Концепция заповедности (пассивной охраны природы)

В.Борейко, В.Бриних, И. Парникоза

2.1. Понятие абсолютной заповедности

 

Понятие «абсолютная заповедность» подразумевает сохранение навечно отдельных значительных по площади участков дикой природы в абсолютной неприкосновенности. Это должно достигаться путем прекращения всякого хозяйственного использования природного объекта (комплекса), а также прекращения любого намеренного прямого и непосредственного антропогенного воздействия на дикую природу заповедника. Классик отечественного заповедного дела Г.А. Кожевников писал: «Охранять первобытную дикую природу ради нее самой, смотря на прикладные вопросы, как на стоящие на втором плане,- вот основная идея охраны природы. … Только невмешательство в жизнь природы сделает природу научно интересной».

Выдающийся деятель современного заповедного дела Ф.Р. Штильмарк указывал на то, что «сама по себе мечта об абсолютном заповедании безусловно идеалистическая». Идеалы всегда практически недостижимы, но они указывают верное направление общественного движения. Идеал абсолютного заповедания служит как раз таким вектором развития отечественной заповедной системы, которая была заслуженно признана международным сообществом как лучшая для охраняемых природных территорий мира.

Другой классик заповедного дела Д.К. Соловьев писал: «Следует отметить, что абсолютной заповедности даже в общих заповедниках обыкновенно нельзя достигнуть, так как это доводило бы нас иногда до абсурда. Некоторые участки могут быть предоставлены сами себе без малейшего касательства человека, но вообще невозможно совершенно изолировать заповедник от внешней жизни, а можно только ослабить ее влияние бдительной охраной».

Поэтому в практической плоскости мы вправе говорить просто о заповедности, которая подразумевает практическое воплощение идеи абсолютной заповедности в менеджменте природных заповедников, исходя из местных условий. Заповедность означает прекращение любой хозяйственной деятельности, а также сведение к минимуму намеренного прямого и непосредственного антропогенного воздействия на дикую природу заповедника. Заповедность базируется на семи практических принципах, разработанных в разное время Ф.Р. Штильмарком, А.М. Краснитским, С.А. Дыренковым,

В.А. Бринихом, А.М. Артовым и А.И. Дулицким.

 

 

2.2. Идея абсолютной заповедности как высший

экоэтический императив

 

Идея абсолютная заповедности в качестве высшего экоэтического императива является идеологической базой двух экоэтических школ: отечественной научно-природоохранной и североамериканской экофилософской.

Отечественную школу представляют российские и украинские классики заповедного дела из научной среды — зоологи Г.А. Кожевников, Д.К. Соловьёв, В.В. Станчинский, А.П. Семёнов-Тян-Шанский, А.В. Захаренко, В.Н. Грамма и В.М. Якушенко, почвовед В.В. Докучаев, ботаники И.П. Бородин, В.А. Талиев и А.А. Яната, антрополог и географ Д.Н. Анучин, географ В.П. Семёнов-Тян-Шанский, лесоводы Г.Ф. Морозов, А.Л. Пясецкий, А.М. Краснитский и С.А. Дыренков, охотовед Ф.Р. Штильмарк, а также поэтесса Леся Украинка. Императив отечественной школы, сформулированный Г.А. Кожевниковым и предложенный им в 1908 году на Всероссийском юбилейном акклиматизационном съезде в Москве, утверждает: «Не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты». Леся Украинка предложила похожую форму заповедания: «Не руш! Не ріж! Не убивай!».

Североамериканские экофилософы Дж. Тернер, Х. Ролстон 3-й, Т. Бирч сформулировали этот же экоэтический императив следующим образом: «В заповеднике должно в полном объеме защищаться право дикой природы на существование и свободу»

В целом идея абсолютной заповедности звучит так: «В заповеднике должно вечно и в полном объеме защищаться право дикой природы на существование и свободу. Не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты».

 

 

2.3. Что такое заповедники?

 

В настоящее время идея абсолютной заповедности подвергается резкой критике и ревизии со стороны многих ученых, а также специалистов — практиков в области заповедного дела. Это и понятно, т.к. режим невмешательства, т.е. полной заповедности, объективно ограничивает не только хозяйственную деятельность, но затрудняет даже проведение полномасштабных научных экспериментов на заповедных территориях. Но есть и другие причины более субъективного характера, связанные с непониманием идеи абсолютной заповедности или ее неприятием по идеологическим основаниям.

Дискуссия вокруг режима сохранения степных фитоценозов, включенных в состав природных заповедников, вращается вокруг одного-единственного вопроса: нужно ли проводить регуляционные мероприятия по изъятию «избыточной» фитомассы или надо принципиально следовать идее полного невмешательства в природные процессы, озвученной еще в начале прошлого столетия Г.А. Кожевниковым? Как видно из работ известных украинских ботаников, считающих необходимым проведение регуляционных мероприятий для сохранения современного облика степи, логика их рассуждений изначально базируется на ошибочных суждениях о целях и задачах заповедания дикой природы. Сторонники регуляции степной биоты [22, 44, 87] уверены, что, по крайней мере, степные заповедники создаются ради сохранения типовых «эталонных» ценоструктур степи, а основная задача заповедников — сохранение биоразнообразия [22]. Поэтому их главные претензии относятся к негативному, по мнению ученых, влиянию режима полной заповедности на эволюцию степных экосистем. Так, Я.П. Дидух отмечает, что «то, что столетие назад казалось верным, теперь нуждается в корректировке или требует кардинального пересмотра. Как следствие, должны меняться и задачи заповедников» (22). Г.Н. Лысенко утверждает, что «существующие заповедные режимы оказались искусственными, а порой и чуждыми природе степи. В результате их влияния исчезают не только «краснокнижные» виды, но и типичные зональные доминанты и эдификаторы. Исчезают именно те объекты, ради сохранения которых и были в свое время созданы степные заповедники» (44). Тем самым, сохранение степных экосистем в настоящее время возможно, по мнению указанных авторов, только в условиях довольно жесткого по форме вмешательства в естественные природные процессы, искусственной консервации (стабилизации) развития степных фитоценозов на стадии субклимаксовых сообществ. Однако при этом признается, что все регуляционные мероприятия относятся к деструктивным, разрушительным, направленным на формирование экстремумов [87].

Некоторые исследователи, даже работающие в научных отделах заповедников, пошли еще дальше и предлагают превратить заповедники в научно-производственные экспериментальные площадки.

Так что же такое заповедники, ради чего они были задуманы и какие задачи призваны воплощать в жизнь сегодня? Нужно ли отменять полную заповедность или лучше поискать какие-то другие формы консервации, кроме как в заповедниках, степных сообществ, представляющих научный интерес и природоохранную ценность?

Первые предложения о заповедании отдельных участков целинной степи еще в конце XIX века высказал известный почвовед В.В. Докучаев. В своих работах он указывал, что исследователи должны иметь возможность изучать ненарушенные почвы в местах их естественного происхождения. Как отмечает И.И. Воробьев, это высказывание можно считать первым упоминанием о так называемой концепции природных эталонов. Еще одним концептуальным утверждением В.В. Докучаева, существенно повлиявшим на последующее развитие заповедного дела, является его убежденность в необходимости экспериментального изучения природы на малых участках, расположенных, по возможности, в различных физико-географических полосах России и имеющих общие существенные черты [16].

Иначе смотрел на заповедники и их предназначение еще один классик заповедного дела профессор Московского университета Г.А. Кожевников. Выступая в 1908 году на Всероссийском юбилейном акклиматизационном съезде, он сформулировал свое видение предназначения заповедников следующим образом: «Чтобы иметь возможность изучать природу, мы должны стараться сохранить ее в ее первобытной неприкосновенности в виде ее наиболее типичных формаций. (…) Какая цель сохранения таких нетронутых участков? Прежде всего, чисто научная, а затем, конечно, и практическая, т.к. только научное изучение природы дает нам прочные основы для практической деятельности. (…) Участки эти должны быть заповедными в самом строгом смысле слова. (…) Всякие меры, нарушающие естественные условия борьбы за существование, здесь недопустимы. (…) Конечно, рядом с совершенно предоставленными своей естественной судьбе заповедными участками могут быть заповедные участки иного типа в целях размножения дичи, где допускается регулирование природных условий. Но это нисколько не умаляет необходимости иметь заповедные участки в строгом смысле этого слова, где бы отсутствовало всякое вмешательство человеческой деятельности и где бы можно было научно изучать естественные условия жизни. (…) Не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты» [31].

Последняя фраза является ключевой. Она против управления заповедниками в ручном режиме и предполагает как режим полного невмешательства в природные процессы на заповедных территориях, так и постоянно ведущийся мониторинг естественного хода природных процессов и явлений, неискаженного вмешательством со стороны человека. С этим согласны даже критики идеи абсолютной заповедности. Так, Г.Н. Лысенко считает, что заповедные участки с режимом полного невмешательства — это природные лаборатории, где режим общего невмешательства позволяет получать ценнейшую информацию о процессах саморазвития степных экосистем (44).

Взгляды В.В. Докучаева и Г.А. Кожевникова на заповедность различаются принципиально. В.В. Докучаев настаивал на заповедании малых по площади экспериментальных участков, а Г.А. Кожевников утверждал, что площади заповедников должны быть обширными, чтобы не так заметно было влияние внешних факторов хотя бы в заповедном ядре. В научной сфере В.В. Докучаев планировал исследования на базе научных экспериментов, а Г.А. Кожевников считал, что наиболее важно просто наблюдать за естественными процессами развития, без экспериментов и прочего вторжения в природу. Подход В.В. Докучаева, как и современных сторонников регуляции и экспериментальной науки в заповедниках, неизбежно подводит нас к необходимости стабилизации определенной сукцессионной стадии, т.е. воспрепятствованию естественному ходу природных процессов. Г.А. Кожевников и его последователи подчеркивали как раз особую научную значимость результатов изучения свободного развития экосистем.

Идеи В.В. Докучаева о заповедании вступают в конфликт с самим понятием «заповедь», которое означает «нерушимое наставление». Этот «строжайший запрет (…) вызвал к жизни представления о заповедной неприкосновенности» [96]. Фактически же В.В. Докучаев говорил не о заповедниках (в их современном понимании), а о научных биостанциях, которые впоследствии широко распространились в Российской империи и затем в СССР, в том числе на территории многих заповедников.

Концепция природного эталона, господствовавшая в заповедном деле во второй половине прошлого века, является, по сути, механическим перенесением идей В.В. Докучаева на все заповедники в целом. В итоге она оказалась ошибочной и создала массу проблем в ходе практического применения параметров эталонности [42, 91]. Ведь знаменитый почвовед говорил о почвах, а не о цельных экосистемах, которые представляют собой открытые системы, саморазвивающиеся в результате взаимодействия экзо- и эндогенных факторов среды. Такие комплексы только условно (сугубо теоретически) можно назвать эталонами. Поэтому утверждение, что заповедники создаются ради сохранения типовых «эталонных» ценоструктур, является в корне неверным, т.к. в открытых «живых» системах не может быть ничего эталонного. Ведь эталон — это точно установленная мера, с которой сравнивается аналогичный по своей природе объект. Каждая конкретная экосистема, хоть и обладающая набором каких-то общих черт с другими им подобными экосистемами и функционирующая на общих принципах взаимодействия, все же неповторима в разнообразии своих компонентов и индивидуальна в своем развитии.

В контексте концепции природного эталона гибель любого изучаемого заповедного объекта означает конец эксперимента и фактически — повод отменить режим охраны (как это случилось с Марийским заповедником после страшного пожара 1972 года), а в рамках концепции полного заповедания это печальное событие стало бы лишь одним из промежуточных результатов, так как на месте погибшей лесной экосистемы неизбежно начала бы развиваться другая. Ведь полная заповедность сохраняет не объекты, а процесс. Так чей подход более обоснован с позиций стабильности сохранения и изучения заповедных объектов, перспектив долгосрочного функционирования самих охраняемых территорий?

 

 

2.4. Предназначение природных заповедников

 

Режим заповедности в природных заповедниках необходим для обеспечения:

— естественного хода природных процессов и явлений;

— биологического и ландшафтного разнообразия, генетического фонда растительного и животного мира;

— долгосрочных мониторинговых работ и научных исследований.

 

 

2.5. Принципы заповедности

 

Руководящими положениями при осуществлении менеджмента в природных заповедниках являются следующие семь принципов заповедности.

1. Идея абсолютной заповедности является идеалом, к которому нужно стремиться в повседневной деятельности любого природного заповедника.

2. Опосредованное влияние человека на заповедник (глобальное загрязнение, тепловое воздействие на атмосферу, случайный занос интродуцентов, кислотные дожди и т.п.) не должно рассматриваться как нарушение заповедности.

3. Заповедность распространяется не только на естественные, малоизмененные участки дикой природы, но и на заповедные участки, подвергшиеся антропогенному воздействию, на которых заповедание может рассматриваться как восстановительный акт, реанимация природной системы.

4. Заповедность предполагает ограничение до возможного минимума воздействия на естественный ход природных процессов и явлений в результате научных исследований и действий службы охраны заповедника.

5. Основным предназначением природных заповедников является сохранение экосистем и происходящих там спонтанных (естественных) процессов. При этом в определенных случаях необходимо решать проблему консервации современного состояния некоторых экосистем путем имитации или поддержания того режима природопользования, который явился условием их возникновения. Эта задача должна быть возложена на иные категории ООПТ — национальные парки, заказники и пр.

6. Объявление какого-либо участка заповедником означает полную юридическую неприкосновенность этой территории (акватории) от любого вмешательства со стороны человека (презумпция абсолютной заповедности). Виды деятельности, не противоречащие целям и задачам каждого конкретного заповедника, должны быть научно обоснованы и проведены через процедуры оценки воздействия на окружающую среду от планируемой хозяйственной и иной деятельности и экологической экспертизы.

7. Заповедность целесообразна на природных территориях любых размеров. Даже на заповедных объектах небольшого размера редкие виды охраняются лучше.

 

 

2.6. Цель и задачи концепции заповедности

 

Целью концепции заповедности является обеспечение свободного (спонтанного) развития дикой природы при исключении какого-либо прямого, намеренного воздействия со стороны человека, а также изучение экосистем в условиях их неприкосновенности.

Эта цель достигается путем обеспечения максимально полного невмешательства в естественный ход природных процессов и явлений посредством поддержания строгого режима охраны природных экосистем на территориях природных заповедников.

Развитие заповедного дела в соответствии с концепцией заповедности достигается реализацией следующих задач:

 

1. Совершенствование правовой базы в области заповедного дела:

 

1.1. Введение в законодательство об особо охраняемых природных территориях юридических понятий «дикая природа», «заповедник» (в свете концепции заповедности), «заповедное дело», «заповедность», «презумпция абсолютной заповедности», «эколого-этическая экспертиза», «эколого-этический аудит»:

а) дикая природа — свободно развивающаяся без вмешательства человека, непреобразованная (малоизмененная), либо восстановленная до естественного состояния природная экосистема или ее часть, на которой поддерживается биологическое разнообразие и осуществляется только экстенсивное природопользование;

б) заповедник — территория (акватория) дикой природы, полностью и навечно исключенная из хозяйственного оборота, где ограничено до возможного минимума любое намеренное вмешательство человека в естественный ход природных процессов и явлений;

в) заповедное дело — термин, объединяющий различные аспекты проблематики организации и функционирования системы особо охраняемых природных территорий:

— природоохранительная отрасль, объединяющая все категории особо охраняемых природных территорий и управляющие ими учреждения, основным предназначением которой является сохранение дикой природы и воспроизводство экосистемных услуг;

— заповедный менеджмент как система управления ООПТ и принятия решений по вопросам функционирования ООПТ;

— научное направление, обеспечивающее теоретическое и практическое изучение природных процессов и явлений на особо охраняемых природных территориях, разработку эффективных мер по сохранению дикой природы, оптимизацию системы управления особо охраняемыми природными территориями;

— учебная дисциплина, рассматривающая теоретические и практические аспекты сохранения и изучения экосистем на особо охраняемых природных территориях.

г) заповедность (пассивная охрана природы) — сохранение навечно участков дикой природы в условиях прекращения на них всякой хозяйственной деятельности и сведения к минимуму любого намеренного прямого и непосредственного антропогенного воздействия на дикую природу и естественный ход природных процессов и явлений;

д) презумпция абсолютной заповедности — полная юридическая неприкосновенность заповедной территории (акватории) от любого вмешательства со стороны человека при объявлении ее государственным природным заповедником (заповедной зоной), если, в порядке исключения, не будет доказана необходимость такого вмешательства;

е) эколого-этическая экспертиза — оценка объекта экспертизы с точки зрения его соответствия требованиям экологической этики;

ж) эколого-этический аудит — процедура независимой проверки деятельности, проекта или продукта на соответствие требованиям экологической этики.

1.2. Введение в природоохранное законодательство изменений и дополнений, усиливающих режим природных заповедников и заповедных зон.

1.3. Выделение природных заповедников в особую категорию особо охраняемых природных территорий (далее — ООПТ) и принятие отдельного закона о природных заповедниках.

1.4. Введение законодательного запрета на изменение площадей и границ природных заповедников и заповедных зон, кроме случаев их расширения.

1.5. Полное (без исключений) изъятие из гражданского оборота природных ресурсов, в первую очередь — земельных, на заповедных территориях.

1.6. Запрещение любых видов деятельности в природных заповедниках, заповедных зонах, кроме научно-исследовательских и мониторинговых работ, а также контрольно-надзорных мероприятий.

1.7. Включение в перечень объектов государственной экологической экспертизы планов управления природными заповедниками, заповедными зонами, проектов любых видов деятельности в них.

1.8. Введение в природоохранное законодательство, наряду с экологической экспертизой, процедур эколого-этической экспертизы и эколого-этического аудита.

1.9. Обеспечение возможности создания частных и общественных природных заповедников под надзором уполномоченных государственных структур при условии соблюдения принципов заповедности.

 

2. Оптимизация заповедных территорий и их режимов:

 

2.1. Выявление заповедных территорий, в которых невмешательство в естественный ход природных процессов и явлений приведет к деградации их современного, сформированного факторами антропогенного происхождения, состояния, представляющего научную и природоохранную ценность. Разработка обоснования перевода таких заповедных территорий в другие категории ООПТ.

2.2. Инвентаризация территорий природных заповедников в целях уточнения площадей, затронутых хозяйственной и иной деятельностью. Разработка программ по переносу хозяйственной деятельности за пределы заповедных территорий, в т.ч. в охранные зоны заповедников.

2.3. Полное прекращение любого хозяйственного использования территорий заповедников и заповедных зон других охраняемых природных территорий, сведение до минимума намеренного антропогенного воздействия при проведении охранной, научной и эколого-просветительской работ, постепенное прекращение регуляционных мероприятий в заповедниках и в заповедных зонах.

2.4. Ликвидация на заповедных территориях всех объектов недвижимости, не отвечающих задачам природных заповедников.

2.5. Разработка научно-исследовательских и мониторинговых программ, а также планов охраны природных заповедников и заповедных зон на основе дистанционных и иных, исключающих вмешательство в природные процессы, методов.

2.6. Проведение регуляционных мероприятий в степных природных заповедниках разрешается в исключительных случаях на основании презумпции абсолютной заповедности при подтверждении эффективности этих регуляционных мероприятий и отсутствия нанесения вреда экосистемам природного заповедника. Эта мера считается временной до научного разрешения вопроса о допустимости регулирования степных заповедных экосистем. Вместе с тем уже сейчас должно быть запрещено режимное сенокошение с мая по сентябрь, а также в любое время года с использованием механических транспортных средств. Общая площадь участков невмешательства должна составлять не менее 50% территории степного заповедника.

 

3. Совершенствование мониторинговых работ в заповедниках:

 

3.1. Разработка единой программы мониторинговых работ для всех заповедников.

3.2. Создание на базе заповедников современных стационаров мониторинга экосистем и их компонентов, преимущественно с использованием дистанционных методов наблюдений и сбора информации.

3.3. Оснащение заповедников современным научным оборудованием для проведения мониторинговых работ.

3.4. Создание электронных баз научной информации, полученной при проведении мониторинговых работ.

3.5. Включение природных заповедников в единую систему мониторинга окружающей среды в качестве контрольных участков.

 

4. Организация подготовки кадров для природных заповедников:

 

4.1. Введение в вузах и техникумах (колледжах) соответствующего естественно-научного профиля специализации «Заповедное дело», обязательного для подготовки руководителей среднего и высшего звена государственных природных заповедников.

4.2. Введение в учебный курс «Заповедное дело» тем по идее абсолютной заповедности, концепции заповедности и истории их разработки.

4.3. Проведение регулярной, не реже одного раза в пять лет, переаттестации штатных сотрудников государственных природных заповедников после профессиональной переподготовки по учебному курсу «Заповедное дело».

5. Популяризация концепции заповедности и заповедников:

 

5.1. Разработка и издание для детей развивающих игр и литературы о заповедниках.

5.2. Издание научно-практических журналов и проведение научно-практических конференций по концепции заповедности.

5.3. Использование СМИ в популяризации идеи абсолютной заповедности и концепции заповедности.

5.4. Распространение концепции заповедности в других странах.

 

6. Общественный контроль деятельности природных

заповедников:

 

6.1. Проведение общественного контроля соответствия законов и подзаконных правовых актов в области заповедного дела принципам концепции заповедности.

6.2. Проведение общественного экологического контроля соблюдения режима природных заповедников и заповедных зон других охраняемых природных территорий.

6.3. Организация общественной эколого-этической экспертизы методов научно-исследовательской деятельности природных заповедников.

 

Более подробно о концепции заповедности см. книгу   “Заповедность ( пассивная охрана природы).Теория и практика  ”  =  http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2015/06/int_zapovednost_2015.pdf

 

17.03.2018   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости