Реализация идеи абсолютной заповедности до начала 1930-х гг.

Вл.Борейко, В.Бриних, И.Парникоза

 
Первый советский проект Декрета Совета Народных Комиссаров «О государственном заповедании с научной или художественной целью участков суши, вод и недр земли», разработанный в январе 1919 г. Н.Н. Подъяпольским в Москве после встречи в Кремле с В.И. Лениным, опре-делял научное заповедание как «ограждение участков девственной при-роды от всякого вмешательства со стороны человека». Широко известный советский декрет «Об охране памятников природы, садов и парков» от 16.09.1921 г. также трактует заповедники как неприкосновенные территории. Согласно постановлению ВЦИК и СНК РСФСР «Об охране участков природы и ее отдельных произведений…» (1925 г.), особо ценные при-родные участки могли быть взяты под охрану «или с ограничением их использования, или с оставлением В НЕПРИКОСНОВЕННОМ ВИДЕ. С ЭТОЙ ЦЕЛЬЮ ИМ МОЖЕТ БЫТЬ ПРИСВОЕНА ЗАПОВЕДНОСТЬ (выделено авт.). Полные заповедники представляют собою участки природы, в отношении которых воспрещается хозяйственное использование и нарушение их естественного состояния в целях сохранения возможности изучения в нихзаконов развития природы» (98).В утвержденном 22 февраля 1929 г. Наркомпросом РСФСР Типовом положении о заповедниках говорилось, что «полным заповедником признается участок земельной или водной площади, который со всеми находящимися на нем и в нем произведениями природы (растениями, животными, почвами, горными породами, минералами и пр.) навсегда сохраняется в неприкосновенном виде. Вследствие этого естественное состояние полного заповедника не может быть нарушаемо воздействием человека на природу, а также не допускается хозяйственное использова-ние заповедной территории. Воздействие человека на природу полного заповедника разрешается лишь поскольку это необходимо для достиже-ния поставленных перед заповедником целей научного исследования и охраны» (102).В принятом 20 июня 1930 г. Постановлении ВЦИК, СНК РСФСР «Об охране и развитии природных богатств РСФСР», которое уже распространя

-лось на все без исключения российские заповедники, в пункте 6 раздела II «О заповедниках» было сказано следующее: «полными заповедниками объявляются участки природы, в отношении которых воспрещается в об-щем их хозяйственное использование и какое бы то ни было нарушение их естественного состояния. При полном заповеднике может быть обра-зован охранный район, задачей которого является создать естественную ограду для полного заповедника. Вопрос об охранной зоне разрешается в каждом случае тем органом, который учреждает заповедник (ст. 11).Согласно пункту 13 этого Постановления, в отношении полных запо-ведников воспрещается всякого рода их использование и нарушение их естественного состояния. Исключения из этого правила допускаются по особым распоряжениям органов, в ведении которых заповедники нахо-дятся, лишь в тех случаях, когда стихийные бедствия или другие обстоятельства угрожают разрушением заповеднику или его охранным районам, или когда этого требуют интересы охраны заповедников» (76).Как мы видим, режим заповедности, установленный в заповедни-ках в 1929-1930 г.г., полностью отвечал взглядам Г.А. Кожевникова на абсолютную заповедность и являлся более строгим, чем в современных заповедниках России, Украины, Беларуси спустя 85 лет, когда в природных заповедниках разрешаются различные биотехнические и регуляционные мероприятия, рекреация и туризм, «восстановление» природных ком-плексов и т.п.Состоявшийся в 1929 г. в Москве Первый Всероссийский съезд по охране природы, где Г.А. Кожевников был одним из его организаторов и ведущих, поддержал требования большинства выступающих по еще боль-шему ужесточению режима заповедников, высказался против развития в заповедниках туризма и проведения регуляционных мер (92).Кроме этого, заслушав доклад В.В. Станчинского о заповедниках, как научно-исследовательских институтах, в котором ученый ввел понятие заповедников как эталонов, съезд записал в резолюции: «Для понимания тех изменений в природных факторах, которые производятся человеком, необходима наличность достаточного числа и достаточной величины участков как эталонов для сравнения, к которым не будет касаться рука человека. Такими эталонами являются заповедные участки, расположен-ные на территории страны так, чтобы охватить все характерные в природ-но-хозяйственном отношении районы» (92).Четвертый Всесоюзный съезд зоологов, анатомов и гистологов в 1930 г. в Киеве также поддержал идею абсолютной заповедности: «Подтвердить необходимость дальнейшего существования государственных заповедни-ков и памятников природы местного значения в нетронутом виде» (94). Съезд назвал заповедники «стандартами нетронутой природы» (94). В октябре 1930 г. один из организаторов украинских заповедников, профес-сор А.А. Яната, разработал «Положение о государственных заповедниках Наркомзема и направлении научно-исследовательской и эксперименталь-ной работы в них», в котором говорилось о необходимости организации абсолютно заповедной территории (99).С начала 1930-х гг., в связи с курсом советского государства на идустриализацию экономики, природа была объявлена очередным «врагом». В декабре 1931 года в газете «Правда» Максим Горький опубликовал публицистическую статью с характерным заголовком «О борьбе с природой». «Объявим природе бой» – «прекрасное, подлинно 

большевистское намерение и нужно сделать все для того, чтобы оно немедля превратилось в работу», – призывал «Буревестник революции» (19). 1931 год – полное и окончательное воцарение Сталина во власти. Именно с этого момента природоохрана становится «антипартийным» делом. В 1931 году в журнале «Большевик» заведующий научным отделом Московского горкома партии Э. Кольман в статье «Вредительство в науке» писал: «Вот именно, «охрана природы» становится охраной от социализма. Таким образом, сущность всех вредительских теорий одна и та же. Иначе быть не может – цель у вредителей всех мастей одна: срыв нашего социалистического строительства, реставрация капитализма» (39). Примерно это же заявили «пролетарские краеведы» Т. Васильев и В. Карпыч в «Правде» – «Общий вывод, который напрашивается после просмотра комплекта «Охрана природы» таков, что этот журнал под ло-зунгом безусловной охраны природы стремится сохранить эту природу…от пятилетки» (17).Моментально журнал «Охрана природы» был переименован в «При-рода и социалистическое хозяйство» (4).Именно в это сложное время к фактическому руководству заповед-никами России пришел Василий Никитич Макаров, бывший эсер, а затем большевик, человек, как о нем писали в характеристике, «слабохарактер-ный и беспринципный» (3, 4). Наверное, пришла пора пересмотреть роль фактического руководителя российскими заповедниками в период с 1929 по 1951 гг. В.Н. Макарова в заповедном деле. Действительно, он немало сделал для организации новых заповедников, а в конце своей жизни боролся против закрытия Всероссийского общества охраны природы, руководителем которого он тогда был, под-держивал деятелей заповедного дела. Он был назначен партией в 1929 году в Наркомпросе РСФСР на руководство заповедниками, но, не будучи специалистом в области охраны природы, В.Н. Макаров так и не понял сущность заповедания, цели и задачи заповедников. Однажды Василий Никитич сам признался, что, когда ему предложили заняться заповедниками, он с подозрением отнесся к этому делу, связывая термин «заповедник» с «библейскими заповедями», думая, нет ли тут буржуазных предрассудков, переживших Октябрьскую революцию (3, 4). А потому, сам того не желая, нанес заповедному делу сокрушительный удар, от которого оно не может отойти до сих пор.

 

Более подробно о проблемах заповедности читайте  в книге=

 

В.Е. Борейко, В.А. Бриниха, И.Ю. Парникозы   Заповедность (пассивная охрана природы) Теория и практика  , Второе издание  http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2018/09/Boreyko73.pdf

 

07.07.2019   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости