Концепция Wilderness (дикой природы) и строгая заповедность | Киевский эколого-культурный центр

Концепция Wilderness (дикой природы) и строгая заповедность

Галущенко С.В., научный сотрудник НПП «Деснянско-Старогутский», 095-318-31-06, e-mail: s.galushenko@gmail.com

 

Строго охраняемые природные территории согласно классификации МСОП

 

В соответствии с классификацией охраняемых природных территорий (ОПТ), принятой Международным союзом охраны природы (МСОП/IUСN), существуют следующие основные категории ОПТ: I – заповедник (строгий резерват), II – национальный парк, III – памятник природы, IV – заказник (управляемый резерват),V – охраняемый ландшафт (природный парк), VI – охраняемая территория с устойчивым природопользованием (территория управления природными ресурсами). В свою очередь, категория I (заповедник) подразделяется на две подкатегории:

I-a – строгий природный резерват (Strict nature reserve);

I-b – территория дикой природы (Wilderness Area). [4]

Чтобы не было путаницы и спекуляций в вопросах, касающихся целей создания и, соответственно, строгости режима охраны той или иной охраняемой территории, необходимо все категории ОПТ, принятые в МСОП, разделять на 2 группы:

  • со строгой или полной защитой (без вмешательства в природные процессы и хозяйственной деятельности)
  • с управляемым режимомохраны (с вмешательством человека и устойчивым природопользованием).

Строго охраняемые природные территории имеют наивысший статус защиты – заповедный, который исключает вмешательство человека в естественные природные процессы, любую хозяйственную деятельность иантропогенное развитие. К ним относятся заповедники (категории I-a и I-b МСОП) и заповедные (основные) зоны других ОПТ, главным образом, национальных парков и биосферных резерватов. При этом, заповедные зоны в составе других ОПТ по своему защитному статусу должны соответствовать либо категории I-a, либо I-b, являясь полноценными строгими заповедниками. Национальные парки (НП) также являются строго охраняемыми территориями, но при условии, что они соответствуют международным стандартам, принятым для категории II МСОП – «национальный парк». Согласно критериям МСОП, не менее 75% территории национального парка должны быть отнесены к зоне строгой охраны и управляться без вмешательства человека в естественные природные процессы, где исключаются регуляционные мероприятия, хозяйственная деятельность и эксплуатация природных ресурсов, включая любые рубки леса. Только охрана природы и туризм (с мягким воздействием и вне зон с полной защитой) – суть классического национального парка. Сам охранный статус национального парка, как категории II МСОП, наиболее высокий после строгих резерватов, и независимо от площади заповедных зон, должен защищать всю территорию парка от охоты и антропогенного развития (например, от строительства горнолыжных курортов и подобной инфраструктуры). В таких странах, как США, Канада, Индия, Перу, Чили, Танзания, Кения, Германия, Австрия, Швеция и др., национальные парки имеют наивысший статус защиты и являются высшей формой охраны природы. А в Бразилии национальные парки также имеют наивысший охранный статус (с полной защитой), но при этом высшей формой охраны природы являются заповедные территории I-a (которые в этой стране близки к идеалу абсолютной заповедности). [3]

К группе ОПТ с устойчивым использованием природных ресурсов и «активной охраной» (вмешательством в природные процессы с целью регуляции) относятся заказники (IV категория МСОП), природные парки (V), территории устойчивого природопользования (VI). Данные ОПТ не являются территориями со строгой охраной, сочетая в себе сохранение (видов, местообитаний, ландшафтов и т.д.) с устойчивым природопользованием и активным управлением. Что касается категории III МСОП (памятник природы), то данная форма ОПТ в различных странах может иметь разный охранный статус, а значит, относиться как к первой (со строгой защитой), так и ко второй (с управляемым режимом) группам охраняемых территорий.

Таким образом, при рассмотрении всей системы охраняемых территорий в конкретной стране, необходимо всегда разграничивать территории со строгой защитой и управляемым режимом, при этом, учитывая общий процент не только всех охраняемых территорий, но и отдельно – строго охраняемых! Только в этом случае будет видна картина реальной заповедности, а правильно расставленные приоритеты не позволят, например, переносить функции природных парков на национальные парки, понижая статус последних.

В Бразилии, например, строгие и управляемые ОПТ разграничены между собой на законодательном уровне. Все ОПТ Бразилии делятся на 2 группы: с полной защитой (без устойчивого использования) – строгие резерваты I-a (экологическая станция и биологический заповедник), национальные парки, памятники природы, резерваты WildLife и с устойчивым сохранением (категории V и VI – c устойчивым использованием природных ресурсов). [3] Так, в бразильской Амазонии на 2010 год доля ОПТ с полной защитой составила 37,8 %, а с устойчивым сохранением – 62,2% от общей площади охраняемых территорий в данном регионе.

ОПТ всех категорий МСОП важны с точки зрения различных аспектов территориальной охраны природы, в том числе, территории с управляемым режимом, которые выполняют свои, присущие им функции. Например, по сохранению отдельных видов, ландшафтов или ключевых местообитаний, особенно в освоенных районах, где оставшиеся природные участки чередуются с культурным ландшафтом. Все формы ОПТ важны для сохранения биоразнообразия на планете. Но основой всей системы ОПТ являются природные территории со строгим режимом охраны: заповедники I-a и I-б, а также национальные парки, если они соответствуют категории II МСОП (или, по крайней мере, их основные зоны).[3] Только строго охраняемые природные территории позволяют сохранить природные экосистемы в своем естественном состоянии, без какого либо вмешательства и использования со стороны человека, что является основой охраны природы, первоначальной идеей и главной целью создания охраняемых территорий. Хотя основной процент охраняемых территорий в мире, как и в большинстве отдельно взятых стран, приходится на категории ОПТ с управляемым режимом охраны, именно территории со строгой защитой (без вмешательства и хозяйственной деятельности) занимают центральное место во всей природоохранной системе. Они являются наиболее ценными природоохранными территориями, так как призваны защитить и сохранить в нетронутом состоянии типичные (репрезентативные) и уникальные участки дикой природы со всем их биоразнообразием и естественными природными процессами. В то время, как ОПТ с управляемым режимом охраны выполняют скорее вспомогательные природоохранные и социальные функции, являясь дополнением к строгой защите (охрана видов и местообитаний, ландшафтов, в том числе, культурных, рекреация, содействие устойчивому развитию местных общин и т.д ). Они являются как бы «буферными зонами» для основных природоохранных территорий – со строгой защитой. Поэтому, ОПТ со строгой защитой и управляемым режимом должны развиваться параллельно друг к другу и не противопоставляться. Главное, правильно расставлять приоритеты, уделяя должное внимание созданию и развитию репрезентативной сети строго охраняемых (реально заповедных) территорий и, что особенно важно, не подменять территории со строгой охраной категориями ОПТ с управляемым режимо

 

Защита дикой природы в строгих заповедниках и национальных парках.

 

Квинтэссенцией охраняемых территорий являются строгие заповедники (I-a и I-b МСОП), которые в наибольшей степени предназначены для защиты дикой природы (Wilderness). Можно даже сказать, что заповедники – это и есть Дикая Природа! По крайней мере таковыми должны являться. Строгий заповедник категории I-a МСОП является высшей формой охраны природы в мире и подразумевает полную защиту Природы (дикой природы) и естественных природных процессов от антропогенного вмешательства и развития. Запрещается любая хозяйственная деятельность и использование природных ресурсов, даже сбор ягод и грибов для личного потребления. Запрещен туризм или он максимально ограничен посещением только с образовательными (экологические экскурсии) и научными целями. Так, в НП Нанда-Деви (Индия, Гималаи), который классифицируется МСОП как строгий заповедник I-a, познавательный туризм существует, но он жестко лимитирован: количество посетителей не более 500 человек в год и не более 5 человек в экскурсионной группе, включая гида. Посетители допускаются только в составе маленькой группы с гидом и на очень ограниченную территорию по одному – двум маршрутам. Подавляющая часть территории парка является непосещаемой. А вся территория парка является абсолютно дикой и без какой либо инфраструктуры, в том числе, туристической.[3] Это пример территории Wilderness категории I-a. Это самая строгая категория (strict nature reserve) территории дикой природы: с запретом доступа посетителей или с минимальным посещением (100-500 посетителей в год), при условии, что подавляющая часть территории заповедника никогда не посещается туристами. Если же территория заповедника посещается более интенсивно и на более значительной площади, то это уже заповедная категория I-b или даже категория II – национальный парк. Запрет на посещение (не считая ученых) или его максимальное ограничение – характерная особенность заповедников I-a и их главное отличие от заповедников I-b. В строгих заповедниках I-a проводятся научные исследования, совместимые с целями сохранения и экологический мониторинг в естественных условиях. Такие заповедники очень важны для науки, поскольку позволяют проводить исследования в ненарушенных экосистемах и сравнивать нетронутые природные территории с управляемыми человеком и освоенными. Строгие резерваты I-a определяются МСОП как научные заповедники (строгие научные резерваты). Таким образом, категория I-a – это классический строгий заповедник, как правило, без доступа посетителей (туристов) и с направленностью на научные исследования, приемлемые для заповедной территории. Классическая заповедная зона в национальных парках с запретом какого либо туризма также соответствует категории I-a.

Заповедная категория I-b собственно и является территорией дикой природы (Wilderness) по определению МСОП. В классическом виде, территории I-b – это крупные немодифицированные или слегка измененные районы дикой природы, с естественной природной динамикой и свободными эволюционными процессами, без постоянного или значительного человеческого присутствия и жилья, которые управляются таким образом, чтобы защитить их естественное состояние. Это районы, в которых преобладают естественные силы и процессы, которые свободны от современной цивилизации и инфраструктуры – дорог, ЛЭП, строений, населенных пунктов, нефтегазовых платформ и других постоянных сооружений, в том числе, ГЭС, горнолыжных курортов и т.д. Они должны быть защищены от моторизованного доступа, антропогенного развития и хозяйственного использования – добычи полезных ископаемых, рубок леса, охоты и рыболовного промысла, сельского хозяйства и интенсивного выпаса скота. Впрочем, все вышесказанное о территории дикой природы I-b, относится и к категории I-a. Но строгий научный заповедник защищен еще строже: на его территории не может быть никакого человеческого присутствия (за исключением научных сотрудников и редких посещений по линии экопросвещения) и поселений людей, не допускается рыбная ловля, сбор ягод и грибов и т.д. Как правило, заповедные территории I-b более обширные по площади, чем заповедники I-a, и, чаще всего, являются основными (строгими) зонами национальных парков. Примером крупных территорий Wilderness (I-b), как основных зон национальных парков, являются зоны дикой природы в НП США и Канады. На Аляске, в НП Глейшер-Бей (1,3 млн. га) [2], площадь Wilderness (I-b) составляет 1 078 400 га, а в Скалистых горах Канады, в НП Джаспер (св. 1 млн. га), территория дикой природы занимает 95% площади парка. В самом крупном НП основной территории США – Долина Смерти (1 365 030 га) зона Wilderness составляет 91% территории парка. В НП Эверглейдс (610 497 га) [2], который находится на юге Флориды и защищает субтропические болота и мангры, зона дикой природы составляет 86% территории парка (524 677 га). Самая большая Wilderness (354 800 га) на западном побережье США находится в НП Олимпик (373 800 га) [9], защищающая первобытные хвойные (умеренные дождевые) леса (148 000 га старовозрастных лесов).  Строгие заповедники I-a также могут иметь обширные площади в самых диких и неосвоенных районах мира. Самые большие по площади строгие научные заповедники находятся в Сибири и в бразильской Амазонии. В Сибири к ним относятся следующие заповедники: Большой Арктический – 4 169 222 га, Путоранский – 1 887 251 га, Таймырский – 1 781 928 га, Усть-Ленский – 1 433 000 га, Центрально-Сибирский – 1 019 899 га. В бразильской Амазонии это: Grao Para – 4 245 818 га, Terra do Meio – 3 373 180 га, Maicuru – 1 151 761 га, Vatuma – 940 358 га, Alto Maues – 668 160 га. Все они являются первозданными территориями дикой природы, соответствующими самым высоким критериям Wilderness. Крупные заповедники категории I-a имеются в Китае, Монголии, Австралии, на Шпицбергене, в ряде стран Африки, Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. Территории категории I-b, помимо обширных диких и первозданных областей, могут включать и нарушенные районы, которые способны к естественному восстановлению, а также, небольшие участки дикой природы, например, в Европе.

В плане защиты от хозяйственного использования, территория I-b имеет такие же строгие правила, как и I-a: невмешательство в природные процессы, запрет любой хозяйственной деятельности, строительства дорог и т.д. Но в отличие от категории I-a, заповедники I-b допускают посещение территории с целью получения «опыта дикой природы». Это «бэккантри-туризм» – туризм в диких условиях, с мягким воздействием, со спецификой для диких охраняемых территорий и строгими правилами посещения, с тем, чтобы природа продолжала оставаться в диком, нетронутом состоянии. Главное отличие от туризма в национальных парках, где нет категории I-b, – это отсутствие моторизованного доступа и самих дорог, а также туристической инфраструктуры, за исключением простых хижин, троп и установленных бэккантри-кемпингов (в диких условиях). Как, например, в национальных парках Скалистых гор Канады –Джаспер и Банф. Передвигаться можно только пешком и по тропам, останавливаться на ночевку – только в установленных кемпингах. В НП Канады есть специальные маршруты для горных велосипедов и конные. В США, в зоне Wilderness I-b, нельзя передвигаться даже на велосипеде, как, например, в НП Секвойя, но возможно конным способом (но далеко не во всех парках). В Европе, в зоне ядра (в основных зонах) национальных парков, которые чаще всего соответствуют категории I-b, правила для велосипедистов различны: во многих НП возможно ограниченное передвижение на горных велосипедах по специальным маршрутам в строгих зонах (кроме заповедных зон I-a), а в других – запрещено, как, например, в НП Франции. В основных зонах НП Европы разрешены пешие походы и экскурсии только по тропам, ночевки возможны только в установленных кемпингах и хижинах (приютах). В НП Франции и в Швейцарском национальном парке правила для посетителей строгие: возможны только пешие походы по тропам (конные и велосипедные маршруты не разрешаются), кемпинг запрещен (во избежание эрозии и повреждения растительности), а ночевки разрешены только в хижинах. В самых диких национальных парках Аляски и крайнего севера Канады, где нет вообще никакой туристической инфраструктуры, даже троп, возможен только произвольный бэккантри-туризм – маршруты и места остановок по собственному усмотрению в совершенно дикой и бездорожной местности, но с определенными правилами для зоны Wilderness. Так, например, в одном из самых диких национальных парков мира – «Ворота Арктики» (Gates of the Arctic), который расположен на севере Аляски, в районе хребта Брукс, площадь Wilderness (I-b) занимает около 3 млн. га.[10] В парке нет никакой инфраструктуры: хижин, обозначенных мест для кемпинга, троп, дорог, знаков и указателей. Нет и дорожного доступа в сам парк. Дикая природа парка находится в первозданном состоянии и является эталоном территории Wilderness. В парке разрешены произвольно выбранные пешие маршруты (бэккантри-треккинг) и установка палатки для ночлега в любом месте (бэккантри-кемпинг). Необходимо соблюдать главное условие: ставить палатку в одном месте не более чем на одни – двое суток, а затем менять место кемпинга (на определенном расстоянии от предыдущего). Разумеется, необходимо соблюдать и другие правила для бэккантри-походов в дикой местности, главные из которых – не оставлять за собой никакого мусора и отходов, ничего не разрушать, не повреждать растения, ничего не загрязнять, не убивать, не пугать и не преследовать животных, ничего (никого) не забирать с собой. В дикой природе можно «оставлять только свои следы, а забирать с собой лишь только свои впечатления» – главный девиз и кодекс поведения для туристов на территории Wilderness и национальных парков. И еще необходимо помнить, что сам человек на территории дикой природы является лишь временным гостем – «…посетителем, который не остается» (из Закона США о дикой природе) [1]. Для личного пропитания во время похода в дикой местности НП «Ворота Арктики» разрешены сбор ягод и грибов, рыбная ловля на удочку (рыбалка на удочку разрешена в национальных парках США и Канады). Охота для посетителей запрещена (прожиточная охота разрешена только для индейцев). НП «Ворота Арктики» посещает примерно 10 тыс. человек в год. Много это или мало? Очень мало по сравнению с посещаемостью известных национальных парков США, которые принимают более 3-4 млн. человек в год, в том числе такие, как Олимпик или Йосемите, почти в 10 раз меньшие площади НП «Ворота Арктики», но также имеющие зону Wilderness – 95% от общей площади парка. И довольно много, если говорить о такой труднодоступной, дикой и удаленной от цивилизации территории, как НП «Ворота Арктики», где нет никакой инфраструктуры и дорог. Но именно такие дикие земли привлекают все больше посетителей, любящих Природу. Люди нуждаются в Дикой Природе, как в первоисточнике духовной Силы и вечной, Совершенной Красоты. Поэтому, категория I-b направлена и на сохранение природных территорий в диком, неразвитом состоянии, и на возможность познать именно дикую природу в естественном состоянии, получить «опыт дикой природы», что невозможно сделать в «обычном», «рекреационном» национальном парке (с развитой инфраструктурой и без зон Wilderness). Дикая Природа всегда сакральна и чем более дикой является природная территория, тем больший внутренний смысл она несет и тем более привлекательна для определенного круга посетителей, который достаточно широк. Посещение дикой природы всегда эксклюзивно…Не может слишком много людей посещать дикую природу, а иначе она уже не будет дикой! Отсюда и есть категории I-a, I-b, II МСОП, защищающие дикую природу и по-разному ограничивающие ее посещение. Методы ограничения посещения разные: это, в первую очередь, отсутствие дорог и моторизованного доступа (чем больше дорог, тем меньше дикой природы и сложнее ее защитить), только пешие походы по тропам (вне троп территория остается непосещаемой), отсутствие туристической инфраструктуры или максимальное ее ограничение – в малодоступных районах бэккантри-походы без троп ограничены самими дикими условиями. Во многих строгих ОПТ количество посетителей намеренно ограничивается, чтобы сохранить дикую природу. Например, в китайском заповеднике Kekexili, который расположен в Тибете и охраняет редкие виды тибетской фауны, прежде всего, тибетскую антилопу, дикого яка, кианга и др., действуют строгие правила защиты дикой природы. Все заповедники Китая зонированы по типу биосферных и имеют 3 функциональные зоны: основную (природное ядро), буферную и переходную. Заповедник Kekexili защищает первозданную дикую природу Цинхай-Тибетского нагорья и имеет огромную площадь – 4,5 млн. га, из которых 2,5 млн. га – это природное ядро с режимом абсолютной заповедности (I-a). В зоне ядра доступ посетителей запрещен, как и любая хозяйственная деятельность, включая выпас скота. В остальных двух зонах, выпас и туризм разрешены, но количество посетителей жестко лимитировано – не более тысячи человек в год.

Зонирование – это краеугольный камень успешной защиты участков или больших территорий дикой природы. Зона ядра (основная зона) национального парка всегда направлена на защиту дикой природы: то ли это строгая заповедная зона (I-a) с абсолютной заповедностью (без доступа посетителей), обеспечивающая максимальную защиту, или это зона дикой природы (I-b) c немоторизованным доступом по тропам, но, в остальном, – без инфраструктуры (кроме примитивной), хозяйственной деятельности и вмешательства. В ряде стран, например, в Румынии, зона ядра имеет два уровня защиты: I-a и I-b. Так, национальный парк в румынских Карпатах – Parcul National Semenic-CheileCarașului, площадью 36664 га, имеет зону ядра (zone centrala) – 17299 га, или около 50% от площади парка. Zone centrala состоит из двух зон строгой защиты:

Protectie stricta (научный заповедник) – зона строгой (абсолютной) заповедности – 6546 га (I-a)

Protectie integrala (интегральная зона защиты без вмешательства) – зона полной защиты (режим без вмешательства, но c доступом посетителей по тропам) – 10753 га (соответствует, в целом, категории I-b).

В остальных НП Румынии природное ядро также состоит из 2 зон строгой защиты, соответствующих категориям I-a и I-b. Это наиболее перспективная форма зонирования для европейских НП, когда основная зона парка сочетает в себе и полное заповедание с запретом доступа (как правило, с меньшей площадью), и строго охраняемую зону без вмешательства, рубок леса и т. д., но с возможностью мягкого туризма (немоторизованного) по тропам, позволяющего увидеть и познать именно дикую природу без вмешательства. Получить «опыт дикой природы» невозможно в заповедной зоне с режимом I-a (из-за запрета доступа), также, как и в зонах с управляемым режимом (например, в рекреационных зонах), из-за отсутствия экосистем без вмешательства. Кроме того, в условиях Европы часто трудно выделить абсолютно заповедную зону на площади свыше 50% территории парка. Поэтому, зона со строгой защитой, соответствующая категории I-b (где возможен «опыт дикой природы»), в дополнение к классической заповедной зоне I-a (без доступа), позволяет выделить общую зону ядра без хозяйственной деятельности и вмешательства на площади свыше 50-75% от территории национального парка. В НП Румынии зона ядра, в среднем, составляет около 50% территории парка, а в некоторых – свыше 60% (НП Ретезат, Родна, Чахлеу)[7, 8]. Это высокий уровень защиты дикой природы, особенно, если учесть, что часть территории ядра – зона абсолютной заповедности. Например, в Германии на законодательном уровне закреплена рекомендация МСОП по зонированию НП, согласно которой 75% территории парка – зона строгой охраны без вмешательства [3].Это самый передовой опыт в Европе в плане принятия международных стандартов зонирования национальных парков и защиты дикой природы. Но, в отличие от НП Румынии, зона ядра в НП Германии относится только к категории I-b и не имеет участков с абсолютной заповедностью (I-a), полностью закрытых для посещения. Это не означает, что дикая природа в НП Германии недостаточно защищена. Напротив, основные зоны (ядра) национальных парков Германии имеют максимальную защиту в виде полного невмешательства в природные процессы со стороны человека и отсутствия какой-либо хозяйственной деятельности (в этом плане они абсолютно заповедные!), но при этом их нельзя назвать классическими заповедными зонами, так как они открыты для посетителей. То же самое можно сказать и о национальных парках США и Канады, в которых зона строгой охраны – Wilderness (I-b) может занимать свыше 80-90% территории парка и обеспечивает полную защиту дикой природы, но это не заповедная зона в классическом понимании (I-a), так как она открыта для немоторизованного туризма [3].

Часто можно слышать ошибочное мнение, что полифункциональность национальных парков позволяет, в соответствии с их функциональным зонированием, проводить те или иные формы хозяйственной деятельности на их территории. Но на самом деле, в классических национальных парках, например, Северной Америки или Африки, нет хозяйственных зон, а их функциональное зонирование направлено на ограничение и регулирование потока посетителей, чтобы защитить дикую природу! Возьмем, к примеру, самые известные и одни из самых посещаемых национальных парков Африки – Серенгети в Танзании (от 100 тыс. до 300 тыс. посетителей в год) и Крюгер в ЮАР (свыше 1,2 млн. посетителей в год). Сразу следует сказать, что зонирование проведено только в тех НП Африки, где есть план управления, к которым и относятся Серенгети и Крюгер (большинство национальных парков Африки не зонированы). Данные парки охраняют дикую природу в нетронутом состоянии с высоким уровнем биоразнообразия и самым большим количеством крупных млекопитающих в Африке. Еще одна особенность подобных парков, расположенных в саваннах – это сеть грунтовых дорог на их территориях и моторизованный доступ посетителей, чтобы с джипов наблюдать за дикими животными и их фотографировать. «Фотографический туризм» – главное направление рекреации в НП Африки и относится к туризму с «мягким» воздействием [3]. Но развитая дорожная сеть, большой поток посетителей и объекты туристической инфраструктуры (бунгало, лагеря и т.д.) в определенных местах парка ставят перед национальными парками сложную задачу сохранения первичных экосистем в нетронутом и диком состоянии. Эту задачу в НП Африки успешно решает зонирование территории парка, направленное исключительно на регулирование туризма и обеспечение защиты дикой природы.

НП Серенгети (1 476 300 га) имеет следующее зонирование:

  1. High Use Zone – зона высокого (интенсивного) использования – 23% территории парка. Эта зона является центром активности посетителей, имеет самую густую дорожную сеть и содержит туристическую инфраструктуру.
  2. Low Use Zone – зона низкого использования – 42% территории. Меньшее количество посетителей и ограниченная дорожная сеть. Цель этой зоны – низкая частота контакта между посетителями (чтобы не встретить в одном месте других туристов и их джипов) и максимальная возможность для одиночества и эксклюзивного пребывания в дикой природе.
  3. Wilderness Zone – зона дикой природы – 35% территории. Самая труднодоступная часть парка с очень ограниченной дорожной сетью (только для патрулирования территории охраной парка) и отсутствием инфраструктуры. Это зона с минимальным воздействием. Запрещен автомобильный доступ в парк для посетителей и наблюдения за животными на джипах. Нет троп. Разрешены только пешие походы (бэккантри-походы) с гидом и в составе группы не более 8 человек – пешие сафари. Маршруты и места кемпинга – произвольные. Кемпинг в одном месте – не более 4 ночей. Цель этой зоны – максимальная защита дикой природы и «опыт дикой природы» для посетителей.

Таким образом, в НП Серенгети, зоны Wilderness и низкого воздействия, где дикая природа подвержена наименьшему воздействию со стороны человека, занимают большую часть территории парка – 77% его площади (что соответствует критериям МСОП для категории «национальный парк»). Это позволяет сохранять территорию парка в диком состоянии, несмотря на относительно высокую посещаемость.

В НП Крюгер (1 948 500 га) [2] зоны дикой природы (Wilderness, Remote, Primitive) с низким уровнем воздействия и «опытом дикой природы» занимают 87% территории парка, в том числе, 57% территории парка – зоны без моторизованного доступа и без инфраструктуры (включая неразвитую и бездорожную Wilderness Zone – 45% территории парка). И лишь 13% территории парка – зоны отдыха: с высокой и низкой интенсивностью (рекреационные зоны с высокой плотностью посетителей, развитой инфраструктурой и сетью дорог).

Резюмируя все вышесказанное, можно смело утверждать, что в основе строго охраняемых природных территорий – категорий I-a, I-b и II МСОП, лежит концепция Wilderness – защиты дикой природы в естественном состоянии без вмешательства человека в природные процессы.

 

Концепция Wilderness

 

Концепция Wilderness – это концепция невмешательства! Ключевая особенность дикой природы – естественные процессы. Само определение «дикая природа» происходит от понятия «дикости», то есть, того, что не контролируется людьми. Сохранение не только всего природного комплекса и его отдельных компонентов, но и защита самих естественных природных процессов, без вмешательства и контроля со стороны человека – это то, что кардинально отличает территорию Wilderness (I-a, I-b, II МСОП) от ОПТ с управляемым режимом, при котором вмешательство в природные процессы и регуляционные мероприятия никогда не позволят сохранить природу в естественном, диком состоянии. Дикая Природа не нуждается в нашей помощи и в каких-то регуляционных мероприятиях. Лучший способ помочь Природе – оставить ее в покое! Дать возможность спонтанным эволюционным процессам протекать естественно и беспрепятственно! Не вмешиваться, ничего не изменять, не перестраивать, не пытаться ничего улучшить или создать искусственным образом подобие естественной экосистемы (например, рубками переформатирования, реконструкции). Природа самодостаточна, даже если сильно нарушена. Принцип невмешательства позволяет природным силам саморегуляции восстанавливать нарушенные экосистемы до естественного состояния. Для этого требуется лишь время. Все, что происходит в дикой природе, построено на принципах целесообразности и регулируется естественными процессами. Пожары естественного происхождения, ветровалы, вспышки численности короеда – все это часть естественной природной динамики, механизмов саморегуляции. Природа всегда саморегулируется, если ей в этом не мешать. Недаром, в национальных парках Германии, где большая часть их территории управляется как Wilderness, принцип невмешательства поставлен во главу угла, а само видение НП – это стремление к нетронутой природе. Главная цель национальных парков Германии – беспрепятственное развитие Природы! Вот главные девизы различных национальных парков Германии: «Природа должна оставаться самой собой» (главный принцип всех национальных парков Германии) [3], «Позволить Природе идти своим эволюционным путем», «Разрешить Природе оставаться в своем естественном состоянии». Все это отражает суть принципа невмешательства и защиты естественных эволюционных процессов дикой природы, что служит отправной точкой в политике управления национальными парками Германии.

Основные зоны многих национальных парков Европы (в первую очередь, Германии и Австрии), а также, отдельно взятые заповедники I-a и I-b, которые управляются как территории Wilderness, часто носят название как «зона невмешательства». Еще одной главной особенностью территорий дикой природы является отсутствие дорог и моторизованного доступа на земли Wilderness. Ведь чтобы уничтожить территорию дикой природы достаточно начать строить дороги. Поэтому, Wilderness всегда считается «бездорожной областью». И, наконец, Wilderness – это территория без цивилизации и антропогенного развития, в том числе, без современной инфраструктуры, а также, без любой хозяйственной деятельности. Зоны дикой природы всегда являются «неразвитой областью».

Таким образом, независимо от того, к каким из категорий ОПТ со строгой защитой (I-a, I-b или II МСОП) относится территория Wilderness, она имеет следующие ключевые характеристики: зона невмешательства, неразвитая область и бездорожная область. Все они характеризуют дикую природу в естественном состоянии и в дальнейшем направлены на поддержание этого состояния.

Именно сохранение дикой природы в первозданном состоянии послужило первичным импульсом для создания первых охраняемых территорий во второй половине 19 века. На диких землях в 1872 году в США был создан первый в мире национальный парк – Йеллоустонский (898 362 га). В Канаде, в 1885 году, был создан национальный парк Банф (провинция Альберта), а в 1886, в провинции Британская Колумбия – национальные парки Йохо и Глейшер. В 1907 году был создан НП Джаспер (провинция Альберта) [2] Эти первые национальные парки изначально были созданы для сохранения дикой природы Скалистых гор Канады. Но и в настоящее время дикая природа этих парков сохраняется в первозданном состоянии на более чем 90% их площади благодаря режиму охраны Wilderness (I-b). Также, как и в национальном парке Секвойя (США), который был создан еще в 1890 году в горах Сьерра-Невада, являясь первым НП Калифорнии (и вторым в США после Йеллоустона). Первые национальные парки Европы были созданы в Швеции в 1909 году на территориях с первозданной дикой природой – НП Сарек, Стура-Шефалет, Абиску, Пельекайсе, Сонфьелетт (и еще на небольших участках – НП Хамра, Энгсе) [2] С самого начала НП Швеции были защищены как территории Wilderness (по современным представлениям), с главной целью – сохранить в нетронутом состоянии дикую природу. Отсюда и строгий режим защиты – запрет на охоту, рыбалку, рубки леса, строительство инфраструктуры (кроме примитивной – хижин и т.д.), моторизованный доступ. Таким образом, изначальная идея охраны природы и цель создания первых охраняемых территорий – это защита дикой природы! Это идея Wilderness! (как ее интерпретируют в настоящее время). Это и защита обширных диких природных территорий, и сохранение нетронутых образцов (эталонов) различных экосистем на небольших участках дикой природы. Например, еще до создания Йеллоустонского НП, во Франции, в 1861 году, был создан «художественный заповедник» Фонтенбло в одноименном государственном лесу на общей площади 1097 га [12] Это образец нетронутого широколиственного леса, главным образом, букового, который сохранился в естественном состоянии и служил вдохновением для художников, поэтов, мистиков (отсюда и название резервата), которые видели в Природе нечто большее, чем просто ресурс для потребления. Духовные, эстетические и этические ценности, которые воплощает в себе Дикая Природа, служили и в дальнейшем веским поводом, а часто и решающим фактором для заповедания участков нетронутой природы. Резерват Фонтенбло является первым официально созданным заповедником не только во Франции, но и в мире (а взят под охрану еще в 1853 году, задолго до создания первого в мире НП в США).

Позднее, в первой половине двадцатого столетия, к идее сохранения диких участков природы в естественном состоянии, добавилась необходимость создания охраняемых территорий для спасения исчезающих видов животных. Но для защиты редких видов фауны, особенно крупных хищников, необходимо, как правило, выделять для заповедания именно дикие, труднодоступные территории, часто, на больших площадях. Например, для защиты соболя в 1916 году был создан Баргузинский заповедник в самой дикой и труднодоступной части забайкальской горной тайги на северо-восточном побережье оз. Байкал (на большой площади – 500 тыс. га). А для защиты местообитаний лесного бизона и редчайшего американского журавля в бореальной зоне центральной части Канады с обширными водно-болотными угодьями был создан в 1922 году НП Вуд-Баффало. Это один из самых диких и крупнейших парков мира, площадью около 4,5 млн. га [2]. Таким образом, цели защиты дикой природы и редких видов, как правило, совпадают. Сохранившиеся местообитания редких видов находятся часто в самых удаленных и труднодоступных уголках дикой природы. Поэтому, совершенно очевидно, что защищая дикую природу в своем естественном состоянии в строгих заповедниках и национальных парках, соответствующих критериям Wilderness, мы спасаем и исчезающие виды от вымирания. Наличие крупных хищников уже является одной из характеристик территории Wilderness.

В настоящее время основной акцент в природоохранной деятельности сместился в сторону сохранения биоразнообразия планеты. Международные неправительственные природоохранные организации утверждают, что сохранение биологического разнообразия является главной задачей глобального сохранения природы. С этим нельзя не согласиться. Но сохранение биоразнообразия напрямую связано с сохранением дикойприроды. Нет биоразнообразия без дикой природы! Естественные природные экосистемы в ненарушенном состоянии имеют сложную структуру и обладают наибольшим биологическим разнообразием. Природный лес с естественной структурой и сложными экологическими связями всегда богаче в биологическом отношении, чем искусственно управляемый и, тем более, посаженный лес. Карпатские пралесы в заповедниках всегда обладают большим биоразнообразием, чем управляемые леса в лесхозах. Это очевидный факт. Искусственное «повышение биоразноообразия» путем лесохозяйственных мероприятий или с помощью других методов «управления экосистемами» – не более чем фарс. Чтобы максимально сохранить биологическое разнообразие планеты, необходимо как можно больше защитить от деградации и разрушения территорий дикой природы на Земле. Для этого создавая как можно больше строго охраняемых территорий с полной защитой.

Таким образом, концепция дикой природы (Wilderness) является универсальным принципом и самой сутью охраны природы: вместе с защитой дикой природы позволяет защитить редкие виды от исчезновения и сохранить биоразнообразие. Поэтому, в некоторых странах, термин «Wilderness» имеет еще и юридическое значение, как земля, где антропогенное развитие запрещено Законом. В США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и ЮАР территории дикой природы защищены на законодательном уровне как отдельная категория охраняемых территорий (самостоятельная или в составе национальных парков и других ОПТ). Это территории, которые полностью или в значительной степени не были изменены деятельностью человека, и в которых естественные процессы действуют без вмешательства человека. Они, как правило, соответствуют категории I-b МСОП, где запрещены: моторизованный доступ и любое развитие. Важно то, что термин «дикая природа» в этих странах закреплен юридически на законодательном уровне. Фонд Wild, идущий в авангарде движения Wilderness в мире, определяет территории дикой природы в двух главных аспектах: они должны быть биологически неповрежденными и юридически защищенными.

 

Концепция Wilderness в США

 

Впервые «юридическая концепция» дикой природы возникла в США в середине прошлого столетия. Но. еще в 19 веке, в западном мире возниклаидея дикой природы, имеющей внутреннюю ценность. Одним из главных идеологов защиты дикой природы во второй половине XIX – начале XX вв. был известный натуралист, защитник природы и основоположник заповедного дела в США Джон Мюир. Он был одним из основоположников идеи Wilderness, считал Дикую Природу священной и что ее нужно защищать ради нее самой. Джон Мюир был одним из инициаторов создания в США национальных парков. Он выступал за создание национальных парков, полностью изъятых из хозяйственной деятельности, чтобы сохранить дикую природу в нетронутом состоянии и без вмешательства. Джона Мюира по праву считают отцом американского движения за сохранение Природы. В Северной Америке были созданы первые национальные парки, действительно взявшие под охрану территории с первозданной природой. Но впоследствии, особенно в первые десятилетия двадцатого столетия, растущая коммерциализация национальных парков США – строительство дорогих отелей, дорог и другой инфраструктуры внутри парков, все возрастающий поток посетителей, развлекательные мероприятия и т. д., поставила под угрозу сохранение дикой природы в парках. Возникла острая необходимость создания уже внутри самих парков строго охраняемых территорий с дикой природой, свободных от туристической индустрии, антропогенного давления и развития. Это и были предпосылки для обозначения территорий Wilderness и закрепления идеи и территорий дикой природы на законодательном уровне. В 1930-х годах все большее признание получила идея защиты Природы ради Природы, в том числе, благодаря усилиям ученого-эколога и защитника дикой природы А. Леопольда, который призывал к «этике земли» и защите дикой природы. В 1935 году в США было создано Общество дикой природы, которое, являясь одной из крупнейших природоохранных организаций в стране, впоследствии способствовало обозначению почти всех территорий Wilderness, которые были внесены в сеть дикой природы страны. Главным основателем Общества был Боб Маршалл – известный сторонник и активист дикой природы [11]. Также Общество сыграло важную роль в принятии Закона США о дикой природе. Автором Закона США о дикой природе, принятым Конгрессом в 1964 году был бывший исполнительный директор Общества дикой природы Говард Захнизер [12]. Законопроект им был подготовлен еще в 1956 году, прошел 66 изменений и 18 слушаний, прежде, чем через 8 лет Закон подписал президент США. После принятия Закона была создана Национальная система территорий дикой природы (NWPS), которая защищает территории Wilderness. Первоначально Закон о дикой природе 1964 года касался только абсолютно диких территорий, сохранивших первобытный характер, и не касался восточных штатов США (восточнее 100-го меридиана), где трудно было найти первозданную природу. Сразу считалось, что только полностью нетронутая природа может быть защищена как Wilderness. Но впоследствии пришло понимание того, что использовавшиеся в прошлом земли могут естественным образом восстанавливаться во «вторичную пустыню», где снова возобладают естественные природные процессы. Поэтому, в 1975 году был принят Закон о восточной пустыне (дикой природе), распространяющий создание Wilderness на восточные штаты. где земли не первозданные, но способные к восстановлению во «вторичную пустыню». Закон о восточной пустыне применим только к восточным штатам США и защищает земли, которые в прошлом подвергались антропогенным воздействиям, но способные стать территориями Wildеrness. Этот Закон, после подписания его в 1975 году, определил 16 новых территорий дикой природы в восточных штатах США.

Закон о дикой природе стал важной вехой в защите дикой природы не только в США, но и в мире, так как впервые было дано юридическое определение дикой природы и на законодательном уровне защищены территории Wilderness от развития и преобразования. Во второй половине двадцатого столетия стали меняться и сами национальные парки США в сторону более строгой защиты их территории. Концепция Wilderness и Закон о дикой природе сыграли в этом вопросе ключевую роль. Обозначенные районы Wilderness уже не позволяли на своей территории строительство инфраструктуры, дорог, моторизованного доступа, вмешательства в естественные процессы и антропогенного развития с преобразованием экосистем. Дикая природа начала реально быть защищена, а зона Wilderness стала распространяться на большую часть территории национальных парков. Изменилась сама концепция национального парка в США – экологическая и природоохранная функции НП, в том числе, защита дикой природы, стали главными и приоритетными в политике управления парками. Это стало примером для других стран, в первую очередь для Канады и Австралии, где дикая природа также защищена на законодательном уровне (в Австралии Общество дикой природы создано в 1976 году).

В США на 2015 год насчитывалось 765 районов (участков) Wilderness c общей площадью 44 163205 га. Это 4,8% территории США[12]. Но здесь сразу стоит сказать, что на территориях дикой природы, которые не являются частью национальных парков, разрешена охота, а значит, они не могут считаться заповедными территориями, даже I-b. Если территория Wilderness является самостоятельной единицей или входит в состав резервата (IV МСОП), то на таких территориях запрещены моторизованный отдых, развитие инфраструктуры, рубки леса и даже передвижение на велосипеде, но разрешен немоторизованный и без современной инфраструктуры отдых – походы с рюкзаком и палаткой, конные маршруты, спортивная охота (как часть «отдыха») и рыбалка. Другими словами, территория, обозначенная как «дикая природа», защищена от любого антропогенного развития и цивилизации, чтобы оставалась в таком же диком состоянии, как и в «доколумбовские» времена, где посетители могли бы побыть в диких условиях, получить «опыт дикой природы», но при этом, кто хочет, могли бы «поохотиться и порыбачить в диких условиях» (если это не национальный парк.). Но это уже не то, что связано с заповеданием, тем более строгим. Поэтому, только в национальных парках США (как и Канады), где запрещена законом охота, в полной меререализована идея дикой природы (если ее рассматривать в контексте строгого заповедания). Только в национальных парках США, территория Wilderness, являясь зоной строгой охраны, защищена от охоты и полностью соответствует категории I-b МСОП. Поэтому, недаром, национальные парки в США являются высшей формой охраны природы, а статус Wilderness на большей части площади парка, их еще больше усиливает.

 

Концепция Wilderness в Европе

 

Европейское движение Wilderness началось только 20 лет назад, получив значительный импульс в последние 10-15 лет (в 2000-х годах). Еще в 1998 году был создан Фонд PAN Parks для защиты сохранившихся территорий дикой природы в Европе. Этот Фонд был организован WWF и голландской туристической компанией Molecaten c целью реализации проекта по выделению и защите строгих ОПТ с дикой природой (по типу американских) по всей Европе, где строгая охрана без вмешательства сочетается с устойчивым туризмом для территорий Wilderness. Это стало началом формирования Европейской сети территорий Wilderness путем аудита и сертификации национальных парков, соответствовавших стандартам PAN Parks (адаптированным к европейским особенностям Wilderness). Фондом PAN Parks было сертифицировано 13 национальных парков Европы с территориями Wilderness, которые вошли в Сеть дикой природы Европы («Дикая сеть Европы»). Также, в 2005 году, была создана Инициатива Wild Europe (WEI), как партнерство различных природоохранных организаций Европы в вопросах дикой природы (WWF, IUCN, PAN Parks и др.), которая координирует стратегию защиты и восстановления дикой природы в Европе.

Важной вехой в признании концепции дикой природы в Европе стало принятие 3 февраля 2009 года Европарламентом резолюции о сохранении дикой природы в Европе («Резолюция Европейского парламента о Wilderness в Европе»). Резолюция носила рекомендательный характер, но она явилась отправной точкой для всеобщего осознания на самом высоком уровне необходимости защиты дикой природы в Европе. В Резолюции содержится призыв к Европейской комиссии:

  • Разработать четкое определение дикой природы (Wilderness – «пустыни»)
  • Поручить Европейскому агенству по окружающей среде сопоставить существующие районы «пустыни» (дикой природы) в Европе
  • Провести исследования ценностей и преимуществ дикой природы
  • Разработать стратегию Wilderness в ЕС
  • Инициировать восстановление территорий с антропогенным воздействием в прошлом для развития новых диких мест

Странам-членам ЕС было поручено:

  • Обменяться передовым опытом в управлении территориями Wilderness
  • Разработать кодекс поведения для туризма в районах Wilderness
  • Обеспечить наилучшую защиту дикой природы

В феврале 2009 «Wild Europe» начала совместные усилия по продвижению концепции Wilderness среди Европейских природоохранных организаций: IUCN, WWF, PAN Parks, EUROPARC, BirdLife International, IEEP (Институт европейской экологической политики), ECNC – European Centre for Nature Conservation (Европейский центр охраны природы), Unesco и др. В этом же году была основана рабочая группа по Wilderness (WWG)в Европе, представлены определение и критерии (стандарты) Wilderness, которые в последующие годы дополнялись и выходили в новой редакции [6].

10-й Всемирный Конгресс по дикой природе (WWC) – WILD10, проходивший в 2013 году в Саламанке (Испания), также стал вехой для защиты дикой природы в Европе. На Конгрессе, при рассмотрении вопросов политики сохранения природы в Европе, было заявлено, что необходима «Европейская конвенция о дикой природе», в которую должны объединиться все европейские страны для сохранения дикой природы. Говорилось также о том, что обеспечение строгой защиты имеет решающее значение для сохранения природы на континенте, и новая концепция (Wilderness), ориентированная на дикую природу Европы, может помочь в этом процессе.

В 2013 году Европейская комиссия запустила документ «Руководящие принципы Wilderness для сети Natura 2000», предусматривающие интеграцию Wilderness в сеть Natura 2000. В этом документе содержится подход для управления невмешательством, основанный на центральной роли естественных процессов в экосистемах.

В 2014 году Фонд PAN Parks был реорганизован в Европейское общество дикой природы European Wilderness Society (EWS). Теперь уже Европейское общество дикой природы формирует Европейскую сеть Wilderness – сохранившихся в нетронутом состоянии и без вмешательства человека территорий в различных странах Европы [6]. Это дикие территории различных национальных парков и заповедников, которые отвечают стандартам Wilderness, принятым для Европы EWS. (категории I-a и I-b МСОП). Стандарты Wilderness для Европы очень строгие, в том числе, по сравнению с Wilderness США и Канады! Как правило, при сертификации национальных парков и строгих заповедников в различных странах Европы, только часть их территорий, наиболее дикая и бездорожная, которая полностью соответствует стандартам Wilderness EWS, входит в Европейскую сеть дикой природы. Даже территории полных заповедников и строгих заповедных зон НП, как правило, полностью не входят в сеть Wildernеss Европы, так как, возможно, какая-то часть их территории в чем-то не соответствует стандартам EWS (например, из-за наличия дороги, инфраструктуры, участка с выпасом и т. д.). Поэтому, можно сказать, что в Европейскую сеть дикой природы входят самые лучшие и дикие территории Wilderness Европы, соответствующие самым строгим критериям заповедности. При этом, режим посещения таких территорий зависит от их категории и национального статуса: если это заповедник или строгая заповедная зона (I-a) НП – то доступ запрещен или строго ограничен, а если это основная зона (ядро без вмешательства) национального парка (без режима I-a, как в большинстве НП Европы) – то посещение возможно, как для категории I-b – немоторизованный доступ. Но оба этих варианта строгих ОПТ являются территориями дикой природы в сети EWS, если они соответствуют основным критериям Wilderness.

Wilderness, в соответствии с европейскими стандартами, означает, что на этой территории:

  • нет охоты
  • нет рыбалки
  • нет дорог и моторизованного доступа
  • нет инфраструктуры (кроме примитивной – хижины, тропы, места для палаток)
  • нет коллекций
  • нет рубок леса
  • нет сбора мертвой древесины
  • нет добычи полезных ископаемых
  • отсутствует вмешательство человека, в том числе, нет контроля за заболеваниями и инвазионными видами
  • нет выпаса домашних животных
  • нет сбора ягод и грибов
  • нет мер по восстановлению экосистем
  • нет управления фауной – т.е. нет регуляции численности животных
  • на такой территории должны сохраняться спонтанные естественные процессы [6]

EWS сертифицирует новые территории дикой природы для Европейской дикой (пустынной) сети в соответствии с разработанным Европейским стандартом качества и аудита в области дикой природы (EWQA). Последняя редакция EWQA вышла в 2016 году. Обновленный вариант Европейского стандарта качества Wilderness выйдет в 2018 году. Европейское общество дикой природы проводит аудит новых потенциальных территорий Wilderness по всей Европе в 2 этапа: Quick-Audit – предварительная оценка и Full-Audit – окончательная сертификация по всем критериям для Wilderness, с разработкой плана управления и последующего мониторинга территории дикой природы, которая войдет в Европейскую пустынную сеть. Full-Audit действителен в течение 10 лет с бесплатным обновлением контрольного аудита через 5 лет [6].

При сертификации территорий дикой природы EWS выделяет 5 категорий Wilderness, которые могут соответствовать стандарту качества дикой природы 4-х различных уровней (по степени дикости, размеру территории и т. д.), обозначаемых, как «бронза», «серебро», «золото» и «платина». Стандарт качества дикой природы «Платина» – Platinum Wilderness – самый высокий и соответствует территории с ненарушенной, первозданной природой и минимальной площадью от 10 тыс. га и выше. Если говорить о категориях дикой природы, то до 2017 года рассматривалась одна общая категория – Wilderness (без подразделения на ландшафты), но в двух «подкатегориях» (исходя из дикости и степени модифицированности территории) – собственно Wilderness (дикая природа) и Wild areas (дикий район)

Территория Wilderness (дикая природа, пустыня)– это нетронутая или малоизмененная территория с естественными процессами, без вмешательства человека и без инфраструктуры.

Дикие районы (Wild areas), в отличие от территории Wilderness, более фрагментированы и более изменены в результате деятельности человека в прошлом, но с высоким уровнем и преобладанием естественных процессов в настоящее время.

В соответствии с критериями EWS разработаны стандарты качества дикой природы для настоящей территории Wildernes – «пустыни» – платиновый или золотой стандарт (Platinum Wilderness, Gold Wilderness) и для диких районов – Wild areas – серебряный или бронзовый стандарт (Silver Wilderness, Bronse Wilderness) [6].

На октябрь 2013 года, исходя из информации, прозвучавшей в докладе на Всемирном Конгрессе Wild 10, в Европе было предварительно определено 522 потенциальных территорий Wilderness и Wild Area в 27 странах ЕС, которые могут соответствовать требованиям Стандарта европейского качества дикой природы. Из них, 284 территории дикой природы могут соответствовать определению Wilderness и строгим стандартам Платины или Золота, а 283 – Wild Area и стандартам Бронзы или Серебра.

В 2017 году к категориям (подкатегориям) дикой природы – Wilderness и Wild areas, которые считаются одной общей категорией, добавлены еще 4 категории (по типу ландшафта):

  • WildForests – пустыня с преобладающим диким лесом и минимальным размером 500 га
  • WildIsland – дикие острова
  • WildCoasts – дикий берег и морская акватория с минимальной зоной пустыни 500 га
  • WildRivers – дикая река с минимальной длиной 2 км (и зоной дикой природы вдоль реки) [6]

В настоящее время в Европейскую сеть дикой природы уже вошли 38 территорий дикой природы из 17 стран, представленные всеми категориями: Wilderness, WildForests, WildIsland, WildCoasts, WildRivers. Все территории дикой природы, вошедшие в Европейскую пустынную сеть представляют собой самые дикие места Европы и все они управляются естественными процессами, благодаря принципу невмешательства. Самые крупные по площади и наименее затронутые человеческой деятельностью территории относятся к наивысшему стандарту качества дикой природы – Platinum Wilderness . Это, например, Retezat Wilderness – 10 440 га (НП Ретезат, 38 138 га, Румыния), FulufJallet Wilderness – 10 440 га (НП FulufJallet – 38 500 га, Швеция), Oulanka Wilderness – 12 924 га (НП Оуланка – 29 000 га, Финляндия), Kalkalpen Wilderness – 13 034 га (НП Kalkalpen – 20 820 га, Австрия), Central Balkan Wilderness – 20 019 га (НП Central Balkan – 71 669га, Болгария), Rila Wilderness – 16 222 га (НП Rila – 81 046 га, Болгария), MajellaWilderness – 25 500 га (НП Majella – 74 095 га, Италия), Kure Wilderness – 26 162 га (НП Kure Mountains – 37 750 га, Турция), Архипелаг WILD Coast – 10 600 га (НП Архипелаг – 50 000 га, Финляндия; это пример категории WILD Coast). Примеры других категорий: Vilm WildIsland – 162 га (остров Vilm, Германия), Hainich WILDForest – 4 875 га, стандарт – Silver Wilderness (НП Хайнич – 7 500 га, Германия), Bela WILDRiver – 16 км дикой реки Белой (НП Татра, Словакия). Важной территорией Wilderness в Европейской сети является Hohe Tauern Wilderness (стандарт Silver) – 6 728 га (дикая природа альписких высокогорий в НП Высокий Тауэрн – св. 180 000 га, Австрия, Восточные Альпы).

Отдельно следует рассмотреть территории дикой природы на постсоветском пространстве, вошедшие в Европейскую сеть дикой природы. К ним относятся: самая большая территория Wilderness в Европейской пустынной сети – Боржоми-Харагаули Wilderness – 50 325 га, Platinum Wilderness (НП Боржоми-Харагаули – 85 000 га, Грузия, горы Кавказа), Паанаярви Wilderness – 30 000 га, Platinum Wilderness (НП Паанаярви – 104 371 га, Россия, Карелия), Сepkeliai Wilderness – 13 400 га, Platinum Wilderness (НП Сepkeliai-Dzukija – 69 775 га, вкл. строгий заповедник – Чепкеляй, Литва, болота), Soomaa Wilderness – 11 500 га, Platinum Wilderness (НП Soomaa – 39 640 га, Эстония, болота), Угольско-Широколужанская Wilderness – 7 117 га, в Сети Wilderness с 2017 года, PlatinumWilderness (заповедная зона Угольско-Широколужанского массива (св. 15 000 га) Карпатского биосферного заповедника, Украина; самые большие буковые пралесы в Европе), Горганы Wilderness – 4 800 га, предварительный аудит в 2016 г., Gold Wilderness (заповедник Горганы – 5 344 га, Украина, Карпаты), Говерла Wilderness – 4 477 га, предварительный аудит в 2016 г, Bronze Wilderness (заповедная зона Карпатского НПП, Украина), Синевирская Wilderness – 4 580 га, предварительный аудит в 2016 г., Silver Wilderness (часть заповедной зоны – 5 818 га (единый участок!) НПП Синевир – 42 704 га, Украина, Карпаты), Тейчу Wilderness – 4 570 га, Bronze Wilderness (строгий заповедник Тейчу – 19 777 га, Латвия, болота), Зачарованный крайWILDForest – 1322 га (заповедная зона НПП), первый из ОПТ Украины вошел в пустынную сеть Европы в 2015 году (НПП Зачарованный край – 6101 га, Украина, Карпаты), Кузий-ТрибушаныWILDForest – 1370 га, , предварительный аудит в 2017 г., Bronze Wilderness (заповедная зона массива Кузий, Карпатский биосферный заповедник) [6]. Претендуют на включение в пустынную сеть Европы еще 3 участка Карпатского биосферного заповедника – заповедных зон Черногорского, Свидовецкого, Мармарошского массивов, участок (заповедная зона) Выжницкого НПП, еще участки заповедной зоны Карпатского НПП. От Беларуси – самая дикая часть заповедной зоны Березинского биосферного заповедника с площадью Wilderness – 27 200 га.

Из этого списка территорий дикой природы больше всего представлено Wilderness от Украины в Европейской пустынной сети. Это отрадно осознавать, так как по европейским меркам, в Украине, особенно в Карпатах, еще остается немало участков дикой природы (несмотря на высокую освоенность территории страны), заслуживающих строгой защиты, внесения их в Европейский список диких территорий без вмешательства человека. Концепция Wilderness поможет лучше осознать необходимость приоритета сохранения дикой природы и акцентировать внимание на строгой защите территорий с естественными процессами без вмешательства человека. Все это, в сочетании с расширением площади уже существующих заповедных зон в национальных природных парках и созданием новых строгих заповедников, поможет сохранить как можно больше территорий дикой природы в Украине. Площадь заповедных зон большинства национальных парков Украины не превышает 15% от общей площади национального парка. Это очень мало для сохранения дикой природы! Ведь дикую природу можно сохранить только при строгом заповедании – с режимом невмешательства, отсутствием хозяйственной деятельности и антропогенного развития, в том числе, с запретом дорог внутри зоны строгой охраны и моторизованного доступа в эту зону. Это и есть принципы Wilderness – зона невмешательства с отсутствием дорог, цивилизации (неразвитая область) и эксплуатации природы. Все, что укладывается в определение «заповедной зоны», которая должна быть как можно больше, чтобы сохранить дикую природу в национальном парке. Ведь даже исходя из научных норм функционального зонирования национальных парков, изложенных в учебном пособии по природно-заповедному делу, заповедная зона в национальных парках со средненарушенными природными территориями должна быть более 20% от общей площади парка, а с малонарушенными природными комплексами – более 30 % территории парка (даже с сильнонарушенными территориями – не менее 15 % НП) [4]. А согласно международным нормам, большая часть территории национального парка должна быть природным ядром (основной зоной со строгой охраной) и управляться без хозяйственной деятельности и вмешательства в природные процессы (не менее 75% территории НП – зона ядра, согласно критериям МСОП). Согласно научным представлениям о национальных парках и их зонировании, заповедная зона – наиболее ценная и важная часть национального парка, которая должна быть его репрезентативной частью для строгой защиты дикой природы – природных экосистем в естественном состоянии [4]. Никакой другой режим охраны не сможет защитить дикую природу в естественном состоянии, кроме заповедного! Поэтому, необходимо расширение площади заповедных зон в национальных парках Украины, чтобы они соответствовали международным стандартам и могли бы в полной мере защищать дикую природу на своей территории. Важно продолжить создание репрезентативной сети природных заповедников по всей территории Украины (которые не создаются с 2009 года). Концепция Wilderness созвучна идее строгого заповедания – это защита дикой природы. Сеть строгих заповедников (и заповедных зон НП) – это сеть территорий дикой природы. Это сеть Wilderness на национальном уровне!

Не менее важно, чтобы идея защиты дикой природы проникла в общественное сознание. Концепция полного невмешательства чужда даже многим работникам природно-заповедного фонда и чиновникам от природоохраны. Но тот факт, что заповедные территории (категории I-a) Украины были признаны Европейским обществом дикой природы как территории дикой природы и внесены в Список Wilderness Европы, говорит о высоком охранном статусе наших заповедников. И что они важны для действенной защиты дикой природы. И это ответ тем, кто утверждает, что строгая заповедность – это утопия, относится скептически к принципу невмешательства и считает, что полифункциональные ОПТ нам более подходят, чем заповедники. Важно не утратить то достояние, каким являются наши природные заповедники и абсолютно заповедные зоны национальных природных парков, так как это высшая категория охраняемых территорий во всем мире – I-a МСОП. Чем больше таких территорий, тем больше дикой природы можно сохранить. Концепция Wilderness еще больше подчеркивает высокий природоохранный статус наших заповедников и полностью им созвучна. Принятие концепции Wilderness в нашей природоохранной сфере – это принятие концепции невмешательства вестественные природные процессы, как отправной точки в защите дикой природы и главного принципа управления строго охраняемыми природными территориями (включая не только заповедники, но и большую часть территорий национальных парков). Развитию строго охраняемых (заповедных) природных территорий следует уделять отдельное внимание, так же, как и увеличению процента именно строгой заповедности в целом по стране (а не только общего процента всех охраняемых территорий).

Все охраняемые территории занимают примерно 21% территории суши Европы. Строго охраняемые природные территории (дикая природа без вмешательства) – не более 1% суши Европы. Европейское общество дикой природы планирует постепенно довести общую площадь территорий дикой природы в Европе до 2% от площади суши Европы. А конечная цель – 5% суши Европы должны занимать территории Wilderness (без вмешательства человека и хозяйственного использования) [4].

На национальном уровне ряда стран также предпринимаются шаги в сторону увеличения площади Wilderness на своей территории. Германия и Австрия, первыми в Европе приняли решение, что к 2020 г. территории дикой природы (без вмешательства) должны занимать 2% территории суши в каждой из этих стран [4].

Таким образом, за последние 15 лет в Европе получила широкое признание концепция невмешательства на охраняемых территориях. Идея Wilderness озвучена на уровне Европарламента и принята как одно из важных направлений в природоохранной политике. А созданная Европейским обществом дикой природы сеть Wilderness объединяет в себе самые дикие и строго охраняемые природные территории Европы – заповедники I-a и I-b МСОП.

Резюмируя все сказанное в данной статье, следует подчеркнуть, что концепция Wilderness лежит в основе строгого заповедания и направлена на сохранение дикой природы в естественном состоянии. Суть дикой природы – это спонтанные естественные процессы и их свободное, беспрепятственное проявление и протекание как основа эволюции. Концепция Wilderness и строгая заповедность – это защита естественных природных процессов без вмешательства человека. Этим они кардинально отличаются от охраняемых территорий с управляемым режимом вмешательства. Поэтому, Wilderness – это уважение свободы Природы [1].

Концепция Wilderness в полной мере реализована в национальных парках США и Канады, где категории II и I-b МСОП взаимно дополнили друг друга, а дикая природа защищена и свободно развивается на больших площадях. Wilderness представляет собой и фундаментальный, жизненно важный элемент природного наследия Европы, занимая заслуженное место в европейском природоохранном секторе. Европейский список Wilderness постоянно пополняется новыми строго охраняемыми территориями дикой природы. А недавно появились призывы к тому, чтобы Конвенция о Всемирном Наследии больше уделяла внимания защите дикой природы и включила слово Wilderness в их критерии отбора для объектов природного наследия.

В заключение, говоря о концепции дикой природы и строгой заповедности, хочется процитировать выдающегося ученого и защитника дикой природы, классика заповедного дела Ф.Р. Штильмарка: «Абсолютная заповедность – последний оплот реальной охраны дикой природы», «…Пусть абсолютная заповедность «не является гарантом сохранения коренных ландшафтов» (из словаря Снакина), пусть даже на каком-то этапе сукцессии это приведет к появлению «эталонов деградации» (временных, надо учесть!) – все равно, только принцип неприкосновенности превращает наши заповедники в особые, поистине «священные пространства», перед которыми будут благоговеть и наши потомки…» [5].

 

Источники:

  1. Борейко В.Е. Современная идея дикой природы. – К: КЭКЦ, 2001. – 124 с.
  2. Борисов В.А., Белоусова Л. С., Винокуров А.А. Охраняемые природные территории мира/ Национальные парки, заповедники, резерваты: С.правочник. – М.: Агропромиздат, 1985. – 310 с.
  3. Галущенко С. В., Галущенко Н.Н. Строго охраняемые природные территории как основа реальной заповедности. Международный и европейский опыт.// Гуманитарный экологический журнал. – 2017. – Т. 19, вып. 3. – стр. 1-11.
  4. Попович С.Ю. Природна-заповідна справа. Навчальний посібник. – К.:Арістей, 2007. – 480 с.
  5. Штильмарк Феликс Робертович. Идея  абсолютной заповедности. Помни праотцов – заповедного не тронь! Составитель В.Е. Борейко. – К. – М.:: КЄКЦ, ЦОДП, 2005, ил. – 116 с.
  6. http://wilderness-society.org/
  7. http://www.retezat.ro/
  8. https://en.wikipedia.org/wiki/Rodna_National_Park
  9. https://en.wikipedia.org/wiki/Olympic_National_Park
  10. https://en.wikipedia.org/wiki/Gates_of_the_Arctic_Wilderness
  11. https://ru.wikipedia.org/wiki/The_Wilderness_Society_(%D0%A1%D0%A8%D0%90)
  12. https://en.wikipedia.org/wiki/Wilderness

14.02.2018   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости