Нарушения законодательства Российской Федерации при назначении и проведении выборочных санитарных рубок в границах памятников природы Республики Адыгея (из опыта работы Адыгейского отделения Всероссийского общества охраны природы)

Леса Цицинского участкового лесничества подразделения «Майкопское лесничество» Управления лесами Республики Адыгея покрывают юго-западные склоны Лагонакского нагорья в диапазоне высот от 400 до 1700 м над ур. м. Лесной фонд Цицинского участкового лесничествасостоит из 54 кварталов общей площадью 17712 га. На лесных землях Цицинского участкового лесничества (в границах 23 целых и 4 частично лесных кварталов) находятся три особо охраняемые природные территории (ООПТ) республиканского значения – памятники природы «Верховья реки Цице» площадью 1913 га, «Верховья рек Пшеха и Пшехашха» площадью 5776 га, «Массив самшита колхидского» площадью 1824,6 га. Два первых включены, вместе с Кавказским заповедником и рядом других ООПТ, в состав объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО «Западный Кавказ».
Значение уникальных лесов Цицинского участкового лесничества особенно возросло с 2015 года, когда завезенная из Италии самшитовая огневка перебралась с Черноморского побережья на северный макросклон Главного Кавказского хребта и беспрепятственно уничтожила практически полностью естественную популяцию самшита колхидского. От огромного ареала осталось всего несколько гектаров этого занесенного во все Красные книги реликтового вида, причем именно в Цицинском участковом лесничестве. Поэтому общественники-«зеленые» так обеспокоены сейчас масштабами незаконных рубок, которые
угрожают и чудом уцелевшим остаткам самшитовых лесов.
Кроме того, земли лесного фонда Цицинского участкового лесничества являются водосборными территориями для двух водозаборов, обеспечивающих чистейшей питьевой водой Апшеронский район Краснодарского края, город Майкоп и Майкопский район Республики Адыгея. Поэтому 5 целых кварталов и 11 частично отнесены к лесам, расположенным в 1 и 2 поясах зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения.
В то же время большая часть площади лесного фонда Цицинского участкового лесничества на основании договора аренды от 01.07.2014 г. № 238 находится в аренде АО «Цица» (директор – Божко Александр Васильевич), с уставным капиталом в 10 тысяч рублей и штатом из 3-х человек, с разрешенным видом использования лесов – заготовка древесины.
Других лесозаготовителей на территории Цицинского участкового лесничества нет. Да и не могло быть. Ведь, сопоставляя даты, нельзя не обратить внимание на следующие совпадения. АО «Цица» было зарегистрировано на территории Адыгеи 24 апреля 2014 года, а аукцион по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной собственности в границах Цицинского участкового лесничества Майкопского лесничества Управления лесами Республики Адыгея состоялся 19 июня 2014 года. Других претендентов не оказалось, поэтому право на заключение договора аренды было продано АО «Цица» по начальной цене – 1004426,28 руб.
Общая площадь аренды АО «Цица» составляет 12184,7 га (69% от общей площади Цицинского участкового лесничества). 17% от общей площади аренды (2150 га) занимают леса, расположенные в 1 и 2 поясах зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, и ротивоэрозионные леса, в которых запрещается рубка спелых и перестойных лесных насаждений в целях заготовки древесины. А вот земли лесного фонда с режимом памятников природы, которым заготовка древесины полностью запрещена, занимают 61% от общей площади аренды.

Фактически, полноценной заготовкой древесины АО «Цица» может правомерно заниматься лишь на площади в 2,5 тыс. га, что, конечно же, арендатора никак не устраивало. Потому и забрался арендатор на особо охраняемые природные территории, не без основания рассчитывая на покровительство ысокопоставленных чиновников Республики Адыгея. Ведь очевидно, что заготовка коммерческой древесины в границах памятников природы возможна
лишь до первой проверки, которую обязаны регулярно проводить уполномоченные государственные надзорные органы – Управление лесами Республики Адыгея и Управление по охране окружающей среды и природным ресурсам Республики Адыгея. В своих ответах на наши запросы руководители указанных ведомств уверяют, что никаких нарушений лесного законодательства и законодательства об ООПТ в границах памятников природы государственными инспекторами не выявлялось. А раз до сентября 2018 года, никаких уголовных и даже административных дел в отношении АО «Цица» не возбуждалось, то
вывод можно сделать однозначный: либо проверки не проводились вообще, либо результаты лесозаготовительной деятельности арендатора на ООПТ тщательно скрывались проверяющими и их начальниками. С учетом того, что надзорные органы, судя по официальным ответам их руководителей, полученным нами в 2017 и 2019 годах, проверки осуществляли, то верным будет второе предположение – о сокрытии нарушений лесного и природоохранного законодательства. В частности, невозможно не заметить наличие облиственных крон срубленных деревьев и проросших обильными молодыми побегами
пней. Режимом памятников природы запрещается рубка сырорастущих деревьев, но допускается уборка сухостоя и валежника в порядке выборочных санитарных рубок (ВСР).
Если бы рубили погибшие деревья (сухостой и валежник), то листвы и побегов не могло быть в принципе! При явном бездействии (а скорее всего, и активном укрывательстве нарушений) уполномоченных государственных надзорных органов проверять соблюдение режима ООПТ пришлось общественникам. И сразу же выяснились весьма любопытные факты, прямо противоречащие утверждениям чиновников. 14 сентября 2018 года нами было обнаружено строительство площадки (около 1 га) на территории прибрежных лесных насаждений в водоохраной зоне реки Цице в выделе 1 квартала 20 Цицинского участкового лесничества.  Расчищенный от леса участок полностью входит в еще больший участок, на котором уже три года проводятся мероприятия по спасению остатков реликтового растения, занесенного во все Красные книги, – самшита колхидского. Таким образом, указанный участок является критическим местом
произрастания самшита колхидского, т.к. практически везде на Западном Кавказе с 2015 года этот вид самшита уничтожен вредителем – самшитовой огневкой.
Несмотря на это, на указанном участке полностью уничтожены бульдозером уцелевшие насаждения самшита колхидского. Место расположения участка, выбранного арендатором для использования в качестве площадки для разделки и погрузки заготовленной древесины, свидетельствует о грубом нарушении Правил заготовки древесины, т.к. доступ на этот участок транспортным средствам возможен только по руслам рек Цице и Серебрячка, в т.ч. по территории памятника природы регионального значения «Массив самшита колхидского». Транспортировка заготовленной древесины также осуществляется по руслам рек. Сообщение о преступлении подано нашей организацией в Отдел МВД России по Майкопскому району 19.09.2018 г. КУСП № 4597. Проводится доследственная проверка. По состоянию на 31.12.2018 г. уже вынесено 2 постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Во время рейда 22-23 сентября 2018 года на территории памятника природы республиканского значения «Массив самшита колхидского» были выявлены незаконные лесосеки в квартале 11 выделы 4-9, 11, 12 Цицинского участкового лесничества. Всего учтено 96 пней (не считая сухостоя) деревьев дуба, граба, бука, ясеня и липы диаметром от 44 см до 120 см. На большинстве пней имеются затески и даже клейма, которыми помечают отведенные в выборочную рубку деревья. Эти действия должны были подтвердить законность рубки. Общий объем незаконно заготовленной древесины составил более 200 куб. метров. Соответственно, размер причиненного незаконной рубкой ущерба составил не менее 24 млн. рублей, что квалифицируется статьей 260 УК РФ как особо крупный размер ущерба. Сообщения о преступлении были поданы нашей организацией в Отдел МВД России по Майкопскому району 25 сентября 2018 года и приобщено к материалам уголовного дела, возбужденного на основании проверки КУСП № 4516 от 13.09.2018 г. по факту незаконной рубки в том же квартале, но в других выделах.
Примечательно, что это уголовное дело проинициировали сами оесники, когда узнали о планируемых нами проверках. При этом ущерб насчитали в размере около 3 млн. руб., т.е. фактически обозначили незаконную рубку, осуществленную как бы неустановленными лицами, всего около десятка пней. Таким образом, полиция Майкопского района в сговоре с Управлением лесами Республики Адыгея решила «похоронить» наши заявления в заведомом «глухаре». Но это у них вряд ли получится, т.к. признаки незаконной рубки настолько явные, что их отрицание лишний раз свидетельствует о коррумпированности  уководства республиканского Управления лесами и Майкопского лесничества.
Следуя по свежим волокам, 11 октября 2018 года нами была выявлена незаконная рубка лесных насаждений в выделах 5 и 6 квартала 17 Цицинского участкового лесничества, входящих в состав зоны покоя памятника природы республиканского значения «Массив самшита колхидского». На большинстве пней имеются затески и клейма. Всего нами обнаружено на двух лесосеках 123 пня (30 и 93). Общий объем незаконно заготовленной древесины составил около 371 куб. метров. Соответственно, размер причиненного незаконной рубкой ущерба составил около 46 млн. руб. Сообщение о преступлении подано нашей организацией в Отдел МВД России по Майкопскому району и приобщено к материалам доследственной проверки КУСП № 5464 от 07.11.2018 г., по результатам которой вынесено уже два постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.
Нашей организацией 29 октября 2018 года в адрес прокурора Майкопского района было направлено обращение о необходимости проверки законности отвода деревьев под выборочную санитарную рубку в границах памятника природы республиканского значения «Верховья рек Пшеха и Пшехашха», которое было перенаправлено из районной прокуратуры в Отдел МВД России по Майкопскому району. Проводится доследственная проверка. По состоянию на март 2019 года вынесено два постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.
В ноябре прошлого года на территории памятника природы республиканского значения «Верховья рек Пшеха и Пшехашха», в выделах 16 и 18 квартала 45 Цицинского участкового лесничества, были обнаружены места незаконных рубок лесных насаждений. Причиненный ущерб также был оценен нами, как в особо крупном размере. Сообщения об этих преступлениях были поданы нашей организацией в Отдел МВД России по Майкопскому району. По ним проводится доследственная проверка. Уже вынесено два постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.
В ходе документарной проверки актов лесопатологического обследования, которые после их утверждения должны два года размещаться на официальном сайте Управления лесами Республики Адыгея, было обнаружено, что в Акте лесопатологического обследования № 15-Ц (выдел 16 квартала 45 Цицинского участкового лесничества), утвержденном и.о. начальника Управления лесами Республики Адыгея Энвером Джимовым, указано, что, наряду с сухостоем и валежником, выборке подлежат усыхающие деревья (категория IV санитарного состояния деревьев) с объемом выборки 8,4%. Согласно приложению 2 Акта лесопатологического обследования № 15-Ц, в выборочную санитарную рубку по категории IV отведено 17 деревьев пихты кавказской общим объемом 31,47 куб. м и 8 деревьев бука восточного общим объемом 16,01 куб. м. Всего отведено в рубку 25 усыхающих деревьев с общим объемом древесины 47,48 куб. м.

В то же время квартал 45 Цицинского участкового лесничества полностью входит в состав памятника природы республиканского значения «Верховья рек Пшехи и Пшехашхи» и, соответственно, объекта Всемирного природного наследия «Западный Кавказ». Согласно режиму памятника природы, там запрещена заготовка древесины и допускается только уборка сухостойных деревьев и валежника (категории V и VI состояния деревьев) путем выборочной санитарной рубки (ВСР). Таким образом, включение в Акт лесопатологического обследования № 15-Ц для отвода в ВСР усыхающих деревьев (категория IV состояния
деревьев) является нарушением режима памятника природы республиканского значения «Верховья рек Пшехи и Пшехашхи». Как я указал ранее, в ноябре прошлого года мы установили реализацию данного акта с причинением ущерба в особо крупном размере. Сообщение о данном преступлении подано нашей организацией прокурору Республики Адыгея, оттуда перенаправлено в прокуратуру Майкопского района, а оттуда – в Отдел МВД России по Майкопскому району 04.12.2018 г. КУСП № 5968. Указанный материал приобщен к материалам доследственной проверки КУСП № 5464 от 07.11.2018 г., по которой вынесено уже два постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.
Продолжив работу по анализу актов лесопатологического обследования, мы выявили еще 7 подобных актов, обосновывающих назначение в ВСР ослабленных (3-я категория) и усыхающих (4-я категория) деревьев в памятниках природы в Цицинском участковом лесничестве. Все эти акты разработаны  ндивидуальным предпринимателем Юрием Бояршиновым, который даже не является специалистом-лесопатологом. Тем не менее, несмотря на грубейшее нарушение режима памятников природы и лесохозяйственного регламента Майкопского лесничества (в которое входит Цицинское участковое лесничество),
все эти акты лесопатологического обследования были утверждены начальником Управления лесами Республики Адыгея Рашидом Бельмеховым, а по некоторым из них уже проведены рубки.
Таким образом, осенью прошлого года нами были установлены многочисленные факты нарушений режима памятников природы Республики Адыгея, связанными с назначением и проведением в их границах выборочных санитарных рубок:
1. В договор аренды для целей заготовки древесины незаконно включены лесные участки с режимом памятников природы, которым заготовка древесины запрещена. В то же время, в подтверждение того, что договор аренды лесного участка с АО «Цица» заключен «согласно требованиям лесного законодательства и установленного режима памятников природы», руководитель республиканского Управления лесами на полном серьезе утверждает, что уборка сухостоя и валежника является заготовкой древесины, а значит, в договор аренды правомерно включены кварталы и их части (выделы) в границах памятников природы.
Для обоснования законности включения в договор аренды, заключенный в 2014 году с АО «Цица» для вида использования – заготовка древесины, чиновники Управления лесами Республики Адыгея осуществляют прямые подтасовки, искажающие правовые нормы лесного законодательства. В частности, приводится ссылка на пункт 2 статьи 16 Лесного кодекса РФ о том, что для заготовки древесины допускается осуществление рубок: спелых, перестойных лесных насаждений; средневозрастных, приспевающих, спелых, перестойных лесных насаждений при вырубке погибших и поврежденных лесных насаждений, уходе за лесами. Однако эта ссылка цитируется с целенаправленными искажениями текста, а следовательно, и смысла данной правовой нормы. Полностью цитата звучит так: «для заготовки древесины на лесосеке (части площади лесного участка, лесотаксационного выдела, лесного квартала, на которой расположены предназначенные для рубки лесные насаждения) допускается осуществление рубок…» (далее по тексту). Т.е. вырубка погибших и поврежденных лесных насаждений любого возраста в целях заготовки древесины допускается не вообще, а только на лесосеке, отведенной в установленном порядке для заготовки древесины, что вполне логично. Не санитарные рубки  приравниваются к заготовке древесины, а при заготовке древесины допускаются санитарные рубки. Тем самым подчеркивается одно из основных отличий заготовки древесины как вида лесопользования от санитарно-оздоровительных мероприятий как вида защиты леса: для санитарных рубок не требуется соблюдение возраста рубок, что обязательно при заготовке древесины (пункт 4 статьи 29 Лесного кодекса РФ). Разделение заготовки древесины и лесозащитных мероприятий подчеркивается в Лесном кодексе РФ повсеместно, как на уровне глав, так и отдельных статей. Ведь заготовка древесины является одним из видов использования лесов, а санитарно-оздоровительные мероприятия в перечне видов использования лесов отсутствуют (пункт 1 статьи 25 Лесного кодекса РФ). А в пункте 1 статьи 50.1 указано следующее: «древесина, полученная при использовании лесов и при осуществлении мероприятий по их охране, защите, воспроизводству, …».

Еще одним существенным обстоятельством, на которое ссылаются чиновники лесного ведомства, но при этом не придают (или делают вид, что не придают) ему никакого значения, является то, что, согласно пункту 3 статьи 25 и пункту 1 статьи 29 Лесного кодекса РФ, а также пункту 2 Правил заготовки древесины, «заготовка древесины представляет собой предпринимательскую деятельность, связанную с рубкой лесных насаждений, а также с вывозом из леса древесины». Предпринимательская деятельность, согласно статье 2 Гражданского кодекса РФ, это самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Выборочные санитарные рубки по определению не относятся к предпринимательской деятельности, т.к. осуществляются не систематически, а по назначению (т.е. могут и не осуществляться), без цели получения прибыли (при соблюдении установленного порядка отвода погибших насаждений в рубку лесозащитные мероприятия всегда были убыточными и поэтому прежде финансировались из бюджета) и являются обязательными условиями договора аренды, а не осуществляемыми на свой риск предпринимателями, занимающимися лесозаготовительной деятельностью на арендованных лесных участках.
2. В нарушение Лесохозяйственного регламента Майкопского лесничества, выборочные санитарные рубки на ООПТ до 2017 года назначались не по результатам специальных (лесопатологических) обследований, а по материалам лесоустройства. И даже если лесное законодательство в общем порядке такую возможность предусматривает, то в отношении памятников природы как минимум с 2008 года действуют соответствующие положения лесохозяйственных регламентов лесничеств, предусматривающие более тщательный подход к назначению и исполнению выборочных санитарных рубок.

3. Меры санитарной безопасности в лесах, включая проведение выборочных санитарных рубок, осуществляются только в случае гибели лесов или ухудшения их санитарного и лесопатологического состояния (пункт 10 Правил санитарной безопасности в лесах). И если с гибелью лесов всё понятно, то ухудшением санитарного состояния лесного участка или отдельного лесного выдела (либо его части) является увеличение объема деревьев следующих категорий состояния: усыхающие, свежий и старый сухостой, свежий и старый ветровал, свежий и старый бурелом. Ухудшение санитарного и лесопатологического
состояния определяется путем сопоставления показателей, содержащихся в соответствующем акте лесопатологического обследования, с показателями, содержащимися в предыдущем акте лесопатологического обследования, а в случае отсутствия такого акта – путем сопоставления с данными проекта освоения лесов, утвержденного в установленном порядке (пункт 9 Правил санитарной безопасности в лесах). В нарушение порядка проведения лесопатологических обследований и осуществления санитарно-оздоровительных мероприятий, назначение выборочных санитарных рубок производилось при одноразовых обследованиях, а не на основе анализа ситуации при сравнении текущей и предыдущих лет лесопатологической и санитарной обстановки.
4. В ряде случаев в рубку назначены деревья тех категорий состояния (4-й и даже 3-й), рубка которых на ООПТ не допускается. Оценка санитарного и (или) лесопатологического состояния лесов проводится в соответствии со шкалой категорий состояния деревьев, приведенной в приложении № 1 Правил санитарной безопасности в лесах. Согласно этой шкале, все деревья распределяются на 7 категорий санитарного состояния, из которых 5-я (свежий сухостой, свежий ветровал, свежий бурелом) и 6-я (старый сухостой, старый ветровал, старый бурелом) категории состояния характеризуют фактически погибшие деревья. К 7-й категории относятся деревья, находящиеся в аварийном состоянии. Деревья именно этих трёх категорий состояния могут назначаться в выборочную санитарную рубку в границах памятников природы. Таким образом, сухостой и валежник (ветровал и бурелом) – это нежизнеспособные
или уже давно погибшие и разлагающиеся деревья, в то время как подавляющее количество пней на лесосеках АО «Цица» в границах памятников природы остались от сырорастущих, т.е. живых, деревьев от 1-й до 4-й категорий состояния.
5. Практически везде вместо погибших деревьев в рубку отводились и рубились живые сырорастущие деревья, которые затем оформлялись как дровяная древесина. Это подтверждается показаниями самих лесорубов, которые отводили и клеймили деревья в сентябре 2016 года, а рубили их весной-летом 2018 года, т.е. спустя почти 2 года. Если бы в 2016 году в рубку отводились, как положено, только погибшие деревья (даже свежий сухостой, на котором еще могли сохраняться листья), то спустя 1,5-2 года этот сухостой уж наверняка не имел бы листьев и не был бы способен пускать новые побеги!
6. В ряде случаев рубки производились на склонах более 20 и даже 30 градусов с каменистым (карстовым) основанием и тонким почвенным слоем. При этом трелевка срубленных деревьев осуществлялась тракторами по нарезанным по крутосклонам волокам, что запрещено лесным законодательством.
7. На всех лесосеках в огромном количестве остались неубранные порубочные остатки, хотя правилами санитарной безопасности в лесах предписано производить уборку захламленности на лесосеке одновременно с выборочной санитарной рубкой.

8. Еще одним доказательством неправомерности включения в договор аренды, заключенный в 2014 году с АО «Цица» для вида использования – заготовка древесины, кварталов и их частей (выделов) в границах памятников природы являются существенные противоречия, возникающие в правоприменительной практике, в частности, существенные ограничения прав арендаторов-лесозаготовителей из-за особенностей режима лесопользования на особо охраняемых  природных территориях, к которым относятся и памятники природы. Помимо прямого запрета на заготовку древесины спелых и перестойных лесонасаждений, есть и иные ограничения, в т.ч. по созданию лесной инфраструктуры на особо охраняемых природных территориях. Так, согласно пункту 7
статьи 29 Лесного кодекса РФ, граждане, юридические лица на лесных участках, предоставленных им в целях заготовки древесины, вправе осуществлять строительство лесных дорог, лесных складов, других строений и сооружений. Однако такие работы запрещены режимом памятников природы и должны рассматриваться как нарушение законодательства, а при причинении значительного вреда – как преступление, предусмотренное статьей 262 Уголовного кодекса РФ.
Так, в памятнике природы «Верховья реки Цице» мы не нашли свежих следов рубок, но всю особо охраняемую территорию рассекает отсыпанная каменной крошкой дорога, ведущая к местам рубок в соседних кварталах. Здесь же мы обнаружили так называемый «нижний склад», т.е. площадку для складирования, разделки и погрузки бревен срубленных на окрестных склонах деревьев. Однако вызванные нами госинспекторы Управления охраны окружающей среды и природных ресурсов Республики Адыгея даже не удосужились составить протоколы о нарушении режима памятника природы, к тому же, включенного в
объект Всемирного природного наследия ЮНЕСКО «Западный Кавказ». Как же объясняют уполномоченные должностные лица Управления лесами Республики Адыгея такое количество нарушений со стороны арендатора? А никак! Позиция лесного ведомства однозначна: никаких нарушений лесного законодательства и условий договора аренды в деятельности АО «Цица» нет и быть не может. А договор аренды составлен в полном соответствии с лесным законодательством и не нарушает законодательство об ООПТ. По мнению лесных начальников, на территории памятников природы заготавливать древесину можно и даже нужно. А всё потому, что уборка сухостоя и валежника, с их точки зрения, тоже является заготовкой древесины. Почему такая позиция ошибочна, я уже объяснил выше.
Для понимания того, насколько важно чиновникам оставить возможность для проникновения на ООПТ с бензопилой хотя бы с «черного хода», очень наглядна моя пока неудачная попытка ввести в режим памятников природы Республики Адыгея полный запрет на любые рубки, в том числе санитарные. Свое предложение я обосновывал необходимостью сохранения как непосредственно ряда редких и исчезающих видов растений и животных, включенных в Красные книги Российской Федерации и Республики Адыгея, так и среды их обитания. Ведь для многих живых организмов мертвая древесина является и кормовым
ресурсом, и убежищем, и средой выведения потомства. Таких растений и животных много:
Печеночники – 3 из 7, занесенных в Красную книгу Республики Адыгея;
Мхи – 7 из 14, занесенных в Красную книгу Республики Адыгея;
Грибы – 15 из 28, занесенных в Красную книгу Республики Адыгея;
Лишайники – 23 из 28, занесенных в Красную книгу Республики Адыгея;
Жесткокрылые – 39 из 100, занесенных в Красную книгу Республики Адыгея;
Перепончатокрылые – 2 из 11, занесенных в Красную книгу Республики Адыгея;
Рукокрылые – 5 из 11, занесенных в Красную книгу Республики Адыгея.

В ответ на свое вполне здравое предложение я получил удивительный по своему цинизму и правовому нигилизму ответ за подписью начальника Управления охраны окружающей среды и природных ресурсов Республики Адыгея Сергея Колесникова:
«Учитывая, что уборка угрожаемых падением деревьев, сухостоя, валежника предусматривается в целях обеспечения безопасности туристов на ООПТ (интересно, чем опасен для туристов валежник?), а также принимая во внимание поручения Президента Российской Федерации о необходимости внесения изменений в режимы особой охраны ООПТ в целях развития на их территориях туризма и рекреации, считаем нецелесообразным внесение предложенных Вами изменений».
Циничность такого ответа заключается, в первую очередь, в том, что этот ответ сформулировал не Комитет по туризму, а природоохранное ведомство, отвечающее как за ООПТ, так и за ведение Красной книги Республики Адыгея. С правовым нигилизмом тоже всё предельно ясно. Ведь такой ответ противоречит сразу нескольким федеральным законам в части сохранения биоразнообразия. Ведь, согласно статье 24 Федерального закона от 24.04.1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире», действия, которые могут привести к гибели, сокращению численности или нарушению среды обитания объектов животного мира,
занесенных в Красные книги, не допускаются. А согласно статье 60 Федерального закона «Об охране окружающей среды» от 10.01.2002 г. № 7-ФЗ, в целях охраны и учета редких и находящихся под угрозой исчезновения растений, животных и других организмов учреждаются Красная книга Российской Федерации и красные книги субъектов Российской Федерации. Растения, животные и другие организмы, относящиеся к видам, занесенным в красные книги, повсеместно подлежат изъятию из хозяйственного использования. Запрещается деятельность, ведущая к сокращению численности этих растений, животных и других организмов и ухудшающая среду их обитания.
Поэтому единственной эффективно й мерой по сохранению биологического разнообразия, в первую очередь, редких и исчезающих видов, занесенных в Красные книги, и исключению проведения любых рубок на ООПТ, а значит, и связанных с ними злоупотреблений и коррупционных проявлений, является внесение изменений в режим памятников природы республиканского значения в части запрета на уборку сухостоя, валежника, а также аварийных деревьев, т.е. введение запрета любых рубок леса. В нормально функционирующей лесной экосистеме (ООПТ по определению таковыми являются) вся производимая биомасса должна быть включена в круговорот обмена веществ и энергий, а не изыматься в результате хозяйственной деятельности. Подытоживая всё вышесказанное, на примере лесохозяйственной деятельности в лесном фонде Цицинского участкового лесничества подразделения «Майкопское лесничество» Управления лесами Республики Адыгея, можно сделать следующие выводы:
1. В Майкопском районе Республики Адыгея в настоящее время сформировалась организованная и строго структурированная схема незаконного  есопользования, в первую очередь, заготовки древесины, в которую вовлечены как физические и юридические лица (лесозаготовители, лесопатологи, разработчики проектов освоения лесов, лесорубы и пр.), так и должностные лица Управления лесами Республики Адыгея, надзорных и правоохранительных органов, которые обеспечивают оформление разрешительных документов, проведение экспертиз и сокрытие правонарушений в области лесозаготовок,
фактически «крышуя» этот криминальный лесозаготовительный бизнес и получая за это свою немалую долю незаконного дохода.

2. В связи с тем, что основные запасы деловой древесины ценных пород сохранились в настоящее время только на особо охраняемых природных территориях, заготовку древесины в границах памятников природы республиканского значения в лесном фонде Цицинского участкового лесничества осуществляют под видом выборочных санитарных рубок. При этом проводятся лесопатологические обследования и разрабатываются проекты освоения лесов якобы по уборке сухостоя и валежника, а на самом деле проводится массовая вырубка живых деревьев.
3. Схема криминального лесозаготовительного бизнеса примерно такова:
1) Между Управлением лесами РА и лесозаготовителем заключается договор аренды с разрешенным видом лесопользования – заготовка древесины, в который включаются участки, в т.ч. расположенные в границах ООПТ. Выбор участков под аренду определяется совместно обеими сторонами договора.
2) Управление по охране окружающей среды и природным ресурсам РА выдает арендатору-лесозаготовителю охранное обязательство, в соответствии с которым арендатор отвечает за сохранность арендованных участков на ООПТ и соблюдение режима их охраны. После этого Управление «умывает руки» и больше на эти участки, отданные в аренду, не суётся.
3) Арендатор передает в Управление лесами РА информацию о якобы обнаруженных им очагах вредителей и болезней, а затем, по согласованию с Управлением лесами РА, обеспечивает проведение лесопатологического обследования лесных участков, в т.ч. и на ООПТ.
4) Исполнитель работ по лесопатологическому обследованию оформляет актом якобы выявленные очаги болезней и по согласованию с арендатором назначает в рубку деревья соответствующих категорий санитарного состояния. Акт лесопатологического обследования утверждается начальником Управления лесами РА.
5) Арендатор организует на ООПТ якобы выборочные санитарные рубки, оформляя всю заготовленную древесину как сухостой и валежник, а на самом деле заготавливая полноценную древесину живых деревьев. Об этом косвенно свидетельствуют результаты финансово-хозяйственной деятельности АО «Цица», полученные из открытых источников. Так, в 2017 году его сумма доходов составила всего 5,955 млн. руб., что чрезвычайно мало для реальных объемов заготавливаемой АО «Цица» древесины. Разве что показывать эту древесину дровами. Уплаченный налог, взимаемый в связи с применением упрощенной системы налогообложения: составил в 2017 году всего 15 тыс. руб. До 2017 года доходы АО «Цица» вообще не превышали, судя по бухгалтерской отчетности, 3 млн. руб. Для сравнения: на протяжении нескольких последних лет ежегодная выручка от заготовки древесины подобными лесозаготовителями (АО «Форест» и АО «Предгорье») в том же Майкопском районе, но в соседнем лесничестве, стабильно составляет около 50 млн. руб.
6) Управление лесами РА (в части лесного законодательства и арендных отношений) и Управление по охране окружающей среды и природным ресурсам РА (в части ООПТ) периодически проводит проверки (скорее всего, на бумаге) состояния арендованных участков и мест рубок (лесосек), оформляя акты об отсутствии нарушений со стороны арендатора.
7) На этапе реализации незаконно заготовленной древесины происходит распределение получаемых доходов между основными участниками данной криминальной схемы.

Следует особо подчеркнуть, что указанная схема системно работает лишь при гарантированном участии в ней лично заинтересованных должностных лиц надзорных и правоохранительных органов. Иначе обман вскрывается при первой же реальной проверке с выездом на лесосеку, т.к. чисто документарная проверка ничего криминального выявить не способна в принципе. Все установленные законом документы оформляются как положено. Основным координирующим «игроком» при таком раскладе является Управление лесами РА.
При этом нелишне напомнить, что начальник Управления лесами Республики Адыгея Рашид Бельмехов до назначения на свою нынешнюю должность длительное время работал в Курджипском лесхозе, в состав которого входило и нынешнее Цицинское участковое лесничество, сначала главным лесничим, а затем и директором лесхоза. Именно в то время в Курджипском лесхозе разразился скандал, связанный с незаконными масштабными криминальными рубками в Цицинском лесничестве и явными признаками коррупции в применявшихся там схемах заготовки древесины. Но тогда скандал замяли, а Бельмехов вскоре пошел на повышение, прямо в кресло начальника Управления лесами Республики Адыгея.
Одним из наглядных результатов деятельности его лично и возглавляемого им республиканского Управления лесами стало последнее место Республики Адыгея в рейтинге российских регионов по среднегодовым темпам прироста объёмов лесовосстановления за период с 2008 по 2018 гг., с отрицательным показателем (-41.88%) среднегодового прироста искусственного лесовосстановления. Этот рейтинг подготовил федеральный деловой интернет-журнал «Инвест-Форсайт» на основе сведений Росстата. В республике за последнее десятилетие массовые вырубки леса осуществлялись практически без последующего восстановления. На общую картину состояния лесного хозяйства Адыгеи сильно повлияли вырубки в местах, где по российскому законодательству проводить их категорически запрещено. Очевидно, что криминальные рубки, в отличие от законных, никто компенсировать искусственными посадками лесных культур добровольно не будет. Да и задачи такой, как мы видим, не стоит ни перед Управлением лесами, ни перед арендатором. Они зарабатывают деньги, а не тратят их на разные природоохранные «глупости».
Валерий Бриних, эколог, председатель
Адыгейского республиканского отделения
Всероссийского общества охраны природы

17.03.2019   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости