Легенда о короеде

В.Е. Борейко, Киевский эколого-культурный центр, г. Киев

 

Дивный сказ о том, как лесники Украины проводят крупномасштабный производственный эксперимент по созданию условий для массового размножения короеда, специального насекомого, позволяющего за очень короткий период времени радикально увеличить при помощи санитарных рубок объемы заготовки древесины, в том числе в заповедниках.

 

Что это за зверь такой – короед?

Виновник массовой гибели хвойных деревьев – маленький насекомыш, размером не больше подсолнечного семечка, и называется он – жук-короед.

За прошедшие 500 миллионов лет короед развивался параллельно с хвойными породами деревьев. В мире насчитывается 7500 видов короеда, больше, чем млекопитающих. Короед не только жрет дерево, он еще переносит на себе грибки, например, синюю гниль, которая помогает личинкам короеда переваривать древесину.

Эпизодические вспышки активности короеда – нормальное явление. Его даже называют санитаром леса, так как поражая старые, больные деревья, на которые он нападает в первую очередь, он разрежает старый лес.

Однако глобальное потепление, и, не в меньшей степени, безалаберное и антиэкологическое ведение лесного хозяйства, способствуют быстрому распространению короеда.

В 1787 г. немецкий ботаник Иоганн Гмелин посвятил короеду труд объемом в 500 страниц. Он призывал срубать и сжигать зараженные короедом деревья. Двести лет спустя эта стратегия была признана в Европе неэффективной.

Во многих местах было решено в целях профилактики вырубить огромные участки здорового леса, что нанесло колоссальный ущерб экосистемам речных бассейнов, привело к снижению видового разнообразия и значительно усугубило эрозию почв, однако жуков так и не остановило.

В Европе идея тотальной вырубки все чаще вызывает волны протеста. В прошлом году вредитель атаковал один из национальных парков Чехии. Лесники по указанию местных властей уже собирались пустить в ход пилы, но защитники природы сумели отстоять национальный парк. В1980 году руководство национального парка “Баварский лес”, что на юго- востоке Германии, решило впредь не вмешиваться в естественный ход вещей и прекратить борьбу со вспышками короеда в надежде, что со временем экосистема сможет исцелить себя сама.

Как правило, вспышка короеда гаснет через 3- 4 года. К этому времени короеды или сожрут весь корм, или будут уничтожены птицами и насекомыми – природными врагами короедов.

Так, численность короеда-типографа в лесах Подмосковья, по данным Гринпис, и масштабы вызванной короедом гибели ельников начали резко расти в Подмосковье в 2010 году, достигли пика в 2012, резко снизились в 2013, и уже в 2014 достигли практически нормального уровня (короед-типограф естественным образом встречается в подмосковных лесах, и до нуля его численность не опускается никогда).

Деятельность человека практически никак не повлияла на снижение численности короеда-типографа в 2013-2014 годах. Короед заселяет и отрабатывает живые деревья ели весьма быстро – в зависимости от температуры, за период от двух до четырех месяцев, после чего, в зависимости от сезона, молодые жуки или атакуют новые деревья, или закапываются для зимовки в лесную подстилку. Назначение же санитарных рубок в Подмосковье в эти годы занимало гораздо больше времени – поврежденные короедом ельники поступали в рубку тогда, когда самих жуков в них уже не было (или почти не было).

Вспышка численности короеда-типографа в Подмосковье, считает Гринпис, прекратилась по естественным причинам: во-первых, из-за сокращения кормовой базы (короедом была съедена основная часть наиболее уязвимых ельников – старых чистых или почти чистых насаждений высокой сомкнутости), и во-вторых, из-за размножения природных врагов короеда – синиц, дятлов, муравьев, жуков и различных болезней самого короеда, прогрессирующих при высокой численности вредителя.

Проводившиеся в 2013-2015 годах в Подмосковье санитарные рубки никакого отношения к борьбе с короедом-типографом и к ограничению его дальнейшего распространения не имели – они были направлены исключительно на ликвидацию последствий его деятельности, расчистку погибших участков от мертвой древесины и восстановление лесов. Это  делает санитарные рубки ненужными.

А что происходит потом, когда короеды вывелись и улетели из дерева? Чаще всего оно сохнет и погибает. Однако упавшие сосны не означают гибель всего леса. Их место занимают лиственные породы, не страдающие от короеда. А через 20-25 лет на месте упавших в борьбе с короедом сосен уже растут молодые сосенки. Жизнь в лесу продолжается.

В Украине проявляют особую активность два вида короеда: стенограф или шестизубый короед, и вершинный короед, поражающий верхушки сосен.

Взрослые жуки живут два года и оба года плодятся. Зимуют в лесной подстилке поваленных деревьев. Поэтому, когда лесники зимой рубят лес в целях борьбы с короедом – это не более чем профанация.

 

Криминальное содружество лесников и короеда

В последние годы экспорт древесины стал особенно выгодным делом. Поэтому лесники всеми правдами и неправдами стараются вовлекать в самые интенсивные рубки те леса, заготовка древесины где пока запрещена или ограничена. Главным механизмом такого вовлечения являются санитарные рубки, а главным элементом, придающим этим рубкам видимость законности, является жук-короед.

Нынешнее плачевное состояние лесов Украины – во многом результат прошлого псевдо-ухода и прошлых псевдо-санитарных рубок, и еще результат  алчного малограмотного лесного  хозяйствования за последние 25-30 лет. Если бы в украинских лесах не было сплошных санитарных рубок – ситуация была бы гораздо лучше, поскольку сплошные рубки только способствуют размножению короеда и распаду насаждений. Катастрофическая ситуация с размножением короеда в борах Украины – рукотворная, вызванная неграмотным хозяйствованием.

Лесники ловко научились «сотрудничать» с короедами. Прежде всего это вылилось в массовые санитарные рубки, чаще всего сплошные, которые имеют очень высокий уровень криминализации. Санитарные рубки, при помощи раздувания ажиотажа о «нашествии» короеда, назначаются, чтобы заготовить древесину там, где это недопустимо из-за законодательных ограничений. Например, в заповедниках, заказниках и других объектах ПЗФ при помощи санитарных рубок ежегодно вырубалось более 1 млн. куб. м древесины на площади 44 тыс. га. Санитарные рубки давно превращены в «рубки дохода». Случаи, когда санитарные рубки проводятся добросовестно и качественно, не являются общей практикой.

Повсеместной практикой стало «санитарить» деловую древесину.

Сплошные санитарные рубки совершенно не противодействуют короеду, а, наоборот, лишь ускоряют его размножение и провоцируют дальнейшую гибель лесов. Это объясняется тем, что, во-первых, во время санитарных рубок вырубаются лучшие, здоровые, сильные деревья, недоступные для короедов. Во-вторых, после санитарных рубок в лесу остается много поврежденных, ослабленных деревьев, которые в первую очередь поражаются короедом.

В-третьих, по периметру вырубки деревья не могут противиться ветрам, выпадают, сохнут и становятся пищей для короеда.

В четвертых, вспышка короеда за год не распространяется дальше 100 м. Поэтому лесники распространяют короеда сами, перевозя его вместе с зараженной древесиной по всей стране.

Санитарные рубки способствуют ухудшению состояния лесов, снижают их продуктивность, ведут к их разорению и деградации. Это характерно для всей Украины.

Криминальное содружество лесников и короеда состоит не только в том, что короеды помогают лесникам обманывать общественное мнение и проводить санитарные рубки, которые никакого отношения к борьбе с короедом не имеют.

В благодарность лесники  развозят  короеда по другим районам и областям ( где его еще нет) на своих грузовозах, да еще кормят короеда. Они снабжают его обильным кормом – выращивают монокультуру из одних сосен. Кто бывал в лесах, тот видел эту картину буквально на каждой лесосеке.

Монокультуры сосны  – излюбленный корм короеда.

Заготовленную зимой древесину нужно вывозить из леса до начала марта, то-есть до начала лета сосновых короедов. Это повсеместно не делается.

Поэтому короеды всей страны искренне благодарят главного лесника Украины Христину Юшкевич, ее команду, и надеются на дальнейшее успешное сотрудничество с ней и ее ведомством.

Что же касается экологов, то они будут требовать не только полного запрета сплошных и выборочных  санитарных рубок, но и отказа от потребителей лесопродукции покупать древесину, заготовленную во время санитарных рубок.

 

Короед-застойщик

Всеукраинская борьба с короедом – это не только коммерческая заготовка ценной древесины. Это еще и расчистка лесных участков под застройку.

Оказывается, короед знает цены на недвижимость и земельные участки. И жрет чаще всего ВИП-древесину. Нередко под Киевом он появляется в самых престижных лесах, например, в Пуще-Водице и Конче-Заспе. В Московской области он жрет престижные «экологически чистые» леса в северо-западной части, брезгуя юго-восточными болотными районами.

Непонятно, сам короед развился, или его завезли для борьбы с лесом.

Сейчас он развился, или 10 лет уже кормится, а ажиотаж подняли именно сейчас, когда нужно построить через бор дорогу или отрезать кусок под дачный кооператив.

 

 

Короед-охотник

Для многих несведущих людей современная охота является безобидным занятием. Не считая морального изъяна (убийство диких животных ради развлечения), охота наносит природе значительный экологический ущерб. И не только диким животным, среди которых охотники осуществляют «селекцию наоборот», выбивая лучших особей и засоряя воду и почву свинцом.

Большой ущерб охота наносит и лесу. Во время охоты, особенно облавной, значительное количество пуль, дроби и картечи попадает в деревья, нанося им значительные повреждения. От одного выстрела может пострадать до десятка деревьев. В ранки в стволе дерева от свинца попадают грибки, микроорганизмы, дерево истекает соком, начинает болеть и становится легкой добычей короедов.

В Украине практически все леса сейчас заняты охотхозяйствами, где ведется интенсивная охота. Можно представить, сколько деревьев каждый охотничий сезон, который длится в Украине более полугода, страдает от охотников. Особый вред деревьям наносит охота на самцов косули, которая открывается в мае и длится все лето, когда короеды особенно активны.

В какой-то степени здоровые леса могли бы сохраниться в заказниках, которые охраняют большую часть заповедных лесов, но и там разрешена охота. Например, в Киевской области охотничьи вышки имеются в заказниках «Урочище «Гощив», «Урочище «Вязовое», Ржищевский, Бурковица, Цезаревский, «Урочище «Мутвицкое», Катюжанский. Стоит пальба в заказнике « Васильковские Карпаты», Калитянская дача, Дымерский,  Копачивский.

А в заказнике «Урочище «Мутвицкое» в Макаровском районе на площади всего 785 га имеется три линии облавных вышек общим количеством более 40 штук. Многие деревья, растущие возле вышек для облавной охоты, буквально испещрены от попаданий.

Именно так здоровый лес превращается в больной. Именно так создается база для все новых нашествий короедов.

Кстати, недавнее появление короедов в Ровенской, Волынской и Житомирской областях во многом связано с тем, что леса этих областей буквально напичканы различными охотничьими хозяйствами.

 

 

Украинское короедство

Массовым вспышкам короедов помогает не только их криминальное содружество с лесниками. Значительный корм для короедов оставляют лесные пожары, с которыми сейчас в Украине практически никто не борется, строительство все новых дорог через лесные массивы, и даже туристы, которые вовсю похабят соседние деревья при помощи ножей и топоров.

Самая успешная борьба с короедами, как свидетельствует зарубежный опыт – это профилактика. В Польше и Беларуси, например, зараженные короедом деревья отбирают индивидуально, применяя акустическое оборудование. Профилактики короедства в украинских лесах нет. Лесники, не проводящие профилактики короедства, являются виновниками вспышки короеда.

Где вы видели в лесах феромонные ловушки, ловчие деревья или ловчие штабеля против короедов?

В Норвегии установили 600 тыс. феромонных ловушек, которыми было отловлено в 1979 г. 2,9 биллиона жуков, в 1980 – 4,5 биллиона (средний отлов жуков типографа на ловушку составил 4700-7400 шт.),  отмечено, что ущерб от короеда вокруг ловушек значительно сократился.

В Швеции борьба с короедом с 1978 г. была дополнена феромонными ловушками. В 1978 г. их выставили 30000 шт., 1979-316880, 1980-336720, 1981 -335448, 1982 – 119564, с 1983 г. эти работы прекращены, т. к. популяция короеда снизилась до обычного уровня численности.

В Германии в этот же период против короеда-типографа использовали ежегодно более 100000 ловушек с феромоном.

Ловушками можно отловить до 10% популяции короеда. А вот эффективность «ловчих деревьев» – в 30 раз больше.

Однако кто считал, сколько таких ловушек действует в Украине?

20 или 30? Да и правильно они установлены? А сколько у нас «ловчих деревьев»? Да есть ли они вообще?

Давно известно, что одним из главных врагов короеда являются синицы и дятлы. Особенно трехпалый и большой и малый

пестрые. Но трехпалого дятла сами лесники загнали  в Красную книгу, вырубив практически все спелые леса, где он любил гнездиться. Немногим лучшее положение с другими дятлами и синицами, ибо вырубая дуплистые деревья, лесники специально уничтожают главных врагов короеда.

Хозяйственные леса, где дятлов и синиц в несколько раз меньше, чем в заповедных, становятся беззащитными против короеда.

Недавно волынские лесники провели у себя в области специальный семинар, посвященный борьбе с короедом. И оказывается, главным препятствием в борьбе с короедом является не безответственное ведение лесного хозяйства, не отсутствие профилактики его вспышек, не воровские санитарные рубки, губящие украинский лес, а сезон тишины, который народный депутат Украины, бывший председатель Комитета по экологии Верховной Рады Украины Николай Томенко  и Киевский эколого-культурный центр ввели специальным законом в 2015 г. Тот самый сезон тишины, который с 1 апреля по 15 июня каждый год запрещает в лесах шуметь, стрелять, рубить лес, чтобы те же самые дятлы и синицы могли спокойно вывести свое потомство и отправиться на войну с короедом.

Критика сезона тишины волынскими лесниками несостоятельна еще и потому, что короеды, как правило, начинают активничать в начале мая. На согласование санитарных рубок уходит в среднем более месяца. А это как раз середина июня, когда сезон тишины уже истек.

Да и расселяются короеды не очень далеко. Не дальше 100 метров от границы вспышки. Поэтому, когда лесники пугают журналистов, что, якобы, вспышки короедов за один сезон распространяются на десятки километров и тысячи гектаров – не более, чем очередная страшилка. Если , конечно, не учесть тот фактор, что лесники самии развозят короеда по стране.

Кроме птиц, к ярым врагам короедов относятся насекомые (хищники и паразиты) – пестряк, карапузик, блестянка, жукоед и чернотелка. Например, жукоед обычно поражает до 80% короедов.

Карапузик, чернотелка, блестянка, личинки пестряка поедают яйца, личинок и куколок типографа; жуки пестряка уничтожают взрослых жуков этого короеда.

Жуки указанных хищников весной сосредоточиваются на свежих пнях, истекающих соком деревьях, под кусками свежей коры. Специальные опыты А. М. Воронцова показали, что, учитывая это свойство жуков, их можно

привлекать на приманки. Слетаются жуки на приманку с площади до 0,5—1 км по радиусу. К началу яйцекладки жуки перелетают в места размножения короедов и способны истребить до 60% и более их яиц и личинок.

В целях повышения роли паразитов и хищников в подавлении очагов короеда-типографа заслуживают внимания следующие мероприятия:

1. Не следует рубить деревья, на которых 50% и более ходов личинок короеда содержат коконы паразитов или короедов, зараженных жукоедом. В случае необходимости вырубки всех заселенных короедами деревьев нужно ранней весной снять с них кору кусками и сложить в лесу пачками. После вылета паразитов кору следует немедленно сжечь.

2. Переносить паразитов в кусках снятой коры из затухающих в возникающие или действующие очаги размножения типографа, раскладывая их там в средних условиях освещения и влажности.

3. Привлекать хищников в очаги распространения типографа на приманки. Для этого ранней весной свежие пни следует смачивать березовым соком и раскладывать в лесу куски свежей коры с частью лубяных волокон, смачивая их водой.

Однако эти биологические методы борьбы с короедом не дают лесникам желанной деловой древесины и поэтому у них не в моде.

 

 

Послесловие

В начале мая сразу несколько центральных украинских телеканалов (5 канал, 112 канал, IСТV) распространили подготовленную волынскими лесниками информацию, что , якобы, из-за сезона тишины (1 апреля-15 июня), во время которого запрещено во всех лесах Украины (ст. 39 Закона Украины ” О животном мире”), проводить любые санитарные рубки, массово распространились короеды и они грозят гибелью волынским сосновым лесам. Чувствуя, что в этом заявлении много фарисейства ( на самом деле волынских лесников скорей всего беспокоит не борьба с короедами, а невозможность два с половиной месяца заготавливать под видом санитарных рубок деловую древесину), мы обратились к ведущему в Украине специалисту по борьбе с” вредителями ” леса, доктору сельскохозяйственных наук, профессору, академику Лесной академии наук Украины, заведующему лабораторией защиты леса Украинского научно-исследовательского института лесного хозяйства и  агролесомелиорации им. Г.Высоцкого Валентине Львовне Мешковой.В своем ответе она четко сказала, что санитарные рубки для уничтожения короедов нужно проводить только после заселения ими деревьев и до вылета жуков нового поколения. Наиболее ранний вылет короедов ( для южных областей) нового поколения в Украине регистрируют в третьей декаде июня, то-есть с 20 июня. А сезон тишины заканчивается уже 15 июня. Поэтому лесники, особенно волынские, имеют все разрешенные украинским экологическим законодательством временные возможности для организации эффективной борьбы с короедами. Если, конечно, их интересует именно борьба с короедами. А не кое-что другое.

 

 

 

 

24.05.2017   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости