Проблема лова рыбы в объектах ПЗФ

В.Е. Борейко, А.С. Головин, А.О. Паламарчук, А.С. Силичев, П.П. Швидун, А.А. Яровой

 

Современная успешная бюрократическая практика различных пользователей природными ресурсами заключается в том, чтобы максимально ослабить государственный и общественный контроль за добычей природных ресурсов – леса, рыбы, зверей, полезных ископаемых. Для этого ведомствами, заинтересованными в том или ином виде природопользования, во-первых, разрабатывается и утверждается на уровне Кабмина Украины и данного ведомства большое количество ведомственных подзаконных актов, часто противоречащих закону и противоречащих друг другу. Это делается для того, чтобы запутать государственный и общественный контроль, ослабить их.

Во-вторых, ведомства всячески хотят ослабить государственный контроль за счет замены его ведомственным контролем, а также за счет того, чтобы отобрать у Минприроды Украины право выдачи разрешений, квот и лимитов на виды природопользования. При этом они заходят очень далеко, стараясь лишить Минприроды Украины контролировать выдачу разрешений, квот и лимитов на специспользование природных ресурсов даже в объектах ПЗФ.

Пример тому – как ловко законодательная вакханалия организована лесниками в области проведения санитарных рубок в объектах ПЗФ (159).

Еще больший беспредел организован рыбным ведомством в деле добычи водных биоресурсов в объектах ПЗФ.

До 2012 г. лимиты и разрешения на добычу рыбы и других водных биоресурсов в объектах ПЗФ, согласно статье 9-1 Закона «О природно-заповедном фонде Украины», выдавало Минприроды Украины и его областные управления (2).

В 2012 г. одним из сыновей Президента Украины В. Януковича был пролоббирован и принят в рекордно короткий срок, без каких-либо обсуждений и доработок, разработанный Госрыбагенством Украины Закон «О рыбном хозяйстве, промысловом рыболовстве и охране водных биоресурсов». Этим Законом у Минприроды Украины отнималось право выдавать лимиты и разрешения на лов рыбы и других водных биоресурсов в объектах ПЗФ. Теперь этим должно заниматься Минагрополитики Украины с подачи Госрыбагенства Украины (185).

С целью регулирования рыболовства Минагрополитики Украины с подачи Госрыбагентства Украины утверждает ежегодно «Лимиты и прогнозы допустимого специального использования водных биоресурсов общегосударственного значения», а также «Режимы рыболовства» в бассейне Азовского моря, в бассейне Черного моря и в Днепровских водохранилищах (190, 194, 196).

Однако в этих документах объекты ПЗФ (кроме Днепровско-Орельского заповедника и нацпарка «Великий Луг») не прописываются. Лимиты и прогнозы допустимого специального использования водных биоресурсов общегосударственного значения утверждаются Минагрополитики Украины на определенные водные объекты без выделения объектов ПЗФ и без согласования с Минприроды Украины (190, 194, 196). Эту практику подтверждает и само Госрыбагентство Украины (187). Так, Одесский центр Южного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства «научный» лов осуществляет, согласно выданных ему разрешительных документов, не только по всей украинской акватории Черного моря, но и в акватории нацпарка «Белобережье Святослава» (203).

Таким образом складывается вопиющая ситуация, когда никто не знает и никто не может контролировать, сколько же рыбы или других водных биоресурсов ловится в акватории объекта ПЗФ, созданного с целью охраны этих самых водных биоресурсов. Причем Закон «О рыбном хозяйстве, промысловом рыболовстве и охране водных биоресурсов и не требует, чтобы объемы промыслового лова рыбы, разрешения, квоты, режимы на лов рыбы в объектах ПЗФ общегосударственного значения – биосферных заповедниках, национальных парках, заказниках общегосударственного значения согласовывались с Минприродой Украины. Дело доходит до того, что ряд национальных парков вообще не знает, сколько в их акватории ловится рыбы. Например, предприятия, занимающиеся промысловым ловом рыбы в акватории нацпарка «Тузловские лиманы» не всегда информируют парк о своем улове (199).

 

Противоречивость законодательства

Согласно статье 23 Закона Украины «О рыбном хозяйстве, промысловом рыболовстве и охране водных биоресурсов», документы разрешительного характера на добычу водных биоресурсов в рыбохозяйственных водных

объектах (без выделения объектов ПЗФ) выдает Минагрополитики Украины (185). Эта же норма дублируется в Постановлении Кабмина Украины № 922 от 25.11.2015 г. «Про затвердження Порядку здійснення спеціального використання водних біоресурсів у внутрішних рибогосподарських водних об,єктах ( їх частинах),внутрішних морських водах, територіальному морі, виключній ( морській) економічній зоні та континентальному шельфі України» (192).

Однако другое Постановление Кабмина Украины от 30.10.2013 № 801 «Про затвердження Порядку видачі дозволу на спеціальне використання водних біоресурсів у рибогосподарських водних об’єктах (їх частинах) або відмови в його видачі, переоформлення, видачі дубліката та аналювання зазначеного дозволу» говорит о том, что такие разрешения не касаются водных объектов ПЗФ (191). Подобная норма дублируется в другом постановлении Кабмина Украины – от 5 .12.2012 р. № 1149 «Про порядок установлення лімітів спеціального використання та визначення прогнозу допустимого вилову водних біоресурсів» (201). Что, в свою очередь, противоречит Закону «О рыбном хозяйстве, промысловом рыболовстве и охране водных биоресурсов» (185).

Однако есть еще Постановление Кабмина Украины № 459 от 10.08.1992 г. «Про порядок видачі дозволів на спеціальне використання природних ресурсів у межах територій та об’єктів природно-заповідного фонду і встановлення лімітів використання ресурсів загальнодержавного значення», в котором четко сказано, что разрешение на добычу рыбы в объектах ПЗФ выдает Минприроды Украины (193).

Удивительно, что все вышеперечисленные Постановления Кабмина Украины, противоречающие одно другому, являются действующими. Поэтому недаром Департамент экологии и природных ресурсов Одесской облгосадминистрации в июле 2016 г. обратился в Минприроды Украины с просьбой отрегулировать выдачу лимитов и разрешений на лов рыбы в обьектах ПЗФ на законодательном уровне (202).

В утвержденных Минагрополитики Украины режимах рыболовства в бассейне Черного и Азовского моря и в днепровских водохранилищах на 2016 г. прописано, что промысловый лов рыбы, в границах объектов ПЗФ, проводится в соответствии с Законом «О природно-заповедном фонде Украины» и в соответствии с Положением и Проектом организации территорий ПЗФ (194). Однако это является пустыми словами. Во-первых, многие национальные парки, например, «Тузловские лиманы», Проекта организации территории не имеют. И, во-вторых, режимы промыслового лова рыбы в объектах ПЗФ не согласовываются с Минприродой Украины.

Поэтому существование объектов ПЗФ в акваториях, где ловят рыбу промысловым, научным или мелиоративным способом (что, по сути, одно и то же) является формальным, так как никак не ограничивает лов рыбы и ни как его не контролирует.

Пути обхода экологического законодательства при осуществлении лова водных биоресурсов в объектах ПЗФ

Статья 16 Закона «О природно-заповедном фонде Украины» запрещает проведение в природных заповедниках и заповедных зонах биосферных заповедников и национальных парков любое рыболовство, а статья 21 этого Закона запрещает проведение промышленного рыболовства в зоне регулируемой рекреации национальных парков (2).

Однако рыба стоит дорого и поэтому некоторые нечистые на руку, и ушлые директора учреждений природно-заповедного фонда стараются обойти закон, дабы организовать промышленный лов рыбы. Для этого они пользуются неточно сформулированнными в законодательстве терминами, такими как «мелиоративный» лов рыбы или научно-исследовательский лов рыбы. В теории цель этих видов ловов рыбы иная, чем у промыслового лова, но на практике – их целью является все та же добыча рыбы в особо больших размерах, при помощи все тех же используемых при промысловом лове снастей – сетей, вентерей и неводов. Причем «мелиоративный» и «научно-исследовательский» ловы рыбы допускаются даже в период нереста.

Именно при помощи «мелиоративного» лова рыбы администрация Щацкого национального парка обходит статью 21 Закона «О природно-заповедном фонде Украины», а два ведомственных рыбных института промышляют в акватории нацпарка «Белобережье Святослава» (203, 189).

Таким же путем идет руководство Днепровско-Орельского природного заповедника, отлавливая ежегодно около 2 тонн щук, окуней и карасей якобы для их «изучения» (196, 197).

И если этот путь обхода закона хоть как-то, пусть с большой натяжкой, но укладывается в современную юридическую заповедную практику (имеющую множество нестыковок и откровенных дыр), то путь, по которому пошел директор Дунайского биосферного заповедника А. Волошкевич – является наглым и циничным нарушением природоохранного законодательства. А. Волошкевич получил так называемое «научное» заключение Института гидробиологии НАНУ, в котором «ученые» мужи посчитали возможным проводить промысловый лов рыбы в заповедной зоне биосферного заповедника под видом так называемого «традиционного» рыболовства (термин «традиционное» рыболовство также не сформулирован в юридической практике). Под прикрытием этого «научного» заключения А. Волошкевич добился утверждения Минприродой Украины Положения о Дунайском заповеднике и Проекта организации территории о Дунайском заповеднике, в которых была записана возможность проведения «традиционного» рыболовства в заповедной зоне. И даже протест Генеральной прокуратуры Украины не привел к положительным результатам (188). Понадобилось Постановление Высшего Административного суда Украины, чтобы заставить Минприроды Украины выполнить закон (195).

Данные о лове водных биоресурсов в объектах ПЗФ Украины

Обобщенных данных о лове рыбы в объектах ПЗФ Украины нет и при существующем положении дел и быть не может. Имеются только отдельные данные по отдельным заповедникам и национальным паркам, которые мы приводим ниже.

 

Дунайский биосферный заповедник

Ведется промысловый лов рыбы, в том числе в заповедной зоне (до 2016 г.), чем грубо нарушался закон «О природно-заповедном фонде Украины» (2). На 2013 г. заповедник имел утвержденный лимит на 622, 2 тонны (188). Официально в заповеднике в 2005 г. было поймано 447 тонн, в 2006 г. – 357 тонн, в 2007 г. – 383 тонн, в 2008 г.- 583 тонны (15). Для лова рыбы, согласно данного Проекта организации территории Дунайского заповедника, используется 224 сети, 1500 вентерей, 300 рыбаков, 144 лодки, 2 рыбных стана. Хотя, по данным директора заповедника А. Волошкевича, на самом деле рыболовных снастей рыбаки выставляют в заповеднике в 2,5-3 раза больше (183). Лов рыбы в заповеднике ведется круглый год, в том числе и в период нереста – весной.

Ловится следующая рыба – рыбец, кефаль, щука, сазан, лещ дунайская сельдь. С 1999 г. по 2008 г. в заповеднике было поймано 2,27 тонн севрюги и осетра (15).

Лов в заповедной зоне происходит на площади 1455 га, что составляет 27% от заповедной зоны. При этом внутренние водоемы составляют 355 га, рукава Дуная –590 га, море – 510 га (15).

17 мая 2016 г. Киевский эколого-культурный центр и ЭкоПраво-Киев выиграли Высший Административный суд Украины против Минприроды Украины и НАН Украины. Суд признал лов рыбы в заповедной зоне Дунайского заповедника незаконным и обязал Минприроды Украины изъять пункты о лове рыбы в заповедной зоне из Положения о Дунайском биосферном заповеднике. Что и было сделано.

В научных целях в заповеднике ловится 2-3 тонны рыбы.

 

Днепровско-Орельский природный заповедник

В заповеднике работниками заповедника осуществляется «научный» лов рыбы. В 2012, 2013 г. заповедник получил лимит на 1, 680 тонны, на 2015 г. – 0, 95 тонн (196, 197).

По сути, в заповеднике под «научным» ловом скрывается обыкновенный промышленный лов рыбы.

 

Биосферный заповедник «Аскания-Нова»

В 2012, 2013 г. в прудах Аскании-Нова в целях «регулирования численности» выдавался лимит на отлов 900 кг серебряного карася ежегодно (197).

 

Национальный природный парк «Тузловские лиманы»

В 2014 г. парк получил от Госрыбагенства Украины квоту на промышленный лов рыбы с использованием 350 сетей, 2 неводов, 1 волокуши, 12 скребков для вылова судака, тарани, бычков, сазана, леща, щуки, серебряного карася, окуня, вьюна, красноперки (189).

Согласно данным, полученным от нацпарка «Тузловские лиманы», в 2014-2015 г. промысловый лов рыбы в акватории парка осуществляли 3 пользователя. В 2014 г. они получили лимиты на лов водных биоресурсов в размере 119, 6 тонны (кефаль, пиленгас, глоса, креветки, толстолобик, сазан, карась, судак). Данные об их реальном вылове не известны, так как пользователи не отчитывались перед парком (199).

На 2015 г. лимиты на лов водных биоресурсов составлял 127,16 тонн, а выловлено по отчетам было 61,246 тонн (199).

 

Гидрологический заказник общегосударственного значения «Серетский» на реке Серет в Тернопольской области

Согласно Положения о данном заказнике, утвержденного Минприроды Украины от 21.08.2012 г. № 415, в заказнике разрешен «мелиоративный» лов рыбы. По-видимому, под этим термином скрывается промышленный лов рыбы.

 

Мезинский национальный природный парк

Согласно изменений к Проекту организации территории данного парка, спортивный и любительский лов в парке на речке Десна разрешен в период нереста (198). Данное действие противоречит идеологии охраны природы.

 

Шацкий национальный природный парк

В Шацком национальном парке проводится мелиоративный лов рыбы. С целью его легализации в 2007 г. Минприроды Украины утвердило специальный приказ «Про затвердження Режиму охорони, відтворення і використання водних живих ресурсів у водоймах Шацького національного природного парку» (189). Так как согласно ст. 21 Закона «О природно-заповедном фонде Украины» в зоне стационарной рекреации национальных парков запрещен промышленный лов рыбы, а практически все озера, где открыт лов рыбы, находятся в парке именно в этой зоне, его хитро переименовали в «мелиоративный». Лов рыбы в Шацком нацпарке ведется в пяти озерах, в том числе в самом большом из них – озере Свитязь, при помощи 550 вентерей, 330 сетей, 2 неводов. Лов осуществляет 11 рыболовных бригад, которые ловят сазана, леща, щуку, угря, плотву, окуня,

канадского сомика. В 2015 г. парк получил лимит на 54 тонны рыбы. В 2013 г. по официальным данным в парке было поймано 3,191 тонн рыбы, в 2014 г. – 2,579 тонн рыбы (178).

 

Крымский заповедник

На территории заповедника существует 18 специальных прудов, где заповедником организован незаконный любительский или промысловый лов форели. Кроме этого, в филиале заповедника «Лебяжьи острова» заповедником добывается рыба. В 2006 г. заповедник получил от реализации товарной форели 16,3 тыс. гривен, в 2007 г. – 49,4 тыс. гривен, в 2008 г. -54,1 тыс. гривен, от реализации морской рыбы в 2008 г. – 1,4 тыс. гривен (15). Ежегодно форелевое хозяйство заповедника производит до 1 тонны радужной форели (15).

 

Каневский заповедник

В Каневском заповеднике во время студенческой практики преподавателями Киевского университета осуществляется лов рыбы в Днепре под видом «научной деятельности» (15).

 

Национальный природный парк «Белобережье Святослава»

В акватории национального парка «Белобережье Святослава» промышленный лов рыбы осуществляется под видом «научного» лова. Этим в течении долгого периода времени занимаются Институт рыбного хозяйства и экологии моря, а также Одесский центр Южного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства (203). Разрешение на осуществление данного вида лова они получают от Госрыбагентства Украины, причем общее количество рыбы, которую они имеют право выловить в акватории нацпарка, не указывается. Указано только, что «научный» лов рыбы может производиться в течении всего года, в том числе и в период нереста. При этом Институт рыбного хозяйства и экологии моря может использовать 150 вентерей, 60 сетей, 1 волокушу и 1 невод, а Одесский центр Южного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства – 25 сетей, 60 вентерей, 35 сетей для рапана, 1 драгу, 1 волокушу, 1 каравку (203).

 

Черноморский биосферный заповедник

В 2013 г. Черноморскому заповеднику был выделен лимит на лов рыбы в научных целях в размере 340 кг (197).

 

Национальный парк Джарылгачский

В 2014 г. официальный вылов водных биоресурсов на территории парка не проводился. В 2015 г. официально в хозяйственной зоне парка было

выловлено 70 кг атерины, 8741 кг бычка, 10 кг черноморской сельди, 1311 кг кефали, 15255 кг креветки (199).

К сожалению, мы не имеем информации, сколько рыбы и других водных биоресурсов, а также какими способами добывается в ландшафтном заказнике «Касперовский» (Тернопольская область).

 

Необходимые меры по усилению охраны рыбы и других водных биоресурсов в объектах ПЗФ

В качестве крайне важной меры необходимо срочно внести дополнение в закон Украины «О рыбном хозяйстве, промысловом рыболовстве и охране водных биоресурсов», которыми право выдачи разрешений и лимитов на лов рыбы водных биоресурсов забрать у Минагрополитики Украины и передать Минприроды Украины, как это было до 2012 г.

Необходимо также внести изменения в закон «О природно-заповедном фонде Украины», запретив проводить в объектах ПЗФ мелиоративный лов рыбы и значительно ограничить проведение научного лова.

 

Более подробно о нарушениях  в ПЗФ = см. новую книгу КЭКЦ

“Национальные парки и другие объекты ПЗФ Украины без гламура. Мониторинг нарушений заповедного режима (2006-2016). Материалы независимого расследования”, К, КЭКЦ, 2017 г. , 128 стр.

http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2017/04/int_glamur_nationpark_2017.pdf

 

Пресс-служба КЭКЦ

 

 

07.06.2017   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости