Не бейте их по голове, или что и как мы пишем о животных*

А. Калько,
ф-т журналистики МГУ им. В. М. Ломоносова, г. Москва

*Опубликовано: Охрана дикой природы, 2006. — № 4. — С. 16–17.

Как вы помните, Сергей Есенин ставил себе в заслугу, что «братьев наших меньших никогда не бил по голове». К сожалению, наша журналистская братия вряд ли сможет гордиться этой добродетелью. Нынешние журналисты животных бьют и слов-патронов не жалеют.

С легкой руки падких на сенсации журналистов, все, что ползает, прыгает, бегает, летает и вообще шевелится, но не принадлежит к роду Хомо сапиенс, преподносится как «гадючья семейка», «ядовитые шипящие», «ползучие гады», «эта зараза», «бестия», «очумевшие», «монстры», «гадость», «террористы», «вампиры», «мутанты», «крылатые разбойники», «крикливые убийцы», «хитрые свиньи», «сучье племя», «летающие крысы» и т. д.

При этом «крылатые разбойники», «крикливые убийцы» в журналистской интерпретации — это не воронье, о котором вы, очевидно, подумали, а чайки («Трибуна»). Ворону же нынче называют «зараза» («Московская правда»). «Хитрая бестия» — это не гидра, а собака («Комсомольская правда»). «Террористы» — это не воины джихада, а комары («Московский комсомолец»)! Пишущие о животных журналисты почему-то особенно любят слово «монстры», которыми обозначают не вурдалаков, а ни в чем неповинную живность: «Куриный монстр рвется на свободу» («Труд-7»), выявлен очередной «Кролик-монстр» («Время новостей»).

Разумеется, тут же актуализировалась проблема «Стрелять или не стрелять» («Новые известия»), к примеру, «Из пушек по воробьям» («Время новостей»). А как иначе -ведь «либо мы их, либо они нас» («Суки в городе», «Трибуна»). «Кто кого одолеет: браконьеры или кабаны?» («Труд»).

На страницы газет выплескиваются все новые и новые сенсации — одна другой страшнее: об окончательно обнаглевших мишках косолапых, каркушах, барбосах и т. д. И вот мы узнаем, что «в городе, по непроверенной информации, погибли еще двое детей и мужчина, пытавшийся их спасти», что «в черте города бродят еще около семи медведей, в том числе медведиха с медвежатами». Хотя, почему-то, «в правоохранительных органах эту информацию не подтвердили, но и не опровергли» (А. Мельник, «Косолапые вышли из леса», «Новые известия»). Опасность подстерегает и нашего брата, ведь, «как удалось выяснить «Трибуне», журналистка из Новосибирска Мария Пашкова стала уже пятым человеком в России, госпитализированным с подозрением на птичий грипп. К счастью, у всех диагноз не подтвердился, но врачи не исключают, что коварный вирус (Н5N1) еще прицепится к кому-нибудь из нас» (М. Ахромова, «Ряба клюет до смерти», «Трибуна»). И «к слову сказать, в августе ожидается второй пик активности клещей. От них можно заработать паралич или вообще умереть. К счастью, пока такого заболевания в Подмосковье не наблюдалось» (Г. Панин, «Вампиры Подмосковья», «Московский комсомолец»).

Иных журналистов хлебом не корми — дай пощекотать нервы аудитории. Доверчивых читателей убеждают, что опасность от общения с животными не снижается, несмотря на все принимаемые меры, а неуклонно растет. Читатели узнают, что теперь «необязательно кому-то кого-то кусать — достаточно, чтобы зараженная слюна попала на кожу» («Комсомольская правда»). Помните, предупреждает «Народная газета», что «даже простое вдыхание пыли от многочисленных экскрементов, которые оставили мыши на даче зимой, способно вызвать заражение».

Байки и небылицы в сегодняшних СМИ о живой твари, будто бы парализующей жизнь городов и целых государств, из той же оперы: «Власти Волгоградской области не знают, как бороться с нашествием змей» (А. Серенко, «Гады!», «Независимая газета»); «Дикая обезьянка терроризирует жителей Токио» (Ю. Синалеев, «Япона макака», «Московский комсомолец»); «Африканские улитки стремительно завоевывают Бразилию» (Д. Студнев, «Новые Известия»); «Зараза движется на запад» (А. Ромашкина, «Московская правда») и т. д.

Удивительно, но, несмотря на то, что именно человек ужасающими темпами разрушает природу (варварски вырубая леса, загрязняя токсичными веществами и биогенными элементами почвы, воды и т. д.), лишая животных естественных условий обитания, государственным бедствием почему-то объявлен не Хомо сапиенс, а бессловесные твари. Публикации о них напоминают фронтовую сводку: «власти оказались совершенно беспомощны в отражении змеиной атаки» (А. Серенко «Независимая газета»), «Подмосковье атакуют хищные моллюски» (Е. Беляева, «Московский комсомолец»), и «по мнению специалистов, остановить небывалое нашествие гусениц уже ничем невозможно» (Е. Батуева, «Мутанты атакуют с севера», «Трибуна»), а на просторах нашей необъятной Родины вовсю мародерствуют мерзкие банды животных: «Косолапые начали грабить дачников Хабаровского края» («Время новостей»); а «В старинном волжском городе на граждан нападают лоси, кошки и крысы» («Труд»).

Слова «оккупировать», «атаковать», «тиранить», терроризировать», «уничтожать», «диверсия», «агрессия», «экспансия», «оружие», «битва», «война» и пр. — переполняют сообщения из мира животных. Не менее активно используется в них и криминальная лексика: «грабить», «зверствовать», «кидать», «потрошить», «забирать», «буйствовать», «сметать», «тырить», дебоширить», «нападать», «набрасываться», «мочить» и пр.

Глубокомысленно описывая невиданную агрессивность животных, журналисты умело заставляют замирать в страхе даже искушенного разными байками о конце света читателя: ведь «Бездомные собаки могут разорить казну столицы» (К. Ласкин, «Свирепое имущество», «Московская правда»). Москвичей, шокированных вестью о том, что «Подмосковье пришло в бешенство» («Московская правда»), и тем, что «Москвичам пора бояться» («Независимая газета»), не могла успокоить скептически настроенная «Вечерняя Москва» в заметке «Стоит ли бояться бешенства животных в Подмосковье?»

Излагая сенсации, фауноборцы задействуют всевозможные стили и жанры. Читатель знакомится и с мистическими триллерами: «Пес и кот, одержимые бесом» (А. Горбачева, «Независимая газета».), и с трагифарсом: «Хичкок по-московски» (М. Веденичева, «Московская правда»), и с любовно-психологическими драмами: «Поцелуй гадины» (С. Логинова, «Московский комсомолец»), и со сказками-ужасами: «Смерть на курьих ножках» (С. Куликов, «Трибуна»).

Иногда от возмущения у авторов не хватает слов и они начинают повторять друг друга: «Гады» («Независимая газета») и «Вот гады» («Московская правда»); «Чайки совсем озверели» («Трибуна») и «Медведи совсем озверели» («Труд-7»); «Бунт у вольера» («Литературная газета») и «Бунт в медвежьем углу» ( «Время новостей») и т. д.

Одним словом, зоосенсации штампуются из любого подручного материала и безостановочно.

Судя по публикациям в СМИ, сейчас не существует животного, которое было бы совершенно безопасно для рода человеческого. Это уже не только крысы и мыши, но и собаки, кошки, кролики, свиньи, медведи, вороны, чайки.

Выход прост: братьев наших меньших надо просто уничтожать. «Уже создано 10 вооруженных отрядов из охотников и милиционеров, которые должны заняться отстрелом медведей-людоедов». (В. Мельник, «Косолапые вышли из леса», «Новые Известия»).

А вот и рецепт расправы: «Если говорить без обиняков, то ведь можно поставить в тайге два улья как приманку и отстреливать медведей десятками» (Ю. Мамин, «Медведи совсем озверели», «Труд -7»).

Трудно понять ненависть человека к человеку. Еще труднее понять ненависть человека к животному, которое нас кормит, поит, одевает, обувает, охраняет, развлекает, отдает свою жизнь, не требуя ничего взамен. Тем более, что, по мнению дрессировщика медведей, заслуженного артиста России Виктора Кудрявцева, президента Гильдии ветеринарных врачей Москвы Александра Ткачева-Кузьмина, президента Союза охраны птиц России И. Зубакина: «то, что мишки нападают на человека, как правило, вызвано необходимостью самообороны или обычным испугом. Людей бурые медведи не едят».

 

 

Более подробней о видовом терроре можно прочитать  в книге Вл. Борейко ” Видовой террор”  http://ecoethics.ru/kniga-vidovoy-terror/

 

Пресс-служба КЭКЦ

25.07.2018   Рубрики: Зоозащита, Новости