Охрана природы в разных странах в связи с вопросом о постановке этого дела в России

Г.А.Кожевников

( ЦГА России, ф. 2307, оп.2,д.1.,л.1-19, опубликовано =Этико-эстетический подход в охране природы и заповедном деле, 1997, К.,КЭКЦ)

Необходимость охраны природы в нашей стране настолько очевидна, особенно в настоящее тревожное время, что доказывать эту необходимость не представляется никакой надобности*. Приходится только говорить о путях и мерах к фактическому осуществлению этой охраны и тут, конечно, прежде всего необходимо ознакомиться с постановкою этого дела в других странах, дабы из многолетнего и многообразного опыта почерпнуть необходимые указания. Материал по вопросу об охране природы в настоящее время уже довольно велик и, чтобы в нем легче разобраться, я считаю полезным несколько классифицировать различные формы охраны природы, делая, конечно, необходимую оговорку, что устанавливаемые категории не отличаются строгою определенностью и между ними имеются переходы. Принципы классификации могут быть различны. Во-первых, можно отличать заповедность полную и заповедность частичную. Это применимо и к объектам заповедности, и к сроку заповедности. По устанавливаемой у нас терминологии предлагается называть специально “заповедником” определенную площадь, объявляемую неприкосновенной навсегда, а “заказником” – площадь, объявляемую неприкосновенной на время*. По отношению к объектам охраны полная заповедность состоит в том, что в данном участке все считается неприкосновенным, а неполная в том, что одни виды животных считаются неприкосновенными, а другие, наоборот, даже специально преследуются. Так например, в заповедниках, охраняющих ценные виды травоядных животных, считается необходимым истребление хищников. Несомненно, однако, что истинная идея “заповедности” этим резко нарушается. Нарушается она и тем, что в пределах заповедника проводятся дороги, возводятся постройки и допускаются какие бы то ни было формы хозяйственного пользования**. Я считаю, что с научной точки зрения безусловно необходимы абсолютно неприкосновенные заповедники, где природа была бы предоставлена сама себе. В природе действуют такие мощные саморегулирующие силы, что нам совершенно нечего беспокоиться о каких-либо нарушениях равновесия. Неизвестно случая, чтобы один вид животных истребил другой. Это делает только человек. Лишь предоставив природу вполне самой себе, можем мы изучать ее законы ***. По отношению к растительности принцип полной заповедности особенно важен. Всякое вмешательство в жизнь естественного растительного сообщества в целях охраны его как “памятника природы” будет абсурдом. Необходимо помнить, что влияние человека есть фактор совершенно иной категории, чем влияние сил природы. “Частичность” заповедности может быть доведена до того, что охране подлежат немногие виды или даже один вид. Можно отличать заповедники научные, охотничьи, эстетические. Можно, наконец, отличать заповедники с точки зрения их административного устройства. Кроме устройства заповедников и заказников, существуют и иные формы охраны природы от истребительного влияния человека. Принимая все сказанное во внимание, мы можем различать: 1). Устройство, путем специальных законодательных актов, больших государственных заповедников, называемых иногда по весьма неудачной для нашего языка американской терминологии “национальными парками”. (Термин этот надо бы у нас всегда заменять словом “заповедник”). Конечно, величина таких государственных заповедников может быть весьма различна, но все-таки всегда это должны быть обширные площади и организация их устройства является делом сложным и дорого стоящим. 2). Охрану, в качестве “памятников природы”, сравнительно небольших, а иногда даже очень маленьких участков, представляющих характерные особенности, иногда даже отдельных предметов, как, например, замечательное дерево (например, известный “Кунцевский дуб” около Москвы) и т.п. Хотя термин “памятники природы”, впервые введенный в употребление Гумбольдтом, но после забытый и уже значительно позже удачно пущенный в оборот Конвенцем, одинаково применим ко всякого рода заповедным местам, но специально удобен он именно для обозначения отдельных предметов и очень небольших охраняемых площадей, к которым мало подходит выражение “заповедник”. 3). Защиту от истребления редких видов растений и животных. Эта защита не касается определенного участка, а касается определенного вида, где бы он не встретился (пример – речной бобр с его сильно разрозненным распространением). Эта форма охраны природы тесно соприкасается со следующей. 4). Усовершенствование охотничьего и рыболовного законодательства. Оберегая вообще животное население, кроме некоторых хищников, от истребления, охотничье законодательство всегда принимает некоторые редкие виды под специальное покровительство. 5). Повышение в народе общего бережливого отношения к природе путем школьной и внешкольной проповеди, издания брошюр и плакатов и т.п. Большие заповедники (“Национальные парки”) были впервые основаны в Соединенных Штатах Америки. В 1832 году был основан первый государственный заповедник не только С. Америки, но и вообще всего земного шара, и предметом охраны здесь были не растения или животные, а горячие ключи. Это был “Заповедник горячих ключей” (Hot Spring Reservation) в штате Арканзас, в пределах которого находилось 49 горячих ключей. В 1864 году в Калифорнии, в долине р. Сьерра-Невада была превращена в “национальный парк” местность, называемая Йосемитская долина (Josemite Valley), площадью около 5600 кв. килом. Главнойцелью устройства этого заповедника была охрана гигантских деревьев Sequoia gigantea, но там вообще запрещено какое бы то ни было использование природы, за исключением рыбной ловли на особо ограничительных условиях. В 1872 году был основан знаменитый Иеллоустоунский заповедник, общеизвестный под именем Иеллоустоунского парка, площадью в 8671 километров, самый большой заповедник земного шара, пользующийся наибольшей известностью, хотя и не осуществляющий, как было выше указано, полностью идеи заповедника. Относительно Иеллоустоунского парка существует целая литература, разбросанная по разным популярным изданиям. Менее известны другие государственные заповедники Соединенных Штатов, а именно: “Sequoia Natinal Park” (второй в Калифорнии специально для охраны гигантского Sequoia), “Парк Генерала Гранта”, тоже в Калифорнии, “Mount Rainer Park” в Штате Вашингтон, Аризонский Национальный парк, специально для охраны ископаемых деревьев триасового периода (Dadakylon arizonicum), “Crater Lake Park” в Орегоне, “Wind Cave Park” в Южной Дакоте, “Sally Hill Park” в Северной Дакоте, “Platt National Park” в штате Оклахома, “Mesa Werde Park” в Колорадо и Миннесотский национальный парк. (Hекотоpые английские и немецкие названия из-за плохого качества оpигинала, возможно, здесь и дальше даются с ошибками – В.Б.). Значительная часть этих американских заповедников возникла в новейшее время, после 1890 года. Лишь Арканзасский, Иосемитский и Иеллоустоунский парки основаны значительно раньше. Между основанием первого “заповедника горячих ключей” и основанием Иосемитского парка прошло 32 года, между основанием Иеллоустоунского парка и второго Калифорнийского заповедника прошло 18 лет, а затем новые заповедники основывались с короткими промежутками. Очевидно, настал период, когда сознание необходимости спешить с обустройством заповедников назрело у американского народа. Большие американские заповедники, являясь учреждениями Государственными, подчинены строгой регламентации, строгому надзору и требуют для своего содержания больших средств, щедро отпускаемых правительством. По своим природным условиям Россия наиболее похожа на Северную Америку. И там, и тут имеются громадные пространства еще не заселеных и не тронутых культурою земель, и там и тут еще имеются дикари, и там и тут еще есть местности, где население добывает себе средства к существованию охотой в обстановке первобытной природы. Из всех Европейских стран только Россия имеет еще возможность создавать грандиозные по размерам государственные заповедники. И она уже вступила на этот путь путем основания больших охотничьих заповедников: Саянского в 1915 году, площадью около 500000 десятин и Баргузинского, тоже в 1915 году, площадью около 350000 десятин. Если будет признано необходимым основать не специально охотничьи, а заповедники как памятники природы, в государственном масштабе, то необходимо будет при первой возможности командировать в Северную Америку несколько лиц для специального подробного ознакомления с практикой американских заповедников. Кроме так называемых”национальных парков”, С.А. Соединенные Штаты обладают значительной площадью в 5.8 миллионов акров охраняемых лесных площадей (всего 153 леса) в штатах и территриях Аризона, Арканзас, Айдахо (Idaho), Калифорния, Канзас, Колорадо, Монтана, Небраска, Невада, Новая Мексика, Оклахома, Орегон, Южная Дакота, Вашингтон, Иоминг (Wyoming), Аляска и Порто-Рико. Это охраняемые участки охраняются уже не с такою строгостью, как “национальные парки”. Здесь основной целью является не “заповедность” в истинном смысле слова, а просто стремление уберечь эти леса от хищнического использования в целях наживы и от беспорядочного ведения хозяйства. Канада тоже имеет ряд больших охраняемых площадей по нескольку тысяч квадратных верст каждая. Страны Западной Европы мало удобны для устройства заповедников. Насколько известно, таковые пока существуют только в Швеции и Швейцарии и возникли лишь в недавнее время. В Швеции вопрос об устройстве заповедников возник только в 1904 году, а получил практическое осуществление в 1909. Всего имеется* 10 заповедных участков весьма небольших сравнительно с американскими. Наиболее крупные из них лежат в Северной Лапландии. Из них Sarjekfjall имеет 19 кв. миль, а Stora Sjofallet 15 кв. миль площади. Один из заповедных участков имеет всего 200 гектаров площади. В Швейцарии государственный заповедник, названный по примеру американцев ** “Швейцарским национальным парком”, возник только в 1910 году. Он имеет площадь всего в 22 кв. километра и помещается в весьма глухом уголке Швейцарии, в Энгадинской долине, в которой сохранилось много первобытной растительности и имеются серны, олени, козули, сурки, выдры, норка, горностаи, лисицы, тетерева, рябчики, белые куропатки, орлы, филины, совы и многие другие птицы, не являющиеся, как и выше перечисленные, какою либо редкостью, но исчезнувшие в густозаселенных местностях Средней Европы. Интересно отметить, что швейцарские охранители природы мечтают о водворении в пределы своего “Национального парка” почти исчезнувшего из Швейцарии медведя, последние экземпляры которого были убиты в Энгадинской долине в 1878 году, но отдельные экземпляры попадаются в соседних местностях. Это поучительный пример того, что стремление истреблять хищников должно иметь свои пределы. Как бы ни было вредно для хозяйства животное, обрекать его на полное истребление нельзя. В заповедниках должно найтись место для любого представителя фауны. Швейцарский “Национальный парк” тесно связан с деятельностью организаций по охране природы в Швейцарии и этой деятельности необходимо коснуться, т.к. она весьма поучительна. Я полагаю, что у нас в России дело охраны природы станет на твердую почву только тогда, когда наряду с правительственными мероприятиями общегосударственного масштаба широко разовьется общественная инициатива и общественная самодеятельность. В 1906 году в Швейцарии основалась “Комиссия для охраны природы” (Schweizerische Naturschutzkomission). Она выделилась из среды Швейцарского естественноисторического Общества (Schwezerische Naturforschende Geselschaft), в изданиях которого сперва печатались ее отчеты. Эта центральная природоохранительная Комиссия поставила своей первой задачей охрану альпийских растений по всей Щвейцарии от хищнического истребления туристами и промышленниками, собиравшими их на “сувениры” для таких же туристов (на первом плане знаменитый “Edelweiss”). Это типичный пример той формы охраны природы, которая отмечена мною выше под пунктом 3), когда охраняется не местность, а предмет, где бы он ни был. Эта же Центральная Природоохранительная Комиссия поставила в свою программу основание “Швейцарского национального парка”, которое состоялось в 1910 году. Центральная Швейцарская Природоохранительная Комиссия состоит из 14 человек, но кроме нее есть еще кантональные Комиссии, состав некоторых из коих многочисленнее и организация сложнее, чем в центральной. Так, например, в кантонах Ваадт и Цюрих в Комиссии по охране природы имеются специальные секции геологии, ботаники, зоологии и доисторическая. Деятельность центральной комиссии весьма разнообразна. Она и фактически осуществляет охрану природы, и проповедует идею этой охраны, устраивает заседания, печатает отчеты, принимает участие в выработке законов об охоте и т.п. Для поддержания деятельности этого центрального учреждения создалась в Швейцарии широкая общественная организация, а именно “Швейцарский союз для охраны природы” (Schweizerischer Bund fur Naturschutz), основанный 1 июля 1909 года. Это широкая общественная всенародная организация, объединившая в себе в 1910 году 28000 человек, каждый из которых делал в кассу союза ничтожный по размерам взнос в 1 франк в год, но за то все делали взнос аккуратно, так что в результате получалась весьма солидная по швейцарскому масштабу цифра, принимая во внимание, что годовая арендная плата за площадь заповедника, которая арендуется на 99 лет, а не объявлена государственной собственностью, равна всего 30000 франков. Таким образом однофранковые взносы почти покрывают главный расход по национальному парку. Это поучительный пример общенародного участия в Государственном деле. Такое участие имеет, конечно, громадное моральное значение: каждый член союза сознает себя участником кpупного дела и, конечно, содействует по мере возможности его успеху путем пропаганды. Общий приход Союза в 1916 году был 35000 фр. и имелся запасной капитал 50000 фр. Интересно отметить, что в начале пропаганда Союза не имела успеха, а потом, благодаря настойчивости инициаторов дела, наоборот, успех получился очень крупный. В Швейцарии существуют еще общественные организации в связи с вопросом об охране природы: Schweizerische Vereinigung fur Heimatschutz, Schweizerische Geselschaft fur Vogelkunde und Vogelschutz. Последнее общество, заботясь, подобно многим таким же в других странах*, специально об охране птиц, конечно, тем самым осуществляет одну из прямых задач охраны природы, а общество “Heimatschutz”, что приходится переводить несколько необычно в данном случае звучащими словами “Охрана родины”, имеет в своей программе более широкие, чем охрана природы, задачи, которые в западноевропейских странах тесно примыкают к задачам охраны природы. Это общество и другие, подобные ему, например, в Германии, задаются целью сохранить типичные особенности национальной культуры от разрушительного обезличивающего влияния интернационализма. Стараются сохранить внешний вид старинных городов, отдельных улиц и зданий, исторические памятники, старинную бытовую обстановку, национальные костюмы и т.п. Этой охраной поддерживается чувство любви к родине, здоровое национальное чувство, являющееся истинным залогом народной силы. Стараются также сохранить типичные особенности ландшафта, с художественной точки зрения общего вида, общей картины местности, независимо от охраны определенные животные и растительные формы. В Германии и Австрии до самого последнего времени (мои сведения относятся к 1913 году) не было большого государственного заповедника (“Национального Парка”), но явилась мысль о необходимости создать его. В 1910 году основалось особое общество (Verein)под названием “Naturschutzpark” *, объединяющее интересы Германии и Австрии, поставившее себе целью создать три государственных заповедника соответственно главным типам местностей: высокогорный заповедник, заповедник срединных высот и заповедник северногерманской низменности. В качестве высокогорного заповедника намечена площадь в 150 кв. километров в Штирии, в качестве заповедника средних высот площадь в 6700 гектаров в Баварии, в качестве заповедника низменности выбор пал, конечно, на знаменитый Люнебургский верещатник (Luneburger Heide) в Ганновере, где намечена площадь приблизительно в четыре кв. мили. Интересно отметить, что, несмотря на то, что в Германии существует правительственная организация для охраны природы, почин в деле устройства больших государственных заповедников принадлежит обществу. Общество “Naturschutzpark” облагает своих членов взносом по 2 марки в год, который может быть заменен единовременным пожизненным взносом в 100 марок. Но, конечно, этих взносов не может быть достаточно для того, чтобы окупить расходы по устройству заповедников, и, хотя мы еще не имеем пока данных в том, что они устроены, но есть указание, что Прусское правительство назначило по 40000 мк. в год в течение 10 лет в качестве субсидии на устройство названного заповедника в Люнебуpгском верещатнике. Немецкие авторы не делают особого различия между терминами “Nationalpark” и “Reservation”. Мне кажется, что термин “Nationalpark” применяется больше к крупным заповедникам, т.к. и самый термин возник в Америке, где они значительно больше европейских. В Германии имеется целый ряд заповедников небольшого размера, не носящих названия “национальных парков”. Они и не являются общегосударственными установлениями, а суть установления чисто местного провинциального характера и содержатся на средства провинциальных или даже городских управлений или на средства обществ. Так в провинции Бранденбург имеется площадь в 167 гектаров около Хорина, которая охраняется правительством с 1907 года. В Сабабурге имеется лесной заповедник в 70 гектаров, Ольденбурге в 80 гектаров. В долине Изара имеется охраняемый ландшафт, находящийся на попечении местного общества и городского управления города Мюнхена. В Австрии отдельные лица, крупные землевладельцы устраивают на свои средства частные заповедники в своих владениях. Так еще в 1860 году князь Шварценберг основал в Богемском лесу заповедник площадью в 115 гектаров с целью сохранить для потомства образец первобытного среднеевропейского леса. В новейшее время в той же области, недалеко от Эйзенштейна, князь Гогенцоллерн основал заповедник площадью в 175 гектаров. Во владениях князя Лихтенштейна имеется заповедник в 143 гектара (в Моравии). Правительственных заповедников в 1913 г. в Австрии не было. Организация охраны природы особенно интересна в Пруссии. Здесь с 1907 года создалось правительственное учреждение “Statliche Stelle fur Naturdenkmalpflege”, имеющее свое собственное помещение в бывшем здании Берлинского ботанического музея *. Я лично посетил это учреждение осенью 1913 года и ознакомился с его организацией. Помещение учреждения состоит из семи комнат, одна из которых библиотечная, а одна является залой заседаний и аудиторией для чтений с диапозитивами. Персонал учреждения состоит из заведующего, трех сотрудников, из коих 2 натуралиста и один юрисконсульт, двух библиотекарей и двух писцов. Учреждение имеет определенный годовой бюджет и получает кроме того единовременные субсидии. В отдельных провинциях Пруссии имеются отделения центрального учреждения, а именно в Восточной Пруссии, Бранденбурге, Померании, (…) Шлезвиге, Саксонии, (…) Ганновере, Вестфалии, Гессене Нассау, Рейнской провинции и Гогенцоллерской земле. В каждой из помянутых провинций имеется иногда по одному, а чаще по два, по три и более местных организаций для охраны природы. Так, например, в Шлезвиге мы имеем 6, в Ганновере тоже 6, в Гессене Нассау 5 местных учреждений в разных городах. Кроме этих многочисленных учреждений, являющихся разветвлениями центральной правительственной организации, в Пруссии имеются еще самостоятельные общественные организации, ведающие охраной природы. Как, например, общество для охраны памятников природы в Восточной Пруссии, Союз для охраны памятников природы и охраны родины в Штраусберге, немецкое общество для охраны птиц в Мерзебурге, общество охраны памятников природы, таковые же в Марбурге. Союз “Heimatschutz” и некоторые другие общества и союзы включают в свою программу, между прочим, и охрану природы. По примеру Пруссии и в Баварии, и в Саксоноии, и в Вюртенберге и в Бадене имеются правительственные учреждения для охраны природы. В результате можно сказать, что ни в одной стране не имеется такой сети организаций, заботящихся об охране природы, как в Германии. К сожалению, движение это разрослось в Германии уже тогда, когда от первобытной природы остались лишь клочки. И потому германская работа по охране природы приняла особый характер детальной, мелкой работы, заботы об небольших кусочках земли, об маленьких лесочках, рощицах, болотах, берегах речек, об отдельных скалах, даже отдельных больших валунах, об отдельных группах деревьев, даже об отдельных замечательных деревьях, словом об отдельных даже мелких предметах, которые подходят под понятие “памятники природы”, являясь хотя бы осколком от величественной картины первобытной природы. Эта мозаичная работа немецких деятелей по охране природы ведет к тому, что в Центральном управлении по охране природы в Берлине скопляется громадный материал, касающийся многочисленных “памятников природы”. Все это тщательно регистрируется, собираются подробные опросные сведения, фотографии, имеется обширная переписка. Работа Центрального Прусского природоохранительного учреждения может быть поставлена в образец работы подобного рода. Кроме регистрации и управления ведется еще обширная агитационная работа с целью привлечь все более и более широкие круги населения к делу охраны природы. Читаются публичные лекции, печатаются брошюры, листовки, плакаты, открытки и т.п. Все это имеет громадное значение для учреждения дела охраны природы и у нас в России, где эта идея еще совершенно чужда населению, следовало бы немедленно обратить самое серьезное внимание на это дело. Для собирания сведений о памятниках природы выработан особый опросный лист. У нас осенью 1917 года в агрономическом отделе Главного Земельного комитета был тоже выработан опросный лист по вопросу о заповедниках и памятниках природы (при сем прилагается). В Великобритании имеются обширные заповедники в колониях – в Судане, Западной Африке и Индии. Имеется общество защиты фауны Империи (Society for the Protection of the Fauna), которое принимает большое участие в этих заповедниках. Недавно* основалось английское общество для создания заповедников (Society for the Promotion of Natura Reserves) на территории Британских островов. До этого времени в европейских пределах Англии были только охраняемые места гнездования птиц, находившееся под покровительством Королевского Общества защиты птиц (Royal Society for the Protection of Birds), да еще были два маленьких заповедника, организованные на частные средства по подписке под покровительством “Национальной Лиги” (The National Trust) в Wicken Fen и Blakeney (Норфолк) и маленький частный заповедник Рескина в Оксфорде, известный как местообитание редких насекомых и растений. Упомянутая “Национальная Лига” имеет те же задачи как немецкое общество “Heimatschutz”, т.е. задается охраной местностей, интересных в историческом, археологическом, научном и эстетическом отношениях. Охрана “памятников природы” входит как часть программы этой лиги. На территории Англии имеется большое количество чисто охотничьих заповедников, типа охотничьих парков, но надо помнить, что дикое животное население Англии крайне бедно. В Италии до 1913 года не было настоящего государственного заповедника, но подвергались специальной охране дикие козлы (Capra ibex) на горной группе Gran Paradiso (около Монтерозы) и серны в Аббруцких горах. В 1910 году начались подготовительные работы по устройству “Национального парка” в долине Ливанто (Сондриа). Существуют две общественные организации “Национальная лига для охраны красоты природы” и “Национальный комитет для охраны пейзажей и памятников”. Голландия – страна, где “природа” в истинном смысле этого слова сведена до минимума земледельческой культурой и где почти вся земля составляет частную собственность. Тем не менее и здесь в 1906 году создалось общество охраны памятников природы (Vereeniging tot Behoud van Naturmonumenten in Nederland. Amsterdam. Rokin 96), которое изыскивает средства для покупки местностей в целях охраны природы. Во-первых, было куплено озеро Naarden с окружающими болотами, площадью в 700 гектаров, место гнездования многих птиц, в том числе и редких, как колпица, красная цапля. В 1910 году были куплены леса Lenvenum и Hagenau площадью в 700 и 500 гектаров, а затем в 1913 году пруды Oisterwyk площадью около 200 гектаров. Есть еще участки меньшего размера. Общая стоимость приобретенных участков была в 1913 г. около 2 миллионов франков. В азиатских владениях Голландии в 1912 году основалось “Индо-Нидерланское Общество охраны природы” (Nederlandich Indische Vereeniging tot Natuurbesckerming. Java. Buitenzorg.). В Франции не имеется национальных заповедников и они только предполагаются к устройству. Принимаются меры к охране крупных млекопитающих в колониях, в Европе охраняются серна и бобр на Роне, принимаются меры к охране птиц и специально идет борьба с торговлей перьями ради украшений, но именно во Франции это течение встречает сильное противодействие со стороны представителей этой промышленности, которая сильно развита во Франции. Говоря об отсутствии национальных заповедников, нельзя, конечно, думать, чтобы во Франции вовсе не было уголков, которые считаются неприкосновенными, но это именно уголки. Так в знаменитом лесу Фонтебло имеются отдельные участки, которые еще с 1861 года (подтверждено декретом 20 окт. 1892 года) изъяты из всякого пользования. Интересно отметить, что французские натуралисты настаивают по отношению к этим участкам на абсолютной неприкосновенности вплоть до того, чтобы не убирались подгнившие деревья, бурелом и т.п. Они указывают и в этом совершенно правы, что истинная картина природы получается только тогда, когда природа представлена самой себе. В частности, гниющие деревья интересны для натуралиста и с точки зрения изучения процесса их разрушения и как место жительства многих насекомых и иных животных. Французкие энтомологи, в частности известный специалист по бабочкам Оберотюр поднимают вопрос о необходимости охраны редких бабочек (см. вышеназванные труды Бернской конференции 1913 года). В Бельгии еще в 1835 году была основана “Королевская комиссия по памятникам” (Comission Royale des Monuments), которая между прочим, включала в свою программу и охрану пейзажа. Позже возник целый ряд обществ, имеющих целью охрану природы, но более с эстетической точки зрения и с точки зрения общей картины, чем специально с естественноисторической. В последнее время образовался специальный комитет по охране природы в Бельгии, включая сюда и Конго. В 1912 году в Брюсселе издана специальная книга “Pour la protection de la Nature en Belgique”, вошедшая в состав юбилейного издания по поводу 50-летия Королевского ботанического общества. Из изложенного видно, что планомерная организация охраны природы в Европе есть дело сравнительно новое и что некоторые страны начали думать об этой охране тогда, когда собственно говоря, было уже поздно, когда от первобытной природы остались жалкие остатки. У нас в России дело обстоит иначе. Несмотря на полное отсутствие до самого последнего времени планомерных работ по охране природы, в России имеются еще громадные нетронутые культурой пространства и она может осуществить грандиозные государственные заповедники, которые будут иметь мировое значение. Весьма важным шагом в этом деле является устройство охотничьих заповедников Саянского и Баргузинского в 1915 году. Первый имеется площадью около 500000 дес., второй около 350000 дес. Неизвестно только, насколько удалось на практике осуществить реально охрану таких пространств и какова была судьба этих мест в тревожное революционное время. Это время, конечно, особенно неблагоприятно для практического осуществления охраны природы. Но надо все-таки начать организационную работу в этом направлении и прежде всего создать государственную организацию по типу Прусской, центральное место, куда бы сходились все материалы по охране природы. При Географическом обществе уже имеется Природоохранительная Комиссия. Можно было бы признать ее таким центром, снабдив необходимыми полномочиями и средствами. Можно было бы создать новый чисто правительственный центр. Работа найдется для нескольких учреждений на громадных пространствах России. Часть этой работы должна, между прочим, заключаться в пропаганде идеи охраны природы. А то, что чуждо народу, никогда не будет иметь настоящего успеха.

Вы получили это сообщение, поскольку подписаны на группу Заповедная рассылка.

Чтобы отказаться от подписки на эту группу и перестать получать из нее сообщения, отправьте электронное письмо на адрес zapovednaya_rassilka+unsubscribe@googlegroups.com.
Настройки подписки и доставки писем: https://groups.google.com/groups/opt_out.

03.10.2013   Рубрики: Идея абсолютной заповедности, Новости