Предательство заповедных идей, дерибаны заповедников и размывание заповедности. Рыночные экологи у власти. (2000-2014)

В.Борейко

В 2001 г. Главное управление национальных природных парков и заповедного дела было реорганизовано в более автономную Государственную службу заповедного дела Минприроды Украины. Однако рост количества заповедников постепенно стал замедляться. 19 декабря 2001 г. в Волынской области был создан Черемский заповедник на площади 2975,7 га (106), 17 декабря 2008 г. расширен Луганский заповедник за счет создания филиала Трехизбенская степь площадью 3281 га в Луганской области, и 19 августа 2008 г. расширен Украинский степной заповедник за счет создания Кальмиусского филиала площадью 579,6 га в Донецкой области (107, 108).

1 декабря 2008 г. Президент Украины В. Ющенко подписал Указ о создании и расширении территории ряда заповедников (а также национальных природных парков). Указ предполагал создание Древлянского заповедника в Житомирской области, а также расширение территории уже существующих заповедников — Полесского, Каневского, Черемского, Карпатского, Еланецкая степь, Аскания-Нова (130). К сожалению, он был выполнен лишь 30 % — в 2013 г. стал официально существовать Древлянский заповедник, а немногим раньше был расширен Карпатский заповедник.

Следующая попытка увеличить количество заповедников была предпринята в конце 2009 г.- начале 2010 г. Указами уже уходящего Президента В. Ющенко в конце 2009 г. был создан Древлянский заповедник в Житомирской области на площади 30 872, 84 га, а также расширился до 882,9 га и получал самостоятельный юридический статус филиал Украинского степного заповедника Михайловская целина (68, 67). В начале 2010 г. Указами расширялся Карпатский и Каневский заповедники (70, 69). Однако был создан только Древлянский заповедник, все остальные Указы не были выполнены. А во время правления Президента В. Януковича создание природных заповедников вообще остановилось. Следует также добавить, что Указом В.Ющенко в конце 2009 г. был создан национальный парк «Кременецкие горы», под который из заповедника Медоборы был передан Кременецкий филиал в 1 тыс. га и в результате чего необоснованно был понижен его заповедный статус (71).

На 1.01.2014 г. природные заповедники и заповедные зоны биосферных заповедников Украины (с Крымом) занимают около 0,55 % территории Украины. А охотничьи хозяйства — около 77 % территории Украины (101).

В целом стратегия развития заповедного дела к началу 2000-х годов стала резко меняться. Во-первых, было решено пойти по более легкому пути создания не заповедников, а национальных парков. Во-вторых, родилась и стала распространяться поразительная по своей циничности идеология, заключающаяся в трех словах — «заповедники должны зарабатывать». Для этого были найдены различные способы. Лесные заповедники зарабатывали деньги, заготавливая древесину под видом санитарных рубок, степные заповедники получили доход от продажи сена, которое заготавливалось под видом борьбы с «сукцессионным изменением степных экосистем». Был найден еще один способ заработка — посещение территорий заповедников под видом экопросвещения. В научной литературе по заповедному делу все чаще стали появляться статьи, обосновывающие необходимость проведения различных видов регуляций в заповедниках, и что дикая природа в заповедниках не сохранится самостоятельно без помощи человека. Что, по мнению известного российского эколога, д.б.н. Н.Ф. Реймерса тоже самое, что «гнуть стрелку барометра в желаемую сторону» (47), или чинить мотор автомобиля при помощи кувалды.

Такие публикации могут быть примерами как игнорирования современных достижений охраны природы, так и примерами манипулирования фактами в целях протаскивания своих антиэкологических взглядов и коммерческих интересов. Характерным примером такого лукавства является научная деятельность двух представителей лесной и охотоведческой науки — лесника, директора природного заповедника «Медоборы» М. Музыки и преподавателя Украинского государственного лесотехнического университета, охотоведа В. Бондаренко. Ими опубликовано нимало работ, обосновывающих необходимость проведения различных рубок леса в заповеднике Медоборы, а сам М. Музыка по этой теме даже защитил диссертацию на соискание кандидата сельскохозяйственных наук (63, 65). Заповедное дело они рассматривают исключительно с рыночных позиций, считая, что «заповедники должны стать органической частью экономики Украины» (63).

Поэтому заповедники должны зарабатывать деньги, превратившись, в обыкновенные лесхозы, а «абсолютная заповедность для всей территории любого украинского заповедника вещь нереальная и надуманная» (63).

«Дикая природа», — по мнению авторов, — обязана усиливаться, формироваться в виде коренных флористических и фаунистических комплексов, утвердившись в своей «дикости» (63). Для этого авторы предлагают довольно оригинальные меры — «рубки, посадки и биотехнию» (63).Для заповедников «Медоборы» и «Росточье», подчиняющихся лесникам, они предлагают статус «сукцессионного заповедника», «цель которого — воссоздание (в рамках возможного) коренных лесных экосистем, управления на этом этапе существующими популяциями растений и животных» (63). Главная цель такого «управления» состоит в замене «малоценной» ольхи ценными породами — дубом и буком, что является абсурдом с экологической точки зрения. Поэтому для природного заповедника «Медоборы» предлагалось ввести зонирование: под рубки отдать 40-45 % территории, под интенсивные рубки 30-40 % территории, а под абсолютно заповедную зону всего 20-25 % территории (63).

Благодаря «научным обоснованиям» этих рыночных экологов, в заповеднике за один год рубками было занято около 10 % территории, при этом ежегодно изымалось до 1,4 м3/га древесины ( в то время как в лесохозяйственных лесах Украины в среднем изымается 1,5 м3 (га) (66).

Благодаря рыночным экологам заповедник Медоборы был превращен в обыкновенный лесхоз.

Еще одним активным противником заповедности является директор другого украинского заповедника — Аскании-Нова В. Гавриленко (61). Вместе с директором Института зоологии НАН Украины И. Акимовым, в апреле 2014 г. он организовал круглый стол, на котором было предложено ввести в природных заповедниках зоны регулированного заповедного режима (133). Цель такого «научно-обоснованного» предложения также понятна: В. Гавриленко превратил заповедник Асканию-Нова в коммерческий проект по выращиванию и снабжению олигархов экзотическими и охотничьими животными, ежегодно реализуя 2240 животных, зарабатывая на этом около 1 млн. гривен в год. Для их воспроизводства в заповедной зоне биосферного заповедника (Большой Чапельский Под), в нарушение ст. 16, 18 Закона Украины «О природно-заповедном фонде Украины» устроен выпас копытных-интродуцентов, а также действует система искусственного водопоя (канал, пруды), что вызывает нарушение гидрологического режима и подтопление заповедной территории. Поэтому В. Гавриленко и задумал летом 2014 г. юридическим путем лишить Большой Чапельский подзаповедного статуса, сократив заповедную зону биосферного заповедника «Аскания-Нова» на 20%. Как мы видим, антизаповедные взгляды директора заповедника Медоборы М. Музыки и директора Аскании-Нова В. Гавриленко базируются вовсе не на научных аргументах (наукой здесь и не пахнет), а на обыкновенном коммерческом интересе зарабатывать деньги на хозяйственном использовании природных ресурсов заповедника. Эти с коммерческой инициативой руководители могли бы, наверное, быть прекрасными директорами лесхоза и совхоза, однако места директоров заповедников оказались явно не для них.

В предисловии к третьему изданию «Красной книги Украины. Растительный мир» д.б.н., член-кореспондент НАН Украины Я.П. Дидух написал: «З одного боку, розорювання, надмірний випас, забудова, рекреація та інші антропічні фактори, а з іншого — режим абсолютного заповідання в заповідниках призводить до скорочення, а зрештою й зниження популяції видів ковили» (120).

Что касается антропогенных факторов — это понятно. Но так ли негативно действует режим абсолютного заповедания на виды ковыля?

Давайте обратимся к этой же Красной книге Украины. В очерке о ковыле опушеннолистном (стр. 245, автор — известный степовед, д.б.н. В.С. Ткаченко) сказано: «В заповідниках внаслідок тривалого невтручання, введення абсолютно заповідного режиму рясність виду різко збільшується» (120). Как же так?

Я.П. Дидух пишет о том, что абсолютно заповедный режим ведет к исчезновению видов ковыля, а, оказывается, такой режим способствует расширению популяции ковыля опушеннолистного. Получается, Я.П. Дидух невнимательно читал «Красную книгу Украины. Растительный мир», к которой написал предисловие.

Я специально перечитал видовые очерки о всех 27 видах ковыля, внесенных в Красную книгу Украины. Из 27 видов причинами исчезновения 24 видов указаны только антропогенные влияния — выпас, распашка целины, строительство и т.п. Для двух видов — ковыля днепровского и Залесского — показан регуляционный режим, для одного вида — ковыля опушеннолистного — показан абослютно заповедный режим (120). Почему же тогда Я.П. Дидух обобщает свои выводы на все 27 видов ковыля? Допустимо ли такое в науке?

А вот еще одна статья Я.П. Дидуха — «Підсумки щодо третього видання «Червоної книги України. Рослинний світ», в которой уважаемый автор опять ополчился на нелюбимый ему заповедный режим: «…відомо, що тотальний природоохоронний режим, запроваджений у заповідниках, призвів до скорочення чи зниження там популяцій, заради яких створювались ці заповідні об’екти. Отже, слід наголосити, що вміщення видів до ЧКУ — це не «табу», як намагаються трактувати деякі ретиві природоохоронці, а інформація, що повинна слугувати основою для розробки багатьох подальших дієвих заходів системного характеру» (151).

Действительно ли режим заповедности так негативно действует на краснокнижные виды флоры? Внимательно перечитав видовые очерки ко всем 826 видам растений и грибов, занесенных в Красную книгу Украины, мы пришли к выводу, что 173 видам флоры (или 21 % от всех видов, внесенных в Красную книгу Украины), показан именно режим заповедности (120).

Вопиющим примером проникновения рыночной экономики в заповедное дело являлась ситуация, сложившаяся в Карадагском заповеднике. Администрация заповедника решила зарабатывать на организации в курортный сезон массового катания отдыхающих по заповедной акватории на катерах и яхтах. Ее не волновало, что туристический пресс оказывает негативное влияние на краснокнижных животных — летучих мышей, хохлатых бакланов, сапсанов и балабанов, обитающих на прибрежных скалах. Не волновало администрацию и загрязнение заповедной акватории нефтепродуктами от катеров и яхт. За день катера и яхты бороздили заповедную акваторию 135 раз и более. Примерный доход от организации катания за сезон составлял около 25,5 млн. гривен. При этом заповедник получил официально только 258720 гривен, то-есть, около 1 % от общей суммы. Все остальное оседало у коммерсантов и тех, кто их поддерживал (10).

В Ялтинском горно-лесном заповеднике, на Ай-Петри, с целью заработка, незаконно были организованы посещения трех пещер, катания на лыжах, снегоходах, санках, багги, велосипедах, лошадях, дельтапланах, тарзанках, а также прыжки со скал и т.п. (10). Все перечисленные нарушения были выявлены Киевским эколого-культурным центром, КРА «Экология и мир» и пресечены Генеральной прокуратурой Украины и Прокуратурой АР Крым (10).

Необходимо подчеркнуть, что лимиты на многие перечисленные виды незаконного использования природных ресурсов утверждались Минприродой Украины.

А так как выдача лимитов на использование природных ресурсов в природных заповедниках и других объектах ПЗФ никак не контролируется (независимым научным советом или государственной экологической экспертизой) и полностью зависит от настроения чиновников Минприроды Украины, то она приобрела коррупционную составляющую и несет все большую угрозу для дикой природы заповедников.

В результате в природных заповедниках лимитами Минприроды Украины прикрывают незаконную деятельность по заготовке и выращиванию новогодних елок (природные заповедники Медоборы, Горганы и Днепровско-Орельский), в Карадагском заповеднике дают возможность предпринимателям зарабатывать 25,5 млн. гривен за сезон катанием отдыхающих на катерах в заповедной акватории (хотя «передвижение механических транспортных средств» запрещено в природных заповедниках ст. 16 Закона Украины «О природно-заповедном фонде Украины»). Сбор плодов и семян запрещен этой же статьей, однако прикрываясь утвержденными Минприроды Украины лимитами в природном заповеднике Медоборы собирают шиповник, в Украинском степном содержат ульи, затотавливают карагач, в Ялтинском горно-лесном заповеднике собирают семена сосны и жолуди, размещают торговые точки (до 16 за сезон), катают людей на лошадях, выпасают скот, в Каневском содержат ульи (100 шт.), в Крымском заповеднике ловят и продают кабанов и оленей, выпасают скот на 1600 га, разрешают проезд автомобилей (до 6 тыс. в год), организовывают охоты ( отстреливая до 40-50 диких копытных в год), в заповедной зоне Дунайского биосферного заповедника по все темже лимитам Минприроды Украины ведут промысловый лов рыбы.

Следует подчеркнуть, что зарабатывание на природных ресурсах заповедников, а также национальных парков, биосферных заповедников и других ОПТ являлось не прихотью отдельных директоров. Это была официальная позиция Минприроды Украины, ясно обозначенная с 2010 года. Именно в этом году только природно-заповедные учреждения Минприроды Украины, по требованию министра, увеличили доход от использования своих природных ресурсов с 2 млн. гривен до 150 млн. гривен. Так, в 2006-2008 годах Ялтинский горно-лесной и Крымский заповедники, по данным Счетной палаты Украины, благодаря «экотуризму», регуляциям и другой хозяйственной деятельности, «которая приводит к потере режима заповедности, заработали 2,6 млн. гривен» (10). (Заповідний…», 2009).

Анализ хозяйственного использования природных ресурсов украинских заповедников, проведенный Киевским эколого-культурным центром в 2013 г., убедительно свидетельствует, что с 2010 г. практически все заповедники Украины вновь, как в 1930-х годах, превращены в заповедные хозяйства (заповедные колхозы, лесхозы, закрытые охотничьи хозяйства и развлекательные центры), где разрешено рубить лес, косить траву, охотиться, ловить рыбу, организовывать отдых населения (ниже приведены данные за 2013 г.).

В среднем во всех природных заповедниках, а также в заповедных зонах биосферных заповедников — «Аскания-Нова», Черноморский и Карпатский ежегодно косится около 2200 га. В степных заповедниках покосы ведутся тяжелой техникой в мае-июне. Рубки леса в природных заповедниках ежегодно составляют около 930 га, при этом заготавливается около 25 тыс. куб. м древесины. В Крымском, Ровенском, Медоборы, Полесском, Росточье в год проходится рубками от 100 до 200 га леса. В Росточье площадь рубок в 6 раз больше, чем в Каневском заповеднике, занимающем равную с Росточьем площадь. Однако Росточье, в отличие от Каневского, подчинен лесникам, чем и объясняется проводимые в Росточье массовые рубки.

В Крымском заповеднике в год отстреливается и отлавливается около 60 оленей, кабанов, косуль и муфлонов (10).

В год природные заповедники посещает около 200 тыс. человек. Массы экскурсантов особый вред наносят природе Карадагского заповедника (20 тыс. человек в год), Медоборов (64 тыс. ), Ялтинского горно-лесного (150 тыс.), Крымского (43 тыс.) в год.

Дефицит знаний, а также порядочность и честность в головах и душах ведет к дефициту заповедности в заповедниках. Особенно это стало катастрофически проявляться с начала 2000-х годов, когда в Украине возникло общество потребления.

Постепенно коммерческая хозяйственная деятельность в украинских заповедниках получила юридическое оформление в различных подзаконных актах, прежде всего в Положениях о заповедниках и Проектах организации территорий заповедников, которые утверждала Минприроды Украины.

Это касалось заповедников: Дунайский, Черноморский, Карадагский, Ялтинский горнолесной, Мыс Мартьян, Днепровско-Орельский, Медоборы, Луганский, Украинский степной, Ровенский, Крымский, Аскания-Нова, Еланецкая степь.

Так, данные подзаконные акты, касающиеся заповедников Крымский, Черноморский, Еланецкая степь, Луганский, Аскания-Нова, Украинский степной разрешали проводить в природных заповедниках и заповедных зонах биосферных заповедниках регулирование численности диких животных.

Подзаконные акты, касающиеся заповедников Медоборы, Украинский степной — содержание пасек, заповедника Днепровско-Орельский — выращивание и заготовку новогодних елок, заповедников Дунайский и Черноморский — промысловый лов рыбы в заповедной зоне, в Дунайском заповеднике также незаконно разрешалась охота, в Аскании-Нова — разведение животных-интродуцентов.

Положение о Ровенском заповеднике незаконно разрешало заповеднику такие несвойственные ему виды деятельности как ведение капитального строительства, организацию общественного питания, реализацию продовольственных и непродовольственных товаров, открытие магазинов, изготовление продуктов питания, переработку сельхозпродукции, создание пунктов бытового обслуживания, ведение торговли.

Положение о заповеднике Мыс Мартьян незаконно предусматривало отсутствие в заповеднике юридического статуса. Положение о Крымском заповеднике и Проект организации Крымского заповедника незаконно предусматривали ведение заповедником таких незаконных действий как промысловый лов рыбы, выращивание малька товарной форели, реализацию лесопродукции, мяса, рыбы, меда, минеральной воды, древесного угля, растительной продукций, продуктов декоративно-прикладного искусства.

Положение о Карадагском заповеднике незаконно предусматривало такие незаконные действия как маркетинговые услуги, услуги связи, торговлю, организацию общественного питания, торгово-посредническую деятельность, автотранспортные услуги. Проект организации территории Карадагского заповедника незаконно предусматривал использование механических транспортных средств для катания по заповедной акватории экскурсантов. Положение о Ялтинском горно-лесном заповеднике незаконно предусматривало сбор семян, выращивание плантаций лавра.

Генеральной прокуратурой Украины были отменены незаконно выданные в 2013 г. Минприродой Украины различным заповедникам лимиты на организацию пасек, заготовку новогодних елок, организации катаний на катерах и яхтах (10).

К сожалению, современное природоохранное законодательство Украины во многом не соответствует концепции заповедности. Так, статья 16 Закона Украины» О природно-заповедном фонде Украины» разрешает проводить в заповедниках регуляционные мероприятия — восстановление гидрологического режима, восстановление растительных сообществ, различных видов растений и животных, а статья 9-1 этого Закона дает возможность получать лимиты на специспользование природных ресурсов в заповедниках. В результате в заповедниках широко проводятся рубки леса, а в степных заповедниках-покосы при помощи тракторов и комбайнов. Следует также добавить, что одним из главных недостатков данного Закона является то, что он практически никак не регламентирует рубки в природно-заповедных объектах, в результате чего вся регламентация происходит на уровне лесохозяйственных постановлений Кабинета Министров Украины.

Закон Украины «Об охотничьем хозяйстве и охоте», ст. 32 , разрешает проводить в заповедниках селекционный отстрел (хотя о какой «селекции» там вообще может идти речь?). Под видом селекционного отстрела в ряде заповедников Украины ведется настоящая охота, которая запрещена в заповедниках действующим законодательством.

Согласно ст. 33 Закона Украины «Об охотничьем хозяйстве и охоте» в заповедниках может происходить отстрел так называемых «вредных» животных — волков, лисиц, соек, сорок, грачей и серых ворон. Программа летописи природы в заповедниках и национальных парках, утвержденная Минприроды Украины и НАН Украины в 2002 г. незаконно предусматривает наличие в национальных парках зоны регулируемой заповедности, а также негуманного отстрела животных для научных исследований при помощи ловушек, сетей, путем раскапывания нор (182).

Не соответствуют концепции заповедности Лесной кодекс Украины и ряд постановлений Кабинета Министров Украины. Лесной кодекс Украины, ст. 70, позволяет с разрешения Минэкологии Украины рубить в лесах природно-заповедного фонда, в том числе и в заповедниках, семенные и плюсовые деревья.

Кроме этого, статья 84 Лесного кодекса Украины — «Мероприятия по улучшению качественного состава леса» обязывает всех лесопользователей, в том числе и природные заповедники, проводить в лесах различные санитарные руки леса, а статья 86 данного кодекса «Организация охраны и защиты лесов» обязывает всех лесопользователей проводить мероприятия по борьбе с вредителями и болезнями леса, что недопустимо в природных заповедниках.

Постановление Кабинета Министров Украины № 724 от 12 мая 2007 г «Про затвердження Правил поліпшення якісного складу лісів», ст.6 Правил, разрешает проводить в заповедниках различные рубки формирования и восстановления лесов. Постановление Кабинета Министров Украины № 555 от 27 июля 1995 г «Про затвердження Санітарних правил в лісах України», ст.5,11,28,33 Правил, разрешает проводить в заповедниках сплошные и выборочные санитарные рубки, очищать лес от захламленности, уничтожать различных вредителей и т.п., причем наибольший вред заповедной природе наносят именно сплошные санитарные рубки. «Порядок спеціального використання лісових ресурсів», утвержденный постановлением Кабинета Министров Украины 23 мая 2007 г. № 761 позволяет в природоохранных лесах (в том числе и в заповедниках) устанавливать «ограниченный режим» лесопользования. Все это позволяет заповедникам, в первую очередь, находящимся в ведении Государственного агентства лесных ресурсов Украины, вести небывалую коммерческую лесозаготовку под видом официально разрешенных и согласованных с Минприроды Украины лимитов рубок ухода, выборочных и сплошных санитарных рубок, лесоотводных рубок и рубок реконструкции.

Способствуют нарушению концепции заповедности также и ведомственные инструкции и положения Минприроды Украины (часть из них благодаря Киевскому эколого-культурному центру была в 2013–2014 гг. отменена). «Інструкція про застосування порядку установлення лімітів на використання природних ресурсів у межах територій та об’єктів природно-заповідного фонду загальнодержавного значення», утвержденная Минприроды Украины приказом № 27 от 24.01.2008 г., подготовленная на основе «Положення про порядок видачі дозволів на спеціальне використання природних ресурсів», (утвержденного постановлением Кабинета Министров Украины 10 августа 1992 г. № 459), не устанавливает жесткого контроля за использование лимитов на добычу природных ресурсов в заповедниках, а также строгого ограничения по получению лимитов.

Таким же неудачным документом является «Положення про проект організації території природного заповідника та охорони його природних комплексів», утвержденного Минприроды Украины приказом № 245 от 06.07.2005 г. Этот документ предоставляет широкое «поле деятельности» для заповедников, не только противоречащее концепции заповедности, но даже и самому Закону Украины «О природно-заповедном фонде Украины». Так, среди рекомендуемых разделов для написания Проекта организации территории природного заповедника имеются «регулирование численности отдельных видов фауны», «основные виды рубок и их общие и ежегодные объемы», «использование недревесных растительных ресурсов леса», «лесовозобновление», «охрана леса от вредителей и болезней, «лесозащита», «восстановление охотничьих видов животных», «восстановление рыбных ресурсов». Следует также упомянуть о «Методичних рекомендаціях щодо режиму збереження лісових екосистем на територіях природно-заповідного фонду України різних категорій», утвержденных Минприроды Украины и Госагенством лесных ресурсов Украины 24.12.2003 г. № 185/210-а. В этих рекомендациях детализировано проведение различных видов рубок-рубок ухода, выборочных и сплошных санитарных рубок, рубок реконструкции, а также проведение работ по очистке леса от захламленности, проведения лесокультурных работ и т.д., непосредственно в природных заповедниках. Рекомендации советовали рубить в заповедных лесах сухие, больные и усыхающие деревья, которые, на самом деле, являются важным местом обитания краснокнижных летучих мышей, жуков-оленей и других редких видов фауны.

Рекомендации предлагают «регулированную заповедность» для дубово-грабовых, елово-сосновых лесов заповедников. Все это, по сути, является удобным прикрытием для ведения во многих заповедниках Украины откровенного охотничьего, рыбного, пастбищного и лесного хозяйства.

Еще одним документом, нарушающим принципы заповедности, является постановление Кабинета Министров Украины от 28.12.2000г. № 1913 « Про затвердження переліку послуг, які можуть надаватися бюджетними установами природно-заповідного фонду». Согласно этому перечню в природных заповедниках за плату может происходить организация экскурсий в пещеры.

Лесохозяйственные и другие антиэкологические тенденции присутствуют также в Постановлении Кабинета Министров Украины № 541 от 24.07.2013 г. «Про затвердження такс для обчислення розміру шкоди, заподіяної порушенням законодавства про природно-заповідний фонд». Согласно этого документа за незаконное присвоение ветровальных, буреломных деревьев, а также за самовольную рубку сухостойных деревьев на территории природно-заповедного фонда размер компенсации начисляется в два раза меньше, чем за здоровые деревья. Вместе с тем экологическая ценность ветровальных и сухостойных деревьев гораздо больше, чем здоровых,так как именно ветровальные и сухостойные деревья являются излюбленной средой обитания различных грибов, лишайников, многих видов птиц (дятлы, совы, хищные птицы и т.п.), а также насекомых и млекопитающих (сони, летучие мыши и т.п.). Непонятно также почему такса за волка, который играет огромную экологическую роль как хищник составляет только 1000 гр., а за енотовидную собаку (вид-интродуцент) — 2605 гр., а за ондатру — 1824 гр.? Это объясняется прежде всего невежественным отношением к волку как к «вредителю» охотничьего хозяйства, которое до сих пор бытует в украинских официальных документах по заповедному делу. Такое же антиэкологическое отношение и к мелким мышевидным грызунам, обитающим на землях природно-заповедного фонда. Так, за уничтожение лесной, желтогорлой, полевой мышей, полевки обыкновенной, европейской, рыжей и групповой таксы не предусматриваются данным документом. Ибо их причисляют к «вредителям « сельского хозяйства, хотя в дикой заповедной природе животных-«вредителей» не может быть по определению. Следует также добавить, что в данных таксах нет никакого упоминания об ущербе диким пчелиным, который наносится размещением в заповедниках пасек с медоносной пчелой.

Положение о научной деятельности заповедников и национальных природных парков, утвержденное Минприродой Украины 9 августа 2000 г. № 103 также не соответствует понятию полной заповедности. Так, в приложении к данному Положению — «Схеме представления ежегодной информации об итогах научно-исследовательской деятельности заповедников и национальных природных парков Украины « в раздел «Научно-технические мероприятия» включены такие направления деятельности, которых не может быть в природных заповедниках-биотехнические мероприятия, деятельность по воссозданию нарушенных экотопов, биоценозов, регулирование численности диких животных (отстрел, отлов), содержание диких животных в вольерах и работа в экспериментальных рассадниках.

29 декабря 2005 г № 530 Минприродой Украины были утверждены «Методические рекомендации о составе и содержании проекта организации территории национального природного парка, охраны, восстановлении и рекреационного использования его природных комплексов и объектов», грубо нарушающие ст. 16 и 21 Закона «О природно-заповедном фонде Украины», запрещающем проведение в заповедной зоне национального природного парка различные рубки леса, лесохозяйственные мероприятия, борьбу с хищными животными и вредителями леса, а также во всем национальном парке-охоту. В частности, п. 3.8-3.8.3. касаются проведения в национальном парке запрещенной Законом охоты, таблицы 3.4.9., 3.4.11., 3.4.12., 3.4.13. касаются проведения в заповедной зоне различных видов рубок, таблицы 3.4.8., 3.4.9., 3.4.16.,.3.4.17., 3.4.18.-проведения в заповедной зоне различных лесохозяйственных мероприятий, таблицы 3.4.19., 3.4.20.-борьбе с вредителями леса в заповедной зоне, пункт 2.7.5.-регулированию в национальном парке волков, лисиц, грачей,сорок и других так называемых «вредителей».

29 декабря 2005 г. № 530 Минприродой Украины были утверждены «Методические рекомендации о составе и содержании проекта организации территории биосферного заповедника и охраны его природных комплексов «, грубо нарушающие ст. 16 и 18 Закона «О природно-заповедном фонде Украины», запрещающими проведение в заповедной зоне биосферного заповедника различные рубки леса, лесохозяйственные мероприятия, борьбу с хищными животными и вредителями леса, а также во всем биосферном заповеднике охоту. В частности, п. 3.8-3.8.3. касаются проведения в биосферном заповеднике запрещенной Законом охоты, таблицы 3.4.9., 3.4.10., 3.4.11., 3.4.12., 3.4.13. касаются проведения в заповедной зоне различных видов рубок, таблицы 3.4.8.,3.4.16.,.3.4.17., 3.4.18.-проведения в заповедной зоне различных лесохозяйственных мероприятий, таблицы 3.4.19., 3.4.20. — борьбе с вредителями леса в заповедной зоне, пункт 2.7.5. — регулированию в биосферном заповеднике ( в заповедной зоне) волков, лисиц, грачей, сорок и других так называемых «вредителей».

29 декабря 2005 г № 530 Минприродой Украины были утверждены «Методические рекомендации о составе и содержании проекта организации территории регионального ландшафтного парка, охраны, восстановлении и рекреационного использования его природных комплексов и объектов», грубо нарушающие ст. 16 ,21,24 Закона «О природно-заповедном фонде Украины», запрещающими проведение в заповедной зоне регионального ландшафтного парка борьбу с хищными животными и вредителями леса, а также во всем региональном ландшафтном парке охоту. В частности, п. 3.8- З.8.З. касаются проведения в региональном ландшафтном парке запрещенной Законом охоты, пункт 2.7.5. — регулированию в региональном ландшафтном парке ( в его заповедной зоне) парке волков, лисиц, грачей, сорок и других так называемых «вредителей».

29 декабря 2005 г № 530 Минприродой Украины были утверждены «Методические рекомендации о составе и содержании проекта организации территории природного заповедника и охраны его природных комплексов «, грубо нарушающие ст. 16 Закона «О природно-заповедном фонде Украины», запрещающей проведение в природном заповеднике различные рубки леса, использование недревесных ресурсов леса, лесохозяйственные мероприятия, борьбу с хищными животными и вредителями леса.

В частности, пункт 3.3.2.1. касается проведения в природном заповеднике различных видов рубок, пункт п.3.3.2.2. — использования в природном заповеднике различных недревесных растительных ресурсов леса, пункт 3.3.2.3. — лесорозведения в природном заповеднике, пункт 3.3.3.1. — борьбы с так называемыми «вредителями» леса, среди которых много занесенных в Красную книгу растений и животных, таблица 3.3.6-проведению в природном заповеднике различных мероприятий по искусственному восстановлению лесов, пункт 2.7.5. — регулирования животных путем уничтожения в природном заповеднике волков, лисиц, грачей, сорок и других так называемых «вредителей». Непонятно, какое отношение к заповедному режиму природного заповедника имеет пункт З.4. — Разведение охотничьих видов животных путем отстрела волков, лисиц, сорок, грачей, селекционного отстрела других животных, заготовки кормов для охотничьих животных, организации искусственных водоемов для охотничьих животных, высаживания кормовых ремизов, биотехнической реконструкции лесных насаждений, создания искусственных временных водопоев, выращивания кормовых полей, организации солонцов, кормушек, кормовых площадок, искусственных гнездовий и т.п. , а также пункт 3.5. — Разведение рыбных ресурсов путем расчищения водных объектов, устройства речных перекатов, зарыбления водоемов и т.п.? Все эти пункты должны касаться охотничьего или рыбного хозяйства, но отнюдь не природного заповедника, в задачи которого не входит разведение именно охотничьих животных или рыбных запасов. Непонятно также, какое отношение к природному заповеднику имеют пункты 3.9 — Состояние и перспективы развития бытового обслуживания, 3.10 — Состояние и перспективы развития системы общественного питания, 3.11 — Состояние и перспективы развития народных промыслов? Все эти пункты и таблицы данных Методических рекомендаций грубо противоречат ст. 16 Закона « О природно-заповедном фонде Украины».

Приказом Минприроды Украины № 245 от 06.07.2005 г. (зарегистрировано в Минюсте Украины 29.07.2005 № 829/11109) были утверждены Положение о проекте организации биосферных заповедников, Положение о проекте организации национальных природных парков, Положение о проекте организации региональных ландшафтных парков. Эти три Положения грубо нарушают ст.18,21,24,40 Закона «О природно-заповедном фонде Украины», запрещающие охоту на территории биосферных заповедников, национальных природных парков, охранных зон природных заповедников и региональных ландшафтных парков.

Вместе с тем Положение о проекте организации территории биосферного заповедника и охраны его природных комплексов, зарегистрированное в Минюсте Украины 29.07.2005 № 830/11110, в п. 1,5 говорит о необходимости развития на территории биосферного заповедника охоты , п. 1.10 разрешает в буферной зоне, зоне антропогенных ландшафтов и зоне регулированного заповедного режима проведение охоты, а в Примерном содержании к данному проекту п. 3.8-3.8.2 также говорится об организации в биосферном заповеднике охоты.

Положение о проекте организации территории национального природного парка, охраны, восстановлении и рекреационного использования его природных комплексов и объектов ,зарегистрированное в Минюсте Украины 29.07.2005 № 831/11111 , в п. 1,5 говорит о необходимости развития на территории национального парка охоты , п. 1.10 разрешает в зоне регулированной рекреации проведение охоты , а в Примерном содержании к данному проекту п. 3.8-3.8.2 также говорится об организации в национальном парке охоты.

Положение о проекте организации территории регионального ландшафтного парка, охраны, восстановлении и рекреационного использования его природных комплексов и объектов, зарегистрированное в Минюсте Украины 29.07.2005 № 832/11112, в п. 1,5 говорит о необходимости развития на территории регионального ландшафтного парка охоты, п. 1.10. разрешает в зоне регулированной рекреации проведение охоты, а в Примерном содержании к данному проекту п. 3.8-3.8.2 также говорится об организации в региональном ландшафтном парке охоты.

Все эти факты говорят о размывании устоев заповедности прежде всего по вине Минприроды Украины.

С начала 2000-х годов в Украине начались нападки центральных органов власти на заповедники с целью их закрытия или хозяйственного использования. 25.02.2000 г. секретным Указом № 165 Президент Украины Л. Кучма подчинил Крымский заповедник (который находился в системе Министерства лесного хозяйства Украины) Государственному управлению делами Президента Украины с целью организации там «царских» охот (3-а).В заповеднике были сооружены охотничьи вышки, в штат заповедника ввели должности егерей и охотоведов, в 2000 г. по 2013 г. в заповеднике только официально под видом «селекционного» отстрела охотниками — отстреливала до 60 кабанов, оленей и муфлонов (10). В начале 2000-х годов во время саммита государств СНГ в заповеднике охотились Президенты Украины и России Л.Кучма и В. Путин (3-а).

В 2002-2003 гг. Национальная Академия наук Украины и общественные экологические организации (Киевский эколого-культурный центр, Экоправо-Киев, Одесское отделение МСоЭС и др.) вели борьбу против планов Минтранса Украины построить судоходный канал по гирлу Быстрое, входящее в заповедную зону Дунайского биосферного заповедника. Однако кампания не увенчалась успехом, так как Президент Украины Л. Кучма своим Указом от 2 февраля 2004 г., который имел название «О расширении территории Дунайского биосферного заповедника», уменьшил его заповедную зону с 22 662 га до 14904 га, правда добавив еще 1295 га, которые в заповедную зону не входили (104). По Быстрому был сооружен судоходный канал, но без порта (как планировалось в начале).

В 2010 г. был нанесен удар по двум заповедникам (Росточье и Каневский), подчиненным Министерство образования и науки Украины.

1 ноября 2010 г. министром образования Украины Д. Табачником был издан приказ о лишении заповедника Росточье юридического статуса. Однако Киевский эколого-культурный центр и Экоправо-Киев опротестовали это решение в Окружном административном суде г. Киева и выиграли судебное дело. Заповедник «Росточье» был спасен (10, 72).

Хуже ситуация сложилась с Каневским заповедником.

31 мая 2010 г. ректором Киевского национального университета Л. Губерским, которому подчинен Каневский заповедник, был подписан приказ № 414-32, которым Каневский заповедник, как самостоятельная юридическая организация, закрывался. Аннулировался его денежный счет, должность директора, бухгалтера, машинный парк, сам заповедник на правах отдела передавался во вновь созданный биологический институт. Директора Каневского заповедника Н. Черного, одного из лучших директоров заповедников, заставили написать заявление об уходе (10). Любопытно, что в обеих случаях Госслужба заповедного дела и Минприроды Украины не предпринимало никаких действенных мер по защите этих заповедников.

15 сентября 2003 г. Президент Украины Л. Кучма своим Указом отобрал у Минприроды Украины Государственную службу заповедного дела и передал ее созданному Государственному комитету природных ресурсов Украины (103).

Затем Государственная служба заповедного дела, после протестов общественных экологических организаций, была возвращена назад в министерство, правда, уже лишившись половины штатных единиц, сократившись до 30 человек.

К началу 2013 г. Государственная служба заповедного дела потеряла не только две трети штатных работников (осталось меньше 20 человек), но и автономность, так как была реорганизована в Департамент заповедного дела Минприроды Украины. А организатора Госслужбы заповедного дела и его бессменного руководителя Н.Ф. Стеценко, очень много сделавшего для создания заповедников, силой заставили написать заявление об уходе. На место начальника департамента заповедного дела был назначен В.В. Канцурак, некогда до этого не занимавшийся заповедным делом. В 2013 г., в ходе так называемой «административной реформы», были закрыты все областные облуправления Минприроды, заповедным делом в областях Украины от лица государства заниматься стало некому. В 2013 г. Минприроды Украины, выполнял социальный заказ власть имущих, подготовила проект Указа Президента Украины об изъятии 700 лучших земель Ялтинского горно-лесного заповедника. Соответствующее решение об этом приняло правительство Крыма (10).

В 2010 г. Киевским эколого-культурным центром, Госслужбой заповедного дела Украины и народными депутатами были внесены поправки в Закон Украины «О природно-заповедном фонде Украины», которыми в природных заповедниках запрещался туризм, в национальных парках и биосферных заповедниках, а также в охранных зонах природных заповедников запрещалось спортивная (любительская) охота (97).

Что вызвало бурю негодования у охотничьего лобби и депутатов-охотников из Партии регионов.

В 2012-2013 гг. ими было подано в Верховную Раду Украины 4 законопроекта, отменяющие запрет охоты в биосферных заповедниках. Экологическим организациям, при поддержке Комитета по экологической политике Верховной Рады Украины, эти попытки удалось отбить.

Подобная нездоровая тенденция в отношении заповедников, если еще не хуже, существует и у наших соседей — Беларуси и России (так, в России в 2013 г. принят Закон, согласно которому природные заповедники можно реорганизовать в национальные парки).

Путь, на который сейчас толкают украинские (а также российские и белорусские) заповедники, ведет к потере их главных функций — научной и природоохранной, целью которых является изучение и сохранение экосистем и биоразнообразия. В конечном итоге заповедники может ожидать крах, точно такой, какой постиг их в 1951 г., когда произошло массовое закрытие советских заповедников.

В чем же причины кризиса украинских заповедников, который захлеснул их, начиная с начала 2000-х годов?

Известный классик заповедного дела, российский эколог Ф.Р. Штильмарк, анализируя подобную ситуацию, в которую попали российские заповедники еще в 2001 г. называет следующие причины (они характерны и для украинских заповедников):

1. Деградация общественного экологического движения.

Касаясь этой причины нужно отметить, что различные гранты, которыми зарубежные фонды буквально «обсыпали» многие украинские экологические общественные организации в конце 1990-х начале 2000-х годов, сыграли с ними злую шутку. Некоторые общественные организации перестали заниматься охраной природы на общественных началах, а только за деньги (54). Произошел и ценностный сдвиг. Этические, научные, экологические ценности стали заменяться цинизмом и меркантилизмом. Некоторые общественные экологические организации превратились в «карманные конторки» по отмыванию денег. Минприроды Украины успешно создала свою «карманную» общественность. Следует также отметить, что некоторые зарубежные фонды, не знакомые с украинскими заповедниками, становились их «гробовщиками», выделяя деньги на развитие в заповедниках экотуризма.

2. Ослабление внимания государства к проблемам заповедников.

3. Размывание принципов заповедности, базовых для функционирования заповедников.

По мнению Ф.Р. Штильмарка заповедники постепенно становятся звеном природопользования, а не охраны природы. Причем, как справедливо считал другой российский деятель заповедного дела, д.б.н. Ю.Г. Пузаченко, разрушение базовых идей заповедности и системы заповедников происходит по существу, изнутри (47). То-есть ее разрушают сами руководители работники некоторых заповедников, защищающие личные интересы.

Справедливости ради заметим, что специально теоретическими и практическими аспектами концепции заповедности и ее внедрение в менеджмент природных заповедников в Государственной службе заповедного дела никто никогда не занимался. По этой важнейшей теме не проводились исследования, не организовывались научно-практические семинары и конференции, принцип неприкосновенности заповедников, как и сама идея абсолютной заповедности не получали своего полного воплощения в экологическом праве.

4. Перенесение в работу заповедников несвойственных им функций, прежде всего проведение экотуризма и экскурсий (60).

5. Ведомственность.

Важной причиной является ведомственность в подчинении заповедников, когда двадцати двумя заповедниками руководит шесть различных инстанций. А у семи нянек, как известно, дитя без глаза.

Всего, за 30 лет, с 1983, по 2013 г, в Украине делалось 4 попытки на самом высоком уровне передать заповедники и национальные парки единому природоохранному органу. Однако все они оказались тщетными — ведомства и ведомственность оказались сильнее.

В заключении несколько слов по поводу расхожего мифа, что якобы в государстве нет денег для финансирования заповедников, и поэтому они вынуждены зарабатывать на экскурсиях, продаже сена, леса, рыбы, дичи и т.п. Такое объяснение является лживым. В Украине деньги на финансирование территорий и объектов природно-заповедного фонда есть. Просто они идут не на заповедники или национальные парки, а на организацию охотничьих утех высших украинских чиновников. Например, для обеспечения функционирования государственной резиденции Президента Украины «Синегора» (которая не является объектом природно-заповедного фонда) из госбюджета по программе «Сохранение природно-заповедного фонда в национальных природных парках и заповедниках в 2010 г. было незаконно выделено 5 млн. гривен, в 2011 г. — 7 млн. 543 тыс. гривен, в 2012 г. — 9 млн. 318 тыс. гривен за 6 месяцев 2013 г.- 4 млн. 56 тыс. гривен (64). Если к этим суммам добавить средства, которые были выделены из госбюджета на содержание других охотничьих резиденций Президента Украины — Залесье, Белоозерская, то мы получим сумму, которая больше годового бюджета всех 18 природных заповедников Украины.

 

Более  подробно об истории концепции заповедности и развитии заповедного дела  – в новой книге Владимир Борейко   “Последние островки свободы. История украинских заповедников и заповедности ( пассивной охраны природы) ( 10 век-2015 г.)” , 2015, К., КЭКЦ,  240 стр.

http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2015/07/int_ostrovki_svob_2015.pdf

Пресс-служба КЭКЦ

 

15.12.2016   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости