строительства”-обрушился Презент, как ведущий конференции,  на выдающегося российского эколога и природоохранника А.П.Семенова-Тян-Шанского (15). А.П. Семенов-Тян-Шанский отверг обвинения Презента, а вот Г.А.Кожевников  сдался, заявив, что он хотел переиздать свои статьи по заповедности, но видит, что  сейчас они не являются актуальными (15).
“Пpофессоp Кожевников: “Я сюда пpивез отдельный оттиск своих статей об охpане пpиpоды, котоpые были напечатаны много лет тому назад. Я думал издавать их вновь, потому, что они пpосто залежались, но после того, что пpочитали на секции, я понял, что их издавать нельзя” (Аплодисменты)” (24).
Не без участия травли, организованной Презентом и его сподручными,  автор идеи абсолютной заповедности и отец отечественных заповедников профессор  Г.А.Кожевников в 1929 г. лишился кафедры зоологии позвоночных в Московском университете, а в 1930 г. был снят с должности заведующего Зоологическим музеем Московского университета (5).
 Презент поломал судьбу еще одного выдающегося ученого, педагога, природоохранника, защитника заповедности -ленинградского профессора Б.Е.Райкова. В своих доносах Презент критиковал Райкова за то, что тот учит педагогов и школьников сохранять “осколки девственной природы”, а против энтузиазма социалистического строительства  выставляет пафос ” любви к природе в ее чистом, незапятнанном  хозяйственном вторжении виде”     (22). Совершенно понятно, как пролетариат должен был на это реагировать. Он должен был каленым железом выжечь эту контр-революцию, которая была открыта в области методики естествознания”-призывал Презент (22).
 Кстати, в этой книге Презент цитирует письма, конфискованные чекистами у Райкова  и подшитые к “делу” Райкова, что указывает на прямую связь Презента с ОГПУ (5). Не без ” помощи” Презента в мае 1930 г. Б.Е.Райков и еще 11 педагогов-биологов были арестованы и угодили в Гулаг ( 5).
Суд над идеей абсолютной заповедности
 Развернутая Сталиным в 1929 г. “культурная революция” вылилась в талантливо организованный фарисеями грандиозный спектакль, где под видом “демократического” обсуждения тех или иных направлений культурной, научной или общественной жизни, “товарищеской” критики, “свободных” дискуссий велась неприкрытая травля людей, мыслящих иначе. Все образованные люди наслышаны о так называемой  “Августовской  ( 1948 г.) сессии ВАСХНИЛ”,  на которой Лысенко и Презент организовали суд над отечественными генетиками. Однако почти никто  не знать о подобном спектакле, организованном с целью предания анафеме идеи абсолютной заповедности и ее носителей.
 В конце 1920-х годов  к фактическому руководству заповедниками России пришел Василий Никитич Макаров, бывший эсер, а затем большевик, человек, как о нем писали в характеристике, «слабохарактерный и беспринципный» . Он был назначен партией в 1929 году в Наркомпросе РСФСР на руководство заповедниками, но, не будучи специалистом в области охраны природы, В.Н. Макаров так и не понял сущность заповедания, цели и задачи заповедников. Однажды Василий Никитич сам признался, что, когда ему предложили заняться заповедниками, он с подозрением отнесся к этому делу, связывая термин «заповедник» с «библейскими заповедями», думая, нет ли тут буржуазных предрассудков, переживших Октябрьскую революцию [5].
 В декабре 1931 г., на заседании сессии Госкомитета по охране природы РСФСР,  В.Н. Макаров четко указал на разделение в истории заповедного дела: «В направлении работы государственных заповедников можно отметить два периода: первый до 1930 года, характеризующийся ложными и вредными установками на изучение только теоретических проблем, причем отрицалась самая возможность увязки работ заповедника с теми или иными конкретными задачами социалистического строительства. Второй – с 1930 г., когда в работе заповедников наступает определенный перелом в сторону подчинения всей работы заповедника задачам осуществления пятилетнего плана социалистического строительства СССР и когда мысль об организации в охранной зоне заповедников научно-опытных стационарных учреждений, о развитии в их пределы широкого пролетарского туризма уже не кажется еретической для работающих в области охраны природы» [6].
Как мы видим, все, что было сделано в области заповедного дела до 1930 г., называлось «ложным» и «вредным».Но самой «ложной» и «вредной», по мнению В.Н. Макарова, являлась идеология заповедного дела, основанная на идее абсолютной заповедности, так как она противоречила взглядам большевиков на «переделывание» природы. Поэтому ее следовало уничтожить, предать анафеме. Однако это нужно было сделать не тайно, а в популярной в то время манере – путем всеобщего бичевания и линчевания на хорошо срежиссированном спектакле. Назывался этот спектакль – Первый Всесоюзный съезд по охране природы и содействии развитию природных богатств СССР. Кто был автором  суда над идеей абсолютной заповедности-Презент, или до этого додумался сам Макаров, сейчас установить не возможно. Но главным исполнителем, это ясно точно-Макаров.
Суд над идеей абсолютной заповедности В.Н. Макаров начал готовить заранее. Еще в 1932 г., в журнале «Природа и социалистическое хозяйство» (бывший «Охрана природы») он публикует установочную статью «К Всесоюзному съезду по охране природы и содействия развитию природных богатств СССР», где заявил: «Съезд должен твердо и категорически заявить, что оставшийся кое у кого в живых фетиш абсолютной неприкосновенности заповедников и заповедных объектов природы пора сдать в мусорный ящик, что этот лозунг вреден, что основная наша обязанность не просто охранять, а, охраняя, помогать хозяйственным организациям наиболее рационально, с точки зрения общегосударственных интересов, в данных условиях места и хозяйства, использовать тот или иной природный объект. В проблеме – сохранить или передать в эксплуатацию сейчас, немедленно, решает вопрос, что полезнее, что необходимее для социалистического строительства» [7].
Первый Всесоюзный съезд по охране природы в СССР, как он потом официально назывался, прошел в Москве с 25 января по 1 февраля 1933 г. В нем приняло участие 190 человек из разных советских республик. В отличии от Первого Всероссийского съезда по охране природы 1929 г., на нем было очень много представителей различных хозяйственных органов, занимающихся эксплуатацией природных богатств – лесных, рыбных и охотничьих ресурсов. Зато, например, не было известного классика заповедного дела В.П. Семенова-Тян-Шанского, а также природоохранника-краеведа из Ленинграда П.Е. Васильковского, активно участвовавших в предыдущем природоохранном съезде. Другой известный профессор-природоохранник – Д.М. Россинский, также принимавший деятельное участие в предыдущем съезде – скончался за несколько недель до Всесоюзного съезда. Да и сам Г.А. Кожевников, хотя и был приглашен на Всесоюзный съезд, уже не являлся одним из его руководителей, а был задвинут в члены «культурно-массовой секции» съезда. В целом можно сказать, что за неполных 4 года (от съезда до съезда), благодаря кадровым чисткам заповедников и органов охраны природы по устранению «антисоветских» элементов и пролетаризации заповедников, число сторонников неприкосновенности заповедников от любого хозяйственного использования существенно сократилось.
В итоге делегаты Всесоюзного съезда по охране природы по своим интеллектуальным, а также морально-эстетическим качествам были готовы поддержать репрессию идеи абсолютной заповедности.
Немалое значение имела и ловко проведенная изоляция Г.А. Кожевникова на съезде. Не пустить его на съезд В.Н. Макаров не мог, слишком уж Г.А. Кожевников являлся значительной в то время для заповедников и в целом для природоохраны фигурой. Но вот изолировать на съезде классика заповедного дела чиновникам было под силу.
Опубликованные в 1935 году «Труды» съезда свидетельствуют, что Г.А. Кожевников на съезде не выступал не только с докладом, но даже и в прениях. Уже никто не узнает, как оно было на самом деле: или ему не дали выступить, или он отказался, или при публикации «Трудов» его речь просто была изъята (последнее – вероятнее всего).  Хотя какой-либо опасности для Макарова Г.А.Кожевников уже не представлял.    Пожилой ученый уже был морально сломан, лишивших всех своих постов в Московском университете и  еще страдал тяжелым заболеванием.
На съезде заповедникам было посвящено три доклада. Главный – «Государственные заповедники РСФСР и перспективы их развития» сделал В.Н. Макаров. В своем выступлении он призвал «окончательно изжить еще оставшийся кое-где фетиш неприкосновенности природы заповедников» [8]. К сожалению, это предложение было поддержано многими участниками съезда, и не только чиновниками (что не удивительно), но и самими работниками заповедников и даже некоторыми видными природоохранниками, такими, как профессор С.А. Бутурлин: «Говорить о полной неприкосновенности природы даже в заповедниках сейчас уже не приходится (…). Ряд примеров подтверждает нецелесообразность оставления заповедников без вмешательства человека». Далее С.А. Бутурлин приводит чисто охотоведческий аргумент о том, что соболя в заповедниках было бы больше, если можно было уничтожать его врагов и заключает: «Очевидно поэтому, что когда мы говорим о заповеднике, нужно рассматривать заповедник, как высокое культурное хозяйство» [8].
Работник Крымского заповедника В.И. Буковский сказал в прениях: «В целом ряде случаев необходимо вмешательство даже в жизнь абсолютных зон заповедников. Например, в абсолютной зоне размножились лесные вредители – их конечно нужно уничтожить. Но из этого не следует, что нужно уровнять абсолютные зоны с неабсолютными. Основная задача абсолютного заповедника – оставить для научной работы неприкосновенными отдельные участки природы» [8]. (Тут, конечно, хочется спросить у уважаемого ученого из Крымского заповедника, а какие же это будут неприкосновенные участки, если в них начнут уничтожать вредителей леса? – авт.). Его земляк из Крыма, председатель Крымского союза охотников С.В. Туршу (нимало, кстати, сделавший для закрытия весенней охоты в Крыму), тоже поддержал В.Н. Макарова: «По-моему, вмешательство человека необходимо на всей территории, не исключая заповедной (…). В Крымском заповеднике обнаружено сильное размножение лисицы. Вне заповедника охотятся на лисицу, а из той зоны, где охота разрешена, лисица естественно перекочевывает в абсолютный заповедник. В результате получается большой ущерб для косуль заповедника» [8].
Против абсолютной заповедности выступил и известный московский педагог, руководитель юннатов П.П. Смолин: «что касается работы заповедников, то здесь предварительно надо уточнить несколько вопросов об абсолютности заповедника. Если раньше мы говорили: абсолютный и точка, то сейчас мы говорим: нет, вмешательство нужно, но вмешательство это в абсолютную часть заповедника должно быть сведено к минимуму» [8]. (Опять же, непонятно, кто будет устанавливать этот минимум и по каким критериям? – В.Б.).
А В.Н. Макаров вообще договорился до того, что «может настать время, когда они (заповедники – В.Б.) станут не нужны [8].
Любопытно, что в защиту абсолютной заповедности высказался шеф В.Н. Макарова – руководитель Комитета по заповедникам, почетный председатель съезда старый большевик П.Г. Смидович: «Не диалектично было бы совершенно отрицать метод абсолютной заповедности, так как абсолютное заповедание на отдельных участках дает возможность исследовать, прежде всего, вредителей охраняемых объектов (…). Так что отрицательное отношение к абсолютной заповедности не научно и не теоретично» [8].
Однако съезд П.Г. Смидовича не услышал и принял резолюцию, которая предавала идею абсолютной заповедности полной и окончательной анафеме: «Съезд категорически отвергает буржуазную теорию о невозможности управления процессом дикой природы и о полном невмешательстве человека в ее процессы на заповедных территориях» [8]. Ловко навешенный ярлык «буржуазная» сделал смертельно опасным любое положительное отношение к идее абсолютной заповедности. Быть отнесенным к «буржуазии» в стране пролетариев и крестьян означало скорую и реальную смерть.
В своей статье «К итогам работы I Всесоюзного съезда по охране и развитию природных богатств СССР» В.Н. Макаров с удовлетворением подвел его главный итог, заявив, что съезд «решительно осудил принцип полного невмешательства человека в природу заповедников, как принцип реакционный и противоречащий диалектическому взгляду на природу, ее законы и на место человека в природе» [9].
И еще один печальный итог съезда. Вместе с идеей абсолютной заповедности был уничтожен и ее автор – «отец» отечественных заповедников Григорий Александрович Кожевников. Он скончался от разрыва сердца в предпоследний день съезда, у себя дома, возвратившись с заседания [5]. Скорее всего, он до последнего отстаивал идею абсолютной заповедности и не смог пережить гибели своего детища.
«У советских заповедников иной принцип работы, чем у заповедников капиталистических стран. Мы отказываемся от невмешательства в природу заповедников», — объяснял несколько лет спустя подрастающему поколению детский писатель Н. Михайлов [10].
Затем начались репрессии против носителей идеи абсолютной заповедности.
Этот печальный список, помимо многих рядовых работников заповедников,  возглавляют такие видные деятели заповедного дела как Ф.Ф. Шиллингер, В.В. Станчинский, А.П. Гунали, С.И. Медведев, Б.К. Фортунатов, A.A. Шуммер, A.A. Яната, Х.Г. Шапошников, А.Л. Яворский и др. [5].
                                   Сталин, Берия и Меркулов против  неприкосновенности заповедников
   Тем не менее, отдаленность заповедников  сыграла свою положительную роль. Глушь на время спасла многие заповедники от политиканства и уничтожения заповедности.  Во многих заповедниках по прежнему  сохранялся режим  полной неприкосновенности дикой природы. Более того, в СССР заповедники являлись не просто островками свободы дикой природы-они были последними островками  свободы в СССР от гнета тоталитарного общества. Защищая свободу как дикой природы, так и людей. Именно здесь засели последние “вредители всех мастей” , “вейсманисты-морганисты” и поборники “буржуазной идеи абсолютной заповедности”.
Сделав , после победы во Второй мировой войне, свою власть абсолютной, Сталин не мог пройти мимо заповедников с их идеологией  полного невмешательства в природные процессы. Этот взгляд был противоестественен самой природе сталинизма. Поэтому Сталин   в ноябре 1950 г. поручил правой руке Берии- главе  Министерства госконтроля  СССР Меркулову заняться заповедниками (15).  Опытный разоблачитель “врагов” Меркулов сразу  обратил внимание на  главный идеологический недостаток заповедников-заповедность . В своем письме от 4 января 1951 г. на имя  “Товарища Сталина И.В.” Меркулов писал – “Научная работа в заповедниках оторвана от практических интересов народного хозяйства. До последнего времени эта работа носила неправильный характер полного невмешательства в процессы, происходящие в природе заповедников” (16). В качестве “вопиющего ” примера Меркулов указывал  , что “Леса многих заповедников захламлены и имеют большое количество сухостоев и поврежденных  деревьев”(16). То-есть то, что с точки зрения идеи абсолютной заповедности  было прекрасно, у Меркулова вызвало  раздражение  и непонимание. Сталин провел по проблеме заповедников несколько  совещаний, в которых, кроме Меркулова, приняли участие Берия и “народный ” академик Трофим Лысенко (15).
Писатель Михаил Пришвин записал тогда в  своем дневнике- “Лысенко взял на себя роль палача свободной мысли (…) …в связи с торжеством мичуринской теории поставлен вопрос о закрытии всех заповедников=зачем охранять девственную природу, если она должна быть преобразована” (26).
29 августа 1951 г. Сталин подписал Постановление Совета Министров СССР № 3192, которым в стране закрывалось 88 заповедников, и з них 19- в Украине (5).  Кроме этого заповедникам вменялось прекратить  научно-исследовательские  работы, не представляющие значения для народного хозяйства (5), то-есть , имеющие прежде всего природоохранный интерес или касающиеся заповедности.
С тех пор говорить о заповедности  в СССР стало считаться не то что предосудительным, но уже и опасным.Именно  этот взгляд впитали некоторые ученые-биологи старшего  поколения, которые  сейчас  ведут  борьбу с заповедностью  в Украине.
                                                             Неосталинисты против заповедности  в Украине
    В последнее  время в Украине предпринято нимало  шагов по борьбе с тоталитарной идеологией-запрещена компартия , приняты решения о переименовании названий улиц с тоталитарной символикой.  Однако эти изменения касаются в большей степени фасада здания, которое называется Украина. В самом здании сохранились еще нимало  мест, где  действуют  тоталитарные догмы и тоталитарные практики.  Характерный пример- некоторые научные институты,  которых  происходящие в стране изменения практически не коснулись. Как во времена Лысенко, здесь всем заправляют “генералы” от науки, хранящие свою монополию на истину.  Они не могут позволить появление других взглядов, других  теории, отличных  от собственных. И метод борьбы с оппонентами они сохранили старый,- сталинско-лысенковский-донос в газету как призыв к расправе над “врагами”. В стан  врагов два “генерала” от зоологии и ботаники- члены-корреспонденты НАНУ Акимов и Дидух зачислили “рьяных защитников” природы,  ” экоактивистов, сторонников т.н. концепции абсолютной заповедности”. Оказывается именно они, а не браконьеры, криминальный бизнес,  местные власти,  продажные директора угрожают заповедникам (11).  Авторы инкриминировали “рьяным защитникам” природы, с их точки  зрения, непозволительные вещи-оказывается, поборники идеи абсолютной заповедности издали по этой теме много книг, буклетов, брошюр и статей и ” торпедируют украинские заповедники, Национальную  академию наук Украины, Министерство экологии и природных ресурсов, стараясь правилами и неправдами внедрить эту концепцию в заповедное дело Украины” (11).
Странно, но почтенные “академики” ведут себя как завзятые сталинисты, обвиняя  оппонентов в распространении своих взглядов. А ведь согласно ст. 34 Конституции Украины каждый гражданин Украины имеет право ” свободно собирать, сохранять, использовать и распространять информацию устно, письменно или другим способом-по своему выбору” (23). Если бы это был 1937 г.-тогда  бы обвинения  Акимова и Дидуха оказались бы очень актуальными, и могли повлечь за собой для поборников заповедности  далеко идущие последствия, но ведь на дворе стоит 2015 год!.
Для  того, чтобы обвинить  идею абсолютной заповедности и ее защитников, Акимов с Дидухом использовали  ложь, манипуляцию фактами и фальсификацию истории заповедного дела (12). Однако они   поленились написать собственную статью, а скомпилировали ее с ранее опубликованной в Степном бюллетене другим автором-инженером ( или лаборантом) Института зоологии НАН Украины , малообразованным   А. Василюком (13). А директор этого института ,  член-корреспондент НАН Украины  Акимов  просто взял  ее и переписал, исправив некоторые  зоологические  ляпы Василюка, например, о черных грифах, которых  Василюк  “поселил”    в Ялтинский  горно-лесной  заповедник ( 13). ( Кстати любопытно выяснить , другие  статьи Дидуха и Акимова тоже являются плодом “творческой” переработки  работ иных  лаборантов ?. Подробнее о “ляпах” Дидуха с Акимовым в статье  Вл.Борейко “В защиту абсолютной заповедности ” (12).
Предавая анафеме идею абсолютной заповедности, Дидух с Акимовым, как выяснилось, вообще не читали первоисточники. Иначе бы не путали идею абсолютной заповедности  с концепцией  заповедности , да и  не было бы смысла поднимать вопрос о допустимости или недопустимости сенокосов и других регуляционных мер в заповедниках. Концепция заповедности такие регуляции  в исключительных случаях в заповедниках однозначно допускает, однако при  наличии научного обоснования, экологической экспертизы, строгого контроля и соблюдения принципа презумпции абсолютной заповедности (17, 18, 19).
Кстати, в августе 2014 г. Всеукраинская экологическая лига и Киевский эколого-культурный центр провели  в  Киеве, в  конференц-зале Президиума НАН Украины ( в двух шагах от институтов зоологии и ботаники)  Круглый стол “Абсолютная заповедность. Спасет ли она  украинские заповедники ? “.  Дидух с Акимовым были на него приглашены. Однако не явились, видимо считая, что спорить с оппонентами в открытую-выше их достоинства.
Наука не может двигаться без столкновения различных точек зрения, без дискуссий, при наличии монополии на истину. Однако такие обсуждения невозможны, пока у власти  в науке стоят такие как Дидух и Акимов, использующие тоталитарные практики. Возглавив зоологический и ботанический институты, став у руля украинских ботанических и зоологических журналов,  жестко контролируя защиту диссертаций, они монополизировали истину. Ведь только в тяжком сне может присниться, что Акимов, как главный редактор   академического “Вестника зоологии” даст  добро на публикацию материала , подтверждающего  теоретические  взгляды концепции заповедности. Их методы “руководства” зоологической и ботанической науками сродни  методам приснопамятных Лысенко и Презента, использовавших  идеологическую   травлю и абсолютную  монополию на научное знание.
Однако среди противников идеи абсолютной заповедности существуют оппоненты не только по идеологическим мотивам, но и мотивам чисто практическим, основанных на личном корыстном интересе. Например, директор Дунайского биосферного заповедника Волошкевич, отстаивающий промышленный лов рыбы в заповедной  зоне своего заповедника, или директор биосферного заповедника “Аскания-Нова” Гавриленко, заинтересованный в сенокошении заповедного участка с целью заготовки бесплатного сена для воспроизводства экзотических и охотничьих видов животных, которых затем он поставляет в частные зоопарки и охотхозяйства олигархов ( например, Януковича-старшего и Януковича-младшего), а также директор природного заповедника  “Медоборы” Музыка, превративший свой заповедник  в обыкновенный лесоповал ( 14, 20, 31). А что бы сподручней было  бороться с  “архивредной “для их благополучия идеей абсолютной заповедности, Волошевич даже “рекрутировал” из рядов общественных экологических организаций  и “мотивировал”  беспринципного и  малообразованного  Шапаренко, поручив ему травлю этой самой идеи. Как  в свое время Трофим Лысенко “рекрутировал” и ” мотивировал” для борьбы с “вейсманистами-морганистами” Презента. Этот самый Шапаренко, как и Презент , строит  свою карьеру на осмеянии и уничтожении всего недоступного его пониманию.
Метод идеологической травли особенно  активно пытается использовать Гавриленко, усмотревший в идее абсолютной заповедности “русские корни”, еще раз подтвердив свою дремучую безграмотность. На самом деле отцом  заповедности  является немецкий природоохранник Г.Конвенц, именно у него эту идею перенял в начале 20 века российский зоолог  Г.Кожевников. Свою лепту в разработку концепции заповедности  внесли  также американцы, украинцы и норвежцы ( 17, 19 ).
Желая защитить свои   “заповедные  ” сенокосы, Гавриленко пошел даже на такое геростратовое решение, как сокращение площади заповедной  территории “Аскании-Нова” на 20 %. Однако защитники заповедности  дали ему по рукам ( 18).
Борьбу неосталинистов и  нью-лысенковцев с заповедностью  поддерживают чиновники Минприроды Украины, отвечающие за заповедное  дело- директор Департамента заповедного  дела Иваненко, его зам Матвеев, а также мадам  Драпалюк. Их мотивацию понять очень легко.  Заповедность-это контроль и порядок в заповедниках  и заповедных зонах. А чтобы навести порядок-нужно работать. А работать они не хотят.
Литература
1. Горький М. 1931. О борьбе с природой // Правда, 12 декабря.
2. Кольман Э. 1931. Вредительство в науке // Большевик. № 2. С. 73-81.
3. Васильев Т., Карпыч В. 1931. Краеведение и туризм – на службу социалистическому строительству // Правда, 17 сентября.
4. Борейко В.Е. 2001. История охраны природы Украины. X век – 1980 г., К.: КЭКЦ. 544 с.
5. Борейко В.Е. 2001. Словарь деятелей охраны природы. К.: КЭКЦ. 524 с.
6. Макаров В.Н. 1931. Тезисы доклада В.Н. Макарова на сессии Госкомитета в декабре 1931 г. // Природа и социалистическое хозяйство. № 9-10. С. 245-248.
7. Макаров В.Н. 1932. К Всесоюзному съезду по охране природы и содействию развитию природных богатств СССР // Природа и социалистическое хозяйство. Т. V. С. 7-9.
8. Труды Первого Всесоюзного съезда по охране природы в СССР. 1935. М. 392 с.
9. Макаров В.Н. 1933. К итогам работы 1-го Всесоюзного съезда по охране и развитию природных богатств СССР // Природа и социалистическое хозяйство. Т. VI. С. 5-6.
10. Михайлов Н.Н. 1937. Лицо страны меняется. М.-Л.: Детгиз. 144 с.
11.И.Акимов, Я.  Дидух, Абсолютная заповедность vs Человек, Зеркало недели, 14 августа 2015 г.
      http://gazeta.zn.ua/ECOLOGY/absolyutnaya-zapovednost-vs-chelovek-_.html
     12.Владимир Борейко, В защиту абсолютной заповедности , Зеркало недели  21 августа 2015 г. http://gazeta.zn.ua/ECOLOGY/v-zaschitu-absolyutnoy-zapovednosti-_.html).
13. Василюк А., 2013, Абсолютная заповедность и сохранение степного биоразнообразия, Степной бюллетень, № 39.
14. Музіка М.Я., Попадинець І.М., Бондаренко В.Д., 2000, Правові, соціально-дидиктичні, природоохоронні та науково-лісівничі  проблеми заповідників.Шляхи їх вирішення, // Науковий вісник, № 10.1, с. 140-147.
15. Борейко В., 2003, Белые пятна природоохраны, К., КЭКЦ, 292 с.
16. ГАРФ, ф. 5446, оп. 59, д.7878, л.152.
17. Борейко В.Е., Бриних В.А., Парникоза И.Ю. 2015,  Заповедность ( пассивная охрана природы). Теория и практика, К.,         КЭКЦ, 112 с.
18. Борейко В.Е., Последние островки свободы. История украинских заповедников и заповедности ( пассивной охраны природы) ( 10 век-2015 г.), К., КЭКЦ, 240 с.
19. Концепция заповедности. Краткое изложение  http://ecoethics.ru/kontseptsiya-zapovednosti-kratkoe-izlozhenie/
20. Дунайский заповедник или рыбхоз им. Волошкевича ? http://ecoethics.ru/dunayskiy-zapovednik-ili-ryibhoz-im-voloshkevicha/
21. Аскания-Нова. Заповедник или коммерческий проект? http://ecoethics.ru/askaniya-nova-zapovednik-ili-kommercheskiy-proekt/
22. Презент И., 1932, Классовая борьба на естественно-научном фронте, М-.-Л., 72 с.
23. Конституция Украины
24. Борейко В.Е., Очерки о пионерах охраны природы, 1996, ч. 1, К., КЭКЦ, 180 стр.
25. НуриновА.А., 1935, Выше классовую бдительность в науке, Гибридизация и аккиматизация животных. Труды научно-исследовательского института гибридизации и акклиматизации сельскохозяйственных животныхх Аскания -Нова, т.2, с. 5-10.
26.Пришвин Михаил, 1988, Охранять природу-значит охранять Родину, Советская Россия, 16 марта.

В.Е.Борейко, КЭКЦ

08.09.2015   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости