Проблемы рубок в заказниках и других объектах ПЗФ

Вл.Борейко

 

Рубки в пралесовых заказниках Украинских Карпат

В настоящее время в Украинских Карпатах имеется около 50 тыс-60 тыс. га древних и девственных средневековых остатков европейских лесов-пралесов (144, 145, 150, 151). Часть из них охраняется заповедниками и национальными парками, часть – заказниками, заповедными урочищами и памятниками природы, и около одной трети пралесов расположены в хозяйственных лесах, где вообще нет никакой охраны (30).

Эффективность охраны пралесов, находящихся в заказниках, памятниках природы и заповедных урочищах вызывает сомнение. Особенно тревожная ситуация сложилась в заказниках (30). Ибо ведомственными документами – Санитарными правилами в лесах Украины, Правилами улучшения качественного состава лесов и Порядком специального использования лесных ресурсов в них были разрешены до 2017 г., 14 видов рубок (в том числе рубки главного пользования разрешены до сих пор), а также расчистка леса от захламленности (30).

Вместе с тем, как считают специалисты, в первую очередь именно рубки леса несут смертельную угрозу пралесам (30). Приведем пример с двумя пралесными заказниками – Брадульский и Грофа.

Брадульский заказник

Ландшафтный заказник общегосударственного значения Брадульский расположен на горе Попадя в Тячевском районе Закарпатской области. Он создан в 1974 г. на площади 1026 га, 90 % его территории покрыта (вернее была покрыта) лесом. Как следует из Положения о данном заказнике, утвержденного Минприродой Украины 30.03.2012 г., целью создания заказника является “охрана хвойных пралесов” http://www.menr.gov.ua/normakty/60-9/acts/1463-nakaz-vid-30-03-2012-210-pro-zatverdzhennia-polozhennia-pro-landshaftnyi-zakaznyk-zahalnoderzhavnoho-znachennia-bradulskyi

В заказнике обитают такие краснокнижные виды животных как глухарь, бородатая неясыть, лесной полоз, для которых санитарные рубки, особенно сплошные-означает смерть. Также как эти рубки означают смерть и для бесценных пралесов. По данным, которые мы получили благодаря космическим снимкам, за последние 10-12 лет в заказнике было вырублено санитарными рубками около 12 % лесной территории, то-есть, около 960 га. Информация, полученная благодаря космическим снимкам, прекрасно подтверждается фотографиями, сделанными в Брадульском заказнике. На них хорошо видны проплешины от вырубок, причем эти проплешины растут, если рассматривать сделанные фото одной и той же горы в 2013, 2014 и 2015 гг. Видны и сами рубки, поваленные деревья, и работа лесников по погрузке поваленных деревьев.

Заказник Грофа

Ландшафтный заказник общегосударственного значения Грофа расположен на горе Грофа и соседних вершинах в Рожнятовском районе Ивано-Франковской области. Первый раз эта территория была взята под охрану в виде Украинского парка природы в 1935 г. То было великое достижение украинского пионера охраны природы, лесовода А. Пясецкого и его коллег. Второй раз данные пралесы были взяты под охрану в 1996 г. на территории 2533 га, инициатором создания заказника Грофа был директор КЭКЦ В. Борейко и журналист О. Листопад. Согласно Положения о заказнике, утвержденного Минприродой Украины 07.02.2012 г, одним из основных задач заказника является “сохранение… ненарушенных кедрово-еловых пралесов”

http://www.menr.gov.ua/normakty/60-9/acts/1622-nakaz-vid-07-02-2013-49-pro-zatverdzhennia-polozhennia-pro-landshaftnyi-zakaznyk-zahalnoderzhavnoho-znachennia-hrofa-u-novii-redaktsii

В заказнике обитают такие краснокнижные виды животных как глухарь, змееяд, лесной кот, рысь, тритон карпатский, для которых санитарные рубки, особенно сплошные- означает смерть. Также как эти рубки означают смерть и для бесценных пралесов. По данным, которые мы получили благодаря космическим снимкам, за последние 10-12 лет в заказнике было вырублено санитарными рубками около 10 % лесной территории, то-есть, около 730 га. Информация, полученная благодаря космическим снимкам, прекрасно подтверждается фотографиями, сделанными в заказнике Грофа. На них хорошо видны проплешины от вырубок, видны и сами рубки, поваленные деревья (за любезно представленные фото большое спасибо карпатскому экологу Юрию Гудиме). Согласно полученного ответа из Ивано-Франковского облуправления лесного и охотничьего хозяйства, в заказнике с 2010г. по 2016 г. рубками было пройдено около 23 га, заготовлено около 4900 куб. м. древесины (30).

Выводы:

1) Итого только в 15 пралесовых карпатских заказниках и заповедных урочищах за 12 лет по данным космических снимков было вырублено около 3 тыс. га пралесов.

2) Во время рубок происходят массовые нарушения Положений о заказниках. Например, Положение о заказнике «Диброва» и Турье-Полянский запрещало проходные рубки, а они проводились (30).

3) Все Положения о заказниках, охряняющих пралесы, разрешали различные виды рубок, в том числе сплошные, кроме рубок главного пользования и проходных, что является недопустимым. Например, положение о заказниках Странзул-Задня-Кедрин, Тавпиширский, Грофа, Яйкивский. В других заказниках, охраняемых пралесы, Положениями о них запрещены рубки главного пользования, проходные, лесовосстановительные, сплошные санитарные, однако разрешены выборочные санитарные рубки, рубки ухода, реконструкции, ландшафтные. К таким заказникам относятся заказники Горганы, Гладинский, Брадульский, Росишный. Подобные рубки также недопустимы в заказниках, охраняющих пралесы.

4) Практически все опрошенные лесхозы не согласовывают, как того требует статья 9-1 Закона «О природно-заповедном фонде Украины», лимиты на рубку леса в заказниках общегосударственного значения с Минприроды Украины. Например, проводимые рубки в 2010-2016 г. в общегосударственных заказниках Яйкивский, Чорный дол, Странзул-Задня-Кедрин (все три охраняют пралесы), Диброва, Турье-Полянский, были согласованы Минприродой Украины только в заказнике Странзул-Задня-Кедрин (30).

