Лось должен быть в Красной книге

Сергей Межжерин,
доктор биологических наук, профессор,
заведующий отделом Института зоологии НАН Украины:

Вопрос о внесении лося в Красную книгу решался путем голосования на Комиссии по вопросам Красной книги, которая собирается под председательством вице-президента Академии наук Украины. За внесение лося в Красную книгу проголосовало 26 членов комиссии из 31. Именно ученые оценивали достоверность и научность данных, на основании которых было принято такое решение, а не судьи и адвокат.

Вопрос о численности лосей и о том, как будет восстанавливаться их популяция, решается путем научного голосования на национальной комиссии, и более компетентного научного сообщества по этому вопросу в Украине не существует. И суд не может такие вещи отменять.

В данном случае суд перебрал на себя слишком много полномочий, потому что он не имеет права решать: достоверны результаты научных исследований или нет, исследования проведены в достаточном объеме или нет. Судья не может определять уровень научности, это не его компетенция. Он может говорить, что не было кворума комиссии, или была нарушена процедура (например, проведено открытое голосование, тогда как по процедуре нужно проводить тайное), или еще что-то. Никакой суд никогда мне не докажет, что лося в стране очень много.

Лось раньше был распространен по всей территории Украины, кроме Крыма, но по состоянию на 2009 год он сохранился только на севере Лесостепи – на юге Лесостепи его уже не было. А на данный момент его и в Лесостепи уже вообще нет, он остался только в Лесной зоне, притом – в северной ее части.

По официальным данным, численность лося упала в 2,5-3 раза. Для нас принципиально важным является именно то, что лосей стало резко меньше, тогда как в соседних странах со схожими природно-географическими условиями – Беларуси, Польше, Латвии, Литве, Эстонии – численность этого животного в 3-7 раз выше, чем в Украине. Хотя мы по имеющимся лесным ресурсам вполне превышаем эти страны, но имеем очень мало лося. Почему? Потому что мы его плохо охраняем. В Европе лося давно бы уже не было, если бы его не охраняли жесткими методами и не ввели мораторий на отстрел, который действовал в течение 40 лет.

У нас в институте есть лаборатория охотничьих животных, сотрудники которой прекрасно знают ситуацию. И вот они говорят, что ареал обитания лося за последние 10 лет значительно сократился. Если раньше лось был в Черкасской и Винницкой областях, то сейчас его там нет. И на Киевщине его вообще нет. Хотя раньше любой экспедиционный выезд в леса севера Киевской области – это встреча с лосем или следами его жизнедеятельности, а сейчас следы жизнедеятельности можно встретить только при каждой десятой поездке, а самого лося мы встречаем один-два раза в сезон.

Еще в начале 1990-х на Черниговщине лось был промысловым видом: за день отстреливали шесть животных, замораживали и отправляли в Финляндию. Но уже в 2000 году охотники, которым я доверяю, говорили, что лось падал только в пятый-шестой загон, а сейчас они встречают лося раз в полгода. По Львовской области сейчас насчитывается около 500 лосей, тогда как в 1991 году в год только отстреливали 500 лосей, то есть их было около 3 тыс.

Внесение лося в Красную книгу позволяет резко усилить охрану. Мы добились того, что штраф за незаконную добычу достигает 120 тыс. гривен. А когда мы только начинали бороться за него 1,5 года назад, штраф был всего лишь 20 тыс. гривен.

Если лося охранять, то через 10 лет его будет 10-15 тыс. голов, и тогда его можно будет официально отстреливать не по 300 голов в год, а по 1-2 тыс. Но те, кто выступает за исключение его из Красной книги сейчас, не могут потерпеть, они просто бьют копытом.

Попытки поднять численность лося продолжаются уже лет 15. Охотники и Агентство лесного хозяйства нам все время рассказывают, что они все для этого делают, но у них ничего не получается. А не получается потому, что они, используя разрешение на охоту, прикрывают браконьерство. У нас же всегда так: на одно законно срубленное дерево будет три срубленных незаконно, а на одну тонну официально пойманной рыбы будет две тонны неофициальной.  И на одного официально убитого лося будет еще два застреленных неофициально.

Я же знаю, как у нас ведется охота на лося. Она сопровождается массой нарушений – лицензии подделывают, их не закрывают, в них вписывают цифры карандашом, потом стирают и пишут новые. Официальная охота у нас позволяет прикрыть массу «черных» дел.

Наша сотрудница поехала в экспедицию в национальный парк на границе Сумской и Черниговской области, в котором были лоси. Два лося вышли из парка, подошли к охотхозяйству, и их тут же застрелили. Или другой пример: стоит только лосю перейти из Беларуси на территорию Украины, и у нас сразу – охотники на аэросанях, через километр-два его догоняют, ведь по снегу у лося нет шансов уйти от аэросаней. Выстрел – и все.

Лось – очень умное животное, но охота на него – беспредел и глупость. Потому что никакого охотничьего азарта тут нет: это, считайте, корова, в которую каждый дурак попадет.

08.12.2018   Рубрики: Новости, Спасем лося в Украине!