Реалии современного сенокошения в степных заповедниках Украины: нажива или охрана биоразнообразия?

Парникоза И.Ю.,

к.б.н., Дружина охраны природы «Зелене Майбутне» (Опубликовано Гуманитарный экологический журнал, 2014, № 1, стр. 1-11)

«Особенно поразительными кажутся случаи, когда приходится отстаивать интересы заповедников против тех, кто не только по обязанности, но но званию и по призванию должны, казалось бы, печься единственно о их процветании…»

Л.Арманд. «Покос в заповеднике — экологическая катастрофа»

Одним из наиболее дискуссионных вопросов в заповедном деле является вопрос о регуляционных мероприятиях в природных заповедниках — вмешательствах, которые согласно идеологии их разработчиков должны блокировать природные сукцессии и консервировать текущее состояние охраняемой экосистемы (см. Осичнюк, 1979). Излюбленным полем дискуссии для сторонников регуляции является степная тематика. В частности, не так давно на страницах ведущего журнала, посвященного степной тематике стран СНГ — Степном бюллетене возникла очередная дискуссия сторонников сенокошения (Василюк, 2013) и его оппонентов, исходящих из положений концепции абсолютной заповедности (см. Борей-ко, 2006; 2013). При этом, в адрес сторонников абсолютной заповедности прозвучал аргумент, что любые теоретические построения нужно соотносить с суровой реальностью. Ирония состоит в том, что данный аргумент в равной степени относиться и к самим сторонникам регуляции, теоретические построения которых имеют мало общего с суровой реальностью, в которой все подчинено сугубо эгоистичным хозяйственным интересам. Кроме того, обоснованные в

той ли иной мере лишь для некоторых определенных случаев или видов, регуляционные мероприятия на практике оборачиваются против целого ряда других видов. В противоположность некоторым современным заявлениям о том, что заповедники в своем большинстве созданы по тому же принципу, что и видовые заказники (Василюк, 2013), типовое положение о заповедниках Наркомата просвещения РСФСР от 22 февраля 1929 г. свидетельствует, что часть заповедников с самого начала создавались как «полные»: «полным заповедником признается участок земельной или водной площади, который со всеми находящимся на нем и в нем произведениями природы (растениями, животными, почвами, горными породами, минералами и пр.) навсегда сохраняется в неприкосновенном виде. Вследствие этого естественное состояние полного заповедника не может быть нарушаемо воздействием человека на природу, а также не допускается хозяйственное использование заповедной территории» (Типовое…, 1929).

В то же время если придерживаться того, что администрация степного заповедника должна исходить из принципа «не навредить», то она должна справедливо учитывать интересы всех составляющих степной экосистемы с приоритетом на охраняемые виды каждой из групп. При этом применение методов, которые откровенно вредны для целого ряда составляющих степного биоценоза и при этом носят признаки хозяйственной наживы, должны быть категорически исключены. В данной статье мы проанализируем лишь одно из регуляционных мероприятий — сенокошение в реалиях украинских заповедников, европейской практике, его оправданность поставленными задачами и те последствия, к которым оно может приводить.

1. Реалии сенокошения в степных ЗАПОВЕДНИКАХ УКРАИНЫ

В условиях современной Украины большинство степных природных и 2 биосферных заповедника, как показал наш опрос с помощью официальных писем и проверок с выездом на места, осуществляет сенокос в мае-июне. В частности об этом открыто пишут дирекции заповедников: Еланецкая степь (письмо от 04.04.2013 №76), Казанти-пского (письмо от 30.04.2013 №67/01-08), «Аскания-Нова» (письмо №255-12/29.03.2013 г.), Черноморского биосферного (письмо № 01-12/118/101). Причиной этого является исключительно хозяйственный интерес. Это так же практически не скрывается. Сравнительные исследования сроков сенокоса показали, что наиболее ценное в энергетическом плане сено получается при кошении в фазу вегетации-начала цветения или же в фазу полного цветения. Интересно, что некоторые ученые считают наиболее оптимальным выкашивание степных заповедников через год (см. например Панова, 1964). Данные выводы также взяты из опыта хозяйственников по поиску сроков кошения в интересах обеспечения большей урожайности сена (см. например Андреев, 1937; Ларин, 1937).

Проверка и опрос показали, что заготовка сена в период его наивысшей энергетической ценности осуществляется либо в интересах скота работников заповедника (так, в Черноморском заповеднике переносные агрегаты, являются собственностью егерей заповедника), либо же в интересах кормления экзотических животных. Содержание же последних не имеет ничего общего с задачами заповедника и служит исключительно не предусмотренной в функциях заповедника более высокой туристической привлекательности. Так, в Казантипском заповеднике сено используется для подкормки камерунского козла, в Еланецкой степи для кормления американских бизонов в вольере.

На практике сенокошение осуществляется техникой: мотокосы в Кара-дагском заповеднике (письмо №116/114 от 04.04.13), механизированные переносные агрегаты в Черноморском (письмо № 01-12/118/101), травяные комбайны Е-303 та Е-304 в «Ас-кании-Нова» (письмо №255-12/29.03.2013 г.), противопожарным трактором МТЗ 892 с косилкой в заповеднике Еланецкая степь (письмо от 03.04.2013 №76), роторной косилкой Z-169 в отделении «Хомутовская степь» Украинского степного заповедника, а также К-1001, Е-202, Е-303 в отделении «Михайловская целина» этого же заповедника (письмо №157/56 от 04.04.2013) и др. В отделениях Луганского природного заповедника значительные площади от 108 до 33 га) также выкашиваются с применением техники: трактора ЮМЗ-8040, косилок роторной и сегментной, грабель. Иногда привлекается техника посторонних предприятий (письмо №56 от 20.06.2013). Опыт обращения к руководству степных заповедников Украины с просьбой воздержаться от применения механических транспортных средств, при кошении привел к аргументации, что ручной метод кошения более трудоемок и потому не реален. Выкашивание зачастую производится от края участка к его центру.

2. Влияние на высшие растения и лишайники

Как известно, необходимость регуляционных мероприятий, наиболее распространенным из которых в условиях украинских заповедников является сенокос, обосновывается необходимостью блокады естественного изменения растительности в интересах про-2014 гум.АПкмаушн пшшчссхш жу)/ыл

тиводействия утрате исходных природных комплексов и биоразнообразия в таком виде. Сукцессионные изменения в степных экосистемах при заповеда-нии отмечал еще Й.К. Пачоский, а о необходимости вмешательства с целью блокады таких резерватогенных сук-цессий впервые в Украине написал В.

B. Осичнюк для «Хомутовской степи»
(см. Ткаченко, Лисенко, 2008). Пред­
положения В.В. Осичнюка проверил
выдающийся украинский степевед В.

C. Ткаченко, который осуществил и
последнее по времени пространствен­
ное картирование растительности «Хо­
мутовской степи». На его основании
он проанализировал динамику измене­
ния растительности на участке, где
поддерживается абсолютная заповед-
ность. При этом ученый пришел к вы­
водам о наличии авторегуляции разви­
тия тех или иных типов растительнос­
ти в пределах заповедной степи. В
частности, он показал естественное
(без вмешательства человека) прекра­
щение разрастания кустарниковых фи-
тоценозов в темпе характерном для 80-
90-х гг. прошлого века, что является
хорошим маркером достижения запо­
ведной степью порога насыщения кус­
тарниковыми формами. После дости­
жения этого порога наступает их выпа­
дение, как результат срабатывания
ожидаемых авторегуляционных огра­
ничений. Что же касается доминирую­
щего типа растительности «Хомутовс­
кой степи», то им оставались сообще­
ства мятлика узколистного (Poeta
angustifoliae), которые уже давно (еще
в начале 80-х гг.) вышли на «плато» и
вступили в колебательный режим раз­
вития (Ткаченко, Лисенко, 2008).

Но даже если не ожидать результатов более подробных исследований авторегуляционных процессов, ведущие украинские ботаники на опыте изучения степных заповедников Украины делают вывод, что применяемые сегодня методы регуляции являются малоэффективными (Ткаченко, 1999; Ткаченко, Дидух и др., 1998). При этом длительность наблюдений является недостаточной для обоснования и оцен-

ки результатов вмешательства. Неудачи, по мнению B.C. Ткаченко, привели к упадку экспериментальных исследований в заповедниках. Этому благоприятствовали также отдельные не систематические выводы разрозненных наблюдений на разных объектах, которые порождают большую массу не систематизированной информации, которую теперь трудно освоить.

Ставится под сомнение главный аргумент сторонников сенокошения степных заповедников — стабилизация степного биоразнообразия. Имея достаточное представление о результатах системного ограничения (неполноч-ленности) степных экосистем, нарушения равновесия между их автотрофны-ми и гетеротрофными блоками, а также особенностях резерватных сукцессии как общевосстановительного гоме-остатического процесса, В. С. Ткаченко, тем не менее, приходит к выводу про невозможность стабилизировать ключевую составляющую экосистем степи сеножатной ротацией любого цикла периодичности. Что касается практики, то ученый смело указывает на оттенки утилитарных интересов в применении генетически чуждого для степных экосистем сенокошения. Он же указывает, что в условиях «Михайловской целины» ряд проблем с экспансией чужеродной заповеднику флоры связаны не с сукцессией, а с деятельностью администрации заповедника по созданию прудов, сада и т.д., что задачами заповедника также не предусмотрено (Ткаченко, 1999).

В свете того, что на практике сенокошение как механизм стабилизации растительности несостоятелен, выводы некоторых сторонников регуляции о том, что «косилка сохраняет степную экосистему» (Василюк, 2013) умозрительны.

Однако мало кто поднимает вопрос, что сенокошение не только не эффективно, но и опасно для ряда видов редких степных растений. Так, по результатам наших 10-летних наблюдений в РЛП «Лысая гора» на территории, где почти каждый год произво-

диться выкашивание лугово-степного травостоя местным населением на сено, происходит полное скашивание вызревающих подносов прострела лугового (Pulsatilla pratensis (L.) Mill.,), что на данной территории не менее чем обрывание на букеты блокирует семенное возобновление. Нам неизвестно, способны ли семена прострела развиваться до стадии зрелости в скошенном сене, однако его уборка сразу после покоса исключает и эту возможность. Данный краснокнижный вид присутствует во всех филиалах Украинского степного заповедника и в других степных заповедниках Украины (Ткаченко и др, 1998; Каталог.., 2002). Можно сделать вывод, что в случае сенокошения во всех них он пребывает под угрозой. По данной же причине майский и июньский сенокос опасен также для целого ряда луговых и степных орхидей. В частности такой сенокос очень опасен для редкой степной орхидеи флоры Украины — ятрышника раскрашенного (Orchis picta Loisel.,), цветущего в мае — начале июня в степях юга Украины. Сенокошение в Ка-зантипском заповеднике представляют реальную угрозу для его семенного возобновления. Указанное растение лишь пример, однако, если учесть, что в мае-июне в степях цветет целый ряд редких растений, а биология их размножения и динамика популяций является слабоизученной, влияние сенокошения с последующим изъятием сена может оказаться губительным для многих видов редких растений, охранять которые оно было изначально призвано.

В европейской практике принято, то кошение в большинстве случаев вызывает развитие экспансивных трав, главным образом райграса (Arrhena-therum), а также обеднение видового состава сообществ. Доказано также, что в относительно короткие сроки кошение приводит к элиминации видов ковылей (Stipa) (Baranska, Jermaczek, 2009).

Некоторые авторы указывают на необходимость регуляционных мероп-

риятий в интересах сохранения степных лишайников (Василюк, 2013). При этом они, во-первых, не учитывают, что на данном этапе исследования степной лихенофлоры ещё нельзя сделать однозначные выводы о влиянии режима абсолютной заповедности в случае степных кустистых лишайников (см. Надеина и др., 2010). Во-вторых, не указывается на тот вред, который может нанести степным лишайникам вытаптывание, что как мы показали, является непременным атрибутом современного сенокошения с применением техники. Отсюда для лишайников, как для некоторых высших растений, сенокошение может оказаться опаснее, чем угроза сукцессии, против которой данное сенокошение теоретически применяется.

3. Влияние на беспозвоночных

Исследованиями многих авторов накоплен богатый материал относительно негативного влияния сенокосов на насекомых. Л. М. Зелинская, анализируя сенокошение в Черноморском заповеднике, вслед за Р. Шове-ном расценила покос «как экологическую катастрофу», ведущую к резкому изменению энтономофауны. Уменьшается численность пчелиных, двукрылых, чешуекрылых, перепончатокрылых, уничтожаются все внут-ристеблевые обитатели (златки, усачи рода агапантия (Agapanthus), долгоносики рода ликсус (Lixus)), все насекомые, развивающиеся в цветках и соцветиях (пыльцееды, долгоносики родов ларинус (Larinus) и лахнеус (Lachneus)), обитатели высоких растений (богомолы, кузнечики), личинки многих видов чешуекрылых, куколки белянок, прикрепленные к стеблям растений (белянки рода Zegris) (Зелинская, 1984; 1985).

Как отмечает В. Н. Грамма с коллегами, при сенокошении угнетаются или даже полностью исчезают популяции насекомых, развитие которых проходит на растениях или в их тканях, а также видов, питающихся нектаром и пыльцой (Грамма и др., 1985). По их мнению, не кошение, а абсолютная за-поведность является наиболее близкой к естественному состоянию природы и наиболее благоприятна для сохранения биоценоза. Такого же мнения придерживаются энтомологи И. Н. Осипов и А. С. Осипова (1992). «Результаты исследований, проведенных энтомологами во многих заповедниках, неоднократно показывали угнетающее и дестабилизирующее воздействие регулярного сенокошения на насекомых, связанных, так или иначе, с травянистой растительностью».

Если проанализировать ареалы и биотопические предпочтения чешуекрылых и перепончатокрылых, которые занесены в Красную книгу Украины, оказывается, что в степях Украины обитает 61% краснокнижных перепончатокрылых и 52% краснокнижных чешуекрылых. Таким образом, около 30 видов бабочек и около 50 видов перепончатокрылых в той или иной мере страдают от выкашивания (Червона.., 2009). То есть каждый второй занесенный в Красную книгу Украины вид перепончатокрылых или бабочек, обитая в степном заповеднике, подвергается там угрозе вследствие проводящихся сенокосов. Согласно видовым очеркам, особенно страдают от сенокосов такие виды перепончатокрылых: мели-турга булавоусая (Melitturga clavicornis), паравеспа царская (Paravespa rex), метал од онт средний (Megalodontes medius), харакопит скифский (Chara-copygus scythkus), цефус Загайкевича (Cephus zahaikevitshl), пахицефус степной (Pachycephus cruentatus), арге Бек-кера (Arge beckeri), шмели моховой (Bombus muscorum), пахучий (Bombus fragrans), армянский (Bombus armenia-cus), глиняный (Psithyrus maxillosus), яркий (Bombus pomorum), лезус (Bombus laesus) и др. Среди чешуйчатокрылых в этом списке зегрис Евфема (Zegris eupheme), аврора белая (Euchloe auso-nia), климена (Esperarge climene), сен-ница Геро (Coenonympha hero), бражник хорватский (Hemaris croatica). Для этих видов выкашивание прямо указа-

но среди основных угрожающих факторов (Червона.., 2009).

Если добавим к этому списку еще прямокрылых, жуков и двукрылых, то получится, что в степных заповедниках страдает от покосов около 100 видов насекомых, занесенных в Красную книгу Украины (Червона.., 2009).

Негативное влияние покосов на насекомых, прежде всего на перенонча-токрылых, как группы, несущей самые весомые потери состоит и в том, что в первую очередь, покосы уничтожают цветущие растения, пыльцой и нектаром которых они питаются. Что касается шмелей, то они, прежде всего, гибнут, располагая свои гнезда на поверхности земли, и которые во время сенокосов давятся тракторами, машинами и косилками (см. Зелинская, 1984).

Кроме того, некоторые перепончатокрылые используют для кладки яиц стебли растений, которые скашиваются при сенокосах или же механически гибнут при покосе техникой. Ситуация осложняется еще и тем, что многие редкие перепончатокрылые привязаны только к определенным частям рельефа степи (склоны балки, холмы, тальвег балки), южным или северным экспозициям, а также только к определенным видам растений. Поэтому срезание во время сенокоса данных видов растений на данном участке степного заповедника является настоящим бедствием для того или иного краснокнижного вида перепончатокрылых (как и других редких насекомых), обрекая его на гибель.

Материалы Красной книги Украины свидетельствуют, что такие перепончатокрылые, как цефус Загайкевича и харакопит скифский отмечены в биосферном заповеднике «Аскания-Нова», паравеспа царская и андрена золотоногая (Andrena chrysopus), пчела-листорез жиро (Megachile giraudi) — в Украинском степном заповеднике, шмель красноватый (Bombus schrenckii) обитает в Украинском степном, Опукском, Карадагском заповедниках, тапинома кинбурнская (Tapinoma kin-burni) — в Черноморском биосферном заповеднике, шмель армянский — в Украинском степном и Черноморском бисоферном заповедниках, бабочки зегрис Евфема, трифиза Фрина (Triphysa phryne), сатир железный (Hipparchia statilinus) — в «Аскании-Нова», сатир железный и бражник хорватский встречаются в Луганском заповеднике (Червона.., 2009). При этом, как мы уже отмечали, во всех этих заповедниках регулярно производятся сенокосы.

На вред беспозвоночным при кошении обращают внимание и иностранные авторы (Benstead et al., 1999). А словацкие исследователи указывают на необходимость позднего кошения или вообще оставления некошеных участков в интересах ряда редких на территории Евросоюза чешуекрылых (Uzemie europskeho vyznamu Zalostina.., 2009).

Изучение влияния сенокошения в степных заповедниках Украины на пауков показало, что почти во всех локальных фаунах число видов пауков в абсолютно заповедной степи было выше, чем в периодически косимой (Полчанинова, Прокопенко, 2007).

Отдельно следует отметить возможное негативное влияние покосов на степных моллюсков. Выкашивание травостоя до состояния жесткой щетины, по мнению некоторых специалистов, не только лишает их корма, но и приводит к изъятию в стога или силосные ямы значительного процента взрослых особей, что не может позитивно сказываться на состоянии популяций (Балашов И.О., личное сообщение).

4. Влияние на степных позвоночных

Относительно степных позвоночных указывается, что большинство видов позвоночных, встречающихся в заповедниках, в любом случае обитает вне режима абсолютной заповед-ности (Василюк, 2013). На самом же

деле, в связи с тем, что заповедность практически не поддерживается ни в одном из степных заповедников Украины, правильно говорить о существовании ряда видов за пределами заповедников. Почему они отсутствуют в заповедниках? Сторонники регуляции обвиняют в этом резерватоген-ные сукцессии (Осичнюк, 1979). Однако по этому поводу есть и другие мнения. Так Думенко В. П., анализируя связь между снятием пастбищной нагрузки с заповедной степи «Аска-нии-Нова» и исчезновением малого суслика (Spermophilus pygmaeus), указывает, что учеты этого грызуна тут начали проводить лишь с 1980 г. — через 14 лет после того, как на всей территории участков «Северный» и «Южный» был прекращен выпас. В связи с этим имеющиеся данные не позволяют сказать, когда же начался наблюдаемый в настоящее время устойчивый процесс элиминации малого суслика и связанного с ним степного хорька (Mustela eversmanni): до снятия пастбищной нагрузки или после (Думенко, 2007).

Как бы там ни было, а сегодня большинство видов степных млекопитающих, по отношению к которым часто указывают на необходимость применения регуляционных мероприятий, на самом деле именно в сенокосах не нуждаются. Это в частности относится к видам степного комплекса териофауны, существование некоторых из которых связывают не с необходимостью сенокосов, а с пастбищной нагрузкой (Загороднюк, 2006; Червона.., 2009).

В случае ряда видов их утрата на территории заповедников не является катастрофой. Ведь показано, что на не заповедных территориях их популяции и без помощи человека увеличиваются и не пребывают в критическом состоянии. В частности, относится это и к часто упоминаемому поклонниками регуляции сурку (Marmota bobac). Так, наблюдения показывают, что в Донецкой области численность сурка заметно возросла, наблюдается тенденция самостоятельного расселения семейных пар на ближайшие пригодные для обитания участки и образование новых колоний (Тараненко и др., 2008). Интересно, что в диссонанс усилиям сторонников регуляции сурок сам благоприятствует вторжению в степь не свойственных ей видов, в частности формированию зарослей караганы (Токарский, 2008). Улучшение состояния популяций слепушонки (Ellobius talpinus), тушканчика большого (Allactaga major), малого суслика (а, возможно, вслед за ним и степного хоря), а также хорошее состояние популяции хомяка (Mesocricetus auratus) зафиксировано в Крыму (Товпинець, бвстаф’ев, 2008).

Интересно также, что в случае степных заповедников отмечается, что сохранение большинства видов степного териокомплекса требует, прежде всего, расширения площади, а не регуляции (см. Червона.., 2009).

Таким образом, поспешным выводам О. Василюка про обитание большинства позвоночных за пределами территорий с заповедным режимом противоречат выводы некоторых ученых. Так, В. П. Думенко (2007), анализируя влияние режимов природопользования на фауну хищных млекопитающих биосферного заповедника «Аскания Нова» приходит к выводу: «Итак, установление абсолютно заповедного режима на относительно крупном массиве степи в большинстве случаев позитивно отразилось на хищных млекопитающих. Именно на участках с таким режимом природопользования произошла спонтанная реставрация фаунисти-ческого состава последних (к настоящему времени представлены все аборигенные виды), а популяционные параметры фоновых видов хищных зверей более оптимальны».

Интересно, что если в случае такого регуляционного мероприятия как выпас, для многих млекопитающих всегда указывается на опасность перевыпаса (Червона.., 2009), то угроза ко-

шения, в частности с применением техники, остается как бы за кадром. В то же время для существующих в степных заповедниках позвоночных покосы представляют реальную опасность. Во-первых, это касается травоядных и зерноядных животных, которые в момент наибольшей питательной ценности трав лишаются данной биомассы, а также не могут рассчитывать на богатый урожай зерен диких злаков. Во-вторых, в условиях прокошенной степи, земноводные, рептилии и мелкие млекопитающие становятся более доступными для хищников.

Опасным является фактор беспокойства. Так, не без оснований считается, что закрепление в асканийской степи барсука (Meles meles), обусловлено введением на большей части природного ядра абсолютно-заповедного режима. На протяжении обозримого времени, пока вся или большая часть степи использовалась как выпас и сенокосы, барсук тут не встречался. Хотя фасцильные остатки вида, обнаруженные на территории заповедника, свидетельствуют, что когда-то он здесь обитал (Думенко, 2007).

Данные В. П. Думенко подтверждают и исследования в Центрально-Черноземном заповеднике, где барсук встречался лишь в некосимой степи (Краснитский, Дыренков, 1982).

Данные мероприятия потенциально опасны и для некоторых редких, приуроченных к целинным участкам видов, таких, как мышовка степная (Sicista subtilis). Её находки приурочены именно к заповедным участкам. В частности, сегодня она известна на заповедных участках «Хомутовской степи» и «Каменных могил» (Тараненко и др, 2008). В Крыму вид также держится на целине, а в лесополосы заходит, только если распахиваются прилежащие к ним площади (Товпинець, бвстаф’ев, 2008). Это же, по-видимому, относится к таким редким млекопитающим, как мышовка Штранда (Sicista strandi), хомячок серый (Cricetulus migratorius), пеструшка степная (Lagurus lagurus), обитающим на территории левобережных степных заповедников Украины, которые, насколько можно судить из описаний их биологии в современных условиях, предпочитают нетронутые целинные участки степи, перемежевывающиеся с кустарниками — условия современных заповедных степей (Чер-вона.., 2009). В условиях луговой степи сенокос может представлять угрозу для мыши-малютки (Micromys minutus) (Наглов, Ткач, 2008). Участки заповед­ной степи заповедника «Аскания-Но-ва» гарантируют сохранение большинства видов рептилий. В частности благоприятны они для существования таких редких степных змей как степная гадюка (Vipera ursini) и четырехполо-сый полоз (Elaphe quatrolineata) (Полпцук, 2008).

В условиях Центрально-Черноземного заповедника численность мышевидных грызунов на косимых участках снижалась в 36 раз. Не косимая степь благоприятствовала также устойчивым популяциям землероек (Краснитский, Дыренков, 1982).

Кроме того, что сенокос не вызван потребностями сохранения степных позвоночных, а также непрямого вреда, который он может приносить их популяциям, в современных реалиях он также приводит к массовому прямому физическому уничтожению ряда позвоночных. Ведь если норные млекопитающие и ряд рептилий могут укрыться под землей, то амфибии и большинство гнездящихся в это время птиц становятся жертвой регуляционного мероприятия.

Находки погибших амфибий в покосах отнюдь не редкое явление, а применение машинного кошения не дает амфибиям ни малейшего шанса спастись, на который они ещё могут рассчитывать при ручном кошении (М. Laciak, персональное сообщение).

Габузов О. С. и Валькович В. М., анализируя гибель птиц при сельхозра-ботах (1982) пишут, что большой урон дичи в гнездовой период наносят сельскохозяйственные работы. При механизированной уборке сена поги-

бает 88% гнезд серых куропаток (Perdix perdix) и до 100% гнезд фазанов (Phasianus colchicus). В дельте Волги на площади 40 га две косилки уничтожили 21 гнездо фазанов, в которых погибло около 400 яиц. В Казахстане от косилок гибель фазанов составила 47,6%. Если учесть, что простое посещение Караларской степи приводит к гибели большей части гнезд дрофы (Otis tarda) и стрепета (Tetrax tetrax) на данной территории, можно предположить, какой эффект будет иметь механизированное сенокошение тут в мае-июне. Как отмечают А. М. Краснитский и С. А. Дыренков по результатам наблюдений в Центрально-Черноземном заповеднике, только с некосимы-ми участками связаны птицы с длительным сроком размножения — болотная сова (Asio flammeus), серая куропатка, режим некосимой степи благоприятствовал устойчивым популяциям мелких птиц (Краснитский, Дыренков, 1982). Высокой смертности благоприятствует и выкашивание степи от периферии к центру.

Сторонник регуляции О. Василюк (2013) пишет, что для администрации заповедника деятельность или бездеятельность, приводящая к исчезновению этих видов в заповеднике, является вопросом выполнения должностных обязанностей. Он же указывает на необходимость возмещения ущерба в случае гипотетического исчезновения того или иного степного вида в ходе природных процессов. Что же, исчезновение какого-либо вида вследствие введения абсолютной заповедности, как мы показали, нужно еще доказать. В то время как жертвы сенокоса очевидны. Согласно предложенному О. Василюком принципу, администрация должна однозначно воздержаться от кошения в интересах сохранения птиц, в частности редких и исчезающих видов, ибо в противном случае именно она, а также Министерство экологии и природных ресурсов, которое выдает лимиты на сенокошение, должны нести ответственность за понесенный ущерб.5. Регуляция лугово-степных сообществ в Евросоюзе

Проблема остановки природных сукцессии в целях сохранения флоры ксеротермного комплекса остро стоит в Центральной и Западной Европе, где, за исключением Венгрии, степные сообщества имеют азональный островной характер, и менее специфичный, чем в зональных степях зоокомплекс, сильно зависят от вмешательства человека. И, тем не менее, даже в несравнимо беднейших по своему флористическому и фаунистическому составу, скромных по площади лугово-степных сообществах кошение рекомендуется проводить только как исключение, в случае, когда другой метод не возможен для использования. Оно может быть применено спорадически, только и исключительно в случае более влаголюбивых разнотравных ксеротермных сообществ, которые своим флористическим составом напоминают настоящие луга. В случае кошения необходимо проводить его не ранее 30 сентября, на высоте не ниже 10 см, и мозаично (не более 80% поверхности), чтобы обеспечить сохранение редких насекомых или моллюсков (Uzemie.., 2009; Baranska, Jermaczek, 2009).

Вообще же первое, что бросается в глаза при анализе трудов, посвященных вопросам сохранения степной растительности, это очень редкое указание на необходимость выкашивания как регуляционного мероприятия. При этом, на практике, если не принимать во внимание локальную расчистку кустарника (что, кстати, экономического значения не имеет) в Евросоюзе применяется главным образом выпас, как воздействие, наиболее отвечающее особенностям степных экосистем. (Baranska i in., 2009; Baranska, Jermaczek, 2009; Successesion.., 2010; Cieplolubne.., 2010; Proceedings.., 2010; Zroznicowanie.., 2011; Grasslands.., 2011).

Покосы же считаются искусственным не знакомым степи в течении её истории воздействием (A. Cwener, личное сообщение).

Отметим также, что в отличие от реалий Украины, где осуществляющие покосы лица или организации получают от этого прямую хозяйственную выгоду в виде сена, в Евросоюзе в осуществление активной охраны вкладываются значительные средства и она, по сути, является дотационной (Jermaczek, 2011). Так, ориентировочная стоимость всех реализованных в Польше мероприятий по охране луго-во-степной растительности, которыми было охвачено около 300-500 га, составляет 1,5 млн. злотых (0,4 млн. дол.). Стоимость проекта «Восстановление и охрана степных экосистем в Германии» составила 1.433,218.00 евро (Baranska, Jermaczek, 2009).

Средства поступают либо от международных природоохранных фондов, либо же из фондов Евросоюза (см. Baranska Jermaczek, 2009) В этом случае природоохранники получают свой бонус от фондов, а не от проданного сена, что благоприятствует проведению сенокосов согласно выше упомянутым ограничениям. В случае же, если фермер организует на своем участке выпас ограниченного поголовья скота (что с экономической точки зрения выгодно мало), он получает доплаты из фондов Евросоюза.

Заключение

У неискушенного читателя может еще возникнуть соблазн заключить, что достаточно изменить сроки и технику ведения сенокоса, а также ограничить его масштабы и проводить перерывы в сенокошении более чем на один год, и ситуация измениться к лучшему. Однако не будем забывать, что единственная причина на местах, побуждающая данные сенокосы производить — это получение хозяйственной выгоды. Именно о ней — пресловутой тени хозяйственного интереса писал В. С. Тка-ченко, показывая несостоятельность сенокоса как регуляционного мероприятия. Поэтому в условиях, когда необходимость «правильных» сенокосов: ручных, не раньше сентября, и от центра к периферии, никакими серьёзными документами, хотя бы уровня распоряжений Министерства экологии и природных ресурсов, не закреплена, выполнять их на местах и эффективно контролировать их выполнение никто не будет. Киевский эколого-культурный центр, Дружина охраны природы «Зелене Май-бутне» и др. организации неоднократно обращались в Минэкологии с предложениями решением Министерства исключить из покосов механизированные средства (применение которых, кроме того, противоречит ст. 16 Закона о природно-заповед-ном фонде Украины), а также запретить покосы в мае-июне, и перенести их на август. Однако, данные весьма умеренные требования вызывают встречное негодование, что в противоположном случае степи вообще не будут выкашивать, ведь это будет не выгодно. И что, конечно же, в результате все погибнет. Пусть так, но в таком случае остается спросить: столь сомнительное в своей ре­зультативности и столь лакомое с экономической точки зрения выкашивание степей — это самоцель или исключительно затратное мероприятие? И имеем ли мы право проводить его любой ценой?

ЛИТЕРАТУРА

Андреев Г. Урожайность сенокосных угодий при различных сроках скашивания // Проблемы животноводства. — №6 — 1937. — С. 157-160.

Борейко В. Этика и менеджмент заповедного дела. 2005. — К.: КЕКЦ. — 328 с.

Борейко В. Абсолютная заповедность, покосы и выпас в степных заповедниках // Степной бюллетень. — Осень 2013. — № 39. — С. 6-9.

ВасилюкА.В. Абсолютная заповедность и охрана биоразнообразия // // Степной бюллетень. — Осень 2013. — № 39. — С. 10-15.

Габузов О.С., Валькович В.М. Гибель дичи в угодьях при естественном воспроизводстве // Дичеразведение в охотничьем хозяйстве. Сбор-

ник научных трудов ЦНИЛ главохоты РСФСР. Москва, 1982, —С. 192-213.

Думенко В.П. Влияние режимов природопользования на фауну и состояние популяций хищных млекопитающих (Carnivora) в природном ядре биосферного заповедника «Аскания-Нова» // Запов1дн1 степи УкраУни. Стан та перс-пективи |’х збереження. Матер1али М1ЖнародноУ науковоТ конференшТ 18-22 вересня 2007 р. Ас-кажя-Нова, УкраТна. — Аскажя-Нова, 2007. — С. 45-49.

Загороднюк I. Ссавш’ схщних областей УкраУни: склад та юторичж змши фауни. Тер’юфау-на сходу УкраУни. Луганськ, 2006 (Пращ терюлопчноУ школи, випуск 7). — С. 217-295.

Краснитский A.M., Дыренков С.А. 1982 Сравнительная оценка луговых и степных экосистем, формирующихся при косимом и не косимом режимах заповедной охраны // Бюллетень МОИП. Отд. Биолог. — В. 4. — С. 102-110.

Ларин И. Е. Сроки сенокошения // Проблемы животноводства. —1937. №6. — С. 62- 73.

Наглов В., Ткач Г. Мышь-малютка (Micromys minutus) в Харьковской области // Раритетная терюфауна i ii’ охорона. Луганськ, 2008 (Прац! ТерюлопчноУ школи. Випуск 9. — С. 232-238.

Надета О.В., Димитрова Л. В.,Ходосовцев 0. G., Бойко Т. О, Ходосовцева Ю. А. Перш! кроки до застосування категорм Червоного списку Шжна-родного союзу охорони природи (IUCN): досвщ з ешгейними лишайниками Укра’ши. http://pryro-da.in.ua/step/pershi-kroki/

Осичнюк В. В. Деяю особливосн заповщного режиму у вщдшеннях УкраТнського державного степового заповедника // УкраУнський ботажчний журнал —1979. — Т. 36. №4 — С. 347-351.

Панова Л.С. Залежнють степовоУ рослинносп заповщника «Кам’яж Могили» вщ pi3Hnx строюв викошування i погодних умов // Питания експе-риментальноУ ботажки. — К. — 1964. — С. 124-126.

Полчанинова Н.Ю., Прокопенко Е.В. Итоги изучения фауны пауков охраняемых степных территорий Украины // Заповщш степи Укра’ши. Стан та перспективи Ух збереження. Матер1али М1жнародноУ науковоУ конференшУ 18-22 вересня 2007 р. Аскажя-Нова, УкраУна. — Аскажя-Нова, 2007. — С. 82-85.Полщукк К. 1сторичж змши в населенж зем-новодних, плазужв та др16них ссавщв бюсфер-ного заповщника «Аскашя Нова» // BicTi Bioc-ферного заповщника «Аскан1я-Нова», т.10. — 2008. —С. 90-102.

Тараненко Л., Мельниченко Б., Пилипенко Д., Дьяков В. Раритетные виды наземных млекопитающих Донецкой области: современное состояние и перспективы охраны. Раритетная терюфа-уна i П охорона. Луганськ, 2008 (Пращ ТерюлопчноУ школи. Випуск 9. — С. 187-198).

Типовое положение о заповедниках, состоящих в ведении Наркомпроса. Еженедельник народного комиссариата просвещения РСФСР. — №14- 8 год издания. —1929. — С. 33-36.

Ткаченко B.C., Лисенко Г.М. Автогенез ф!то-систем абсолютно-заповщноУ дшянки Хому-товського степу// BicTi Бюсферного заповщника «Аскажя-Нова», т. 10. — 2008. — С. 18-32.

Ткаченко B.C. Еколопчний менеджмент за-повщного лучного степу «Михашпвська щлина» на Сумщиж // Заповщна справа на меж1 тися-чол1ть (сучасний стан, проблеми i стратепя роз-витку). MaTepiann всеукраУнськоУ загальнотеоре-тичноУ та науково-практично’У конференщ’У, прис-вячено’У виконанню державноУ программ перспективного розвитку заповщноУ справи в УкраГнi «Заповщники», м. Кан!в, 11-14 жовтня 1999 р.— С. 85-97.

Ткаченко B.C., Д’щух В.Я., Генов АЛ. та ш. Ук-раУнський природний степовий заповщник. Рос-линний ceiT. — КиУв: Ф1тосоц1оцентр, 1998. — 280 с.

Товпинець М., Свстаф’ев I. Рарите™ види наземних ссавщв Криму: сучасний стан та перс-пективи збереження // Раритетна терюфауна i УУ охорона. Луганськ, 2008 (Пращ ТерюлопчноУ школи. Випуск 9. — С. 199-208).

Токарский В. Сурок степной (Marmota bobac) как структурно-функциональное звено в степных биоценозах Украины // Раритетна терюфауна i i’i охорона. Луганськ, 2008 (Пращ ТерюлопчноУ школи. Випуск 9. — С. 243-249).

Каталог раритетного бюр1зноман1ття за-повщниюв i нацюнальних природних парюв Ук-раУни. Ф1тогенетичний фонд, м1когенетичний фонд, фггоценотичний фонд / Пщ наук. ред. д. б.

н. С. Ю. Поповича. — К.: Фггосоцюцентр, 2002.

— 276 с.

Baranska К., Chmielewski P., Cwener A., Plucinski P. Conservation and restoration of xerothermic grasslands in Poland. Theory and practice. — Naturalist’s Club Publishers. — Swiebodzin.

— 2009.—48 s.

Baranska K., Jermaczek A. Poradnik utrzymania i ochrony siedliska przyrodniczego 6210 — Murawy kserotermicznie. — Wydawnictwo klubu przyrod-nikow. — Swiebodzin. — 2009. — 201 s.

Benstead P., Jose P., Joyce С and Wade P.M. European Wet Grassland — Guidelines for Management and Restoration, 1999 — UK: Sandy, 169 pp.

Cieplolubne murawy w Polsce. Stan zachowania i perspektywy ochrony. Red. H. Ratynska, B. Waldon. — Bydgoszcz. — 2010 — 498 s.

Grasslands of Europe; biodiversity, classification, conservation and management. 13-17 June, Uman\ Ukraine. Abstracts & Excursion Guides. Ed. by A. Kuzemko. — Uman\ — 2011. — 99 p.

Jermaczek A. Dlaczego bierna ochrona przyrody nie jest w modzie? 2011 // http://www.eko.org.-pl/index_trendy.php?dzial=2&kat=17&art=1590

Proceedings of the International conference on «Eurasian steppes: status threats and adaptation to climate change». — 9-12 of September 2010 in Hustai National Park, Mongolia. — Mongolia. — 2010. —89 s.

Successesion, management and restoration of dry grasslands. — 7-th European dry grassland Meeting. 27-31 May 2010 Smoiienice Congress centre, Slovak republic. — Abstracts and excursion guides. Eds. M. Janisova, M. Budzakova and M. Petrasova. — 140 s.

Uzemie europskeho vyznamu zalostina (Natura 2000) Informacny material. 2009.

Zroznicowanie muraw kserotermicznych w Polsce. Ogolnopolska Konferencja Naukowa. — Lublin 2-4 czerwca 2011. —121 s.

28.03.2014   Рубрики: Новости