Покровительство диким животным* | Киевский эколого-культурный центр

Покровительство диким животным*

К.А Греве

*Сокращенный вариант. Опубликовано: К.А. Греве, 1911. Покровительство диким животным // Труды Второго Всероссийского съезда охотников в Москве (17–25 ноября 1909). — М. — С. 378–384.

Каждый, кому приходится постоянно следить за литературой, просматривать охотничьи, рыбоводственные, сельскохозяйственные и лесоводственные журналы и подобные периодические издания, а также и новейшие описания путешествий в чужие страны, даже к негостеприимным полюсам, должен прийти к такому убеждению, что эгоизм, односторонность во взглядах, суеверие, жадность, корыстолюбие и дикость нравов со одной стороны, а с другой — погоня за установлением «нового рекорда», спортсменское хвастовство (иногда опираясь как бы на хорошо обоснованные доводы), почти лихорадочно стараются уничтожать животных, отчасти необходимых для жизни и процветания целых народов. Я укажу только на американского бизона и все те существа, которые с узко человеческой точки зрения принято называть «хищными». А вот в новейшее время и знаменитый профессор-бактериолог Кох заявил, что необходимо в Африке, в тех областях, где водится мухаце-це, переносящая сонную болезнь, совершенно уничтожить всех диких копытных животных!

Мне могут возразить, что у нас в России дело еще не обстоит так страшно, что мы еще не дошли до той виртуозности в истреблении хищников, как германские охотники, что при все более прогрессирующей культуре без уничтожения того или другого вида животных, не способных к приспособлению к новым условиям жизни, нельзя обойтись, что в большинстве случаев этой судьбе подвергаются животные вредные в каком либо отношении, между тем как полезные, хотя и сокращаются в числе, не исчезают совершенно. На это я должен ответить, что понятия «вредное» и «полезное животное» — понятия весьма относительные и растяжимые и, смотря по точке зрения рассуждающего, иногда совершенно противоположные.

Животное, по взгляду охотника «полезное», с точки зрения лесовода или агронома окажется «вредным» и наоборот. Кому наносила вред морская корова в Беринговом море, истребленная жадными китоловами через 27 лет после ее нахождения Стеллером, или чем был вреден бизон северо-американских прерий? Это животное, доставлявшее индейцам одежду, материал для жилищ и пищу, начиная с 1875 г., в 2–3 десятилетия с несколько миллионов голов было сведено на стадо в несколько сотен, охраняемых в разных резервациях, и уничтожалось не потому, что его шкуры и мясо понадобились бледнокожим, только потому, что англо-американцы пожелали испробовать новое скорострельное оружие, пошли на пари, стремились перещеголять друг друга в установлении рекордов. Таких примеров я мог бы насчитать много и из новейшего времени (африканский белый носорог, камчатский бобр, гренландский кит и др.). В последние годы вошли даже в моду экспедиции богатых спортсменов с супругами на роскошно устроенных пароходах в Северный ледовитый океан, где беспощадно бьются белые медведи, моржи, тюлени, киты и всяка птица. Не лучше поступали экспедиции с научной вывеской в Гренландии, где с целью поймать 2–3 теленка сотнями избивали старых мускусных быков. В большинстве случаев главная цель — записать: «убито столько-то штук», снять фотографию и издать книгу, чтобы поравняться с каким-нибудь знаменитым путешественником. Домой привозятся «трофеи», т.е. шкуры, а еще чаще головы, если они с рогами или клыками, для украшения «кабинета», в музеи попадает мало, да и материал-то этот редко имеет научное значение, ибо он собран неумело, не полный и разве ведет только к установлению плохо обоснованных новых видов, обогащающих лишь груду синонимов, но носящих, конечно, фамилию жертвователя.

Но и помимо этих спортсменов, желающих только почаще выпалить из своего ружья новейшей системы и у себя дома для этой цели кроме ворон ничего не находящих и ничего общего с настоящим охотников не имеющих, большинству наших животных грозит полное уничтожение, если уважить все желания разных сторон, заинтересованных в этом вопросе.

Чтобы это доказать, я позволю себе привести только один пример на основании данных, почерпнутых мною из указанных уже выше периодических специальных изданий и относящихся к теме 60-ти приблизительно видов животных млекопитающих, которые встречаются в средней полосе России. При этом мною были приняты во внимание желания садоводов, агрономов, лесоводов, рыборазводчиков, охотников и общераспространенные суеверия. Если по ним себе составить список тех млекопитающих, которые по той или другой причине обречены на смерть, то может остаться в живых только 5% (3 вида).

Суеверие требует уничтожения летучих мышей, и никакими доводами нельзя убедить людей, что это весьма полезные истребители вредных насекомых. К счастью, они отлично умеют прятаться днем и таким образом спасаются от преследования.

Рыбоводы и рыболовы не без причины жалуются на водяную кутору, выдру, черную, серую и водяную крыс, менее справедливы их жалобы на норку и тюленей, ибо первое животное питается преимущественно истребляя низших морских животных и ракообразных.

Лесоводы обвиняют белку в уничтожении большого количества семян хвойных деревьев, разные лесные и полевые мыши и полевки, соня-полчок и т.д. объедают корни полезных растений, ценных искусственных насаждений и обгрызают саженцы в питомниках, беляк ест кору лиственных пород, а лось, великан наших таежных лесов, сдирает кору с деревьев и обгрызает макушки ели и сосны.

Агрономы к мелким хищникам относятся не враждебно (к лисице, всем видам куниц, хорьку, горностаю, ласке): хотя они иногда и таскают домашнюю птицу, но они полезны и в качестве истребителей вредных грызунов. Но в один голос с садоводами они проклинают крота за его кочки и приписывают ему целый ряд злодеяний, которые нужно отнести за счет разных червей, личинок, хрущей и мелких грызунов, которые крота и привлекают. Путероя они преследуют, хотя он истребляет массу разной твари, потому что думают, что он кусает и отравляет скотину. Русак любит лакомиться корой плодовых деревьев, а иногда и капустой, наконец, козуля заходит летом в хлеба.

Охотники, по крайне мере в немецких охотничьих журналах, сообщают страшные дела про крота и ежа: первый втаскивает в свои норки молодую птицу, а еж является хитрым истребителем гнездящихся на земле птиц и их яиц, является сейчас же, если услышит свист рябчика; барсук браконьерствует; белка-убийца, ловит птицу и выпивает яйца, а про настоящих «хищников» и говорить нечего — они все кругом виноваты и подлежат уничтожению без пощады.

Если я не нашел никаких обвинений по отношению лесной землеройки, землеройки-малютки и летяги, то это только благодаря тому, что они ведут весьма скрытную жизнь. Летяга, несмотря на это, стала редка, так как современное лесоводство не допускает дуплистых деревьев и, таким образом, это характерное животное смешанных северных лесов лишается подходящих жилищ.

Если теперь отнестись к делу беспристрастно, если согласиться, что люди имеют право защищать свои культурные насаждения и охранять полезных животных от их врагов, все-таки с другой стороны мы можем требовать в интересах сохранения некоторых интересных и у нас уже редких животных (между ними уже и рысь и медведь) и по причине эстетических и нравственных соображений считать таких животных интегрирующей составной частью характера наших лесов, чтобы, прежде чем приступить к окончательному истреблению настоящих или мнимых хищников, нужно испробовать всевозможные меры к устранению их вредного действия иным путем, оградами, пугалами и т.п., а если они слишком сильно размножаются, то их не истреблять совершенно, а только сокращать в числе. Никто не станет спорить, что вредность многих животных доказана, но у большего числа, она — только мнимая, потому что слишком спешно обобщались результаты недостаточных единичных наблюдений, или потому, что наблюдатели видели то, что именно желали увидеть, а не то, что совершалось в действительности. Нужно уметь наблюдать.

Мы, приводя примеры, имели в виду только наших млекопитающих и могли убедиться, что при уважении всех желаний, высказанных в приведенных выше изданиях, почти не осталось бы ни одного животного. Но то же самое легко можно доказать относительно представителей пернатого царства и других отрядов. Всегда и всюду можно подобрать «практические доводы» для их истребления, хотя не всегда их нужно отнести к разряду столь гнусных, вытекающих из отвратительной жадности поводов, каковые видны из статьи рыбовода, доказывающего, что необходимо назначить награду за истребление зимородка, ибо пара этой птички в течение одного года у него причинила в прудах с молодой форелью убытка на 13 марок 75 пфеннигов (6 руб. 20 коп.)! Из-за грошей, не попавших в карман продающего на тысячи марок в сезон рыбы, должна быть уничтожена птица-красавица, попадающаяся вовсе не часто и притом не крупная, могущая совладать разве только с рыбкой не больше снитка!

 

Т е з и с ы

 

  1.  Уничтожение хотя бы одного из видов местной фауны влечет за собой нарушение естественного равновесия в природе и отзывается неблагоприятно и на человеке.
  2.  Животные полезные, а редкие безусловно, и хищные в известных размерах должны быть охраняемы законом.
  3.  Должны быть устроены в разных частях империи заповедные участки, в которых ни в какое время никому и ни на какое животное не должна быть разрешаема охота.
  4.  Необходимо, в виду нравственного значения этого вопроса, воздействовать в данном направлении на сельское население и учащуюся молодежь вообще.

 

Более подробней о видовом терроре можно прочитать  в книге Вл. Борейко ” Видовой террор”  http://ecoethics.ru/kniga-vidovoy-terror/

 

Пресс-служба КЭКЦ

30.07.2018   Рубрики: Зоозащита, Новости