Владимир Борейко: Права природы – революционная идея 21 века

Наш корреспондент Казимир Савицкиус беседует с известным украинским защитником дикой природы и дикой жизни, директором Киевского эколого-культурного центра, Заслуженным природоохранником Украины Владимиром Борейко.

- Недавно вы обратились к Президенту Украины В. Януковичу с предложением ввести в стране, по аналогии с должностью по правам человека, должность уполномоченного по правам животных. Вы верите, что это будет сделано?

- Конечно нет! Пост Омбудсмена по правам животных Украине не светит еще возможно лет 50-100. Но общественность уже пора знакомить с идеей прав природы. Поэтому это был чисто пиаровский ход. Можно сказать, что я впервые вышел из окопов с этой темой на всю страну. До этого права природы мы обсуждали только в своих узко-природоохранных тусовках.

- И каков результат?

- Великолепный! В конце августа 2010 г. весь украинский интернет был буквально забит этой новостью. Несколько изданий, в том числе «Коммерсант в Украине», взяли у меня расширенное интервью. В своем кратком тексте я постарался познакомить Президента, а с ним и журналистов, всю страну, с идеей прав животных, объяснил, какие животным необходимо предоставлять права, привел факты грубого попирания прав животных. Хотя, конечно, серьезных разговоров с журналистами о правах животных не получилось – они, увы, пока этой темой не владеют.

- Давайте, чтобы наши читатели сразу поняли, о чем идет речь, объясним, что такое права природы?

- Есть очень много толкований прав природы. В своих объяснениях я исхожу из того, что права животных, растений, микроорганизмов, экосистем – это защита их каких жизненно-важных интересов. Например, животные имеют интерес в том, чтобы жить? – Конечно имеют! Значит, у них есть право на жизнь. Права подразделяются на естественные (имеющие защиту моралью) и юридические (закреплены в законах). Животные, растения и микроорганизмы могут иметь права как на уровне вида, так и на уровне индивида. В отличии от человека, за которым закреплено уже около сотни различных прав, наши братья меньшие имеют притязания на значительно меньшее количество прав. Например, им не нужны права на образование или на свободу совести.

А какими, по вашему мнению, правами должна обладать природа?

- Все живые существа (животные, растения, микроорганизмы) на уровне видов могут обладать правами на существование, на возмещение ущерба по вине человека, на процветание, на генетическое разнообразие.

На уровне особей они могут обладать правами на жизнь, на естественную свободу, на защиту от страданий по вине человека, на необходимую для жизни долю земных благ, на генетическое разнообразие, на отсутствие ответственности перед человеком, на опеку (для домашних сельхозживотных).

Экосистемы могут иметь права на существование, на возмещение ущерба по вине человека.

Сразу оговорюсь, что мы должны четко отличать теорию от практики. Провозглашение прав природы будет процессом очень длительным, а их защита должна быть подтверждена определенными возможностями человеческого общества.

Естественно, говорить о защите прав микроорганизмов и даже растений мы пока можем только в теории. А вот что касается животных, то уже сейчас взять под защиту самых развитых из них в интеллектуальном отношении – дельфинов, китов, человекообразных обезьян – не вижу ничего сложного. Так же и как защитить права краснокнижных животных.

- Что сейчас нужно делать для того, чтобы защита прав природы (хотя бы частично) стала реальностью?

- В нашем Центре есть определенная программа «Права природы и их лоббирование», где в качестве задач должно добиться утверждения в Украине прав дельфинов, должности Уполномоченного по правам животных, введения адвокатов по защите животных, всячески популяризировать права природы в СМИ, добиться внесения раздела «Права природы» в курсы экологической этики и экологии в средней и высшей школе. В принципе, по этой программе может работать любая общественная экологическая организация, заинтересованная в том, чтобы права природы стали былью. Ну а главное, сейчас еще раз повторюсь, нужно знакомить общественное мнение с идеей прав природы. Очень хорошо бы по этой теме организовать дискуссии в прессе, в Интернете, теледебаты.

- Всегда ли обеспечивается защита прав природы?

- Права природы это некая философско-правовая концепция, которая естественно, в реальной жизни может иметь некоторые ограничения. Например, приведем для сравнения реальную ситуацию с защитой прав человека. Конституции многих стран, так же как и международная Декларация прав человека защищают его право на жизнь и свободу. Однако, если человек совершил уголовный проступок, его ограничивают в праве на свободу и он попадает в тюрьму. Так же с правом на жизнь. В некоторых странах за тяжкие уголовные преступления его лишают и этого важного права. Определенные ограничения на право на жизнь наступают при военных действиях – защите государства от агрессора.

Такие же ограничения должны действовать и в отношении прав животных, растений, микроорганизмов и экосистем. Возьмем тех же беспризорных собак в городах. Защита их права на жизнь и свободу оправдано только до тех пор, пока они не станут нарушать права на безопасность живущих рядом людей.

Как только начинаются укусы, нападения на людей, вся стая собак, что бы не говорили зоозащитники, подлежит отлову, помещению в приемники и даже эвтаназии.

Кстати, фактическая защита некоторыми зоозащитными организациями бродячих собак в городах под лозунгом защиты прав животных – самая настоящая дискредитация этих самых прав. В конце-концов, люди тоже часть природы, и имеют свои права и должны иметь права жить в городах и не бояться быть искусанными бродячими собаками. Также как имеют право убивать животных ради пропитания (как волки или орлы), поэтому в этом плане я не согласен с идеей вегетарианства как запрет на потребление мха ради защиты права животных на жизнь.

- Какие профессиональные или социальные группы населения менее всего поддерживают идею прав природы?

- Прежде всего охотники. И я их хорошо понимаю. Концепция прав природы выступает категорически против спортивной охоты как убийства животных ради забавы. С правами природы не согласны и представители некоторых коммерчески ориентированных общественных экологических организаций. Например, А. Вайсман из Российского офиса ВВФ, кстати, заядлый охотник.

- Любопытно, а как вы сами пришли к понятию прав природы? Долгим был путь?

- С правами природы я познакомился в конце 1990-х – начале 2000-х годов, когда принялся усиленно штудировать американскую экофилософскую литературу. Кстати, наш Центр впервые перевел и издал на русском языке самые известные книги по правам природы: Питера Сингера «Освобождение животных», Тома Ригана «В защиту прав животных», Эндрю Линзи «Божественные права животных», Родерика Нэша «Права природы. История экологической этики». Кроме этого множество переводных работ по этой теме мы опубликовали в нашем Гуманитарном экологическом журнале. Все желающие могут познакомиться с этими изданиями на нашем сайте www.ecoethics.ru

Самое интересное, что занимаясь историей охраны природы, я обнаружил работы русских ученых и литераторов начала 20 века – оказывается, они тоже нимало опубликовали о правах животных и природы. Это известные природоохранники Г.А. Кожевников, А.П. Семенов-Тян-Шанский, а также юрист С. Фишер, написавший в 1899 г. книгу «Человек и животные. Этико-юридический очерк», историк П.В. Безобразов, выпустивший в 1903 г. монографию «О правах животных», а также литераторы В.Г. Чертков , Н.И. Горбунов-Посадов, активист Российского общества покровительства животным А. Даронов.

Естественно, в советское время, когда не было принято говорить не только о правах природы, но и о правах людей, это благородные идеи были положены под сукно.

Желая хоть как-то наверстать упущенное, я изложил идею прав природы в своих книга: «Прорыв в экологическую этику», «Философы дикой природы и природоохраны», «Этика и менеджмент заповедного дела». Последняя, самая современная версия теории прав природы изложена в моей недавней монографии «Этика и практика охраны биоразнообразия» (Киев, 2008 г.).

- Как оценили ваши работы коллеги по экологическому движению?

- Никак. Абсолютному большинству как участников экологического, так и зоозащитного движений эти работы не интересны. Вот если бы я написал книгу «Как получить деньги от грантов», – ее тут же бы зачитали до дыр.

Я уже неоднократно заявлял, что современное отечественное экологическое и зоозащитное движения маргинальны, имеют невысокий интеллектуальный уровень и живут сегодняшним днем. Что будет завтра – никого не волнует. Что же касается зоозащитников, то они понимают права животных очень узко. У них все сводится к защите от жестокости бродячих собак в городах.

Обидно, что и экологическая молодежь не очень-то интересуется идеей прав природы. Думаю, что это во многом результат нашей деградирующей высшей школы.

Хотя с другой стороны, некоторый эффект от издания моих экофилософских книг все же есть. Уже несколько молодых философов, с Украины и России, на них защитили свои диссертации. Вообще, наверное, нам нужно выходить на гуманитарное сообщество – юристов, философов, журналистов, филологов, возможно, идею прав природы они поддержат более активно, чем биологи.

- Познакомившись с некоторыми вашими работами я с удивлением заметил, что вы не во всем поддерживаете классиков – П. Сингера и Т. Ригана?

- Классики на то и классики, чтобы, с одной стороны, на них опираться, а с другой – с ними спорить.

Свои легендарные книги по правам животных они написали несколько десятилетий назад. За это время теория прав природы, естественно, ушла далеко вперед. Я не могу согласиться с ними, если они предоставляют права только млекопитающим и птицам, а не всем живым существам, не всей природе. Во-вторых, гораздо эффективнее, на мой взгляд, обосновывать наличие прав у животных их жизненными интересами, а не тем, что животные могут страдать. В третьих, П. Сингер и Т. Риган, будучи философами, а не биологами, ничего не сказали о защите прав животных на уровне видов, и не объяснили, какими именно правами обладают животные. В принципе теория прав природы уже разработана. Теперь пришло время претворять ее в жизнь. Что же касается работ П. Сингера и Т. Ригана, то они во многом уже устарели.

А как в других странах обстоит лоббирование прав природы? Есть ли какие-нибудь серьезные результаты?

- Конечно. Первой в мире страной, в которой узаконены права природы, является Эквадор. Там несколько лет назад принята поправка к Конституции страны, согласно которой дикая природа имеет право на существование. Недавно Экологический комитет Парламента Испании принял резолюцию о необходимости предоставления прав человекообразным обезьянам, а одна из провинций Испании вроде как эти права уже и утвердила.

С 2006 г. в парламенте Нидерландов действует Партия для зверей, целью которой является утверждение в Нидерландах прав животных. В одном из кантонов Швейцарии введена должность адвоката для животных.

С 1980-х годов тема прав животных широко вошла в философские и юридические работы в США. Так, в более чем в 25 юридических вузах читается предмет «права животных». С 1984 г. там действует организация «Юристы за права животных». По правам природы и животных в США издано, с 1980-х годов, ни одна сотня томов книг. Ну и самое главное, В США, как и в Японии, выигрываются судебные дела в защиту прав природы. Так, еще в 1978 г. Сьерра-клуб и Одюбоновское общество подало иск в суд в защиту птицы палила, от ее имени, которая обитала только на склонах вулкана Килоуэа в Гавайях и могла исчезнуть из-за предполагавшегося там строительства. Так впервые в американской практике истцом стало животное. И дело было выиграно. Добавлю, что на Западе сейчас действует целое Движение за права животных, насчитывающее миллионы людей, и отмечается Международный День прав животных.

К слову сказать, в Законе Украины «О защите животных от жестокого обращения», разработанном при моем участии и принятом в 2006 г., в преамбуле сказано, что данный Закон направлен на защиту «естественных прав животных».

Так что Украине в этом плане тоже есть чем похвалиться.

- Еще один вопрос, который кажется мне очень важным. Почему же все-таки так выгодно принятие прав природы, почему за это стоит бороться?

- С принятием прав природы в природоохране открывается новая эра. Это своего рода свершение настоящей революции. Практика охраны природы приобретает много новых и эффективных рычагов воздействия. Например, можно будет подавать в суд за нарушение прав природы (животных). Сейчас, например, в суд на губителя природы можно подать только в том случае, если он нанес ущерб жизни, здоровью, имуществу истца, или ущемил его экологические права. Такая несовершенная судебная практика очень связывает руки защитникам природы. Например, начато разрешенное Минприродой строительство в природном объекте, гибнет огромное количество животных, в том числе и редких, но это не как не вредит лично мне, не нарушает мои экологические права, и я никак не могу защитить природу в судебном порядке. А вот если бы животные, хотя бы краснокнижные, имели права, то с их губителями был бы совсем другой разговор.

Со временем, надеюсь, хотя бы высшим животным будет предоставлено избирательное право, которое они смогут реализовывать через своих представителей, «голосуя» благодаря им за более экологически ориентированные партии и депутатов. Реформы ожидают и международное экологическое право. В международных законах должно быть четко сказано, что ни одно государство не может обладать правом собственности на биологический вид. Защищать права природы в международном масштабе станет Международный суд по правам при роды.

Еще один важный момент. С принятием прав природы любой биологический вид, а не только человек, может стать собственником финансовых активов, которые могут накапливаться в местных или национальных бюджетах именно для их охраны. Животные могут получать право наследия. Например, станет возможным выкупить какой-нибудь лес или болото и оформить право наследия на живущих там редких животных, или передать им лес в собственность.

- Участвуя в обсуждении прав животных (природы), мне нередко приходилось выслушивать критику этой идеи. Например, высказывались мнения, что так как животные не осознают своих прав и не имеют никаких обязанностей, то значит прав у них нет?

- Да, это довольно широко распространенное мнение, опирающееся, к сожалению, на поверхностное знание вопроса, если не сказать более. Удивительно, но такую позицию высказывал недавно и директор Института философии РАН, академик РАН, приглашенный, как и я, в качестве лектора на международную школу по экологической этике Мордовским университетом. К сожалению, наши люди, даже академики, очень привыкли к стереотипам и не желают с ними расставаться. Идею прав природы мне часто приходится защищать на различных международных (в рамках СНГ) конференциях по биоэтике и экологической этике. Философы старшего поколения, всю жизнь преподававшие марксистско-ленинскую философию, конечно, никогда не читали О. Леопольда, П. Сингера, Т. Ригана, да и не хотят читать.

Как известно, любая новая идея проходит обычно три стадии восприятия: осмеяние, критику и постепенное принятие. Права природы в научном сообществе стран СНГ сейчас находятся где-то на уровне первой-второй стадии. Хотя, если верить социологическим исследованиям, проведенным в России в конце 1980-х, и в Украине (нашим Центром) в начале 2000-х, в целом 70 % населения поддерживают идею предоставления прав животным.

Теперь что касается ответа на ваш вопрос. Как известно из современной юридической практики, правами человека обладают новорожденные, а также душевно и умственно отсталые люди, которые также не осознают своих прав и не имеют никаких обязанностей. Свои права в суде они реализуют через опекунов. Поэтому по аналогии и животные, и растения, и микроорганизмы, и экосистемы, не осознающие своих прав и не имеющие никаких обязанностей, так же как младенцы и умалишенные, могут, должны, и будут иметь свои права.

Я верю в то, что вслед за неграми, женщинами и детьми свои права наконец-то получат и все другие нечеловеческие существа.

20.09.2010   Рубрики: Документы и статьи, Новости, Новости кампаний, Права природы и их лоббирование