Санитарные и другие рубки леса в заповедниках недопустимы, так как уничтожают биоразнообразие

Вл.Борейко, И.Парникоза, КЭКЦ

Санитарные рубки – это удобная форма прикрытия коммерческой заготовки леса под видом «борьбы с вредителями леса».

В литературе по заповедному делу и охране природы уже более полувека ставится вопрос о запрете санитарных и других рубок в заповедниках и иных категориях природно-заповедного фонда. Санитарные рубки крайне вредны для дикой природы, так как искусственно ведут к снижению видового и внутривидового биоразнообразия в заповедниках. Особый вред рубок состоит в том, что они проводятся в том числе весной и летом.

Многие выдающиеся отечественные деятели заповедного дела, ученые-экологи категорически выступали против рубок в заповедниках, и прежде всего санитарных как наиболее вредных. Об этом неоднократно писали доктора наук В.Е. Соколов (1997), Ю.А. Исаков (1975), А.А. Насимович (1979), Н.Ф. Реймерс (1973), директор  Центрально-Черноземного заповедника А.М. Краснитский (1974, 1975, 1979, 1983). Даже представители лесохозяйственной отрасли (А.И. Воронцов, 1971) против санитарных рубок в заповедниках как системного мероприятия. Против санитарных рубок многочисленные эксперты в области охраны биоразнообразия (Експертні.., 2015, Борейко, 2015).

Известный украинский лесовод М. Попков (2011) пишет, что в большинстве случаев выборочные санитарные рубки проводятся бездоказательно с точки зрения лесной науки и вредят охране биологического разнообразия лесов. По его мнению санитарные рубки являются «узаконенным способом проведения мелкого раскрадания древесины, в особенно крупных размерах, или осуществления коммерческой заготовки в интересах лесопользователя, но на вред лесу» (Попков, 2011).

По мнению ряда авторов санитарные рубки леса наносят массовый и комплексный вред природе, заключающийся в утрамбовывании почвы, уменьшении влажности почвы, нарушении естественного обмена веществ, уменьшении родючести почвы, нарушении почвенного покрова, ухудшении корневого питания деревьев и других растений, уменьшении лесного биоразнообразия, ухудшении условий произрастания травянистых растений, изменении микроклимата (Майоров, 1967, Якушенко, Деменчук, 1981, Ставровский и др., 1991, Грамма и др., 2008, Силичов, Бурковський, 2014).

Ю.А. Исаков (1975) пишет:

«Одна из них —сбор валежа, ко­торый мотивируется необходимостью противопожарных мероприятий и борьбой с «очагами» размножения стволовых вредителей. Мотивировки эти, особенно последняя, не кажутся убедительными, так как только очень немногие виды насекомых, населяющих упавшие стволы, способ­ны поселяться на здоровых деревьях. С другой стороны, хорошо извест­но большое значение распадающихся древесных стволов для семенного возобновления лесов, особенно темнохвойных и буковых. В ряде случа­ев возобновление древостоев в заповедниках прекращается именно по этой причине.

Не менее сомнительна целесообразность широкого проведения в заповедниках санитарных рубок. Не говоря о том, что иногда они служат прикрытием незаконного получения деловой древесины, остановимся на экологических последствиях проведения этого мероприятия. Санитар­ные рубки, т. е. изъятие из древостоев больных и ослабевших деревьев, проводятся с целью предотвращения массового размножения разруши­телей древесины — насекомых ксилофагов и древоразрушающих грибов.

Все это необходимо в первую очередь для сохранения древесины в целях ее хозяйственного использования. Это мероприятие вполне оправ­дано в лесном хозяйстве, но целесообразность проведения его в запо­ведниках внушает серьезное сомнение. Лес — сбалансированная природная экосистема, в которой распад и минерализация древесины служит совершенно необходимым звеном ее внутреннего оборота. Изъ­ятие древесины из биологического оборота обедняет экосистему пита­тельными веществами. Тотальную борьбу с насекомыми и грибами — разрушителями древесины можно рассматривать как сознательную ликвидацию одного из необходимых компонентов заключительного звена внутреннего оборота. Кроме того, нередко можно наблюдать, что изъятие большого числа деревьев в ходе санитарных рубок вызывает появление просветов в лесу. Такие участки леса зарастают луговой или рудеральной растительностью, что нарушает естественную структуру растительного покрова.

Возвращаясь к вопросу о короедах и ксилофагах в лесах заповед­ников, надо заметить, что массовые размножения их происходят чаще всего от стихийных, случайных причин, таких, как ветровалы, лавины в горах и пожары, а также из-за нарушения нормальных условий произ­растания деревьев, при понижении или повышении уровня почвенно-грунтовых вод. Последнее происходит в результате засух, мелиоратив­ных или других гидротехнических мероприятий. В большинстве перечисленных случаев деятельность разрушающих древесину насекомых оказывает положительный эффект, так как способствует ускорению процесса восстановительной сукцессии в пораженном биогеоценозе. Когда же ослабление древостоев происходит из-за нарушения их водно­го режима, для спасения лесонасаждений важнее принимать меры по регулированию уровня грунтовых вод (там, где это возможно), чем заниматься изъятием погибающей древесины».

Критикуя различных «заповедных лесоводов», проповедывающих «восстановление коренных типов лесов», Н.Ф. Реймерс (1973), с присущим ему чувством юмора, писал: «Бытует наивная уверенность, что природу, мол, нужно торопить, чтобы она «одичала», существуют даже какие-то «специальные рубки», которые, якобы, помогают лесу стать коренным, «девственным». Вырубают осину и верят, что на ее месте скорехонько вырастет дуб. Как это напоминает желание у подростков повзрослеть! В природе, как и у человека, всему свое время. Действительно, существуют методы ускорения в выращивании промышленных лесов. Но ход развития природного леса, смена пород в нем требует времени. Если лес не прошел предыдущей фазы развития, последующая не наступит. Никогда не вылупится из гусеницы бабочка: она выйдет только из куколки. А попытки вырастить коренной лес, минуя промежуточные этапы развития лесного сообщества, подобны рассуждению: «Вот оторву гусенице голову — скорее бабочка вылупится».

По своей сути все эти виды рубок и другие, – это прополка.

Убираются погибшие и больные деревья, как на огороде хозяйка убирает то, что мешает расти здоровым овощам. Поэтому санитарные рубки показаны только там, где лес целенаправленно выращивают на вырубку. В природных заповедниках и заповедных зонах лес к заготовке по определению запрещен.

С точки зрения задач, стоящих перед природными заповедниками и заповедными зонами, проведение санитарных рубок – абсурд, так как никто не ставит перед заповедниками и заповедными зонами задачу выращивания ценной в хозяйственном отношении древесины, а так называемые «вредители и болезни леса» являются важным компонентом заповедных лесных экосистем, составной частью лесного биоразнообразия, которая также подлежит охране в природных заповедниках и заповедных зонах.

Особенный вред лесному биоразнообразию наносит вырубка сухостойных, буреломных, ветровальных, дуплистых и фаутных (двувершинные, кривые) деревьев, очень удобных для постройки гнезд.

Сухостойные деревья используются для гнездования и отдыха крупными птицами, особенно хищными, совами и аистообразными, среди которых также много редких видов. Участки с буреломом используются в качестве укрытий зверями. Крупномерная мертвая древесина необходима для находящихся под угрозой исчезновения видов насекомых, личинки которых развиваются очень долго, до трех лет, а с учетом стадии куколки – еще дольше. Это, например, жук-олень и жук-носорог; некоторые другие; еще более редкие виды (сколия-гигант), питающиеся только этими личинками, и т.д. Гниющие крупные стволы служат убежищем, особенно в летнюю засуху, для многих беспозвоночных, включая хищных (естественных врагов вредителей), среди которых также есть очень редкие виды. Они формируют скопления дождевых червей и микроорганизмов сапротрофов, лучше обогащают почву, чем листовой опад, способствуя её гумификации (Андреев, 2004).

Однако кроме официально декларируемых задач санитарных рубок – удаление хозяйственно малоценных сухостойных деревьев и борьба с болезнями и вредителями, у санитарных рубок имеется еще третья, скрываемая, но самая главная задача – промышленная заготовка древесины в тех случаях, когда применение иных видов рубок затруднено или запрещено (например, в природных заповедниках и заповедных зонах). В современных природных заповедниках они стали «не мерой ухода за лесом, а удобной формой лесопользования» (Соколов и др. 1997).

В 2012 г. в лесных заповедниках Украины санитарными и другими рубками было охвачено свободно около 900 га.

В заповедниках Медоборы, Черемском, Днепровско-Орельском, Росточье рубками проходилось от 100 до 200 га леса.

В 2008 г. объем заготовленной древесины в природных заповедниках Украины составлял больше 40 тыс. куб. м., в 2009 г. – больше 42 тыс. куб. м., в 2010 г. – 35,6 тыс. куб. м., в 2011-2012 гг. -24,5 тыс. куб. м., а в 2013 г., благодаря вмешательству общественных экологических организаций – упал до 2,1 тыс. куб. м. (письмо Минприроды Украины от 11.11.2013 г).

Ежегодно в природных и биосферных заповедниках санитарными и другими рубками рубится 17841 куб. м на площади 533 га, в национальных природных парках рубится 328289 куб м на площади 18720 га, в региональных ландшафтных парках рубится 65496 куб. м. на площади 4512 га, в заказниках рубится 412488 куб. м на площади 9600 га, в заповедных урочищах рубится 105432 куб. м на площади 2040 га, в памятниках природы рубится 4584 куб м на площади 193 га, в дендропарках рубится 1800 куб. м. древесины на площади 600 га. Всего же в Украине в данных объектах ПЗФ ежегодно благодаря рубкам и очистке леса от захламленности заготавливается около 1.002.000 куб.м. древесины на площади около 44 000 га. (Борейко, Левина, 2016).

Все это говорит о широкомасштабной и экологически опасной рубки леса в объектах ПЗФ. При этом в 15 нацпарках рубки ведутся без лимитов, в 10 нацпарках лимиты на рубки незаконно превышены, в 12 нацпарках на землях, принадлежащим другим пользователям, чаще всего лесхозам, рубки ведутся без лимитов и вообще без какого-либо контроля. Нацпарки даже не знают, сколько там рубится деревьев.

В результате из-за рубок заповедники и другие объекты ПЗФ не выполняют своей роли по охране биоразнообразия. Так, из 138 IBA-территорий Украины, ценных для охраны птиц, 38 (28 %) – теряют свою экологическую ценность из-за рубок (IBA, 1999).

Сплошные и выборочные санитарные рубки, рубки ухода, лесовосстановительные, реконструкции, борьба с «захламленностью» леса, разрешенные в Украине, наносят страшный экологический ущерб природным экологическим системам лесов заповедников, заповедных зон и обитающему в них биоразнообразию. От санитарных рубок в заповедных объектах страдает 89 видов краснокнижных животных и 33 вида краснокнижных растений.

 

Экологический вред от рубок

 

  1. Наносится ущерб местам обитания краснокнижных летучих мышей. Гибель летучих мышей и их мест обитания фиксируют многие зоологи (Влащенко, 2005-а, 2005-б, 2009, 2010, Влащенко и др., 2012, Ильин и др., 2003,Hutson, 2001, Russo, 2004). 50 % видов летучих мышей, занесенных в Красную книгу Украины, страдают от санитарных рубок. Ночницы Бехштейна, Наттерера, прудовая, Брандта, усатая, водяная, ушаны серый и бурый, широкоушка европейская, вечерницы рыжая, гигантская и малая и другие летучие мыши обитают в дуплах старых,засыхающих, пораженных трутовиками дуплистых деревьев, которые, согласно Санитарным правилам в лесах Украины, действующих и в заповедниках, подлежат обязательному уничтожению (Санітарні, 1995).

По данным В.Ю. Ильина, до проведения выборочной санитарной рубки в исследуемом участке леса обитало 5 видов летучих мышей общим количеством около 500 особей. После проведения выборочной санитарной рубки в данном участке леса было обнаружено только 2 вида летучих мышей с общим количеством зверьков около 250 особей. После проведения на следующий год очередной выборочной санитарной рубки летучих мышей в данном участке леса обнаружено не было (Ильин и др., 2003).Для летучих мышей характерна смена убежищ в течении сезона. Поэтому для них важно наличие не отдельных деревьев, а массивов леса с большим количеством сухих и дуплистых деревьев (Годлевская, 2014).

 

  1. Наносится ущерб местам обитания краснокнижных птиц

В старых дуплистых деревьях обитает около 20 видов птиц – дуплогнездников, в прямую страдающих от санитарных рубок. Всего от санитарных рубок страдают 36 видов лесных птиц фауны Украины (Горбань, 2013, Яремченко, 2013). Из всех птиц, занесенных в Красную книгу Украины – 30 видов или 40 % страдает от санитарных и других рубок. Из них – 60 % занесенных в Красную книгу сов (сыч-воробей, сыч мохноногий, бородатая неясыть, длиннохвостая неясыть и др.), 100 % дятлов (дятел трехпалый, белоспинный и др.) 36 % хищных птиц (скопа, змееяд, орел-карлик, сапсан, беркут, оба подорлика, коршун красный, могильник, орлан-белохвост и др.), а также желтая цапля, гоголь, черный аист, клинтух, серый журавль, глухарь, королек красноголовый, рябчик, тетерев, белая лазоревка, сорокопуд серый, сизоворонка (Червона книга України, Тваринний…, 2009, Атамась, 2014-а).

По данным Г.Й. Бумара и С.Ю. Поповича, в Полесском заповеднике, на участках абсолютной заповедности, где с 1970-х годов не проводились лесохозяйственные мероприятия, плотность краснокнижных видов птиц (черный аист, серый журавль, глухарь, сыч мохноногий, бородатая неясыть, сыч-воробей) составляет 13,36 особей/1000 га, в то время как в местах, где проводятся лесохозяйственные мероприятия, всего 7, 86 особей/1000 га (2001).

Рубки леса являются одним из серьезных факторов, уничтожающих гнезда занесенного в Красную книг у Украины черного аиста (Бумар, Горбань, 2004). Например, во время сплошной санитарной рубки в 2002 г. в кв. 2 Сырницкого лесничества Полесского заповедника срезанное дерево сбило гнездо черного аиста, в Свитязском и Пульмовском лесничествах Щацкого национального парка (1986 г., 1987 г.) во время санитарных рубок были срезаны только отдельные деревья возле дерева с гнездом черного аиста, но в следующие годы черные аисты больше не использовали эти гнезда (Бумар, Горбань, 2004). В Ужанском национальном парке во время санитарных рубок в 2013-2015 гг. было уничтожено гнездо черного аиста (устное сообщение И. Кваковской). Плохо, что в последнее время санитарные рубки стали проводиться не только в осенне-зимний период, но и ранней весной, когда черные аисты начинают занимать гнездовые участки (Бумар, Горбань, 2004). Рубки леса негативно влияют на токовища глухарей (Романов, Козлова, 1987), гнездование орлана-белохвоста (Патрикеев, 1987). Рубки леса в Себежском заказнике (Псковская область, Россия) привели к тому, что исчез орлан-белохвост, змееяд, значительно уменьшилась численность других хищных птиц (Патрикеев, 1987).

Как отмечают И.М. Горбань и И.В. Скильский (2016), только в условиях старых лесов Карпат могут формироваться токовища глухарей. Данные токовища являются необходимым экологическим условием успешной биологической продуктивности данного краснокнижного вида. Вырубка старых лесов под видом санитарных или других видов рубок уничтожает места токовищ глухарей. Однако глухари характеризуются высоким уровнем консерватизма в отношении своих мест нахождения токовищ. В других местах токовища они не организовывают, а без токовища любая небольшая популяция глухарей не может просуществовать более нескольких лет (Горбань, Скильский, 2016).

Гнездовой консерватизм характерен и для большинства хищных птиц. По данным С.Г. Витера (2014) в результате рубок леса птицы могут покинуть гнездо если рубка леса проводится ближе 700 м для орлана-белохвоста, ближе 600м для могильника, ближе 400м для малого подорлика, ближе 300 м для курганника, осоеда и орла-карлика, ближе 200 м для обыкновенного канюка, тетеревятника, перепелятника (Витер, 2014).

Рубка леса в Очкинском лесничестве (на месте будущего национального парка Деснянско-Старогутский) уничтожила гнездо скопы, которая там постоянно гнездилась до 1996 г. (Проект, 2012).

В национальном парке Беловежская пуща (Беларусь) рубки леса привели к снижению численности глухарей (увеличение мозаичности привело к проникновению в массив леса лисы, которая стала поедать наземногнездящихся птиц) (Черкас, 2004, 2009).

По данным С.В. Важова и Д.В. Рыбальченко (2013), И. Карякина, А. Важова, Д. Штоля (2014) около 50 % гнезд филина в Алтайском крае были покинуты из-за рубок. Так же страдают от рубок и гнезда большого подорлика.

 

  1. Наносится ущерб местам обитания краснокнижных насекомых и других беспозвоночных

Санитарные рубки леса являются одной из главных причин исчезновения редких видов насекомых (Червона книга України, Тваринний, 2009, Червона книга Буковини, 2002, Червона книга Харківської області, 2013, Червона книга Дніпропетровської області, 2011, Рошко, 1988, Мариненко, Мамедова, 2014, Плющ, 2014).

Это происходит благодаря двум причинам – уничтожение биотопа и уничтожение самих насекомых. Например, личинки жука-оленя и жука-носорога обитают в трухлявых деревьях. Уничтожение этих деревьев во время санитарных рубок ведет как к гибели личинок (личинка жука-оленя развивается в трухе 5 лет), так и самого места обитания будущих личинок (Мариненко, Мамедова, 2014).

Насекомые, в том числе и редкие, в огромном количестве обитают в усыхающих, дуплистых деревьях и валежнике. В Великобритании из 1700 видов беспозвоночных, обитающих в «больных» с точки зрения лесников деревьях, 330 занесены в Красную книгу. В Швеции в Красную книгу занесено 805 видов беспозвоночных, обитающих в дуплистых деревьях и валежнике (Мертва, 2004).

В Украине 30 % жуков, занесенных в Красную книгу, исчезает по причине рубки дуплистых деревьев, и 16 % перепончатокрылых, занесенных в Красную книгу резко уменьшают свою численность по причине санитарных рубок (Червона книга України, Тваринний, 2009).

Как считают С.И. Медведев, В.С. Солодовникова и В.Н. Грамма (1977) негативное влияние на редких насекомых оказывает вырубка старых деревьев, уничтожение подлеска, сбор лесной подстилки. Всего в мертвой древесине в лесах Украины обитает около 2 тыс. видов насекомых (устное сообщение И. Плюща).

В Украине от санитарных рубок, очистки леса от захламленности страдает 43 вида насекомых, внесенных в Красную книгу Украины: пилохвост Шмидта, пилохвост украинский, щелкун Паррейса, усач мускусный, златка блестящая, красотел пахучий, усач дубовый большой западный, плоскотелка красная, златка золотистая, жук-олень, моримус темный, жук-отшельник, бронзовка, усач краснокрыл Келлера, усач альпийский, павлиноглазка рыжая, переливница ивовая, ленточница большая красная, дизъюнкта, красно-желтая, голубая, малиновая, шелкопряд березовый, ленточник тополевый, бражник дубовый, большой ночной павлиний глаз, сетчатая ценолида, дисцелия зональная, долихомитус головатый, орехотворка гигантская, янус красноногий, мегарисса перлата, рогохвостая, оруссус паразитический, плероневра хвойная, сапига-полихрум, рогохвост-авгур, ксифидрия пестрая, пчела плотник карликовая, пчела-плотник обыкновенная, прекрасноуска Маккара, пилоротица южная (Червона книга України, Тваринний, 2009).

 

  1. Наносится ущерб местам обитания краснокнижных зверей – садовой сони, медведя бурого, кота лесного, полевки татранской

По данным Красной книги Украины одной из основных причин уменьшения численности садовой сони, медведя бурого, кота лесного, является уничтожение дуплистых деревьев (Червона книга України, Тваринний, 2009).

Санитарные рубки уничтожают старые дуплистые деревья, буреломы, захламленные участки леса, очень важные для залегания медведя в берлогу. Зимние вырубки леса беспокоят медведей в берлогах, где есть новорожденные медвежата, что способствует высокой смертности молодняка (Скільський і ін., 2010).

Санитарные рубки негативно влияют и на лесного кота. Лесной кот  организовывает логова и временные убежища в дуплах старых деревьев (Шквыря, 2010), которые уничтожаются при санитарных рубках. Кроме того, котята нередко прячутся в хворосте, который также убирается при санитарных рубках, что ведет к гибели котят (Червона книга України, Тваринний, 2009, Шквыря, 2014).

 

  1. Наносится ущерб местам произрастания краснокнижных растений

Санитарные и другие рубки уничтожают места произрастания занесенных в Красную книгу Украины растений – лилии лесной, орхидеи-гнездовки, черемши, подснежника обыкновенного, любки двулистной, любки зеленоцветковой (Бортник, 1993).

Уничтожение санитарными рубками старых деревьев негативно влияет на орхидеи, в частности, на дремлик чемерицевидный, так как наличие старых деревьев по соседству с орхидеями способствует успешному образованию микоризы (Light, MacConail, 2006).

От вырубки леса страдают многие орхидеи (Вахрамеева, Денисова, 1980).

От рубок страдает 23 вида краснокнижных растений, в частности,  гроздовник виргинский, аконит волосистоподобный, волчеягодник Софии, плауны – дифазиаструм Зейлера, дифазиаструм трехколосковый, дифазиаструм альпийский, плаун годичный (Червона книга України, Рослинний, 2009).

В Полесском заповеднике режим абсолютной заповедности (где нет никаких лесохозяйственных мероприятий) создает оптимальные условия для 8 видов краснокнижных растений, в частности, для гудейеры ползучей и дифазиаструмов (Бумар, 1990, Бумар, 1995, Бумар, Попович, 2001).

Ученые доказали, что многие виды лишайников растут именно на старых деревьях, и чем больше старых деревьев, тем выше биоразнообразие лишайников (Kondratyuk, 2008, Scheidegger etal, 2009, Sillet etall, 2000, Nascimbeneetal, 2007, Moningetal, 2009, Marmor etal, 2011, Fritzetal, 2008, Fritz, 2009, Dymytrowa etal, 2013).

Анализ Красной книги Украины показывает, что рубка старых, дуплистых деревьев отрицательно сказывается на численности таких краснокнижных лишайников как кладония альпийская, белония геркулинская, лобария широкая, лобария легочная, стикта закопченая, стикта лесная, нефрома ровная, нефрома завернутая, паннария войлочная , пармелиела щетинистая, алектория парайковая, аллоцетрария Оукса, тукнерария Лаурера (Червона книга України, Рослинний, 2009).

По мнению В.И. Мельника (2014), санитарные рубки приводят не только к деградации популяций редких растений, но и к их полной элиминации, а также к интенсивной инвазии адвентивных видов растений.

По данным В.В. Антонова (2010), рубки леса являются одной из главных причин редкости видов растений, занесенных в Красную книгу России, Краснодарского края и Республики Адыгея.

 

  1. Наносится ущерб местам произрастания краснокнижных грибов

От санитарных и других рубок леса страдают 11 видов краснокнижных грибов – спарасис кудрявый, грифола многошляпочная, саркосома круглая, филлопор розово-золотистый, крепидот македонский, рядовка опенковидная, шишкогриб чешуйчатый, пизолит бескорневой, ларицифомес лекарственный, мириостома шейковая, трутовик корнелюбивый (Червона книга України, Рослинний, 2009). Причем, что касается рядовки опенковидной, она растет не на старых, а на молодых соснах, поэтому рубки ухода и прореживания в молодых сосняках являются для нее причиной исчезновения (Червона книга України, Рослинний, 2009, И.А. Дудка, устное сообщение).

 

  1. Наносится ущерб краснокнижным земноводным

По данным В.И. Таращука (1985), во время вывоза срубленной древесины наносится ущерб занесенным в Красную книгу Украины тритонам карпатскому и альпийскому.

Во время тралевки древесины тракторами уничтожаются убежища тритонов и сами особи. Кроме этого, прокладка временных неблагоустроенных дорог с глубокими колеями, наполненными хорошо прогреваемой водой, создает провокационные условия для концентрации в них большего количества тритонов в период размножения с неизбежной последующей гибелью как кладок, так и самих производителей (Таращук, 1985).

 

  1. Создается угроза существованию всему лесному биоразнообразию

По данным Всемирного Фонда охраны дикой природы, одна треть видов флоры и фауны, живущих в лесах, обитает в мертвой или высыхающей древесине. Эта древесина служит домом для бесчисленного количества грибов, бактерий, насекомых, летучих мышей, хищных птиц, сов, дятлов, белок, куниц и других животных (Мертва, 2004). По данным польских экологов в одном мертвом дереве обитает от нескольких десятков до нескольких сот видов грибов, растений и животных. В разложенной древесине обитают клещи, ногохвостки, многоножки, дождевые черви и другие (Гутовски и др., 2003). В Финляндии из 20 тыс. видов фауны и флоры, населяющих леса, четверть живет в мертвой древесине. В основном это грибы и насекомые (перепончатокрылые, двукрылые и шестокрылые (Хански, 2010).

Из-за проведения санитарных и других рубок, сбора валежника всему лесному биоразнообразию наносится невосполнимый ущерб. Так, в лесах, где проводятся санитарные рубки, плотность дятлов в 3-4 раза ниже, чем в естественных лесах. Почти половина гнезд мухоловок-пеструшек и мухоловок-белошеек находится в дуплах мертвых деревьев, 25% гнезд скворцов и 10% гнезд лазоревок и гаичек находится в дуплистых деревьях, 80 % гнезд крапивника находится в корнях упавших деревьев (Гутовски и др., 2003). Все гнезда этих птиц уничтожаются при проведении санитарных рубок.

В Беловежской пуще на мертвой древесине обнаружено 75 видов мхов, 24 вида печеночников, 119 видов грибов (Гутовски и др., 2003). В нацпарке Беловежский (Польша) в заповедной зоне существуют виды флоры и фауны, которые полностью исчезли в той части, где ведутся рубки (Pawlaczyk, 2000). В польском нацпарке Словинский наилучшее биоразнообразие находится в заповедной зоне, где нет рубок (Pawlaczyk, 2000).

Удаление из лесных насаждений старых дуплистых деревьев ведет к вымиранию многих лесных насекомых, удаление подлеска ведет к вымиранию энтомофауны кустарникова яруса и поверхности почвы, а сбор подстилки в лесах ведет к обеднению ее обитателей и почвообитающей фауны (Медведев, 1959, Солодовникова, Грамма, 1977). При выборочной рубке переспелых, суховершинных и дуплистых деревьев уничтожаются места гнездования белки-летяги, куницы, клинтухов, сов, сычей, черных дятлов, летучих мышей, гоголей, крохалей (Формозов, 1937). При весеннем сжигании отходов рубки гибнет много гнезд птиц (Формозов, 1937). По данным Т.М. Корнеевой (1986), рубки ухода, разреживающие верхний ярус леса, резко снижают число птиц, живущих в кронах деревьев. А рубки ухода, направленные на нижний ярус и уборку сухостоя в лесах Московской области (Лосиный остров) снизили количество гнездящихся птиц с 43 гнездящихся пар 20 видов до 21 пары 9 видов. Удаление сухих и фаутных деревьев, по ее мнению, приводит к сокращению и полному уничтожению птиц-дуплогнездников.

Исследования С.Г. Витера (2013, 2015) в национальном природном парке Гомольшанские леса и неохраняемом Дергачевском лесе показали, что, например, плотность гнездования обыкновенного канюка более чем в 2 раза выше в национальном парке, где, в отличии от Дергачевского леса, не ведутся сплошные рубки в старовозрастных участках леса. Так, в трех случаях мотивацией к смене участков канюка(2 пары) и тетеревятника (1 пара) стало беспокойство птиц при проведении выборочных рубок леса в гнездовой период. Как считает данный автор, особенно от рубки леса из хищных птиц страдает орлан-белохвост, перепелятник, канюк (Витер, 2013).

По данным Б.Л. Самойлова (1978), в смешанном лесу, на пробной площади, до проведения рубок ухода было выявлено 43 гнезда 20 видов птиц, а на следующий год после рубок – 27 гнезд 11 видов.

По данным Д.В. Владышевского (1975) замена старых лесов молодняками в Белоруссии привела к почти 3-кратному снижению численности птиц, а Боярском лесхозе (Киевская область) – к 2-кратному снижению. Изучение влияния рубок прореживания на участке 12 га в Беловежской пуще на птиц показало, что после прореживания из 17 гнезд мелких воробьиных птиц погибло 6 гнезд. Значительно более высокие показатели гибели гнезд мелких птиц от рубок ухода для лесов Литвы приводит А. Навасайтис (1963).

Как считает Д.В. Владышевский (1975), наиболее заметно отрицательное влияние рубок на птичье население лесов, когда рубится осина. Эта порода часто поражается серцевидной гнилью, богата дуплами, и является одним из главных мест гнездования дятлов. По научным исследованиям, проведенным в Киевской области и Беловежской пуще, 79-87% дуплогнездников, населяющих сосновые леса, гнездятся в осинах, используя дупла, выдолбленные дятлами. В сосняках, пройденных прореживанием, численность дуплогнездников снижается почти в 3 раза. По данным А.-Т.В. Башты (1998), в исследуемых участках Сколевских Бескид, после рубок, густота населения птиц уменьшилась с 163,6 до 124,3 экз/км, а видовой состав с 20 до 11 видов, то есть в 2 раза.

По данням С. Витера (2012): «При проведении сплошных рубок в первую очередь изымают старовозрастные деревья, иногда сводя целые массивы высокоствольного леса. Для хищных птиц особенной проблемой является то, что рубка деревьев с прямыми и большими стволами куда более рентабельна, нежели разработки «криволесий». На таких участках произрастают деревья с высокими и прямыми стволами, труднодоступными для наземных разорителей птичьих гнезд. Поскольку именно высокоствольные участки леса являются излюбленными местами гнездования пернатых хищников, проведение сплошных рубок леса фактически является выборочным уничтожением их гнездовых биотопов. Именно вырубки высокоствольных лесов привели к краху популяций большого подорлика и беркута в лесостепных районах Украины, гарпии-обезьяноеда на Филиппинах, общему сокращению численности хищных птиц Западной Европы.

В условиях лесостепи сплошные рубки имеют площадь около 5 гектар, но примыкание нескольких рубок, проведенной на определенном участке в течение ряда лет, создает огромные открытые пространства площадью десятки гектаров, а на месте больших лесных пожаров в борах поймы Северского Донца – до 1500 гектар. Такие рубки имеют однозначно негативный эффект; приводя к уничтожению локальных гнездовых группировок как редких стенобионтных-обитающих в определенных, очень специфических местообитаниях, например змееяд, подорлики и самых массовых видов – канюк обыкновенный, ястреб-тетеревятник, ястреб-перепелятник. Как ни парадоксально, но наибольшее негативное влияние от проведения единичных вырубок испытывают самые обычные виды. Дело в том, что проведение таких рубок приводит к увеличению доли птиц, не имеющих (точнее, лишенных) своих территорий, что увеличивает популяционное давление, т.е. конкуренцию за места обитания с имеющими гнездовые участки птицами. Появление чужаков, утративших свой участки, на гнездовых территориях других птиц приводит к снижению успешности размножения тех пар, участки которых непосредственно не затронуты рубками, так как происходит увеличение потребления кормовых ресурсов на единицу площади и усиления фактора беспокойства (теперь уже со стороны ищущих свободные территории птиц).

Выборочные рубки приводят к нарушению густых нижних ярусов подроста (молодые деревья господствующих и сопутствующих пород) и подлеска (виды мелких деревьев и кустарники), а это снижает защитные свойства биотопа. Крупные гнезда орлов становятся более заметными для любопытствующих. Многократно усиливает беспокойство тот факт, что лесохозяйственные структуры, несмотря на официальные запреты, проводят рубки в течение круглого года, в том числе и в гнездовый период. Многие виды хищных птиц, прежде всего крупные виды – орлы, орланы, грифы, гарпии, змееяды, оказываются чувствительны к подобному беспокойству. Даже кратковременное присутствие людей на гнездовом участке в течение часа-полутора приводит к тому, что птицы оставляют гнезда с кладками, а длительное отсутствие взрослых птиц может также приводить к гибели птенцов на первых неделях жизни от переохлаждения или перегрева. Праздное любопытство туристов и беспокойство при проведении лесохозяйственных и так называемых санитарно-оздоровительных мероприятий являются основной причиной неудачного размножения в популяциях коршунов-иктиний в долине Миссисипи (США), коршунов-слизнеедов на юге США и в Центральной Америке, белоголовых орланов на востоке Американского континента, черного и красного коршунов в некоторых районах Европы.

Еще хуже, когда такие гнезда становятся доступными для людей, в силу существующих предрассудков считающих хищных птиц вредными, что

может приводить к разорению этих гнезд и даже уничтожению взрослых птиц. Это привело, в частности, к сокращению некоторых локаций популяций малого подорлика в Европе, орла-карлика на Казахском мелкосопочнике. Уничтожение растительности, формировавшей прикрытие для гнезд мелких видов хищных птиц, приводит к большей доступности таких гнезд для различных хищников, в том числе и пернатых. Так, сокращение численности некоторых гнездовых группировок мелких соколов и ястребов на юго-востоке Европы и в Южной Азии связано с усилением пресса хищничества крупных ястребов в таких «подчищенных» лесах».

Как считают польские орнитологи, заповедность, связанная с запретом рубок и расчистки леса от захламленности очень эффективна для охраны хищных птиц, куриных и куликов. Во время размножения все виды птиц требуют заповедности (Czzedzicka, 2000)/

Как считает К.Н. Благосклонов (1972), рубки леса, вывозка хвороста и дров с середины апреля до середины июля губительны для птиц. В Воронежском заповеднике в 10 кучах хвороста на небольшой площади автор насчитал 8 гнезд соловьев, черных и певчих дроздов, почти в каждой куче хвороста по гнезду. Однако эти кучи хвороста убираются в заповедном лесу под видом борьбы с «захламленностью». В Московской области половина сухих, буреломных осин имеет по 2-5 дупел, сделанных дятлами, которые затем используют другие птицы. Однако именно эти осины в первую очередь уничтожаются во время санитарных рубок.

Практика вырубки старых и дуплистых деревьев в национальном парке Сколевские Бескиды негативно воздействует на 47 видов птиц, систематическая вырубка березы с целью заготовки веников или древесины негативно влияет на места обитания 15 видов птиц (Дейнека и др., 2008).

По данным А. Навасайтиса (1963) около 80 % гнезд птиц уничтожается из-за рубок ухода. Во время санитарных рубок уничтожается от 64 до 85 % гнезд, а иногда и все гнезда. При сплошных рубках леса фактор беспокойства перерастает в прямое уничтожение части фауны (Мерзленко, 1981). При рубках ухода, проводящихся в мае-июне, снижается численность дендрофильных птиц, затягивается их срок гнездования (Мерзленко, 1981).

Исследования С.М. Стельмаха (2015), сделанные в Яворивском национальном парке показали, что проведение санитарных рубок в апреле-июне снизило численность фоновых воробьиных и птиц втрое. Что касается редких видов хищных птиц и черного аиста, то они вообще избегают мест, где ведутся рубки. Даже канюк, если в 150 м от гнезд проводится рубка леса, отказывается такое гнездо заселять. Нередко рубки проводятся на границе с заповедной зоной, или недалеко от нее. В результате фактор беспокойства все равно влияет на птиц, даже если они живут в заповедной зоне, а рубки проводятся вне ее –рядом с ней (Стельмах, 2015).

Н.Г. Черный (1990, 2014) проводил исследования многоножек-диплопод в Каневском заповеднике после санитарных рубок. Было выявлено, что санитарные рубки крайне негативно влияют на этих животных. На следующий год после проведения санитарных рубок количество видов сократилось на 62 %, а их плотность в земле и подстилке уменьшилась в 4 раза. 7 видов, в том числе один краснокнижный вид, после проведения губительных для них санитарных рубок, не появились в заповеднике и через 20 лет (Чорний, 2014).

Примерно такие же результаты были получены и через три года после проведения санитарных рубок. Если в абсолютно заповедном участке заповедника было обнаружено 10 видов диплопод, и их общая плотность в пробах составила 13,0 экз/м2, то в участках леса, где три года назад велись санитарные рубки, было обнаружено всего два вида диплопод и их плотность составляла 1,4 экз/м2 (Черный, 1990).

Вырубка сухостойных, старых, дуплистых деревьев и расчистка леса от упавших деревьев снижает возможности постройки гнезд для многих диких пчелиных, например, антифориды (Бутовский,Еремина, 1993).

Рубки леса негативно влияют на фауну земноводных и пресмыкающихся, в местах, где прошли рубки, этих животных меньше, чем там, где рубки не велись (Федонюк, 2007, Федонюк, 2008).

По данным С. Витера (устное сообщение, 2014) много лягушек гибнет под колесами лесовозов на лесных дорогах во время весенне-осенних миграций.

По данным Н.А. Полушиной (1977), рубки леса в Карпатах приводят к исчезновению квакши, пятнистой саламандры, веретеницы.

В целом санитарные рубки в лесах заповедников приводят к значительному обеднению лесного биоразнообразия (Hanski, 2005), и поэтому являются лишними (Бумар, 2005).

Мертвые, засыхающие, дуплистые деревья, которые в первую очередь уничтожаются санитарными рубками, являются жизненно необходимым местом развития для многих видов флоры и фауны. В Германии свыше 1400 видов жуков строго зависимы от процессов разложения древесины, и свыше 60% из них являются редкими. В польской части Беловежской пущи от 700 до 1400 европейских жуков зависят от трухлявой древесины, и это составляет 17-20% всех видов европейской фауны ((Томялойц, 2014, Висновок…, 2015).

По данным Л.М. Зелинской (1984), вырубка сухих деревьев в Черноморском заповеднике уменьшила кормовую базу жука-оленя, бронзовок, оленька, жуков-горбаток и других видов, лишала удобных мест для зимовок (под отставшей корой) полужесткокрылых, кокцинеллид, перепончатокрылых. Как сообщает Г.Н. Горностаев (1986), на территории Беловежской пущи из-за рубок и изменения состава лесных пород значительно сократились местообитания 46 видов чешуекрылых, причем один вид исчез. Для ряда бабочек является очень важным уровень затенения лесных просек, который меняется после рубок. По данным В.Г. Рошко (1988) санитарные рубки в Закарпатье привели к сокращению численности 6 редких видов насекомых-дендробионтов, развивающихся в отмершей древесине.

Санитарные и другие рубки, уничтожающие дуплистые деревья, негативно влияют на численность белки и куницы (Граков, 1971, Козлов, 1979, Курхинен, 1987, Смышляев, 1987). В связи с тем, что выводки куницы находят себе убежище в кучах хвороста, очистка леса от захламленности очень вредит кунице (Греков, 1971). Отрицательно на рубки леса реагирует средняя бурозубка (Курхинен, 1984, 1987).

В польской части Беловежской пущи (Томялойц, 2014) лесохозяйственная деятельность:

«- сокращает внутреннее (точечное) разнообразие местообитания, посредством удаления специфических структур (старых деревьев, пней, разлагающейся древесины), жизненно необходимых для многих видов;

- увеличивает промежуточное (локальное) разнообразие местообитания, создавая участки одновозрастных насаждений, добавляя антропогенные местообитания или иногда внедряя виды-интродуценты;

- сокращает географическое (глобальное) разнообразие в процессе унификации местообитаний и ландшафтов (акклиматизация, чрезмерное насаждение хвойных пород, лесная мелиорация)» (Томялойц, 2014).

Сегодня виды, зависимые от больших по площади древостоев и мертвой древесины, находятся в категории наиболее исчезающих аборигенных элементов лесных экосистем. Это прежде всего объясняется тем, что такое количество мертвого древостоя, которое встречается в девственных лесах, и эффективное сохранение разлагающихся деревьев гарантирует долгосрочное выживание многочисленных сапроксильных беспозвоночных, большинства грибов и низших растений, а также некоторых позвоночных животных (Gutowski, Jaroszewicz, 2001).

Рубки леса оказывают пагубное влияние на моллюсков (Балашов, Кобзар, 2013). Определенные группы моллюсков обитают в мертвой, гниющей древесине. Большинство видов этой группы зависит от больших объемов мертвой древесины и не встречаются в молодых лесах и в лесах, где ведутся рубки, следовательно, даже если лес не уничтожается полностью, из-за санитарных рубок и уборки валежника эти виды могут исчезнуть (Байдашников, 1989, Балашов, 2012). Например, главной причиной исчезновения обитающей в Украинских Карпатах краснокнижной серулины зубчатой является сбор в лесах гниющей древесины, где обитает этот вид (Червона книга. Таринний, 2009).

В дуплах дуплистых деревьев долго сохраняется вода, что играет большую роль в размножении различных видов насекомых, а также водопоя для ос, пчел, мелких птиц. Уничтожение дуплистых деревьев во время санитарных рубок наносит таким образом большой экологический вред многим лесным животным (Дубровский и др., 1985, Дубровский, 2011, Берест и др., 2015).

По данным Н. Черемесинова (1974), в заповедной дубраве, в сравнении с ухоженной, в которой провели рубки, микрофлора, исходя из содержания спор в воздухе, гораздо богаче в видовом и количественном отношении.

Однако все эти виды грибов, мхов, печеночников уничтожаются при проведении санитарных рубок. Как считают польские ботаники, для большинства грибов-макромицитов показана заповедность, запрет на рубки и сбор мертвой древесины (Kujawa, 2000).

 

Подробнее о вреде рубок в заповедных обьектах в новой книге Вл.Борейко и И.Парникозы  “Критика регуляционных мероприятий на территориях строгого природоохранного режима ( категория 1-А МСОП / IUCN)”,   2017, КЭКЦ, Киев, 208 стр.  http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2017/02/int_regulacia_2017.pdf

 

Пресс-служба КЭКЦ

 

18.02.2017   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости