Сенокосы в заповедниках недопустимы, так как уничтожают биоразнообразие

 Вл.Борейко, И.Парникоза, КЭКЦ

 

 

Большинство современных экосистем, и прежде всего степных, находится в условиях неразрешенного дефицита видов, способствующих огранизации типичных экосистем. По этой причине вернуться назад в до-антропогенные степи в принципе невозможно, тем более при помощи искусственных средств – сенокошения, выпаса коров и т.п. В этих условиях главной ценностью заповедных степей является обеспечение естественности процессов самоорганизации экосистем путем исключения прямого антропогенного вмешательства в заповедную степь.

В настоящее время в украинских степных, лесостепных и лесных заповедниках – Аскания-Нова, Луганском, Украинском степном, Каневском, Днепровско-Орельском, Медоборах, Михайловская целина, Еланецкая степь, Карпатский, Черноморский и др., и ряде национальных парков на правах специального использования природных ресурсов проводится сенокошение. Лимиты на проведение сенокошения выдаются заповедникам и национальным паркам Министерством экологии и природных ресурсов Украины. Ежегодно только в заповедниках Украины косится около 2600 га, при этом заготавливается около 1800 т. сена. В национальных парках сенокошение осуществляется на территории в 5090 га, при этом заготовляется около 3500 тонн сена. В Аскании-Нова косится 6% заповедной степи, в Еланецкой степи – 9,4 % заповедной территории, в Хомутовской степи (филиал Украинского степного заповедника) – 36 % территории, в Михайловской целине – 70,2 % территории, в Стрельцовской степи (филиал Луганского заповедника) – до 80 % территории. В Карпатском биосферном заповеднике в год косится 385 га. Как правило, скошенное сено затем незаконно коммерчески используется директорами заповедников и национальных парков, поэтому они более заинтересованы в сенокосах, чем в охране редких видов животных и растений, ради чего и создавались эти заповедники и национальные парки.

Сенокошение в заповедниках, как вид регуляции, на самом деле удобное прикрытие коммерческой заготовки сена.

В степных заповедниках сено косится в мае-июне тяжелой техникой (тракторами) (Парникоза, 2014). В некоторых степных заповедниках – Хомутовской степи, Михайловской целине, Еланецкой степи проведено зонирование территории, чем грубо нарушена ст.16 Закона Украины «О природно-заповедном фонде Украины, не предполагающая никакого зонирования природных заповедников. В Еланецкой степи зонирование проведено согласно Проекту организации территории, в Хомутовской степи и Михайловской целине – решением Ученого совета Института ботаники НАНУ № 8 от 15.04.1997 г. (Борейко, Паламарчук, 2014). Кошение тяжелой техникой уже не один год происходит и в степных заповедниках России (Семенова-Тян-Шанская, 1978). В Березинском заповеднике (Беларусь) площадь сенокосов составляла 5 тыс. га (7 % охраняемой территории), в Башкирском заповеднике покосы охватывали почти все луга, в Тебердинском косится везде, где только можно вывезти сено (Соколов и др., 1997).

При введении режима заповедности в степи происходят спонтанные естественные изменения – количество ковыля и типчака уменьшается и сменяется корневищными злаками. Причиной этих явлений является накопление растительных остатков, так называемой ветоши (хотя это, в отличии от сенокошения, является естественным природным процессом).

Поэтому сторонниками регуляционных мероприятий в степных заповедниках предложено проводить сенокошение или выпас коней. Эти предложения принимаются многими исследователями и практиками заповедного дела априори, без глубокого анализа последствий данных рекомендаций. К сожалению, о многочисленных негативных последствиях для фауны, флоры и почвы степных заповедников в ботанических кругах не принято говорить.

Уже сама по себе, косьба сена в заповеднике является «экологической катастрофой». Вот как описал косьбу сена в Хомутовской степи в 1985 г. очевидец А. Арманд: «Шесть окрестных колхозов, экономя время, бросаютсязаготавливать корм для скота. Маленький заповедник оглашается ляз­гом мощных тракторов, голосами людей, задыхается от выхлопных газов. В 1985 г. границу заповедника за короткое время пе­ресекло более тысячи автомашин и около 1800 человек, не име­ющих к заповеднику никакого отношения, а главное — не ис­пытывающих большого чувства ответственности. На каждый гектар выкошенной заповедной степи в это время приходилось от 2,1 до 3,2 механические единицы. Кончилось нашествие только через 44 дня (…). Покос начался в 1985 г. 10 июня, в 1986 — 6 июня. Это время высиживания яиц у жаворонков, куропаток, перепелов — у всей пернатой живности заповедника. Сколько гнезд раздавлено гусеницами «Кировцев»… Кто, скажите, дол­жен собрать бутылки, бумагу, полиэтилен, украшающий после их ухода охраняемую территорию… И валяются после покоса степная гадюка, желтобрюхий полоз с размозженными головами (…). Ясно: покос в заповеднике — это экологическая катастрофа, придуманная людьми, как они считают, во спасение природы. Да, природу надо спасать, только от кого?» (Арманд, 1987).

Согласно Правил режимного сенокошения, в Центрально-Черноземном заповеднике сенокошение разрешено с 25 июня по 10 июля, все работы, связанные с сенокошением, сушкой, подгребанием, копнением и вывозом сена проводятся в течении 30 дней. Сено разрешается косить тракторными и самоходными косилками, при уборке сена разрешается применение пресс-подборщиков. Вывоз сена разрешается автомашинами и колесными тракторами. Хранение сена в копнах весом не более 1,5 т. допускается в степи не более 10 дней. К режимному сенокошению допускается сторонние организации и отдельные лица (Правила…, 2002). Однако эти правила не соблюдаются. В 2013 г., например, как следовало из информации, опубликованной на сайте этого заповедника, сенокошение началось раньше разрешенного срока. Сенокосная техника не оборудована отпугивающими устройствами, как того требуют Правила сенокошения (сайт…)

То-есть, по сути, так называемое режимное сенокошение представляет собой бесконтрольную и коммерческую заготовку сена, проводится в период выведения потомства многих видов диких животных, и тяжелой техникой, что наносит массовый невосполнимый ущерб биоразнообразию.

А вот как выглядело сенокошение 9 июля 2014 г. в филиале Украинского степного заповедника Михайловская целина. Обычно сенокошение ведется в несколько этапов, занимающих в общем несколько недель:

  1. Тракторами косят сено.
  2. Тракторами сено скирдуют.
  3. Тракторами скирды грузят в автомобили.
  4. Автомобили скирды вывозят.

То-есть, заповедная степь с ее почвой, фауной и флорой во время покосов трижды испытывает воздействие, первый раз когда техника ездит по степи и косит, второй раз – когда техника ездит по степи и собирает сено в скирды, третий раз – когда техника ездит по степи и вывозит тюки. Техника не имеет отпугивающих устройств и работает по самому опасному виду – от периферии к центру. В Михайловской целине за сезон делают по 1 тыс. тюков сена размером полтора метра на полтора метра. Сено заготавливают там местные крестьяне для себя и на продажу. Представителей экоинспекции и заповедника во время покоса и скирдования не наблюдалось. Таким образом, сенокошение, скирдование и погрузка сена осуществлялись в заповеднике чужими людьми и при помощи посторонней техники.

И самое главное, что на 2014 г. заповедник не имел лимитов на сенокошение от Минприроды Украины, то-есть проводил его полностью незаконно!

Как сказал научный сотрудник Института зоологии НАН Украины, энтомолог, автор очерков о чешуекрылых в Красной книге Украины, к.б.н. И. Плющ, энтомологов из Института зоологи НАН Украины на его памяти ни разу не привлекали для разработки системы покосов в степных заповедниках с учетом охраны редких насекомых (И. Плющ, устное сообщение).

 

Экологический вред от покосов

 

  1. Сенокошение в заповедниках является не эффективным

 

На протяжении последних 3 тыс. лет на территории современной Европы система степь-лес постоянно менялась в зависимости от климата. В прохладном и сухом климате преимущество получали степные экосистемы, а при более влажном и теплом – лесные. Климатический фактор является в сфере леса и степи основным. Именно он, как считает В.С. Ткаченко, – главный двигатель сукцессий экосистем из-за своего огромного энергетического потенциала (Ткаченко, 2014). Человек, дикие животные и им подобные биотические воздействия относительно мало влияют на динамику фитомассы (энергии) в экосистеме. На основании этих природных процессов В.А. Бриних делает очень важный вывод: в настоящее время из-за климатических условий степь неизбежно будет уступать лесу. Поэтому все усилия сторонников регуляции в степных заповедниках бесперспективны, так как помешать этому процессу человечество не в силах. Настаивать на усилении регуляционных нагрузок в степных заповедниках бесполезно, так как это противостоит мощному тренду климатических изменений (Бриних, 2014).

Выводы В.А. Бриниха подтверждают утверждения многочисленной группы ботаников-степоведов, утверждающих, что сенокошение в степных заповедниках как мера регуляции не дает результата.

По мнению украинских ботаников, борьба с кустарниками в Хомутовской степи путем сенокоса бесполезна, так как «выкашивание кустов…, угнетает их лишь временно, довольно быстро они развиваются с новой силой…(Гелюта, Генов, Ткаченко, Мінтер, 2002). По данным директора Центрально-Черноземного заповедника Н.А. Малешина (2000) «режимы кошения не повлияли на динамику степной растительности и, видимо, не были причиной олуговения или мезофитации степных участков заповедников за рассматриваемый период».

Следует также добавить, что И.К. Пачоский (1917), первым поднявший вопрос о регулировании в заповедных степях, ничего не писал о сенокошении, да еще с использованием тяжелой техники: «Единственно, что сделать возможно, это, подражая природе, ввести умеренный выпас, назначение которого исчерпывалось бы поддержанием равновесия и типичности участка». Причем выпас Ф.Э. Фальц-Фейн, по предложению И.К. Пачоского, ввел в Аскании-Нова не круглогодичный, а только осенне-зимний» (Пачосский, 1917). Ю.Д. Нухимовская (1997) считает, что наличие деревьев и кустарников было свойственно первобытным луговым степям, и смена леса степью и наоборот на отдельных участках заповедников –нормальное функционирование лесостепной зоны. По мнению Л.Р. Лаасимера (1978), «вырубка деревьев на заростающих лесолугах в большинстве случаев не дает желаемых результатов». По мнению Ю.Д. Нухимовской (1997), абсолютно-заповедный режим в наибольшей степени соответствует исходному типу степей и должен быть признан основным.

Анализируя опыт сенокошения в степных заповедниках, В.С. Ткаченко, Я.П. Дидух с соавторами считают: «Попытки приостановить их саморазвитие (степных экосистем – авторы), особенно таким чуждым природе степей и малоэффективным методом как сенокошение не дает желаемого результата (1988). И дальше – «…современное механизированное сенокошение является более неестественной мерой, которая увеличивает сукцессионный потенциал заповедной степной. Последнее является особенно нежелательным эффектом вследствие возрастающей потребности на выполнение степным заповедником социального заказа на мониторинговые исследования (Ткаченко, Дидух и др., 1998).

Работники Луганского заповедника Л.П. Боровик и Е.Н. Боровик, анализируя сенокошение в Луганском заповеднике (филиал Стрельцовская степь) пишут, что «принятая система периодического сенокошения в целом оказалась малоэффективной для сдерживания сукцессионных процессов. Более того, сенокошение стимулирует вегетативное разрастание кустарников (2006). А в некоторых местах заповедника из-за сложности рельефа или наличия кустарников сенокошение вообще не возможно (Боровик, Боровик, 2006). Еще более пессимистичны выводы Г.Н. Лысенко, изучавшего влияние сенокошения в филиале Украинского степного заповедника – Михайловской целине – «…попытки регулировать сообщества с помощью сенокошения оказались неэффективными» (2005). Более того, сенокошение провоцирует у ракитника мощный всплеск побегообразования (Лысенко, 2005). В заповеднике был введен режим усиленного сенокошения (двухлетняя ротация) – однако процесс мезофитации растительного покрова продолжался (Лысенко, 2005). По мнению В.С. Ткаченко, в Михайловской целине невозможно останавливать резервные изменения одним сенокошением (Ткаченко, 2004).

В 1998 г. в этом заповеднике двухлетняя ротация была заменена на ежегодное сенокошение. Однако «…результаты очередного обследования «Михайловской целины» в 2001 г. свидетельствовали о дальнейшем углублении процессов олуговения травостоя (Лысенко, 2005).

«Таким образом, -делает автор вывод – «существующие режимы охраны, а вернее режимы использования, не позволяют противостоять направленному изменению  основных ценотических структур растительности заповедника» (Лысенко, 2005). К таким же выводам пришел и А.М. Краснитский, изучая эффективность сенокосов в Центрально-Черноземном заповеднике:

- «В 1959 г. режим постоянного (ежегодного) кошения, установленный при организации заповедника и проводившийся до сих пор преимущественно вручную, обнаружил свою несостоятель­ность: резко снизилась продуктивность фитомассы, ухудшилась красочность степи, неудовлетворительно шли процессы естест­венного возобновления, широко распространился полупаразит погремок и др. Таким образом, признаки луговой степи, уста­новленные В. В. Алехиным, даже при оптимальном косимом варианте, все же претерпевают изменения» (1983).

Т.Д. Филатова (2012) пишет, что в Центрально-Черноземном заповеднике трансформация растительности луговых степей в сторону все большего олуговения и внедрения древесно-кустарниковых видов все равно происходит при всех режимах сенокошения. А.М. Краснитский и С.А. Дыренков считают: «При некосимом режиме исключены все воздействия челове­ка, кроме неизбежных глобальных или близких к ним антропо­генных изменений среды. Такой режим в итоге обеспечивает по­лучение совершенно новой информации при изучении спонтанно развивающихся биологических и экологических систем…

Некосимая луговая степь имеет наибольшее научное значение, поскольку в полном объеме отвечает всем трем генеральным функ­циям заповедника: сохранению банка гено- и ценофонда живых организмов, природного эталона и мониторинга» (1982).

По мнению Л.Г. Динесмана: «Длительное исключение выпаса домашних животных и сенокошение, вызывающее в заповедни­ках олуговение, ведет не к деградации степных лугостоев, как считал И.К. Пачоский (1917), а к возобновлению природного биогеоценологического процесса, в течении многих веков подавляв­шегося деятельностью людей. Однако за время бесконтрольного пастбищного использования степей состав участников этого про­цесса необратимо изменился: некоторые группы растений и жи­вотных из него выпали в результате вымирания. Последнее дела­ет невозможным восстановление коренных степных сообществ. Поэтому существующие сейчас участки абсолютной заповедности нужно рассматривать как эталоны спонтанно развивающихся производных степных экосистем (…). Применяемое сейчас выка­шивание заповедных степных участков, по сути дела, направле­но на подавление природного биогеоценологического процесса до уровня, соответствующего определенной стадии антропогенного изменения растительности. Трудно сказать, насколько оправды­вает себя этот прием. Не исключено, что его длительное приме­нение вызовет специфические сукцессии степных биогеоценозов, конкретные формы которых сейчас плохо предсказуемы» (Динесман, 1984).

С ним согласна и Ю.Д. Нухимовская (1997), которая делает такие выводы: «Абсолютно заповедный режим в наибольшей степени соответствует исходному типу степей, поэтому он должен быть признан основным. Кошение и выпас – лишь исторически сложившийся режим использования человеком лугово-степных экосистем».

В.С. Ткаченко (1999) пишет о том, что «Наблюдения указывают на то, что даже на периодично выкашиваемой степи наблюдается явный структурный дрейф в сторону малотипичных фитоценоструктур». При этом ученый пришел к выводам о наличии авторегуляции развития тех или иных типов растительности в пределах заповедной степи. В частности он показал естественное (без вмешательства человека) прекращение разрастания кустарниковых фитоценозов с темпами, характерными для 80-90-х гг. пришлого века, что является хорошим маркером достижения заповедной степью порога насыщения кустарниковыми формами. После достижения этого порога наступает их выпадение, как результат срабатывания ожидаемых авторегуляционных ограничений. Что же касается доминирующего типа растительности «Хомутовской степи», то им оставались сообщества мятлика узколистного (Роеtаangustifoliae), которые уже давно (еще в начале—80-х гг.) вышли на «плато» и вступили в колебательный режим развития» (Ткаченко, Лысенко, 2008). Саморазвитие происходит и в абсолютно-заповедном участке Михайловской целины (Ткаченко, 2004).

Но даже если признать необходимость вмешательства с целью консервации текущего состояния экосистемы, и не ждать результатов более подробных исследований авторегуляционных процессов, ведущие украинские ботаники на опыте изучения степных заповедников Украины делают вывод, что применяемы сегодня методы регуляции являются малоэффективными (Ткаченко, 1999, Ткаченко, Дидух и др., 1998). При этом длительность наблюдений является недостаточной для обоснования и оценки результатов вмешательства. Неудачи, по мнению В.С. Ткаченко, привели к упадку экспериментальных исследований в заповедниках. Этому благоприятствовали также отдельные несистематические выводы разрозненных наблюдений на разных объектах, которые порождают большую массу не систематизированной информации, которую теперь трудно освоить.

Таким образом главный аргумент сторонников сенокошения в степных заповедниках  - стабилизация степного биоразнообразия ставится под сомнение. Имея достаточное представление о результатах системного ограничения (не целостности) степных экосистем, нарушения равновесия между их автотрофными и гетеротрофными блоками, а также особенностях резерватных сукцессий как общевосстановительного гомеостатического процесса, В.С. Ткаченко приходит к выводу о невозможности стабилизировать ключевую составляющую экосистем степи сеножатной ротацией любого цикла периодичности. Что касается практики, то ученый смело указывает на оттенки утилитарных интересов в применении генетически чуждого для степных экосистем сенокошения. Он же указывает, что в условиях «Михайловской целины» ряд проблем с экспансией чужеродной заповеднику флоры связаны с деятельностью администрации

заповедника по созданию прудов, сада и т.д., что задачами заповедника также не предусмотрено (Ткаченко, 1999).

  1. Негативное влияние на почву

Во время сенокоса тракторами уплотняется почва, происходит ее загрязнение нефтепродуктами, мусором (Соколов и др., 1997), накатываются дороги, наблюдаются изменения в газообмене между почвой и приземным слоем воздуха, а также в почвенных микробиологических процессах (Краснитский, Дыренков 1982). В результате сенокошения почва теряет запасы влаги, весной при снеготаянии на косимых участках может наблюдаться поверхностный сток, всегда отсутствующий на некосимых участках (Краснитский, 1983).

  1. Рост браконьерства

Во время косьбы сена в заповеднике происходит рост браконьерства за счет присутствия механизаторов и других посторонних людей (Соколов и др., 1997). Например, в Хомутовской степи продается не сено, а возможность сенокошения. Понятно, что фермеры косят траву в заповеднике каждый как может, чем придется, без каких-либо экологических ограничений.

  1. Отчуждение органики

Во время сенокосов значительное количество травы изымается из заповедной экосистемы, что оказывает на нее негативное влияние. По данным директора Украинского степного заповедника А.П. Генова, в Хомутовской степи ежегодно безвозвратно отчуждалось 600-800 т органического вещества (Генов, 1985). Центрально-Черноземный заповедник за 40 лет потерял из-за покосов 2250 кг калия, 630 кг кальция, 270 кг фосфора с 1 гектара (Краснитский 1983).

По данным В.С. Ткаченко и В.С. Гавриленко во время покосов в Михайловской целине скашивается 0,33 тонны сена с га, в Хомутовской степи – 0,88 тонны с га, в Каменных Могилах – 1 тонну с га, в Стрельцовской степи – 1, 23 тонны с га (Ткаченко, Гавриленко, 2007).

  1. Обеднение биологического разнообразия

Сенокошение ведет к искусственному снижению видового и внутривидового биоразнообразия в заповеднике. Рассмотрим это подробно для различных групп животных.

 

Влияние на насекомых

Известный французский энтомолог, профессор Реми Шовен (1970) назвал покос для насекомых «экологической катастрофой».

Л.М. Зелинская, анализируя сенокошение в Черноморском заповеднике, вслед за Р. Шовеном, также расценила покос «как экологическую катастрофу», ведущую к резкому изменению энтомофауны. Уменьшается численность перепончатокрылых, двукрылых, чешуекрылых, уничтожаются все внутристеблевые обитатели, все насекомые, развивающиеся в цветках и соцветиях, обитатели высоких растений. Под колесами тракторов гибнут гнезда шмелей» (Зелинская, 1984).

«Во время кошения уничтожались все внутристеблевые обитатели (златки, усачи рода агапантия, долгоносики рода ликсус), все насекомые, развивающиеся в цветках и соцветиях (пыльцееды, долгоносики родов ларинус и лахнеус), обитатели высоких растений (богомолы, кузнечики), гусеницы многих видов чешуекрылых, куколки белянок, прикрепленные к стеблям растений (белянка зегрис). Скашивание цветущей растительности вело к уменьшению численности диких пчел, мух, бабочек,
перепончатокрылых» (Зелинская, 1985).

В.Н. Грамма пишет, что «при сенокошении угнетаются или даже полностью исчезают популяции, развитие которых проходит на растениях или в их тканях, также насекомых, питающихся нектаром и пыльцой (Грамма, 1985). По его мнению, «абсолютная заповедность является наиболее близкой к естественному состоянию природы и наиболее благоприятна для сохранения биоценоза» (Грамма, 1985). Такого же мнения придерживаются энтомологи И.Н. Осипов и А.С. Осипова: «Результаты исследований, проведенных энтомологами во многих заповедниках, неоднократно показывали угнетающее и дестабилизирующее воздействие регулярного сенокошения на насекомых, связанных так или иначе с травянистой растительностью» (Осипов, Осипова, 1992).

В филиале Карпатского заповедника Долина нарциссов ради сохранения редкого нарцисса проводят сенокошение и корчевание кустов ивы, что вызвало резкое сокращение численности птиц и некоторых насекомых (Соколов и др., 1977). (Хотя сенокошение в Долине нарциссов может проводиться и с точки зрения закона, так как входит в зону регулированной заповедности Карпатского биосферного заповедника).

В Н. Грамма и А.В. Захаренко (1990) пишут:

«Вымиранию насекомых степных заповедников способствует и хозяйственная деятельность в пределах заповедной территории. Так, периодическое сенокошение, проводимое во многих заповедниках под предлогом необходимости сохранения флористического и фаунистического разнообразия степных экосистем, ведет к прямо противоположным результатам. При сеноко­шении погибают развивающиеся в стеблях, соцветиях или семенах рас­тений жуки родов Agrilus, Agapanthia, Cylindromorphus, Phalaсrus, Olibrus, Mordellistena, Anaspis, Oedemera, lasioderma, Phytoecia, Lixus, Lаrіnus, Lachnaeus, Mononychus, Ceuthorrhynchus, Sibinia, Miarus, Cionus, Apion, кузнечики рода Tettigonia, клоп Picromerus bidens, чешуекрылые Zegris eupheme, Euchloe cardamines, пчелиные родов Megachile, Osmia, Hoplitis, Prosopis, Anthidium, Paranthidiellum, Ceratina, осы Tripoxylon, Pison, Ancistocerus, Eucdynerus, Symmrphus, гнездящиеся на земле шмели Воmbus muscorum, В. silvarum, В. agrorum и многие другие».

По данным А.А. Гусева (1988) численность насекомых, пойманных в ловушки в Центрально-Черноземном заповеднике выше на абсолютно заповедном участке, чем на косимых. По данным О.Ю. Мороз (2009), сенокошение в Михайловской целине негативно влияет на распространение, гнездование, фуражирование и численность шмелей. По данным В.Ю. Назаренко (2009), в некосимой части Михайловской целины выявлено 41 вид жуков-долгоносиков, а в косимой – 27 видов.

Исследованиями установлено, что в Центрально-Черноземном заповеднике на косимых участках понижалось видовое разнообразие и численность жужелиц (Гречаниченко, Чувилина, 1997). И наоборот – на некосимом участке численность жужелиц и других жесткокрылых была выше (Чувилина, 1993).

Именно в абсолютно заповедном участке заповедника «Белогорье» зарегистрировано увеличение видового состава насекомых (Якушенко и др., 1984), в Провальской степи (Луганский заповедник) и в Каменных Могилах (Украинский степной заповедник) абсолютно заповедный режим способствовал повышению численности и видового разнообразия клещей орибатид (Штирц, 1998, Штирц, Ярошенко, 2000).

По данным А.Д. Штирца (2000), исследовавшего заповедники Хомутовская степь, Каменные Могилы, Провальская степь и Стрельцовская степь, отмечено значительное влияние сенокоса на структуру населения орибатид, что выражается в резком уменьшении численности и видового разнообразия клещей. Сравнение групп панцирных клещей абсолютно заповедных участков и участков, которые периодически выкашиваются, продемонстировало негативное влияние сенокоса не только на характер разделения видов и структур групп орибатид, но и на особенности их сезонной динамики. В Луганском заповеднике (филиал Стрельцовская степь) максимальная плотность панцирных клещей обнаружена в зарослях степных кустарников абсолютно заповедной степи (39200 экз/м2). Максимальное видовое разнообразие клещей в филиале Провальская степь Луганского заповедника наблюдалось на участке псамофитной степи (абсолютно заповедная степь) – 24 вида. Наибольшая численность орибатид зафиксирована в абсолютно заповедной степи под кустами (35440 экз/м2). Исследование панцирных клещей на территории Хомутовской степи и Каменных Могил продемонстрировали негативное влияние сельскохозяйственной деятельности, а именно, сенокоса, на структуру населения панцирных клещей, уменьшая их численность и видовое разнообразие. Уменьшается также и количество морфо-экологических типов клещей.

Почти во всех степных заповедниках России и Украины видовое богатство пауков, численность особей в травостое и плотность в подстилке выше в некосимой степи (Полчанинова, Прокопенко, 2007, Полчанинова, 2012).

По данным Н.Ю. Полчаниновой (1992),отсутствие сенокошения в степных заповедниках ведет к увеличению видового богатства фауны пауков. Сенокос является большим стрессовым фактором для пауков. В «Михайловской целине» после покоса плотность пауков в 10 раз ниже, чем до сенокошения.

В отделении «Ямская степь» заповедника «Белогорье» видовой состав пауков в некосимой степи богаче, чем в некосимой. Если в заповедных (некосимых) участках несчитывается 89 видов, то в косимых – 51-68 видов (Полчанинова, 2002 (2003)).

По данным Е.Ю. Савченко, наибольшее количество видов герпетобионтных чернотелок в филиале Украинского степного заповедника «Каменные Могилы» находится на участке абсолютной заповедности, и снижается на косимых участках (2005).

На вред насекомым при кошении указывают и иностранные авторы (Bensted et al., 1999). А словацкие исследователи указывают на необходимость позднего кошения или вообще оставления не кошенных участков в интересах ряда редких на территории Евросоюза чешуекрылых (Uzemie europskeho vyznamu zalostina…, 2009).

Изучение виляния сенокошения в степных заповедниках Украины на пауков показало, что почти во всех локальных фаунах число видов пауков в абсолютно заповедной степи было выше, чем в периодически косимой (Полчанинова, Прокопенко, 2007).

По данным А.В. Захаренко (1997), сенокошение снижает в заповеднике Хомутовская степь численность златоглазок более чем в два раза. По данным С.И. Медведева (1950, 1959) из-за сенокоса пропадают многие насекомые, личинки которых развиваются внутри стеблей, цветках или соцветиях, например усачи, долгоносики, а также обитатели высоких растений. К таким же выводам приходят В.Н. Грамма, И.П. Леженина и Б.М. Якушенко (1984), В.Н. Грамма, А.В. Захаренко и В.М. Якушенко (1985), С.И. Медведев, В.С. Солодовникова, В.Н. Грамма (1977), В.Н. Грамма, В.В. Захаренко (1993), А.П. Генов (1995), О.П. Бурковский и В.В. Манюк (2015). Часть насекомых, например, кузнечики, гибнут на свежескошенных участках от хищных птиц (Формозов, 1937).

В результате скашивания страдают популяции почвенных беспозвоночных – клещи-гамазиды, ногохвостки. В абсолютно-заповедной степи выше численность жужелиц, щелкунов, а в косимой степи характерно отсутствие муравьев, строящих надземные гнезда (Покаржевский, Богач, 1984). По данным В. Тишлера (1970), от скашивания страдают пауки, насекомые – посетители цветов, виды, живущие в стеблях, семенах или на них, а также клещи-гамазиды и ногохвостки. По данным А.А. Гусева (1988), численность на абсолютно-заповедном участке Trachelipus rathkei в 8 раз выше, чем на косимом. Сенокошение является фактором, уничтожающим гнезда диких пчелиных в стеблях трав и кустарников (Бутовский, Еремина, 1955). По данным В.Г. Рошко (1988), в сенокосных лугах Закарпатья из-за вредного влияния сенокошения отсутствует 6 видов пластичатоусых.

Вообще насекомые являются той группой диких животных, которые особенно страдают в степных заповедниках от сенокошения. Сенокошение «в первую очередь обедняет видовой состав антофильных насекомых: пчел, двукрылых, жуков, чешуекрылых. При сенокошении, кроме уничтожения целого ряда беспозвоночных, связанных с травостоем, происходит обеднение видового состава обитателей почвы и подстилки» (Грамма, Захаренко, Леженина, Филатов, 2005). По мнению этих авторов, сенокошение резко уменьшает в заповедниках биоразнообразие степной биоты и приближает косимые степи к агроценозам. Поэтому, по их мнению, основным принципом сохранения биоразнообразия степной биоты должен стать принцип полного невмешательства в заповедные экосистемы (Грамма, Захаренко, Леженина, Филатов, 2005).

 

Влияние на микроорганизмы

 

Сенокошение в степных заповедниках негативно влияет и на почвенные микроорганизмы. Л.А. Савченко (1999, 2000) пишет, что наибольшая численность микроорганизмов в Центрально-Черноземном заповеднике находится на абсолютно-заповедном участке (2,7 млн/г), затем – на участке четырехпольного сенокошения и выпаса (2,6 млн/г), затем на участке ежегодного сенокошения (2,5 млн/г).

По данным В.И. Бондаря и А.А. Иевлева, изучавших почвенных микроорганизмов в отделениях «Стрельцовская степь» и «Станично-Луганское», установлено четкое снижение микроорганизмов по мере ослабления заповедного режима (2009).

 

Влияние на рептилий и амфибий

 

В Центрально-Черноземном заповеднике во время сенокошения гибнут практически все кладки прыткой ящерицы (Власова, Власов, 2000, Власова и др, 2012), «…в реальных условиях, при проведении машинного сенокошения, практически все кладки погибают (уничтожаются при разбрасывании слепышины режущим механизмом косилки или приминаются в почву), чем, в основном, и обусловлена довольно низкая численность этого вида в степи», – пишут работники этого заповедника О.П. Власова и А.А. Власов (2000).

По расчетам Института региональных биологических исследований, ущерб, нанесенный ежегодно только популяции прыткой ящерицы при сенокошении в данном заповеднике, составляет 37 млн. 837 тыс. рублей, или около 1 млн. долларов США (Письмо…, 2014).

О массовом истреблении ящериц хищными птицами в скошенных участках указывал и А.Н. Формозов (1937). По данным В.Ф. Шакулы (1984), наибольшая плотность прыткой ящерицы в заповеднике Каменные Могилы имеется в участках, где налажена полная охрана (1,8-2 особи на 1 км2), и уменьшается там, где происходит регуляция – на участках с косимой степью – 1,5 особи на 1 км2, на участках с выпасом – 1,0-1,4 особи на 1 км2. По данным И.Р. Мерзликина и Е.А. Лебедь (2003), на некосимых участках Михайловской целины плотность прыткой ящерицы составляет 0,14 на 1 га, а на косимых участках 0,09 на 1 га.

По данным В.И. Елисеевой, в 1960-х годах в Центрально-Черноземном заповеднике на 1 км косимом участке в среднем встречалось от 0,3-3 степной гадюки, на 1 км некосимой степи – 1-9 гадюк (Елисеев, 1967).

Машинное сенокошение в этом заповеднике стало применяться с 1970-х годов, что оказало определенное влияние на уменьшение численности степной гадюки в Центрально-Черноземном заповеднике (Власова, Власов, 2000).

По мнению Ф.В. Козаря (1987), сенокошение особенно вредит амфибиям и рептилиям возле их нерестовых водоемов, поэтому им было высказано предложение запретить сенокошение в заповедниках вблизи нерестовых водоемов.

 

Влияние на моллюсков

 

Отдельно следует отметить негативное влияние покосов на степных моллюсков. Выкашивание травостоя до состояния жесткой щетины, по мнению некоторых специалистов, не только лишает их корма, но и приводит к изъятию в стога или силосные ямы значительного процента взрослых особей, что не может позитивно сказываться на состоянии популяций (Парникоза, 2014).

 

Влияние на червей и других почвенных животных

 

По данным А.Д. Покаржевского и Я. Богач (1984), в косимой степи Центрально-Черноземного заповедника численность дождевого червя уменьшается в 2 раза, численность диплопод уменьшается вдвое, геофилид – вчетверо (в отношении к абсолютно-заповедным участкам).

 

Влияние на содержание гумуса

 

По данным А.А. Гусева (1988), содержание гумуса в слое почвы выше в абсолютно-заповедном участке Центрально-Черноземного заповедника, чем на косимых.

 

Влияние на млекопитающих

 

Интересно, что если в случае такого регуляционного мероприятия как выпас, в случае многих млекопитающих всегда указывается на опасность перевыпаса (Червона, 2009), то угроза кошения, в частности, с применением техники, остается как бы за кадром.

В то же время для существующих в степных заповедниках позвоночных существующая форма покосов представляет реальную опасность. Во-первых, это касается травоядных и зерноядных животных, которые в момент наибольшей питательной ценности трав лишаются данной биомассы, а также не могут рассчитывать на богатый урожай зерен диких злаков. Во-вторых, в условиях прокошенной степи земноводные, рептилии и мелкие млекопитающие становятся более доступными для хищников.

В. П. Думенко (2007), анализируя влияние режимов природопользования

на фауну хищных млекопитающих биосферного заповедника «Аскания Нова» приходит к выводу: «Итакустановление абсолютно заповедного режима на относительно крупном массиве степи в большинстве случаев позитивно отразилось на хищных млекопитающих.

Именно на участках с таким режимом природопользования произошла спонтанная реставрация фаунистического состава последних (к настоящему времени представлены все аборигенные виды), а популяционные параметры фоновых видов хищных зверей более оптимальны».

Опасным является фактор беспокойства. Так не без оснований считается, что закрепление в асканийской степи барсука (Meles meles), обусловлено введением на большей части природного ядра абсолютно-заповедного режима. Так, на протяжении обозримого времени, пока вся или большая часть степи использовалась как выпас и сенокосы, барсук тут не встречался. Хотя ископаемые остатки вида, обнаруженные на территории заповедника свидетельствуют, что когда-то он здесь обитал (Думенко, 2007).

Данные Думенко подтверждают и исследования в Центрально-Черноземном заповеднике, где барсук встречался лишь в не косимой степи (Краснитский, Дыренков, 1982).

В некосимых участках Аскании-Нова после долгого перерыва стал размножаться и волк (Гавриленко, 2008).

А.М. Краснитский с С.А. Дыренковым пишут:

«Скашивание травы сильно воздействует на зоокомноненты сте­пей и лугов: одни животные уничтожаются, повреждаются или отчуждаются, другие лишаются пищи или укрытий и впоследствии гибнут, либо становятся легкой добычей хищников. В Цент­рально-Черноземном заповеднике только с некосимыми участка­ми связаны птицы с длинным периодом размножения — болотная сова, серая куропатка, а из млекопитающих барсук. Только на некосимых участках обеспечиваются условия, необходимые для поддержания устойчивых саморегулируемых популяций больши­нства видов беспозвоночных и мелких позвоночных животных, таких, как мышевидные грызуны (на косимых участках их число снижается в 36 раз), землеройки и мелкие птицы (…)» (Краснитский, Дыренков, 1982).

Количество видов мелких млекопитающих, как показывают научные исследования, больше в некосимых участках, чем косимых (Краснитский и др., 1984, Власов, 1993, Полищук, 1998).

По данным Н.М. Чувилиной (1985), проводившей исследования в Центрально-Черноземном заповеднике: «На участке луговой степи с абсолютно-заповедным режимом создаются оптимальные условия для большинства видов мелких млекопитающих, а в годы депрессий он является «станицей переживания» для всех выявленных видов мышевидных грызунов (…). На варианте с постоянным режимом кошения численность мышевидных грызунов в 3 раза ниже, чем в варианте с абсолютно заповедным …».

Во время сенокоса гибнут косуля, заяц-русак, енотовидная собака (Мануш, 1990). Например, зайцев гибнет 30 %-40% (Мануш, 1990). В свежевыкошенных участках от хищных птиц гибнут полевки (Формозов, 1937).

Абсолютно-заповедный режим Центрально-Черноземного заповедника благоприятен для зеленоядных и насекомоядных млекопитающих. Здесь высока численность барсука, лисицы, горностая, ласки и косули. Абсолютно-заповедный вариант луговой степи является наиболее высокопродуктивной экосистемой, характерной особенностью которой является сложная структура фитоценоза, высокое видовое разнообразие жизненных форм, широкий интервал толерантности и наиболее полное использование ресурсов (Гусева, 1988).

 

Влияние на птиц

 

Косьба трав в корне преобразует угодья, лишая диких животных одного из важнейших факторов нормальной жизнедеятельности – укрытия. Кроме этого, процесс косьбы, будучи полностью механизированным, оказывает непосредственное негативное влияние на дичь: от ножей косилок, комбайнов и других механизмов, а также под гусеницами тракторов и колесами автомобилей гибнет много животных, особенно страдает молодняк. Во время сенокоса отмечена гибель таких видов охотничьих птиц – чирки, кряква, коростель, тетерев, перепел, куропатка, стрепет (Мануш, 1990). Особенно сенокошение опасно в мае (когда происходит  массовая кладка яиц, начало высиживания яиц), в июне (насиживание яиц, появления выводков птиц), июле (конец насиживания птиц, массовое появление выводков) (Мануш, 1990). Следует отметить, что уцелевшие молодые особи из разбитых выводков на скошенном поле (или территории заповедника) становятся легкой добычей хищников, либо погибают по другим причинам (переохлаждение, голод) (Рекомендации, 1981). Исследования, проведенные в России, показали, что при скашивании трав гибнет больше дичи, чем при других сельхозработах (весенне-полевые работы, обработка пропашных, уборка зерновых, осенние работы). В Подмосковье на площади 3932 га при сенокосе было разорено 109 гнезд и погибло 1384 особи всех видов дичи (в пересчете на 1000 га 27,6 гнезда и 351,9 особи соответственно) (Мануш, 1990).

Следует отметить, что подобные данные в своих исследованиях еще в 1937 г. указывал А.Н. Формозов, добавляя еще и погибших во время сенокосов дроф. При сенокошении отмечена гибель 20 % потомства лугового чекана (Влияние скашивания).

По данным А. Рыковского (1961), сенокошение в лесах, как фактор беспокойства, очень вредит выводкам тетеревов, в результате чего выводки гибнут. Введенный в 1959 г. запрет на сенокошение в Переяславском лесоохотхозяйстве дал увеличение сохранности выводков в 2 раза. Сенокос в лесах оказывает негативное воздействие на численность молодняка тетерева, глухаря и рябчика (Мерзленко, 1981).

Особенно негативно влияет сенокошение на перепела и коростеля. Эти птицы затаиваются в траве при приближении косилки и часто попадают под ее ножи. Свидетели наблюдали, как косцы ходили за косилками с ведрами и собирали зарезанных птиц (Мартынов, 1960). Х. Валдаев (1973) сообщает о факте, когда на покосе площадью 6 га было найдено 16 погибших коростелей. По данном Н. Валова (1970), в 1960-х годах в США (штат Северная Дакота) на сенокосных лугах гибло около 90 % гнезд водоплавающих птиц. В Чехословакии, Венгрии, ГДР в 1960-х годах во время сенокошения уничтожалось 30 % гнезд куропатки, в Англии – 40 %, в Югославии – до 65 %. В ГДР на каждые 7 га под сеноуборочными машинами в 1960-х годах погибал один заяц.

В 1960-х годах в западнословацкой низменности потери дичи во время косьбы кормовых трав составили: зайцы -43 %, до 87 % – у птиц, и больше 90 % – у косуль (Абеленцев и др., 1972). В колхозе им. Котовского Ивановского района Киевской области 5 июля 1971 г. при уборке лугового сена в комбайн-измельчитель попал взрослый заяц и зайченок: первый был выброшен через трубу с зеленой массой еще живой, но без шкурки (Абеленцев и др., 1972).

По данным Д.В. Владышевского (1975), в Киевской области на участке 40 га после уборки сена с помощью волокуш полностью исчезли птицы, выкармливающие птенцов, что объясняется гибелью последних. На соседнем участке, где сено не косилось, на такой же площади наблюдалось 12-15 птиц.

Исследования, проведенные в Беловежской пуще в 1962-1963 гг. показали, что численность бекаса и кряквы на некосимом участке в 16-20 раз выше, чем на косимом (Владышевский, 1975).

По данным специалистов во время уборки трав механизированными средствами кошения гибель животных составляет от 70% до 100 % (в зависимости от вида животных) (Рекомендации, 1981). Например, гнезд серой куропатки гибнет 88 %, гнезд фазанов 100 %. На шестой день после уборки трав остается 11 % утят кряквы (Габузов, Валькович, 1982, Мануш, 1975).

По данным В.А. Тимошенкова (2002), в некосимом участке заповедника «Хомутовская степь» больше процент гнездящихся видов, чем на косимых  участках. Такие же данные получили А.А. Луговая, А.Е. Луговой и Д.Д. Сухарюк (1984) для некосимого участка филиала Карпатского заповедника Долина нарциссов. В Центрально-Черноземном заповеднике для участков с абсолютно-заповедным режимом характерно наибольшее видовое разнообразие птиц и их высокая плотность (4,46 пар/га). Общая зоомасса позвоночных животных здесь составляет 6 кг/га. Именно здесь отмечено около 80 % видов животных от общего числа видов, встречающихся в заповеднике (Краснитский, Гусев и др., 1984). Такие же выводы сделал и А.К. Корольков (1995). Только с абсолютно-заповедным участком Центрально-Черноземного заповедника связано гнездование болотной совы, серой славки, болотной камышовки, коростеля, степного  луня, куропатки серой. Режим абсолютной заповедности благоприятен для большинства наземно гнездящихся видов птиц (Краснитский, Гусев и др., 1984, Гусев, 1988).

При сенокошении отмечен вред для второго потомства полевого жаворонка, конька, трясогузки (Влияние скашивания).

В.А. Тимошенков, В.В. Тимошенкова (2005) пишут, что в 2005 г. сенокос в Хомутовской степи начался в 1-й декаде июня, что не дало закончить цикл размножения степным видам птиц. А. Арманд (1987)  сообщает, что в 1985 г. покос в Хомутовской степи начался 10 июня, в 1986 г. – 6 июня – «это время высиживания яиц у жаворонков, куропаток, перепелов…» На уничтожение гнезд птиц сенокосной техникой в Украинском степном заповеднике указывает и его директор А.П. Генов с коллегами (Гелюта, Генов, Ткаченко, Мінтер, 2002).

На лугах погибает при косьбе до 20 % лугового чекана, страдают куропатки, фазаны, коростель (Тишлер, 1970). По данным А.А. Гусева (1988), плотность гнездящихся птиц и видовое разнообразие птиц выше в абсолютно заповедном участке Центрально-Черноземного заповедника, чем в косимых участках. Как пишет К.Н. Благосклонов (1972), сенокошение ведет к гибели как поздних гнезд, так и самих птиц – перепелов, дроф, жаворонков, желтых трясогузок.

 

  1. Нарушение состава и структуры растительных сообществ

 

Как считает А.Н. Краснитский, - «скашивание травянистых растений оказывает прямое и косвенное воздействие на луговые травы, аналогичное влияние сенокошения испытывают и степные биогеоценозы. При скашивании резко нарушается сезонная ритмика вегетации и физиологических процессов; отчуждается органическая масса вместе с заклю­ченной в ней энергией и веществами; происходит ограничение и прекращение формирования семенной продукции тех или иных растений; количественно и качественно нарушаются процессы естественного распределения семян; отбираются фор­мы и виды растений, способные существовать при их скашива­нии в определенные сроки; происходит прекращение и ограни­чение процессов природного селектогенеза, вследствие чего нарушается консортная связь и отчуждается часть важных кон­сортов 1-го порядка (фитофагов)» (Краснитский, 1983).

В Приокско-Террасном заповеднике вероятной причиной исчезновения ятрышника шлемоносного (Красная книга России), считают уплотнение и нарушение почвы при сенокосах тракторами «Беларусь» в 1980-е годы (Соколов и др. 1997). В Кавказском заповеднике на покосах страдают редкие виды растений и их сообщества (Соколов и др. 1997). По мнению белорусского эколога В.И. Парфенова с коллегами (1985), сенокошение на болотах в заповедниках препятствует естественному процессу адаптивного преобразования состава, структуры и функции болотных фитоценозов в соответствии с меняющейся экологической обстановкой, снижает их значение  как природного эталона и для мониторинга.

По данным А.А. Гусева (1988), общая фитомасса выше в абсолютно-заповедном участке Центрально-Черноземного заповедника, чем на косимых участках.

Мало кто поднимает вопрос, что сенокошение не только не эффективно, но и опасно для ряда видов редких степных растений. Так, по результатам наших 10-летних наблюдений на территории РЛП «Лысая гора» на площади, где почти каждый год производится выкашивание лугово-степного травостоя местным населением на сено, происходит полное скашивание вызревающих подносов прострела лугового, что на данной территории схоже обрыванием цветов на букеты. Поэтому сенокошение блокирует семенное возобновление. Нам неизвестно, способны ли семена прострела развиваться до стадии зрелости в скошенном сене, однако его уборка сразу после покоса исключает и эту возможность. Данный краснокнижный вид присутствует во всех филиалах Украинского степного заповедника и в других степных заповедниках Украины. Можно сделать вывод, что в случае сенокошения во всех них он пребывает под угрозой. По данной же причине майский и июньский сенокос опасен также для целого ряда луговых и степных орхидей. В частности такой сенокос очень опасен для редкой степной орхидеи флоры Украины – ятрышника раскрашенного, цветущего в мае – начале июня в степях юга Украины. Сенокошения в Казантипском заповеднике представляют реальную угрозу для его семенного возобновления. Указанное растение лишь пример, однако, если учесть, что в мае-июне в степях цветет целый ряд редких растений, а биология их размножения и динамика популяций является слабоизученной, влияние сенокошения с последующим изъятием сена может оказаться губительным для многих видов редких растений, охранять которые оно было изначально призвано (Парникоза, 2014).

С.И. Морозов (1959) указывал, что сенокос перед и во время цветения трав делает невозможным их половое воспроизведение, что ведет к вымиранию однолетников и двухлетников.

При сенокосах прежде всего исчезают высокорослые многолетние травы (зонтичные, сложноцветные), многие из которых не успевают обсеменяться (борщевик, таволга, порезник, цикорий), а также однолетние и двулетние травы, особенно поздно обсеменяющиеся.

В результате начинают преобладать злаковые и бобовые (Влияние сенокошения). Исследование Н.И. Золотухина и И.Б. Золотухиной (2014) показали, что видовое разнообразие растений, в частности, ковылей, в Центрально-Черноземном заповеднике богаче на некосимых участках.

По данным Е.П. Веденькова и Н.Е. Дрогобыч (1998), сенокошение в заповедной степи Аскании-Нова вносит существенные негативные изменения в воспроизводство семян доминирующих злаков и разнотравья.

По данным В.П. Сошниной (1995), наибольшая частота встречаемости паразитных микромицетов в Центрально-Черноземном заповеднике характерна для некосимой степи.

 

7. Грубое вторжение в заповедную экосистему

 

Ведущий украинский степовед В.С. Ткаченко и директор заповедника «Аскания-Нова» В.С. Гавриленко считают, что «современный механизированный сенокос является довольно грубым вторжением в экосистему, ибо неминуемым есть повреждения и затвердение поверхности почвы, уничтожение птичьих гнезд, муравейников, гибель птенцов и мелких млекопитающих, и сильное проявление фактора беспокойства» (Ткаченко, Гавриленко, 2007). По их мнению, постоянная косьба сен в заповеднике Михайловская целина превратили его в обыкновенный сенокос (Ткаченко, Гавриленко, 2007).

По мнению академика В.Е. Соколова с соавторами, более отдаленные последствия сенокошения – «это нарушения состава и структуры травостоя (фенисекциональные смены растительности), изменение микроклимата луговых сообществ и их ксерофитизация» (Соколов и др., 1997).

 

 

8. Хозяйственные проблемы

 

При организации сенокошения маленькие, недостаточно финансируемые степные заповедники ежегодно сталкиваются с проблемой где взять трактора, косилки, машины, бензин, людей, чем оплатить их работу. Все это отвлекает коллектив заповедника от важнейших работ по охране территории и проведения научных исследований.

 

 

9. Покосы в заповедниках дискредитируют заповедное дело в глазах местного населения

 

Местные жители не могут понять, почему им запрещается собирать в заповедной степи букет цветов, а присутствие во время покосов десятков посторонних людей и тракторов – вполне  законное дело.

 

 

  1. Покосы в заповедниках уничтожают места обитания краснокнижных видов флоры и фауны и сами эти виды

 

По данным Т.И. Котенко (1998), в 1980 г. в заповеднике Каменные Могилы погибло 11 степных гадюк, причем 2 из них – при сенокосах. По данным С.И. Медведева, В.С. Солодовниковой и В.Н. Граммы (1972), в Аскании-Нова долгое время сохранялся целинный некосимый участок, где обитала бабочка зегрис желтонизый. Однако когда этот участок стали косить – она исчезла. Это объясняется тем, что во время сенокоса ее куколки вывозятся вместе с сеном (Медведев, 1959). По данным С.В. Межжерина различные виды краснокнижных мышовок предпочитают целинные участки с абсолютно заповедным режимом (устное сообщение). В Михайловской целине занесенный в Красную книгу луговой лунь гнездится только в некосимых участках (Книш, 2003).

Сенокошение явилось одним из главных факторов исчезновения в заповеднике Аскания-Нова краснокнижного степного орла. По данным А.А. Шуммера, изучавшего степного орла в Аскании-Нова в конце 1920-х годов, в 1927-1928 гг. в заповеднике им было учтено 30 гнезд степного орла. Из них 3 гнезда было уничтожено косарями, 5 гнезд было уничтожено во время вывоза сена, а еще одно – во время крадежа сена (1928). В настоящее время степной орел в Аскании-Нова не гнездится (Червона книга, 2009).

Анализ Красной книги Украины (растения и животные) показывает, что сенокошение в степных заповедниках вредит следующим 34 видам животных: прямокрылые – дыбка степная, толстун многогуборчатый, бабочки – зегрис желтонизый (обитает в Черноморском заповеднике, встречался в Аскании-Нова), аврора белая (Крымский), климена (Луганский), голубянка Буадюваля, шмелевидка кроатская (Луганский), пестрянка лета (Каневский, Днепровско-Орельский), пестрянка понтийская (Карадагский), перепончатокрылые – пахицерус степной черноногий (Черноморский), харакопиг скифский (Аскания-Нова), мегалодонт средний, арге Беккера, мелитурга булавоусая (степные заповедники Украины), шмели – моховой, пахучий, глинистый, плодовый, лезус, опоясанный (степные заповедники Украины), шмель красноватый (Украинский степной), шмель армянский (Хомутовская степь), двукрылые – зубарик чернолапый, птицы –дрофа, сова болотная (Аскания-Нова, Стрельцовская степь), лунь луговой, черноголовая овсянка (Стрельцовская степь), мышовка Тренда (Луганский), мышовка темная (Луганский), мышовка степная (степные заповедники Украины), пеструшка степная (Украинский степной, Луганский), рептилии – гадюка степная, медянка обыкновенная, желтобрюхий полоз.

Сенокошение в степных заповедниках вредит следующим 12 видам растений: ятрышник майский (Михайловская целина), золотобородник цикадовый (Черноморский), углостебельник красноватый (Азово-Сивашский нацпарк), ясенец белый, крестовник Бессера, оносма донская (Стрельцовская степь), ковыль опушеннолистый (Луганский, Украинский степной), шпажник тонкий (Михайловская целина, Стрельцовская степь, Провальская степь), грибам – трутовик корнелюбивый (Хомутовская степь, Луганский), шампиньон таблитчатый (Луганский, Украинский степной, Аскания-Нова), белонавозник Богуша (Украиснкий степной), энтодома вонючая (Стрельцовская степь, Хомутовская степь, Каменные могилы).

Сенокошение в лесных и приморских заповедниках, имеющих болотистые, заливные луга, вредит 11 видам животных: скорпионовые мухи – биттак итальянский; бабочки – махаон, люцина, сенница Геро (Росточье), совка Трейчке (Карпатский), медведица-госпожа, цефус Загайкевича, колпица, каравайка, дупель, лунь луговой.

Сенокошение в лесных и приморских заповедниках, имеющих болотистые, заливные луга, вредит 13 видам растений: ятрышник сердценосный, ятрышник Фукса (Полесский, Карпатский), ятрышник дремлик (Карпатский, Ялтинский), ятрышник иберийский, ятрышник трансильванский, офрис крымская (Крымский), ятрышник бледный (Крымский, Ялтинский), ятрышник украинский (Карпатский), ятрышник точечный (Крымский), хетоморфа Зернова (Карпатский, Горганы), ятрышник рыхлоцветный (Черноморский), ятрышник болотный (Карпатский, Ялтинский), ясенец белый (Червона книга України, Тваринний, 2009, Червона книга Украиїни, Рослинний, 2009).

Согласно Красной книге Днепропетровской области (2010), сенокошение вредит также луку Регеля (Красная книга Украины), луку круглому, катрану татарскому.

 

 

Подробнее о вреде сенокосов  в заповедных обьектах в новой книге Вл.Борейко и И.Парникозы  “Критика регуляционных мероприятий на территориях строгого природоохранного режима ( категория 1-А МСОП / IUCN)”,   2017, КЭКЦ, Киев, 208 стр.  http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2017/02/int_regulacia_2017.pdf

 

Пресс-служба КЭКЦ

 

13.02.2017   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости