Проклятые за непокорность

Александр Калько  https://kalko6.wixsite.com/arkalikkalkoalex/der-wolf

Посвящается Владимиру Борейко – бесстрашному защитнику дикой природы.

 

Дикарь низейшей ступени развития мечтал приобрести качества физически совершенных и умных животных. Для этого он провозглашал зверей и птиц своим «тотемом», понапрасну не провоцируя их на конфликт.

С изобретением огнестрельного орудия убийства животные дрогнули и отступили, а человек провозгласил себя «повелителем чужих жизней», подкрепляя своё превосходство тезисом о господстве над всякой тварью. Отныне и на веки вечные ни Природа, ни Всевышний решали, кому и в каком количестве плодиться на Земле, но – Человек, как узаконенный «венец мироздания»!

«Че­ло­век хо­чет — и бу­дет ко­ман­до­вать при­ро­дой во всём её объе­ме, с те­те­ре­ва­ми и осет­ра­ми, че­рез ма­ши­ну. Он ука­жет, где быть го­рам, а где рас­с­ту­пить­ся. Изме­нит нап­рав­ле­ние рек и соз­даст пра­ви­ла для оке­а­нов… Оста­нут­ся, ве­ро­ят­но, и глушь, и лес, и те­те­ре­ва, и тиг­ры, но там, где им ука­жет быть че­ло­век!» – провозгласит идеолог Нового времени Лев Троцкий.

Мать сыра-земля страдала от дэкологизации, варварского уничтожения её биоразнообразия. Человек же потешал своё самолюбие вседозволенностью и ненаказуемостью, бесконечно перебрасывая реки, вырубая леса, осушая болото, отбраковывая конкурентов-«хищников», регламентируя промысловых зверей, уничтожая животных-«вредителей», выжигая дикому рогатому скоту тавром номер и буквы на коже. Законы о Красной книге, принятые, казалось бы, для защиты жизни редких и исчезающих зверей, птиц и рыб, безнаказанно игнорировались ради «барских охотничьих утех»: устраивали элитную, спортивную, «валютную», «царскую» охоту, создавали «охотничье-заповедные территории»: Завидовское, Крымское, Беловежское, Телеханское, Залесское, Кавказкое, Азово-Сивашское, Днепровско-Тетеревское, Капчагайское и так далее, несмотря на то что заповедная земля никаким боком не могла называться охотничьей!

Учёные, сочувствующие животному и растительному царству, беспрерывно указывали, что человек наделялся полномочиями владыки над «братьями и сёстрами нашими меньшими» не в качестве убийцы, но исключительно как заботливый господин, который, благодаря своему высокоразвитому мозгу, способен сохранить то, что дал ему в пользование Бог! Но – за подобный крамольный антиантропоцентризм (отрицание исключительной ценности только человеческой жизни и провозглашение важности любой жизни на земле — А. К.) защитников дикой природы беспощадно клеймили и преследовали.

К примеру, в начале ХIХ века Британская Палата общин расценила попытку лорда Эрскаина поставить на голосование билль о запрещении травли собаками привязанного быка» за издевательство над приличным обществом. А предложение Эрскаина законодательно решить проблему жестокого обращения с лошадьми, дружно обсмеяла. Российское «приличное» сообщество в конце ХIХ века прокляло пионеров охраны дикой природы С. А. Бутурлина, А. А. Браунера, И. К. Пачоского, профессора Московского университета Г. А. Кожевникова. В Советском Союзе беспощадно заклеймили академиков В. Сукачева, Е. Лавренко, Е. Павловского, писателей Леонида Леонова, Бориса Рябинина и так далее.

Таким образом, к XXI веку создалась такая ситуация, когда никто в животном царстве уже не смел противостоять «космическому» превосходству человека. Правда, за исключением одного-единственного зверя, который не желал признавать самовольное верховенство двуногого «разумного», а потому продолжал пользоваться биоразнообразием так, как ему было предназначено дикой Природой и Всевышним миллионы лет назад! Имя этому непокорному и отчаянному зверю было ВОЛК!

Запугать, тем паче приручить, как человек успешно проделал с собакой, радующейся рабской доле похлебать кислые помои из миски своего хозяина, волка было невозможно. «Серый» не желал быть расстрелянным «хозяином» в светлый день на пустыре прямо за домом, который он бы много лет преданно и рьяно охранял. Имея в наличии острые клыки и мощную челюсть, благодаря уникальным физическим возможностям и развитым интеллектом, волк принял вызов человека и долгое время успешно ему противостоял, регулярно напоминая о своём существовании бесстрашными набегами в хлева и амбары. Таким образом «серый» наказывал пьяных, нерадивых и вороватых пастухов.

Оскорблённые бесстрашием непокорного зверя волконенавистники объявили его вне закона. И принялись истреблять волчье племя бессчётно, бесконтрольно, беспрерывно, везде и всегда. Даже в заповедниках! С волком проделывали всё, что угодно, и кому заблагорассудится. Использовали силки, ловушки, петли, капканы, яды, палки, холодное оружие, автоматическое (скорострельное) оружие, оружие с приборами ночного вида, слезоточивые гранаты для выгона из логовища; истребляли волка на привадах, при помощи собак, беркутов, лошадей, механизированной, авиационной техники, на вабу (подражание вою) охотников. Зимой использовали облаву с флажками; успешно применяли радиоошейник, дабы привить гордому и непокорному зверю одно из мерзопакостных человеческих качеств, — предательство!

На конвейер было поставлено крупномасштабное производство слухов, слушков и баек о демоническом поведении волка, сатанинском его происхождении, кровожадности, несмотря на то что пишущие подобные небылицы не видели «серого» даже в зоопарке!

Байки и небылицы о волках, будто бы парализирующие жизнь селений России, была преднамеренная и откровенная выдумка охотников! Ибо – независимые знатоки волчьего поведения как Фарли Моуэт, Лойс Крайслер, писали: «Настоящие же волки сухопары и имеют неотразимо аристократический вид. А морды у них обезоруживающе милы. Они поджары телом, гибки и изящны, как кошки. У них удлинённое туловище, высоко сидящее на длинных ногах».

Известный русский зоолог Игорь Акимушкин настоятельно рекомендовал обратить внимание именно на книгу писательницы Лойс Крайслер «Тропами карибу», как на «самое лучшее из того, что я когда-либо читал о волках. Эта книга — героическое исследование в пользу волка, и она многих вдохновила».

Эколог Юрий Васидлов сделал глубокий анализ смертных случаев людей, пострадавших от волка, и пришёл к выводу, что летальных случаев при нападения здорового волка на человека в конце ХХ века лишь единицы. Больше проблем возникает в городах с собаками бойцовских пород.

К тому же «не решён также и вопрос об объёктивной оценке ущерба от волка в животноводстве, – писали российские зоологи Н. Г. Овсянников, профессор Д. И. Бибиков. – Известно, что широко практикуются приписки, и на волка списывается не только то, что он действительно съедает, но и то, что пропало без его участия… Кому это выгодно?…»

Предрассудки о якобы предпочтительности волка резать животных до бесконечности давным-давно опровергнуты независимыми специалистами. «Серый» заглядывает в хлев исключительно от голода, ибо на многие сотни километров охотниками и браконьерами истреблены звери и птицы.

В дикой природе волк невольно предотвращает распространение инфекционных заболеваний, заманивая и приканчивая больных, старых и слабых животных. Человек же своей деятельностью безвозвратно разрушает экосистему, убивая сильных, молодых и красивых зверей!

Кроме того, не было ни одного случая, чтобы волк дрессировал, насиловал или пытал свою жертву, в то время как человек переносит карательные методы над животными прямёхонько на ближнего своего! Вспомним, в античные времена сбрасывали слабых детей со скалы, в средневековье убивали язычников, совсем недавно с азартом охотились на индейцев в Америке, людей с чёрным цветом кожи в Восточном Судане и практиковали телесное наказание крепостных, урезая им язык, вырывая ноздри, отсекая конечности. И четвертовали. И истребляли евреев как нацию! Короче, проделывали эти варварства на вполне законных основаниях и при общем одобрении просвещённых религиозных деятелей!

Здоровый же волк, по рассказам специалистов, вопреки распространяемым небылицам о «сером», как «ненавистнике рода человеческого», никогда не тронет человека. Наоборот, он всякий раз пытается незаметно улизнуть, даже если на его глазах разоряют логово или уродуют волчат. Взрослые волки с трепетом и нежностью относятся к своим детёнышам, проявляя при их воспитании невероятное терпение и заботу. Даже чужого волчонка волки не бросают — выкармливают! О человеческом роде по этому поводу однозначно и уверенно побоишься сказать!

Волконенавистники проявляли к беспомощным щенкам особую садистскую изощрённость. Лапы волчат скручивали проволокой или отбивали дубинами, дабы детёныши не погибли, но и не могли бы уползти далеко от норы.

Заботливая мать-волчица продолжала выкармливать щенков-калек. И когда волчата подрастали, охотники без труда их убивали, выгодно сдавая на промысловую базу. Пункты “Заготживсырье” выдавали взамен квитанции на принятые шкуры, по которым Госстрах выплачивал премии в виде патронов, разрешительных грамот на дополнительный отстрел промыслового зверя, птицу или выплачивал деньги.

В адских условиях существования волк отступал, терял в численности, во многих местах был полностью истреблён, но нисколечко не был сломлен или покорён! «Серый» продолжал упорное, героическое и неравное сопротивление за право быть свободным! За возможность плодиться, питаться не по разнарядке человека!

Безжалостно преследуемый зверь восхищал свободолюбивых людей, ассоциировавших свою жизнь с судьбою гонимого волка. Бунтари-поэты посвящали «серому» лучшие свои творения. Владимир Высоцкий (1938-1980), Владимир Солоухин (1924-1997) писали: «Мы – волки, нас мало, // Нас, можно сказать, – единицы. // Мы те же собаки, // Но мы не хотели смириться».

Многие страны мира и Европы внесли волка в Европейский Красный список, как «вид, которому грозит вымирание». В 1993 году открылся Международный центр волка под опекой «Красных Шапочек». «Серого» взяли под защиту Боннская и Бернская международные конвенции, ратифицированные единственной страной из бывших республик СССР – Украиной. И только в Российской Федерации (впрочем, как в Российской империи, так и в Советском Союзе) антиволчья истерия продолжилась, несмотря на то что волка нынче на территории России в два раза меньше, чем, к примеру, на территории Канады, которая по своей территории в два раза меньше Российской, но там волк защищён от истребления полностью или частично (В. Борейко).

«Все к оружию!!! Что-то с этим нужно делать! – раздаётся неуёмный вопль со страниц еженедельника «Литературная Россия». – Волчье племя плодится и расцветает, а племя человеческое хиреет и редеет!»

Да, люди, ослеплённые жаждой крови, никак не могут простить, что волк не тонет в алкогольном перегаре, не гибнет в кокаиновом угаре, не занимается извращённым сексом,  не подсиживает ближнего своего, не закладывает душу и не кончает жизнь самоубийством. Но – с пущей заботливостью и трепетом он продолжает ухаживать за своим потомством, приучая волчат соблюдать уникальную иерархию существования в стае.

Именно за эти качества человек продолжает мстить волку, несмотря на то что только чванливый негодяй, мерзавец и подлец может торжествовать над безмолвным, бесправным, почти поверженным существом.

«Старая волчица попала в капкан, но как-то сорвала его с цепи, – писал известный эколог А. Поярков в «Сером волке». – На трёх лапах, с капканом на четвёртой, она больше недели уходила от охотников и ни разу за это время не ела. Трижды волчица специально выводила преследователей к медвежьим берлогам. Потревожив их хозяев, погоня, понятно, приостанавливалась, и волчица могла оторваться от неё. Все же в конце концов она обессилела. Охотники убили волчицу, хотя она была достойна великодушия просто как выдающееся по уму, выносливости и опыту животное».

В России на защиту «серого» вставали редко.

К примеру, члены Карельского республиканского Общества защиты животных направляли надзорную жалобу в Генеральную прокуратуру Российской Федерации; группа «Экозащита» из Калининграда выпускала специализированный номер журнала, полностью посвящённый волку, поставила спектакль “Как умирают волки, так умирает свобода”. Однако посеянный страх и ненависть к волку не позволили в России добиться хоть какой-нибудь его защиты.

 

04.01.2020   Рубрики: Новости, Охрана волков