5) Некоторые лесхозы скрывают информацию о проведенных ими рубках. Например, ДП «Надвирнянское ЛГ» ответило, что рубки в заказниках Бредулецкий и Товпиширский в 2010-2016 гг. не проводились, а Ивано-Франковское облуправление лесного хозяйства ответило, что рубки во всех перечисленных нами заказниках (куда входили и эти два) проводились (30).

6) Поражают масштабы рубок в карпатских заказниках и заповедных урочищах. Согласно информации Ивано-Франковского облуправления лесного хозяйства, в семи заказниках и заповедных урочищах, из которых 5 – пралесовые, с 2010 по 2016 г. рубки были проведены на площади 161,5 га (из них сплошные санитарные были проведены на площади 80,7 га) и было заготовлено 34308 куб. м древесины (30).

При этом в среднем за 5 лет в каждом данном заказнике или заповедном урочище рубками проходилось около 23 га и заготовлялось около 4900 куб.м. древесины, а за год рубки проводились в среднем на площади около 5 га и заготовлялось около 980 куб. м древесины.

 

 

 

 

Сколько леса рубится в заказниках Украины

Согласно опросу областных управлений лесного и охотничьего хозяйства, нами получены такие данные: в заказниках Украины в 2012-2014 гг. в среднем ежегодно заготавливалось 410 тыс. куб. м. древесины на площади 9600 тыс. га, а в каждой области ежегодно в среднем – 17 тыс. куб. м. древесины на площади 400 га.

Такое проведение широкомасштабных рубок в объектах ПЗФ, которые были созданы для целей охраны природы, в том числе охраны биоразнообразия, является беспрецедентным и катастрофическим, так как сводит на нет все усилия природоохранников, с таким трудом, создающим эти объекты ПЗФ.

В Украинских Карпатах, согласно исследованиям А. Ярового, который использовал международный лесной сайт, информация на котором о лесном покрове берется со спутников Landsat NASA — http://www.qlobalforestwatch.org/, за последние 10-12 лет в лесных заказниках сплошными рубками в среднем было пройдено около 7 процентов лесной территории.

Ниже указано название карпатского заказника, а также количество вырубленных гектар за последние 10 лет и относительная вырубленная площадь леса в процентах от лесной территории объекта ПЗФ:

Заказник Странзул, Задня, Кедрин, 215 гa — 20%

Либохоревский заказник, 465 гa — 15%

Заказник Горганы, 197 гa — 13%

Брадульский заказник, 964 гa — 12%

Заказник Грофа, 729 гa — 10%

Керничный заказник, 66 гa — 10%

Гладинский заказник, 116 гa — 7%

Турье-Полянский заказник, 72 гa — 6%

Заказник Бердо, 38 гa — 4%

Тавпиширковский заказник, 18 гa — 3%

Заказник Соколиные скалы, 108 гa — 2,5%

Заказник Черный дол, 79 гa — 2%

Росочний заказник, 5.64 гa — 0,2%

Ричанский заказник, 49 гa — 1,5%

Апшинецкий заказник, 0.68 гa — 0,1%

Кедринский заказник, 4.47 га — 0,5%

Многие вышеприведенные заказники являются местами обитания редчайших видов флоры и фауны. Так, в заказнике Черный дол обитает 2 вида ужовниковых папоротников, занесенных в списки Бернской конвенции и Красную книгу Украины. Эти виды являются редчайшими не только в Украине, но и в Европе.

Известно лишь десяток их мест обитания. Тем не менее губительные для данных папоротников сплошные рубки в данном заказнике велись.

Всего же в крупных карпатских лесных заказниках за 10-12 лет в среднем сплошными рубками вырублено около 7% территории заказника, чем нанесен значительный ущерб биоразнообразию.

Кстати, за 10-12 лет в украинских Карпатах, по данным, полученных с космических снимков, рубится леса 7% от лесной территории. To есть масштабы рубок в карпатских заказниках равны масштабам рубок в целом в Карпатах, что говорит о том, что охранный режим в карпатских заказниках ничем не отличается от режима использования коммерческих лесов.

 

 

Все санитарные рубки необходимо запретить

Трудно найти специалистов, даже среди лесников, которые будут возражать против давно доказанных фактов, что санитарные рубки прикрывают коммерческую заготовку здоровой древесины, а также наносят огромный вред лесному биоразнообразию.

Однако пришло время пойти дальше и доказать, что санитарные рубки, да и в целом меры по улучшению санитарного состояния лесов, не дают никакой пользы для борьбы с «вредителями» и болезнями леса. Наоборот, наносят вред лесу, и поэтому должны быть запрещены.

Санитарные рубки как прикрытие коммерческой заготовки древесины и угроза лесному биоразнообразию

В последнее время в Украине появились серьезные научные публикации, остро критикующие проведение санитарных (выборочных и сплошных) рубок. Первопроходцем в этом стал главный редактор популярного сайта «Український лісовод», лесовод М. Попков. В своей ставшей уже классической статье «Рубки леса в Украине: практика, теория, проблемы» он подверг санитарные рубки критике с точки зрения лесохозяйственной практики:

1. В подавляющем большинстве случаев выборочные санитарные рубки проводятся необоснованно с точки зрения лесной науки;

2. Их проведение препятствует сохранению и восстановлению биологического разнообразия лесов;

3. Законодательно утвержденная процедура планирования и проведения выборочных санитарных рубок создает идеальные условия для их трансформации в приисковые рубки, нацеленные на заготовку лучших (а не больных –В.Б.) деревьев;

4. Контроль за проведением выборочных санитарных рубок практически невозможен» (1).

Анализируя современную лесохозяйственную практику проведения санитарных рубок в Украине, М. Попков приходит к главному выводу, что «выборочные санитарные рубки являются узаконенным способом осуществления «мелких хищений древесины в особо крупных размерах», либо осуществление коммерческих заготовок в интересах лесопользователя, но во вред лесу» (1).

Экологический вред санитарных рубок биоразнообразию и лесу в целом был проанализирован и обобщен недавно специалистами Киевского эколого-культурного центра и ЭкоПраво-Киев в монографии «Санитарные рубки в объектах ПЗФ. Экологический вред и противозаконный вид деятельности» (В.Е. Борейко, Г.Н. Левина) и «Критика регуляционных мероприятий на территориях строгого природоохранного режима (категория I–А МСОП/IUCN)» (В.Е. Борейко, И.Ю. Парникоза) (2, 3). Авторами было доказано, что санитарные рубки уничтожают места обитания 122 краснокнижных видов фауны и флоры, а также места обитания 119 видов животных, занесенных в список II Бернской конвенции. Кроме этого, санитарные рубки способствуют негативной селекции, нарушают закономерность естественного отбора, негативно воздействуют на водный режим, создают фактор беспокойства для лесной фауны, благодаря им изымаются минеральные вещества (2, 3).

Являются ли санитарные рубки санитарными?

Ведущий украинский специалист в области защиты леса, доктор сельскохозяйственных наук, профессор В.Л. Мешкова пишет: «Анализ многочисленных зарубежных публикаций и нашего опыта свидетельствует, что проведение санитарных мероприятий редко приводит к улучшению санитарного состояния лесов» (5).

Согласно Санитарным правилам в лесах Украины, к мерам по улучшению санитарного состояния лесов относятся:

  1.  выборочные санитарные рубки.
  2.  сплошные санитарные рубки.
  3.  ликвидация захламленности (борьба с мертвой древесиной) (4).

Давайте внимательно разберем их с точки зрения эффективности борьбы с «вредителями» и болезнями леса.

Ликвидация захламленности (борьба с мертвой древесиной)

Согласно Санитарным правилам в лесах Украины ликвидация захламленности проводится путем сбора поваленного сухостоя (4).

Это – «высокие» пни, валежник, поваленные деревья, лесорубочные остатки.

Не допускается в молодняках иметь сухостоя больше 1 куб. м на гектар, во всех остальных более старших лесных насаждениях – более 3 куб. м. на гектар. Для лесных объектов ПЗФ разрешено иметь 30 куб. м на гектар (4).

Считается, что в сухостое размножаются «вредители» и болезни леса, более того, сухостой способствует пожарам, поэтому с ним нужно бороться. Этот миф лесники впитали с молоком матери. Современные научные исследования говорят совсем о другом.

По данным профессора В.Л. Мешковой сухостой чаще всего вообще усыхает без стволовых «вредителей». Он также не является горючим материалом, так как кора и мелкие ветки давно упали на почву. Зато погибшие деревья затеняют почву, сохраняют ее влажность, являются местом размножения энтомофагов – врагов «вредителей» леса. Не следует убирать, а особенно сжигать порубочные остатки. По данным В.Л. Мешковой в порубочных остатках, особенно в лиственных лесах, поселяются полезные для разложения древесины насекомые. Более того, в большинстве областей Украины порубочные остатки высыхают очень быстро, что делает их непригодными для заселения или развития «вредными» насекомыми.

Так, исследованиями В.Л. Мешковой установлено, что в порубочных остатках от рубки дубов может развиваться 35 видов насекомых, из которых только два вида – дубовый заболонник и дубовая двупятнистая узкотелая златка могут представлять угрозу для живых деревьев. Однако, их личинки не успевают развиться, так как порубочные остатки быстро высыхают (7).

В новых Санитарных правилах в лесах Украины, утвержденных в 2016 г., уже нет требования сжигать порубочные остатки, однако во многих лесхозах по-старинке их продолжают сжигать, чем наносят ущерб лесу, уничтожая структуру подстилки и почвы.

Сухие деревья и порубочные остатки, которые пролежали на земле больше года, уже не являются местом размножения «вредителей» леса (8).

Наоборот, в мертвой древесине обитает около 1/3 всего лесного биоразнообразия   - мхи, папоротники, грибы, животные, которые являются очень важным элементом лесных экосистем (2, 3).

В Санитарных правилах в лесах Украины говорится о необходимости оставлять в лесах не более 3 куб. м метровой древесины в лесу (а для молодого леса – 1 куб. м) (4). Однако кто, где и когда научно обосновал эти цифры? Таких специалистов никто не знает. В.Л. Мешкова считает, что эта норма не обоснована (8).

Все это говорит, что ликвидация захламленности (борьба с мертвой древесиной) как мера по улучшению санитарного состояния лесов является не только совершенно бесполезной, но и вредной для леса.

Выборочные санитарные рубки

Согласно Санитарным правилам в лесах Украины, в целях улучшения санитарного состояния леса необходимо изымать деревья с плодовыми телами различных грибов-трутовиков, а также поврежденные корневой губкой или опенком (4).

Однако это требование написано людьми, явно неразбирающимися в биологии грибов. Дело в том, что плодовое тело гриба, пока лесники определят больное дерево под рубку, уже успеет распространить по лесу тысячи спор, а рубка дерева только будет способствовать дополнительному рассеиванию спор (8).

Более того, во время выборочной рубки повреждаются здоровые деревья, которые заражаются рассеянными благодаря лесникам спорами.

Необходимо знать, что множество «вредных» для деревьев корневых гнилей распространяется не только спорами, но и мицелием.

Исследованиями профессора С.Ф. Негрецкого и других ученых давно доказано, что нет смысла рубить сосну, зараженную корневой губкой (8, 9, 10, 11, 12). Во-первых, перевозя по лесу зараженные стволы деревьев, лесники способствуют заражению спорами корневой губки здоровых деревьев на других участках леса. Во-вторых, на вырубленном участке леса сохраняется мицелий корневой губки, и она все-равно поразит выросшие здесь в будущем сосны.

Санитарные правила в лесах Украины обязывают лесопользователей вырубывать деревья с омелой, а также пораженных сосудистым микозом, поперечным и другим раком. Эти пункты правил также безграмотные. Омела в лесу практически не встречается. Распространена омела только в населенных пунктах и вдоль дорог (22). Более того, по недавним данным украинских ученых, омела, наоборот, способствует росту деревьев, то есть является полезной для дерева (23). Что делает борьбу с омелой уже вредным занятием.

Сосудистый микоз бывает только у деревьев, имеющих сосуды. У сосны микоза не бывает, поскольку нет сосудов. Приводит ли микоз к гибели деревьев, неизвестно (22).

Поперечный рак обычно появляется на молодых деревьях, и очень вероятно, что после травм во время рубок ухода (22).

Бороться с этими паразитами и болезнями при помощи рубок в лесу невозможно. Санитарные правила в лесах Украины, опять же в целях борьбы с «вредителями» леса, требует рубить сухостойные деревья (4).

Однако ученые считают, что если дерево погибло несколько лет назад, то в нем отсутствуют организмы, вредные для живых деревьев (8). И рубить их ради «санитарии» леса нет никакого смысла. Более того, в сухостойных деревьях живет большое количество полезных для леса живых существ, а также редких видов фауны и флоры. Например, в сухостойных соснах любит гнездиться занесенный в Красную книгу клинтух. Вырубая бесполезные, с точки зрения улучшения санитарного состояния леса, сухие сосны, лесники лишают редкого клинтуха права на выживание.

Нет никакой эффективности от выборочных санитарных рубок в целях борьбы с насекомыми-листогрызами. По наблюдениям В.Л. Мешковой, после их проведения состояние деревьев дуба улучшается лишь временно (13).

Однако самый главный вред выборочных санитарных рубок состоит в том, что при рубке так называемых «больных» или «усыхающих» деревьев, а также их трелевки и очистки лесосек обязательно повреждаются здоровые деревья. Более того, в результате выборочных санитарных рубок происходит резкое осветление оставшихся деревьев, что способствует их заселению «вредителями», болезнями, появлению солнечных ожогов и морозобоин. Резкое осветление деревьев приводит к нагреванию их стволов, что привлекает «вредителей». Этот процесс будет постоянно продолжаться, провоцируя проведение все новых выборочных санитарных рубок, затем – и сплошной санитарной рубки.

Ученые доказали, что выборочные рубки в сосняках приводят к травмированию 27% деревьев, и увеличению численности стволовых «вредителей» в 2-3 раза через 1-2 года после вырубки (14).

С.В. Никитина пишет, что рубки сухостоя еще больше ускорили высыхание деревьев (2). Ю. Лыков сообщает, что любое изреживание леса приводит к еще большему заражению древостоев щитинистым трутовиком 92). Размножение дубового усача, по мнению Д.Ф. Руднева, способствует прореживание леса (2). П.М. Рафес пишет о том, что рубки в лесах способствуют вредной деятельности насекомых (2).

Непонятно одно, почему лесники не слушают свою лесную науку и продолжают санитарными рубками губить леса и имитировать «защиту» леса от «вредителей»?

Сплошные санитарные рубки

Согласно Санитарных правил в лесах Украины, сплошные санитарные рубки проводятся с целью изъятия сухостойных, отмирающих, ослабленных деревьев, поврежденных болезнями, «вредителями», пожарами, стихийными явлениями в случае, если проведение выборочных санитарных рубок приводит к уменьшению полноты насаждений ниже 0,1 (8).

Как мы уже показали в случае с выборочными санитарными рубками, нет смысла бороться с сухостойными деревьями, древоразрушающими грибами, корневой губкой. Это борьба бессмысленная и бесперспективная.

Однако, в случае с проведением сплошных санитарных рубок появляются новые проблемы. Например, после проведения сплошной санитарной рубки может подняться уровень грунтовых вод, что не всегда полезно для леса (20).

На границе рубки после сплошной санитарной рубки начинается процесс ослабления деревьев, который постепенно расширяется до 50 м от нее (13). Все это объясняется тем, что во время сплошной санитарной рубки на довольно большой площади за небольшой промежуток времени рубятся все деревья, что приводит к резкому изменению режимов освещения, действие ветра, температуры и влажности. Поэтому на границах лесосек после сплошной санитарной рубки возникает ветровал, подрыв корневой системы, высыхание деревьев, что привлекает «вредных» насекомых (14).

По данным В.Л. Мешковой, на границе со сплошной рубкой на 30-метровой глубине леса гибнет 15% сосны и 40%-70% – елей (14).

По ее мнению, «вследствие резкого осветления стены леса на вырубках и гарях складываются благоприятные условия для вспышек массового размножения хвоегрызущих насекомых, в частности, рыжего соснового пилильщика, площадь очагов которого в лесах Украины увеличилась более чем в 12 раз в 1978-2008 гг. по сравнению с периодом 1947-1977 гг. (6).

Или возьмем пример с короедом. Сама вспышка за год распространяется от эпицентра на 100 или чуть более метров, а за длительность всей вспышки (два- три года) – на 300 метров. Однако, срубив пораженные короедом деревья и загрузив их в лесовозы, лесники на лесовозах распространяют «вредителя» на большие расстояния.

Можно без преувеличения сказать, что проведение сплошных санитарных рубок способствует увеличению количества насекомых-«вредителей».

В связи с этим сплошные санитарные рубки как «санитарная» мера – не только бесполезная для борьбы с «вредными» насекомыми и болезнями леса, но и вредная, должна быть запрещена.

Оперативные рубки или оставить все как есть?

 Практически единственным случаем, когда нужно провести санитарную рубку, является борьба с стволовыми вредителями-короедами и т.п. Ее нужно проводить только до вылета жуков нового поколения (8). В летние месяцы насекомые размножаются в стволах деревьев в течение нескольких недель. Поэтому такая рубка должна проводиться оперативно, почему и предложено назвать ее «оперативной». Вместо всех остальных санитарных рубок и уборки валежника, которые не имеют никакого отношения к улучшению санитарного состояния леса, а только вредят лесу.

Другим методом борьбы с короедом и другими стволовыми вредителями есть метод «оставить все как есть». Дело в том, что согласно экологической системы» Вольтера-Лотки», численность хищников всегда следует за числом жертв. У короедов есть свои природные враги – птицы, насекомые, которые вслед за их вспышкой резко увеличивают свою численность и гасят размножение короедов.

Нельзя согласиться с той точкой зрения, что появление насекомых-«вредителей» в лесу однозначно означает гибель всех деревьев.

Лиственные деревья выдерживают неоднократное сильное повреждение листьев, и кроны восстанавливаются. Хвойные деревья больше страдают от «вредных» насекомых, но и они могут восстановиться (15). Более того, деревья организовывают отпор жукам-«вредителям», заливают их живицей или соком в входах.

Вспышки насекомых-«вредителей» происходят с определенным промежутком во времени. Например, вспышки насекомых хвоелистогрызов повторяются с интервалом от 7 до 30 и больше лет (15).

Сама вспышка, например, короеда, длится 2-3 года, а затем затихает. Природа сама себя регулирует. Если бы насекомые-«вредители» действительно были опасны для деревьев, за миллионы лет своего существования они давно бы извели на Земле все леса.

Нашествие лесных насекомых-«вредителей», также как лесные пожары, представляет собой топливо для огня эволюции. Они способствуют эволюции лесных экосистем, формированию новых видов флоры и фауны. Все «вредители» занимают свое важное положение в круговороте веществ и являются носителями уникальной генетической информации.

Рубки реконструкции и рубки лесовосстановительные

Согласно Правил улучшения качественного состава лесов, утвержденных Кабинетом Министров Украины № 724 от 12.05.2007 г., к рубкам формирования и оздоровления лесов, кроме санитарных рубок, относятся также рубки реконструкции и лесовосстановительные (19).

Проведение их с экологической точки зрения также вызывает большие сомнения. Так, согласно данным Правилам, рубки реконструкции проводят с целью «замены малоценных» пород деревьев на ценные – дуб, сосну (19).

К «малоценным» лесники отнесли: граб, тополь, осину, березу. Если древесина этих пород не продается, ее рекомендуется сжигать. Этот бред расписывается в специальных учебниках, по которым будущие лесники учатся хозяйничать в лесу.

Авторам Правил улучшения качественного состава лесов, как и учебников по лесному хозяйству невдомек, что уничтожение так называемых «малоценных» пород деревьев губит места обитания редких видов фауны и флоры, приводит к смене микроклимата, способствует высыханию рек, уменьшает биоразнообразие (20).

Антиэкологические рубки реконструкции так глубоко вошли в практику лесного хозяйства, что даже стали проводиться в природных заповедниках. Например, в природном заповеднике Медоборы с 2008 г. по 2012 г. рубками реконструкции на площади 329 га было вырублено 4737 куб. м древесины «малоценных» пород.

Не меньший экологический вред лесу и лесному биоразнообразию наносят так называемые «лесовосстановительные» рубки, которые М. Попков точно окрестил «фарисейскими» (1). Это объясняется тем, что за декларируемой их целью «обновление защитных, водоохранных и других полезных лесов» скрывается явный коммерческий интерес к заготовке промышленной древесины. О каком восстановлении леса может идти речь, если во время «лесовосстановительной» рубки его уничтожают? Причем рубят самый лучший спелый и переспелый лес, когда нельзя достать его при помощи рубок главного пользования. И если санитарные рубки лесники для видимости прикрывают мифами о «вредителях» и «болезнях» леса, то проведение лесовосстановительных рубок с точки зрения здравого смысла вообще ничем не оправдывается. Ну разве можно, при помощи топора и пилы, «восстанавливать» в лесу ценные породы? (21).

Поэтому рубки реконструкции и рубки лесовосстановительные, вслед за санитарными, также должны быть запрещены.

Опасность инвазийных видов преувеличена

 В последнее время некоторые лесники для обоснования санитарных рубок и рубок реконструкции стали использовать новое пугало – деревья-интродуценты – красный дуб, белую акацию и другие инвазийные виды.  Мол если их не рубить, эти породы деревьев распространятся и погубят аборигенные породы.  Профессор В.Л. Мешкова считает это вздором. Во-первых, и красный дуб и белая акация произростают в Европе начиная с 17 века (24). За это время они сформировали свое природное окружение фауны и флоры, губить которое под знаменами борьба с инвазийными видами навряд ли имеет смысл.  Во-вторых, эти породы деревьев являются очень ценными и полезными. Так, белая акация является ценным медоносом, эффективно используется при эрозии почв, снабжает почву азотом, ее древесина очень ценится во многих европейских странах, например в Венгрии. Красный дуб очень стойкий к лесным болезням, может высаживаться в местах корневой губки на замену сосны (24). Более того, много лет подряд лесники сами вовсю сажали многие лесные интродуценты-белую акацию, красный дуб, другие породы деревьев, а теперь предлагают их уничтожать? Что-то в этом нет логики.

Кроме всего прочего преувеличена и способность деревьев-интродуцентов к самостоятельному распространению. Та же белая акация, посаженная в прошлом веке в Каневском заповеднике, сейчас, достигнув предельного возраста, постепенно выпадает из древостоя, и ее природно сменяют аборигенные породы деревьев.

Сезон тишины и короеды 

В 2015 г. статья 39 Закона Украины «О животном мире» была дополнена запретом на проведение во всех лесах Украины, в Сезон тишины, с 1 апреля по 15 июня, санитарных выборочных и сплошных рубок.

Не желая с этим мириться, весной 2017 г. волынские лесники организовали пиар-акцию, пытаясь доказать, что запрет на проведение санитарных рубок в сезон тишины якобы способствует размножению короедов, в частности, вершинного короеда. Однако, их потуги не имеют научного обоснования.

Как считает харьковский энтомолог В. Терехова, – сезон тишины – это время активности взрослой стадии первого поколения (а не личинок в дереве) и санитарные рубки в это время бесполезны (17). Как считает В.Л. Мешкова, лет нового поколения короедов начинается в южных областях Украины с 3 декады июня (в северных и западных областях – позже) (18). А значит рубить деревья с личинками короеда следует начинать после окончания сезона тишины, то есть с 15 июня, после окончания сезона тишины (17).

Более того, по мнению польского энтомолога профессора Е. Гутовского, бороться с короедом при помощи рубок вообще бесполезно. Польскими учеными доказано, что когда короедный очаг не трогают, то вспышка короеда начинает затухать на 3-4 год за счет естественного увеличения хищников и паразитов короеда. Если проводить рубки, то основная борьба идет именно с хищниками и паразитами короеда, поэтому вспышка затухает через 5-6 лет (26). Получается, что главная задача так называемых санитарных рубок-это затягивание вспышки короеда на 2-3 дополнительных года, чтобы взять под видом борьбы с короедом как можно больше коммерчески ценной древесины.

По мнению белорусского ученого Г. Козулько, вспышка короеда сравнима с хроническими заболеваниями и обострениями раз в 10-11 лет. Вспышкам короеда способствует не только аномальная жара, но и лесохозяйственная деятельность, а также проведение охоты, так высокая численность копытных, искусственно создаваемая охотниками в охотничьих хозяйствах, ведет к тому, что копытные выедают подрост лиственных деревьев, чем нарушают баланс и разнообразие растительности. В результате в лесу больше остается сосен и елей, что способствует вспышке короеда. В белорусской части Беловежской Пуши, по мнению ученого, именно массово разводимые охотниками копытные являются невольными виновниками вспышек короеда (26).

Усыхание сосняков, ельников и других пород деревьев

Нередко лесники аргументируют сплошные и выборочные санитарные рубки необходимостью рубки больших массивов сухих и усыхающих деревьев (мол лучше срубить деревья, иначе они сгниют). Однако это антинаучный подход. Как показывает опыт польской Беловежской Пущи, усыхание леса играет ключевую роль в динамике леса, обеспечивает создание «окон», где достаточно света для роста молодых деревьев (25). В Беловежской Пуще, например, под усыхающими ельниками формируется поросль дуба, в Украинских Карпатах под усыхающими ельниками растет поросль бука. Нередко молодая поросль локализована именно под усыхающими сосновыми или еловыми деревьями (25). Поэтому санитарные рубки сухих и усыхающих деревьев наносят ущерб самому лесу, уничтожая молодую поросль бука, дуба и других ценных пород деревьев.

 

Санитарные и другие рубки в объектах ПЗФ

В Санитарных правилах в лесах Украины, утвержденных в 2016 г., любые санитарные и лесовосстановительные рубки и ликвидация захламленности запрещены в природных заповедниках, заповедных урочищах и заповедных зонах национальных парков и биосферных заповедников, а сплошные санитарные рубки, лесовосстановительные и сбор мертвой древесины запрещены в заказниках. В зонах регулируемой рекреации биосферных заповедников, национальных парков и региональных ландшафтных парков запрещены сплошные санитарные рубки (4).

Однако этого явно недостаточно. Так как любое мероприятие по улучшению санитарного состояния лесов: ликвидация захламленности (борьба с мертвой древесиной), сплошные и выборочные санитарные рубки, а также рубки лесовосстановительные, рубки реконструкции и др., не только уничтожают места обитания 122 видов краснокнижных животных и растений, не приносят никакой пользы в борьбе с «вредителями» и болезнями леса, а наоборот, способствуют их распространению, во всех категориях объектов ПЗФ эти рубки должны быть запрещены. В польских заказниках, например, сухие и усыхающие деревья не вырубаются, хотя масштабы усыхания ельников бывают значительными. Сухие деревья рубятся в польских заказниках только в одном случае, когда такие деревья находятся рядом с дорогами. Однако, при этом срубленные сухие деревья оставляют лежать в заказнике (25). Анализируя опыт польского национального парка, А. Плыга пишет: «Беловежская Пуща дает ответ на главный вопрос-каким должен быть лесной менеджмент на территориях природно-заповедного фонда. Лучший менеджмент – to do nothing менеджмент, просто оставить лес без единого человеческого вмешательства» (25).

 

Легенда о короеде

Дивный сказ о том, как лесники Украины проводят крупномасштабный производственный эксперимент по созданию условий для массового размножения короеда, специального насекомого, позволяющего за очень короткий период времени радикально увеличить при помощи санитарных рубок объемы заготовки древесины, в том числе в заповедниках.

Что это за зверь такой – короед?

Виновник массовой гибели хвойных деревьев – маленький насекомыш, размером не больше подсолнечного семечка, и называется он – жук-короед.

За прошедшие 500 миллионов лет короед развивался параллельно с хвойными породами деревьев. В мире насчитывается 7500 видов короеда, больше, чем млекопитающих. Короед не только жрет дерево, он еще переносит на себе грибки, например, синюю гниль, которая помогает личинкам короеда переваривать древесину.

Эпизодические вспышки активности короеда – нормальное явление. Его даже называют санитаром леса, так как поражая старые, больные деревья, на которые он нападает в первую очередь, он разрежает старый лес.

Однако глобальное потепление, и, не в меньшей степени, безалаберное и антиэкологическое ведение лесного хозяйства, способствуют быстрому распространению короеда.

В 1787 г. немецкий ботаник Иоганн Гмелин посвятил короеду труд объемом в 500 страниц. Он призывал срубать и сжигать зараженные короедом деревья. Двести лет спустя эта стратегия была признана в Европе неэффективной.

Во многих местах было решено в целях профилактики вырубить огромные участки здорового леса, что нанесло колоссальный ущерб экосистемам речных бассейнов, привело к снижению видового разнообразия и значительно усугубило эрозию почв, однако жуков так и не остановило.

В Европе идея тотальной вырубки все чаще вызывает волны протеста. В прошлом году вредитель атаковал один из национальных парков Чехии. Лесники по указанию местных властей уже собирались пустить в ход пилы, но защитники природы сумели отстоять национальный парк. В1980 году руководство национального парка “Баварский лес”, что на юго- востоке Германии, решило впредь не вмешиваться в естественный ход вещей и прекратить борьбу со вспышками короеда в надежде, что со временем экосистема сможет исцелить себя сама.

Как правило, вспышка короеда гаснет через 3- 4 года. К этому времени короеды или сожрут весь корм, или будут уничтожены птицами и насекомыми – природными врагами короедов.

Так, численность короеда-типографа в лесах Подмосковья, по данным Гринпис, и масштабы вызванной короедом гибели ельников начали резко расти в Подмосковье в 2010 году, достигли пика в 2012, резко снизились в 2013, и уже в 2014 достигли практически нормального уровня (короед-типограф естественным образом встречается в подмосковных лесах, и до нуля его численность не опускается никогда).

Деятельность человека практически никак не повлияла на снижение численности короеда-типографа в 2013-2014 годах. Короед заселяет и отрабатывает живые деревья ели весьма быстро – в зависимости от температуры, за период от двух до четырех месяцев, после чего, в зависимости от сезона, молодые жуки или атакуют новые деревья, или закапываются для зимовки в лесную подстилку. Назначение же санитарных рубок в Подмосковье в эти годы занимало гораздо больше времени – поврежденные короедом ельники поступали в рубку тогда, когда самих жуков в них уже не было (или почти не было).

Вспышка численности короеда-типографа в Подмосковье, считает Гринпис, прекратилась по естественным причинам: во-первых, из-за сокращения кормовой базы (короедом была съедена основная часть наиболее уязвимых ельников – старых чистых или почти чистых насаждений высокой сомкнутости), и во-вторых, из-за размножения природных врагов короеда – синиц, дятлов, муравьев, жуков и различных болезней самого короеда, прогрессирующих при высокой численности вредителя.

Проводившиеся в 2013-2015 годах в Подмосковье санитарные рубки никакого отношения к борьбе с короедом-типографом и к ограничению его дальнейшего распространения не имели – они были направлены исключительно на ликвидацию последствий его деятельности, расчистку погибших участков от мертвой древесины и восстановление лесов. Это делает санитарные рубки ненужными.

А что происходит потом, когда короеды вывелись и улетели из дерева? Чаще всего оно сохнет и погибает. Однако упавшие сосны не означают гибель всего леса. Их место занимают лиственные породы, не страдающие от короеда. А через 20-25 лет на месте упавших в борьбе с короедом сосен уже растут молодые сосенки. Жизнь в лесу продолжается.

В Украине проявляют особую активность два вида короеда: стенограф или шестизубый короед, и вершинный короед, поражающий верхушки сосен.

Взрослые жуки живут два года и оба года плодятся. Зимуют в лесной подстилке поваленных деревьев. Поэтому, когда лесники зимой рубят лес в целях борьбы с короедом – это не более чем профанация.

Криминальное содружество лесников и короеда

В последние годы экспорт древесины стал особенно выгодным делом. Поэтому лесники всеми правдами и неправдами стараются вовлекать в самые интенсивные рубки те леса, заготовка древесины где пока запрещена или ограничена. Главным механизмом такого вовлечения являются санитарные рубки, а главным элементом, придающим этим рубкам видимость законности, является жук-короед.

Нынешнее плачевное состояние лесов Украины – во многом результат прошлого псевдо-ухода и прошлых псевдо-санитарных рубок, и еще результат алчного малограмотного лесного  хозяйствования за последние 25-30 лет. Если бы в украинских лесах не было сплошных санитарных рубок – ситуация была бы гораздо лучше, поскольку сплошные рубки только способствуют размножению короеда и распаду насаждений. Катастрофическая ситуация с размножением короеда в борах Украины – рукотворная, вызванная неграмотным хозяйствованием.

Лесники ловко научились «сотрудничать» с короедами. Прежде всего это вылилось в массовые санитарные рубки, чаще всего сплошные, которые имеют очень высокий уровень криминализации. Санитарные рубки, при помощи раздувания ажиотажа о «нашествии» короеда, назначаются, чтобы заготовить древесину там, где это недопустимо из-за законодательных ограничений. Например, в заповедниках, заказниках и других объектах ПЗФ при помощи санитарных рубок еще недавно ежегодно вырубалось более 1 млн. куб. м древесины на площади 44 тыс. га. Санитарные рубки давно превращены в «рубки дохода». Случаи, когда санитарные рубки проводятся добросовестно и качественно, не являются общей практикой.

Повсеместной практикой стало «санитарить» деловую древесину.

Сплошные санитарные рубки совершенно не противодействуют короеду, а, наоборот, лишь ускоряют его размножение и провоцируют дальнейшую гибель лесов. Это объясняется тем, что, во-первых, во время санитарных рубок вырубаются лучшие, здоровые, сильные деревья, недоступные для короедов. Во-вторых, после санитарных рубок в лесу остается много поврежденных, ослабленных деревьев, которые в первую очередь поражаются короедом.

В-третьих, по периметру вырубки деревья не могут противиться ветрам, выпадают, сохнут и становятся пищей для короеда.

В-четвертых, вспышка короеда за год не распространяется дальше 100 м. Поэтому лесники распространяют короеда сами, перевозя его вместе с зараженной древесиной по всей стране.

Санитарные рубки способствуют ухудшению состояния лесов, снижают их продуктивность, ведут к их разорению и деградации. Это характерно для всей Украины.

Криминальное содружество лесников и короеда состоит не только в том, что короеды помогают лесникам обманывать общественное мнение и проводить санитарные рубки, которые никакого отношения к борьбе с короедом не имеют.

В благодарность лесники развозят короеда по другим районам и областям (где его еще нет) на своих грузовиках, да еще кормят короеда. Они снабжают его обильным кормом – выращивают монокультуру из одних сосен. Кто бывал в лесах, тот видел эту картину буквально на каждой лесосеке.

Монокультуры сосны – излюбленный корм короеда.

Заготовленную зимой древесину нужно вывозить из леса до начала марта, то есть до начала лета сосновых короедов. Это повсеместно не делается.

Поэтому короеды всей страны искренне благодарят лесников за содружество.

Короед-застойщик

Всеукраинская борьба с короедом – это не только коммерческая заготовка ценной древесины. Это еще и расчистка лесных участков под застройку.

Оказывается, короед знает цены на недвижимость и земельные участки. И жрет чаще всего ВИП-древесину. Нередко под Киевом он появляется в самых престижных лесах, например, в Пуще-Водице и Конче-Заспе. В Московской области он жрет престижные «экологически чистые» леса в северо-западной части, брезгуя юго-восточными болотными районами.

Непонятно, сам короед развился, или его завезли для борьбы с лесом.

Сейчас он развился, или 10 лет уже кормится, а ажиотаж подняли именно сейчас, когда нужно построить через бор дорогу или отрезать кусок под дачный кооператив.

Короед-охотник

Для многих несведущих людей современная охота является безобидным занятием. Не считая морального изъяна (убийство диких животных ради развлечения), охота наносит природе значительный экологический ущерб. И не только диким животным, среди которых охотники осуществляют «селекцию наоборот», выбивая лучших особей и засоряя воду и почву свинцом.

Большой ущерб охота наносит и лесу. Во время охоты, особенно облавной, значительное количество пуль, дроби и картечи попадает в деревья, нанося им значительные повреждения. От одного выстрела может пострадать до десятка деревьев. В ранки в стволе дерева от свинца попадают грибки, микроорганизмы, дерево истекает соком, начинает болеть и становится легкой добычей короедов.

В Украине практически все леса сейчас заняты охотхозяйствами, где ведется интенсивная охота. Можно представить, сколько деревьев каждый охотничий сезон, который длится в Украине более полугода, страдает от охотников. Особый вред деревьям наносит охота на самцов косули, которая открывается в мае и длится все лето, когда короеды особенно активны.

В какой-то степени здоровые леса могли бы сохраниться в заказниках, которые охраняют большую часть заповедных лесов, но и там разрешена охота. Например, в Киевской области охотничьи вышки имеются в заказниках «Урочище «Гощив», «Урочище «Вязовое», Ржищевский, Бурковица, Цезаревский, «Урочище «Мутвицкое», Катюжанский. Стоит пальба в заказнике «Васильковские Карпаты», Калитянская дача, Дымерский,  Копачивский.

А в заказнике «Урочище «Мутвицкое» в Макаровском районе на площади всего 785 га имеется три линии облавных вышек общим количеством более 40 штук. Многие деревья, растущие возле вышек для облавной охоты, буквально испещрены от попаданий.

Именно так здоровый лес превращается в больной. Именно так создается база для все новых нашествий короедов.

Кстати, недавнее появление короедов в Ровенской, Волынской и Житомирской областях во многом связано с тем, что леса этих областей буквально напичканы различными охотничьими хозяйствами.

Украинское короедство

Массовым вспышкам короедов помогает не только их криминальное содружество с лесниками. Значительный корм для короедов оставляют лесные пожары, с которыми сейчас в Украине практически никто не борется, строительство все новых дорог через лесные массивы, и даже туристы, которые вовсю похабят соседние деревья при помощи ножей и топоров.

Самая успешная борьба с короедами, как свидетельствует зарубежный опыт – это профилактика.

Давно известно, что одним из главных врагов короеда являются дятлы. Особенно трехпалый и большой, и малый пестрые. Но трехпалого дятла сами лесники загнали в Красную книгу, вырубив практически все спелые леса, где он любил гнездиться. Немногим лучшее положение с другими дятлами, ибо, вырубая дуплистые деревья, лесники специально уничтожают главных врагов короеда.

Хозяйственные леса, где дятлов в несколько раз меньше, чем в заповедных, становятся беззащитными против короеда.

Недавно волынские лесники провели у себя в области специальный семинар, посвященный борьбе с короедом. И оказывается, главным препятствием в борьбе с короедом является не безответственное ведение лесного хозяйства, не отсутствие профилактики его вспышек, не воровские санитарные рубки, губящие украинский лес, а сезон тишины, который народный депутат Украины, бывший председатель Комитета по экологии Верховной Рады Украины Николай Томенко и Киевский эколого-культурный центр ввели специальным законом в 2015 г. Тот самый сезон тишины, который с 1 апреля по 15 июня каждый год запрещает в лесах шуметь, стрелять, рубить лес, чтобы те же самые дятлы и синицы могли спокойно вывести свое потомство и отправиться на войну с короедом.

Критика сезона тишины волынскими лесниками несостоятельна еще и потому, что короеды, как правило, начинают активничать в начале мая. На согласование санитарных рубок уходит в среднем более месяца. А это как раз середина июня, когда сезон тишины уже истек.

Да и расселяются короеды не очень далеко. Не дальше 100 метров от границы вспышки. Поэтому, когда лесники пугают журналистов, что, якобы, вспышки короедов за один сезон распространяются на десятки километров и тысячи гектаров – не более, чем очередная страшилка. Если, конечно, не учесть тот фактор, что лесники сами и развозят короеда по стране.

Чувствуя, что в заявлении волынских лесников много фарисейства ( на самом деле волынских лесников скорей всего беспокоит не борьба с короедами, а невозможность два с половиной месяца заготавливать под видом санитарных рубок деловую древесину), мы обратились к ведущему в Украине специалисту по борьбе с” вредителями ” леса, доктору сельскохозяйственных наук, профессору, академику Лесной академии наук Украины, заведующему лабораторией защиты леса Украинского научно-исследовательского института лесного хозяйства и  агролесомелиорации им. Г. Высоцкого Валентине Львовне Мешковой. В своем ответе она четко сказала, что санитарные рубки для уничтожения короедов нужно проводить только после заселения ими деревьев и до вылета жуков нового поколения. Наиболее ранний вылет короедов (для южных областей) нового поколения в Украине регистрируют в третьей декаде июня, то есть с 20 июня. А сезон тишины заканчивается уже 15 июня. Поэтому лесники, особенно волынские, имеют все разрешенные украинским экологическим законодательством временные возможности для организации эффективной борьбы с короедами. Если, конечно, их интересует именно борьба с короедами. А не кое-что другое.

Более подробно о  проблемах заказников Украины в книге В.Е.Борейко, А.С.Головин, О.Н.Мелещенко и др., 2018, ” Заказники и другие обьекты ПЗФ Украины без гламура”  http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2018/01/Boreyka82.pdf

20.02.2018   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости