Пралесы Украинских Карпат и заповедность. Исторические, экологические, правовые и этические аспекты

В.Е. Борейко, Киевский эколого-культурный центр

 

История заповедания пралесов в Украинских Карпатах

«…прошу Вас приложить все усилия к защите этих объектов. Они имеют не только европейское, но и мировое значение, как остатки действительно девственных лесов, единственных в Карпатах».

(из письма профессора А. Златника профессору С.М. Стойко, 1 апреля 1958 г.)

 

Для охраны пралесов Закарпатья венгерскими учеными в 1908-1913 гг. были созданы =буково-пихтовый резерват «Тихий» (14,9 га) в верховьях р. Уж и буковый резерват «Ясень» (331,8 га) на склонах горы Кременец (1, 5, 13). В 1932 г. чешские лесоводы А. Златник (он первым в Европе  целенаправленно занимался охраной пралесов ) и А. Гилитцер обосновали 33 лесных резервата для охраны пралесов , большая часть из которых была заповедана к 1938 г. (1). Список этих  резерватов  для охраны пралесов и других природных объектов Закарпатья приводится ниже.

1) Пралес Стужица в массиве Бескиды (485 га); 2) Солански (93 га) и 3) Гола Обыч (37 га) в массиве Яворник; 4) Рогатик (25 га) и 5) Соколик (30 га) в массиве Руни; 6) Пралес Воеводина в массиве Руни (590 га); 7) Пралес Анталовецкая Поляна (110 га); 8) Лужанский пра­лес в массиве Полонина Красная (3 участка общей площадью 1402 га); 9) Каменка в Горганах (483 га); 10) Великий Горган в Горганах (433 га); 11) Пралес Великий Матащук; 12) Пралес Плешка Унгуряска в массиве Свидовец (140 га); 13) Полонски (11 га); 14) Темпа (40 га); 15) Банишора (10 га) в Кузах в массиве Лыси­на; 16) Говерла в массиве Черная гора (320 га); 17) Поп Иван в  массиве Гуцульских Альп (360 га); 18) Яма на полонине Руни; 19) Попадья в Горганах (кедровый резерват); 20) Талпиширка в Горганах (кедровый резерват); 21) Побита в Горганах (кедровый резерват); 22) Братковска в Горганах; 23) Черленяк в массиве Сви­довец; 24) Герешаска на Свидовце (скальный резерват); 25) Ворожеска на Свидовце (скальный резерват); 26) Близница на Свидовце (скальный резерват); 27) Петрошул; 28) Лазащина на Черной горе; 29) Туркул на Черной горе (скальный резерват); 30) Гутин-Томнатик на Черной горе; 31) Бребенескул на Черной горе; 32) Черная гора на Черной горе; 33) Ненеска в массиве Гуцульских Альп; 34) Петрос-Дрибка в массиве Гуцульских Альп (74 га) (1).

Также по инициативе А. Златника был расширен пралесовый резерват «Ясень» до 559,9 га, а резерват «Тихий» – до 110,3 га. Всего по инициативе А. Златника в Закарпатье  было создано 22 лесных пралесных резервата площадью более 10 тыс. га (2).

Данные резерваты создавались в системе чехословацкого Министерства лесного  и водного хозяйства и их режим запрещал только лесохозяйственные мероприятия. К сожалению, во время Второй мировой войны некоторые резерваты были частично вырублены, например резерват «Тихий». В 1984 г. остатки пралесов бывшего резервата «Тихий» были объявлены заказником (13). Ряд пралесных резерватов – Шипот, Поп Иван были вырублены при советской власти в 1940-1950-х годах (2).

В 1958 г.  чешский профессор А. Златник передал  украинскому профессору С.М. Стойко картосхемы, фотографии и другие материалы на закарпатские пралесные резерваты, что дало возможность украинским ученым начать работу по организации объектов ПЗФ для охраны пралесов в Закарпатье (1).

В 1930-х годах резерваты для охраны пралесов создавались также и польскими учеными на территории современных Львовской, Ивано-Франковской областей. Например, лесной резерват «Княж-Двор» (94 га), лесной резерват «Черногора» (1534 га), лесной резерват «Горганы» (1121, 58 га), лесной резерват на горе «Яйцо» (255,19 га), и др. в Ивано-Франковской области (1).

В организации лесного резервата на горе «Яйцо» принимал участие митрополит А. Шептицкий (1).

С начала заповедания пралесов в Украинских Карпатах прошло уже более 100 лет. Пришло время взять их все полностью под охрану.

 

 

Пралесы как эталон естественного, спонтанного хода природных процессов

Пралесы являются необыкновенно хрупким созданием дикой природы. Различные рубки, строительство дорог, туризм, выпас скота, пожары, заготовка лекарственного сырья лишают пралесы ключевых критериев их идентификации, что автоматически выводит их из этой категории.

Сформировавшись совершенно без влияния человека, долгое время сохранявшиеся благодаря своей недоступности высоко в горах, сейчас пралесы могут сохраниться только благодаря режиму заповедности.

Перефразируя А.И. Герцена, пралесы могут представляться нам огромной гармонической анархией, где все идет само по себе (3).

В пралесах дикая природа полностью проявляет свою свободную волю, которая выражается в гармонии хаоса. Гармонический хаос, в свою очередь, порождает новые экосистемы, виды дикой флоры и фауны. Поэтому гармонический хаос, имеющийся в пралесах, обладает настоящей ценностью и должен быть сохранен благодаря заповедному режиму. Гармонический хаос – это инструмент, без которого не может быть ни успешного эволюционного развития, ни богатого биоразнообразия. В свою очередь отсутствие свободы и гармонического хаоса означает для пралесов биологическую и моральную деградацию. Свобода и гармонический хаос обеспечивают качество благосостояния, динамику эволюции пралесов, спонтанное развитие естественных природных экосистем, процесс формирования новых видов дикой фауны, флоры и микроорганизмов.

Основная ошибка современного менеджмента заповедников состоит в подспудном желании навести порядок в дикой природе. Поваленные и гниющие деревья, насекомые-«вредители»,  пожары вызывали и вызывают ужас у чиновников от природоохраны. По сути вся история  заповедного дела –это история борьбы с гармоническим хаосом, попытка наведения порядка в природе.

Такая стратегия заповедного дела к пралесам не подходит. Ведь пралес – это лесной массив, который никогда не знал человеческого воздействия и в своей структуре и динамике демонстрирует естественное развитие (6). Любые регуляционные меры, предусмотренные в природных заповедниках частью второй статьи 16 Закона «О природно-заповедном фонде Украины» будут направлены на порчу и уничтожение пралесов. Поэтому заповедные участки пралесов необходимо рассматривать прежде всего как эталон естественного, спонтанного хода природных процессов и явлений (3). Поэтому необходимо внести  в Закон «О природно-заповедном фонде Украины» соответствующие изменения, без которых пралесы в будущем не сохранить.

 

Пралесы – рай для биоразнообразия

Пралесы убедительно демонстрируют эффективность пассивной охраны природы (заповедности). Например, в пралесах Закарпатья встречается 73 видов млекопитающих, 101 вид птиц, более 1 тыс. видов сосудистых растений, около 450 видов мхов, более 430 видов лишайника, более 700 видов грибов. Тут имеются практически все виды древоразрушительных грибов, встречающихся в Европе, а также все европейские виды дятлов.

Неприкосновенность пралесов является надежным условием для обитания в них многих редких видов животных, занесенных в Красную книгу Украины – бурого медведя, рыси, лесного кота, черного аиста, филина, беркута, малого подорлика, орла-карлика, змееяда, альпийского усача (6). Наличие в пралесах значительного количества дуплистых деревьев позволяет выжить животным, связанным с дуплами  -  птицы-дуплогнездники, летучие мыши, белки, сони, куницы. Значительное количество в пралесах мертвой древесины (70 куб.м/га против 5 куб.м/га согласно Санитарных правил в лесах Украины) позволяет существовать целому комплексу организмов-ксилобионтов (6, 14). Исследования, проведенные в пралесах Карпатского биосферного заповедника убедительно показали их ценность для охраны лесного биоразнообразия на примере птиц. Тут встречается 141 (64,1 % орнитофауны региона) вид птиц, из которых 22 вида занесены в Красную книгу Украины.

Средняя плотность таких редких птиц как клинтух, неясыть длиннохвостая, белоспинный дятел в пралесах- самая наивысшая в регионе. В буковых пралесах плотность неясыти длиннохвостой достигает 0,9 пары на 1 кв. км, а в Украинских Карпатах – на порядок ниже – 1 пара на 10-15 кв.км.

В буковых пралесах заповедника обитает 20 % карпатской популяции сапсана, 13,3 % белоспинного дятла, по 10 % филина и мохноногого сыча, по 6 % клинтуха, неясыти длиннохвостой (7).

По данным Ю.С. Шпарика, разнообразие высших грибов и насекомых пралесах значительно выше, чем в хозяйственных (15).

Сохранение генофонда биологических видов в пралесах является залогом поддержания эволюционного процесса, ибо жизнь рождает жизнь.

 

 

Пралесы – проявление священности и красоты дикой природы

Толстенные свечкоподобные стволы старых деревьев создают гигантскую колонаду настоящего храма природы, которая  поражает своей мощностью, величием и древностью. Дикость, первичность, девственность пралесов, которая обусловлена отсутствием каких-либо следов человеческой деятельности, наличием большого количества гигантских отмерших  стоящих и поваленных деревьев, которые покрыты  коврами мхов и бородами лишайников, формирует необычайную гармонию хаоса, и позволяет нам взглянуть на мир природы глазами античных философов (6).

 

 

Заповедность как условие реанимации старовековых лесов и превращения их в пралесы

Известные российские экологи и деятели заповедного дела Н.Ф. Реймарс и В.Р. Штильмарк писали, что заповедание может осуществляться как восстановительный акт, своеобразная «реанимация» природной системы» (11). Позже эта идея была трансформирована в один из семи принципов концепции заповедности (4) и может быть с успехом реализована в менеджменте пралесов.

Дело в том, что согласно критериям и методике идентификации старовековых лесов и пралесов, разработанным ВВФ, есть некоторые различия между пралесами и старовековыми лесами (10). Старовековые леса выглядят, как пралесы, но не являются ними по причине наличия следов прямого антропогенного воздействия (видимых или задокументированных) (10, 16).

Ценность старовековых лесов в том, что они являются конечной стадией формирования пралесов. И при наличии заповедности, которая будет обеспечивать «реанимацию» природной системы, через определенное время, достаточного для того, чтобы видимые следы антропогенного воздействия исчезли и задокументированные следы антропогенного воздействия отдалились во времени, старовековой лес превратится в пралес и получит максимальную природоохранную ценность (16).

 

 

Этическая, внутренняя ценность пралесов

Экспертами обосновываются различные ценности пралесов – эстетическая, экообразовательная, научная, лесохозяйственная (6, 12). Однако эти ценности имеют антропоцентрическое значение, так как полезны прежде всего для человека. Не следует оценивать пралесы только меркантильно, практически. Не умаляя их значения, необходимо говорить и об этической ценности пралесов, которая состоит в том, что пралесы ценны сами по себе, независимо от пользы для других, в том числе для человека. Перефразируя И. Канта, пралесы являются целью сами по себе, для себя, для своей собственной пользы. Эта внутренняя ценность пралесов независима от чьей-либо оценки, а также от полезности или заслуги. Пралесы необходимо рассматривать как самоцель, а не только как средство для достижения целей человека. Поэтому оценивание ценности пралесов может происходить не только в долларах, а и в уважении, восхищении.

Только одной внутренней, этической ценности пралесов уже достаточно для обоснования их прав на существование, свободу и защиту.

 

Литература

  1. Борейко В.Е., 2001, История охраны природы Украины, К., КЭКЦ, 544 стр.
  2. Борейко В.Е., 2001, Словарь деятелей охраны природы, К., КЭКЦ, 524 стр.
  3. Борейко В.Е., 2010, Заповедники, заповедность и живородящий хаос, К., КЭКЦ, 48 стр.
  4. Борейко В.Е., Бриних В.А., Парникоза И.Ю., 2015, Заповедность (пассивная охрана природы). Теория и практика, К., КЭКЦ, 112 стр.
  5. Борейко В.Е., 2015, Последние островки свободы. История украинских заповедников и заповедность (пассивной охраны природы, К., КЭКЦ, 240 стр.
  6. Гамор Ф.Д., Довганич Я.О., Пикиньчереда В.Ф., та інші, 2008, Праліси Закарпаття, Інвентарізація та менеджмент, Рахів, 86 ст.
  7. Годованець Б.Й., 2013, Значення букових пралісів Карпатського біосферного заповідника для збереження рідкісних видів птахів. В кн. Букові праліси та давньобукові ліси Європи: проблеми збереження та сталого використання, Матеріали міжнародної конференції, Рахів, ст.. 77-80.
  8. Закон Украины «О природно-заповедном фонде Украины».
  9. Кожевников Г.А., 1909, О необходимости устройства заповедных участков для охраны русской природы, В кн. Охота и охрана природы, ч. 1, М., стр. 135-147.
  10. Критерії та методика ідентифікації старовікових лісів і пралісів, 2015, WWF.
  11.  Реймерс Ф.Р., Штильмарк Ф.Р., 1978, Особо охраняемые природные территории, М., Мысль, 295 стр.
  12. Стойко С.М., 2001, Охрана пралесов – реликвии дикой природы, Гуманитарный экологический журнал, спецвыпуск.
  13.  Стойко С., Копач В., 2013, Нарис розвитку заповідної справи та створення пралісових резерватів, www.carpathians.eu/?id=1850.
  14. Чернявський М., Яремченко О., 2015, Експертний висновок про охорону пралісів, Відповіді на запитання, рукопис, 9 ст.
  15.  Шпарик Ю.С., 2015, Екологічна та культурна цінність пралісів і старовікових лісів Карпат.
  16.  Шпарик Ю.С., 2015, Експертний висновок про охорону пралісів, Відповіді на запитання, рукопис, 8 ст.

20.01.2016   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости