Какие права можно предоставить природе и животным

Вл.Борейко

 

За все­ми жи­вы­ми су­ще­ст­ва­ми мо­гут быть приз­на­ны сле­ду­ю­щие пра­ва:

НА УРОВ­НЕ ВИ­ДОВ: пра­во на су­ще­ст­во­ва­ние; пра­во нас­ле­до­ва­ния; пра­во на кри­ти­чес­кое мес­то оби­та­ния; пра­во на воз­ме­ще­ние ущер­ба по ви­не че­ло­ве­ка; пра­во на ге­не­ти­чес­кое раз­но­об­ра­зие (за­щи­та от ге­не­ти­чес­ко­го заг­ряз­не­ния); пра­во на проц­ве­та­ние.

НА УРОВ­НЕ ОСО­БЕЙ: пра­во на жизнь; пра­во на ес­те­ст­вен­ную сво­бо­ду; пра­во нас­ле­до­ва­ния; пра­во на за­щи­ту от стра­да­ний по ви­не че­ло­ве­ка (на за­щи­ту от жес­то­кос­ти); пра­во на не­об­хо­ди­мую для жиз­ни до­лю зем­ных благ; пра­во на ге­не­ти­чес­кое раз­но­об­ра­зие (за­щи­та от ге­не­ти­чес­ко­го заг­ряз­не­ния); пра­во на от­су­т­ствие от­ве­т­ствен­нос­ти пе­ред че­ло­ве­ком; пра­во на опе­ку (для до­маш­них и сельс­ко­хо­зяй­ствен­ных жи­вот­ных и рас­те­ний).

Сле­ду­ет под­че­рк­нуть, что пра­ва­ми долж­ны на­де­лять­ся не толь­ко до­маш­ние, сельс­ко­хо­зяй­ствен­ные или ди­кие жи­вот­ные и рас­те­ния (и мик­ро­ор­га­низ­мы), но и вновь соз­дан­ные че­ло­ве­ком, а так­же по пав­шие на Зем­лю из кос­мо­са. Лю­ди и при­ро­да (рас­те­ния, жи­вот­ные, мик­ро­ор­га­низ­мы, эко­сис­те­мы) не об­ла­да­ют рав­ны­ми пра­ва­ми. Лю­ди об­ла­да­ют боль­шим ко­ли­че­ст­вом прав (так как име­ют боль­ше все­го ин­те­ре­сов и эти пра­ва важ­нее).

НА УРОВ­НЕ ЭКО­СИС­ТЕМ (ди­кой при­ро­ды): пра­во на су­ще­ст­во­ва­ние; пра­во на проц­ве­та­ние; пра­во на сво­бо­ду; пра­во на воз­ме­ще­ние ущер­ба; пра­во на жиз­нен­ное прост­ра­н­ство.

Сле­ду­ет от­ме­тить, что не­ко­то­рые из пе­ре­чис­лен­ных прав уже в той или иной сте­пе­ни за­щи­ще­ны за­ко­ном. Так, за­ко­на­ми о за­щи­те жи­вот­ные от жес­то­ко­го об­ра­ще­ния ох­ра­ня­ет­ся пра­во ин­ди­ви­ду­аль­ных жи­вот­ных на за­щи­ту от стра­да­ний по ви­не че­ло­ве­ка, за­ко­на­ми о Крас­ной кни­ге за­щи­ще­ны пра­ва ин­ди­ви­ду­аль­ных ред­ких жи­вот­ных и рас­те­ний на жизнь и сво­бо­ду, меж­ду­на­род­ной Кон­вен­ци­ей по би­о­раз­но­об­ра­зию за­щи­ще­ны пра­ва всех ви­дов жи­вых су­ществ на су­ще­ст­во­ва­ние, за­ко­на­ми об ох­ра­ня­е­мых при­род­ных тер­ри­то­ри­ях ох­ра­ня­ют­ся пра­ва не­ко­то­рых эко­сис­тем на су­ще­ст­во­ва­ние и пра­ва не­ко­то­рых ин­ди­ви­ду­аль­ных ве­ко­вых де­ревь­ев на жизнь.

К со­жа­ле­нию, в сов­ре­мен­ных ус­ло­ви­ях по­ка не­воз­мож­но осу­ще­с­твлять на прак­ти­ке за­щи­ту всех при­ве­ден­ных вы­ше прав при­ро­ды. В осо­бен­нос­ти это ка­са­ет­ся прав низ­ших жи­вот­ных, рас­те­ний и мик­ро­ор­га­низ­мов. На прак­ти­ке всег­да мож­но най­ти дос­та­точ­но ос­но­ва­ний, что­бы иг­но­ри­ро­вать пра­ва и ин­те­ре­сы ин­ди­ви­ду­аль­ных жу­ков, чер­вя­ков и оду­ван­чи­ков.

На­ли­цо по­зи­ция, ко­то­рую мы хо­те­ли бы при­нять, но ко­то­рая по­ка не мо­жет быть осу­ще­с­твле­на, од­на­ко мы долж­ны к ней стре­мить­ся в бу­ду­щем. Ведь эти­ка — это преж­де все­го мо­раль­ный ком­пас в на­шем дви­же­нии к со­вер­ше­н­ству и спра­вед­ли­вос­ти. В ка­че­ст­ве при­ме­ра мож­но при­вес­ти ана­ло­гию с пра­ва­ми лю­дей вто­ро­го по­ко­ле­ния (со­ци­аль­ны­ми, эко­но­ми­чес­ки­ми, куль­тур­ны­ми). Эти пра­ва для мно­гих го­су­дарств по­ка не­вы­пол­ни­мы, так как для их удов­лет­во­ре­ния по­на­до­би­лись бы ог­ром­ные сред­ства. Од­на­ко, за­дек­ла­ри­ро­вав их, го­су­да­р­ства про­де­мо­н­стри­ро­ва­ли, что они бу­дут при­ни­мать ме­ры для вы­пол­не­ния этих прав в бу­ду­щем. Бо­лее то­го, в бу­ду­щем у жи­вот­ных (по край­ней ме­ре у выс­ших, мо­гут по­я­вить­ся и дру­гие пра­ва, нап­ри­мер, пра­во из­би­рать (че­рез сво­их опе­ку­нов).

На­ли­чие у жи­вых су­ществ мо­раль­ных (за­щи­ща­е­мых тра­ди­ци­я­ми, мо­ралью), а за­тем и юри­ди­чес­ких (за­щи­ща­е­мых за­ко­ном прав) име­ет да­ле­ко иду­щие пос­ле­д­ствия для при­ро­до­ох­ран­ной прак­ти­ки. Во-пер­вых, би­о­ло­ги­чес­кий вид пе­рес­та­ет быть собствен­ностью. Ни од­но фи­зи­чес­кое или юри­ди­чес­кое ли­цо не мо­жет им вла­деть. Во-вто­рых, вклю­ча­ет­ся раз­ви­тый ме­ха­низм пра­во­вой за­щи­ты (штра­фы, тюрь­мы за на­ру­ше­ние прав при­ро­ды или по­да­ча ис­ка в суд от опе­ку­нов). И не толь­ко иму­ще­ст­вен­ных ин­те­ре­сов, ес­ли по­пу­ля­ция по­нес ла ущерб. Ес­ли этот ущерб субъ­ек­ту пра­ва не­об­ра­тим, то вклю­ча­ет­ся, нап­ри­мер, уго­лов­ное за­ко­но­да­тель­ство по фак­ту ге­но­ци­да. В- треть­их, лю­бой би­о­ло­ги­чес­кий вид, а не толь­ко че­ло­век, мо­жет стать собствен­ни­ком фи­нан­со­вых ак­ти­вов, ко­то­рые мо­гут на­кап­ли­вать­ся в мест­ных или на­ци­о­наль­ных бюд­же­тах имен­но для их ох­ра­ны, а так­же воз­мож­ность ви­дов и ин­ди­ви­дов жи­вых су­ществ всту­пать в нас­ле­до­ва­ние фи­нан­са­ми, при­род­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми и т.п. В-чет­вер­тых, боль­шое зна­че­ние кон­цеп­ции прав при­ро­ды сос­то­ит в том, что она сти­му­ли­ру­ет лю­дей ог­ра­ни­чи­вать, по воз­мож­нос­ти, убий­ства и стра­да­ния жи­вых су­ществ по ви­не че­ло­ве­ка.

Вмес­те с тем не­об­хо­ди­мо под­че­рк­нуть, что в са­мой при­ро­де прав нет, но у при­ро­ды (жи­вых су­ществ) — есть. То, что волк зад­рал ло­ся — не оз­на­ча­ет, что он на­ру­шил его пра­ва. Пра­ва при­ро­ды — это чис­то че­ло­ве­чес­кая конструк­ция, и она су­ще­ст­ву­ет толь­ко в от­но­ше­ни­ях меж­ду че­ло­ве­ком и при­ро­дой, пра­ва ло­сей мы за­щи­ща­ем не от вол­ков, а от на­си­лия со сто­ро­ны че­ло­ве­ка и го­су­да­р­ства. Бо­лее то­го, жи­вот­ные не от­ве­ча­ют за свои пос­туп­ки, ког­да на­ру­ша­ют че­ло­ве­чес­кие за­ко­ны. За это их нель­зя уби­вать или прес­ле­до­вать иным спо­со­бом.

Мы по­ла­га­ем, что в бу­ду­щем, для за­щи­ты прав при­ро­ды, дол­жен быть соз­дан Меж­ду­на­род­ный суд по пра­вам при­ро­ды. Так­же как Меж­ду­на­род­ный суд по пра­вам жи­вот­ных для за­щи­ты прав жи­вот­ных.

Се­год­ня за­кон про­во­зг­ла­ша­ет, что че­ло­век не мо­жет быть чь­ей-то собствен­ностью. Это — не­об­хо­ди­мое ус­ло­вие су­ще­ст­во­ва­ния че­ло­ве­ка как лич­нос­ти. Ес­ли мы хо­тим кар­ди­наль­но улуч­шить по­ло­же­ние жи­вот­ных (а за­тем и рас­те­ний), мы долж­ны расп­ро­ст­ра­нить на них тот же прин­цип. Вмес­те с тем при­да­ние прав жи­вот­ным и рас­те­ни­ям не оз­на­ча­ет прек­ра­ще­ния их ис­поль­зо­ва­ния (как и лю­ди, об­ла­да­ю­щие пра­ва­ми, про­дол­жа­ют друг дру­га ис­поль­зо­вать), мы толь­ко прек­ра­ща­ем их ис­поль­зо­ва­ние со зло­у­пот­реб­ле­ни­ем.

Идея прав при­ро­ды не долж­на ос­та­вать­ся толь­ко иде­ей, она долж­на стать об­ще­ст­вен­ным дви­же­ни­ем за ос­во­бож­де­ние на­и­бо­лее уг­не­тен­ных су­ществ ми­ра. Как и во всех ре­во­лю­ци­ях, при­ро­да по­лу­чит свои пра­ва толь­ко тог­да, ког­да дос­та­точ­ное ко­ли­че­ст­во лю­дей ста­нут прос­ве­щен­ны­ми и на­у­чать­ся сот­ря­сать власт­ные струк­ту­ры, рас­ша­ты­вая их, по­ка не по­я­вит­ся но­вое со­ци­аль­ное сог­ла­ше­ние.

 

 

ЭКО­ЛО­ГИ­ЧЕС­КИЕ ПРИН­ЦИ­ПЫ ПРИ ОБ­СУЖ­ДЕ­НИИ ПРАВ ЖИ­ВОТ­НЫХ

 

В свя­зи с тем, что на прак­ти­ке за­щи­та прав жи­вот­ных, не го­во­ря уже о пра­вах рас­те­ний, мик­ро­ор­га­низ­мов и эко­сис­тем очень зат­руд­не­на, То­мом Ри­га­ном пред­ло­же­ны два прос­тых эти­чес­ких прин­ци­па, поз­во­ля­ю­щих уп­рос­тить прак­ти­ку за­щи­ты прав жи­вот­ных.

1. ПРИН­ЦИП МИ­НИ­МИ­ЗА­ЦИИ ПРЕ­ВОС­ХО­Д­СТВА

Он сос­то­ит в том, что ког­да мы стал­ки­ва­ем­ся с пре­вос­хо­д­ством прав мно­гих не­вин­ных соз­да­ний над пра­ва­ми нем­но­гих не­вин­ных соз­да­ний, при ус­ло­вии, что на­но­си­мый им ущерб оди­на­ков, то сле­ду­ет от­дать пре­и­му­ще­ст­во пра­вам мно­гих.

  1.  ПРИН­ЦИП ИСК­ЛЮ­ЧЕ­НИЯ ХУД­ШЕ­ГО

Он сос­то­ит в том, что ес­ли ин­ди­ви­ду­умам, ко­то­рых это ка­са­ет­ся, на­но­сит­ся не­со­пос­та­ви­мый ущерб, мы долж­ны смяг­чить си­ту­а­цию тех, ко­му ху­же (29).

 

 

ПРА­ВА ПРИ­РО­ДЫ КОС­МО­СА

 

С по­зи­ции кон­цеп­ции прав при­ро­ды и прав жи­вот­ных оп­ре­де­лен­ные пра­ва долж­ны быть приз­на­ны не толь­ко за жи­вы­ми су­ще­ст­ва­ми и ди­кой при­ро­дой пла­не­ты Зем­ля, но и за при­ро­дой и жи­вы­ми су­ще­ст­ва­ми дру­гих пла­нет, кос­мо­са в це­лом. При этом под при­ро­дой кос­мо­са на­ми по­ни­ма­ет­ся око­ло­зем­ное кос­ми­чес­кое прост­ра­н­ство, Лу­на, дру­гие не­бес­ные те­ла, их ланд­шаф­ты, иные вне­зем­ные прост­ра­н­ства и объ­ек­ты Сол­неч­ной и дру­гих сис­тем.

Приз­на­ние прав при­ро­ды кос­мо­са пред­по­ла­га­ет вве­де­ние на зап­рет заг­ряз­не­ния че­ло­ве­ком око­ло­зем­но­го прост­ра­н­ства, соз­да­ние сис­те­мы ох­ра­ня­е­мых вне­зем­ных прост­ранств как со­во­куп­ность под­ле­жа­щих за­щи­те кос­ми­чес­ких объ­ек­тов при­ро­ды и т.п.

 

 

КРАС­НАЯ КНИ­ГА. РАЗ­ВИ­ТИЕ КОН­ЦЕП­ЦИИ ЗА­ЩИ­ТЫ ПРАВ РЕД­КИХ ВИ­ДОВ

 

Соз­да­ние Крас­ной кни­ги — это приз­на­ние от­ве­т­ствен­нос­ти че­ло­ве­че­ст­ва за сох­ра­не­ние жи­вой при­ро­ды, это один из пер­вых и важ­ней­ших ша­гов че­ло­ве­че­ст­ва на пу­ти к эти­чес­ко­му от­но­ше­нию с «брать­я­ми на­ши­ми мень­ши­ми». Крас­ная кни­га на­це­ли­ва­ет че­ло­ве­че­ст­во на ор­га­ни­за­цию осо­бой опе­ки над ред­ки­ми ви­да­ми, ибо без под­де­рж­ки че­ло­ве­ка боль­ши­н­ство из них не вы­жи­вет. Крас­ная кни­га при­зы­ва­ет це­нить за­не­сен­ные в нее ви­ды ред­ких су­ществ по при­чи­не их са­мо­цен­нос­ти, а не из-за их хо­зяй­ствен­ной по­лез­нос­ти.

Фи­ло­со­фия оте­че­ст­вен­ной Крас­ной кни­ги фак­ти­чес­ки ос­но­ва­на на идее прав При­ро­ды и, по су­ти, пре­дус­мат­ри­ва­ет за­ко­но­да­тель­ную за­щи­ту сле­ду­ю­щих прав и за­кон­ных ин­те­ре­сов ред­ких и на­хо­дя­щих­ся под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния ви­дов жи­вот­ных, рас­те­ний и иных ор­га­низ­мов:

 

К ос­нов­ным пра­вам жи­вых ор­га­низ­мов от­но­сят­ся сле­ду­ю­щие:

1. На ор­га­низ­мен­ном уров­не:

1.1. Пра­во на жизнь.

1.2. Пра­во на бла­гоп­ри­ят­ную сре­ду оби­та­ния (про­из­рас­та­ния).

1.3. Пра­во на гу­ман­ное от­но­ше­ние и за­щи­ту от жес­то­ко­го об­ра­ще­ния.

2. На по­пу­ля­ци­он­ном, под­ви­до­вом и ви­до­вом уров­нях:

2.1. Пра­во на су­ще­ст­во­ва­ние.

2.2. Пра­во бла­гоп­ри­ят­ную сре­ду оби­та­ния (про­из­рас­та­ния).

2.3. Пра­во на зап­рет хо­зяй­ствен­но­го поль­зо­ва­ния.

 

К ос­нов­ным за­кон­ным ин­те­ре­сам жи­вых ор­га­низ­мов, в свою оче­редь, мож­но от­нес­ти сле­ду­ю­щие:

1. На ор­га­низ­мен­ном уров­не:

1.1. На восп­ро­из­во­д­ство.

1.2. На пи­та­ние.

1.3. На оп­ти­маль­ные (жиз­нен­но не­об­хо­ди­мые) ус­ло­вия оби­та­ния (про­из­рас­та­ния).

2. На по­пу­ля­ци­он­ном уров­не:

2.1. На сох­ра­не­ние (под­дер­жа­ние) оп­ти­маль­ной по­ло­воз­ра­ст­ной струк­ту­ры.

2.2. На оп­ти­маль­ные (жиз­нен­но не­об­хо­ди­мые) ус­ло­вия су­ще­ст­во­ва­ния.

2.3. На оп­ти­маль­ную кор­мо­вую ем­кость сре­ды оби­та­ния.

3. На ви­до­вом (под­ви­до­вом) уров­не:

3.1. На под­дер­жа­ние оп­ти­маль­ной (в кри­ти­чес­ких слу­ча­ях — ми­ни­маль­ной) чис­лен­нос­ти, не­об­хо­ди­мой для су­ще­ст­во­ва­ния ви­да (под­ви­да).

3.2. На сох­ра­не­ние в пре­де­лах ис­то­ри­чес­ко­го аре­а­ла.

3.3. На за­щи­ту ге­не­ти­чес­кой чис­то­ты.

 

Ис­хо­дя из вы­ше­у­ка­зан­ных прав и за­кон­ных ин­те­ре­сов жи­вых ор­га­низ­мов, сле­ду­ет раз­ра­ба­ты­вать и со­от­ве­т­ству­ю­щие стра­те­гии сох­ра­не­ния.

Раз­ви­тие фи­ло­со­фии Крас­ной кни­ги оз­на­ча­ет, преж­де все­го, рас­ши­ре­ние при­о­ри­те­та за­щи­ты прав крас­нок­ниж­ных ви­дов. Так, их за­щи­та не долж­на за­ви­сеть от на­хож­де­ния на тер­ри­то­рии той или иной стра­ны. Дол­жен быть соз­дан ав­то­ри­тет­ный меж­ду­на­род­ный ор­ган, об­ла­да­ю­щий пра­вом воз­дей­ство­вать на стра­ны, до­пус­ка­ю­щие унич­то­же­ние на сво­ей тер­ри­то­рии ред­ких ви­дов.

Вне­сен­ные в Крас­ную кни­гу рас­те­ния и жи­вот­ные долж­ны быть на­деж­но, при по­мо­щи пра­ва, тра­ди­ций и мо­ра­ли за­щи­ще­ны от ком­мер­чес­ко­го ис­поль­зо­ва­ния и унич­то­же­ния кри­ти­чес­ких мест оби­та­ния. Вне­се­нию в Крас­ную кни­гу долж­ны под­ле­жать лю­бые ор­га­низ­мы, не толь­ко жи­вот­ные, гри­бы и рас­те­ния, но да­же мик­ро­ор­га­низ­мы. Сле­ду­ет обес­пе­чить уси­лен­ной пра­во­вой за­щи­той ре­ги­о­наль­ные Крас­ные кни­ги.

Пра­ва крас­нок­ниж­ных жи­вот­ных и рас­те­ний долж­ны быть за­щи­ще­ны во вре­мя во­ен­ных конф­лик­тов. С этой целью име­ет смысл раз­ра­бо­тать и при­нять спе­ци­аль­ный меж­ду­на­род­ный до­го­вор по ана­ло­гии с Пак­том Ре­ри­ха по ох­ра­не куль­тур­ных цен­нос­тей или Же­не­вс­кой кон­вен­ци­ей о пра­вах во­ен­ноп­лен­ных. Меж­ду­на­род­ная Крас­ная кни­га долж­на по­лу­чить юри­ди­чес­ки зна­чи­мый ста­тус, обя­за­тель­ный для вы­пол­не­ния все­ми стра­на­ми. Раз­ви­тие фи­ло­со­фии Крас­ной кни­ги оз­на­ча­ет так­же и за­щи­ту дру­гих прав крас­нок­ниж­ных ви­дов и ин­ди­ви­дов, ко­то­рые по­ка не ох­ра­ня­ют­ся за­ко­но­да­тель­ством: пра­во на ге­не­ти­чес­кое раз­но­об­ра­зие; пра­во на проц­ве­та­ние, пра­во на нас­ле­до­ва­ние.

Очень важ­ным нам ви­дит­ся соз­да­ние не­за­ви­си­мо­го, но с пре­дос­тав­лен­ны­ми го­су­да­р­ством со­от­ве­т­ству­ю­щи­ми пол­но­мо­чи­я­ми, инс­ти­ту­та об­ще­ст­вен­ных опе­ку­нов, ко­то­рые смо­гут отс­та­и­вать пра­ва и ин­те­ре­сы крас­нок­ниж­ных ви­дов в су­де от их име­ни, взыс­ки­вать ущерб за на­ру­ше­ние прав и за­кон­ных ин­те­ре­сов сво­их по­до­печ­ных, конт­ро­ли­ро­вать ис­пол­не­ние обя­за­тельств по ком­пен­са­ции при­чи­нен­но­го вре­да. Не­об­хо­ди­мо юри­ди­чес­ки обя­зать го­су­да­р­ство вы­де­лять еже­год­но в бюд­же­те от­дель­ной стро­кой оп­ре­де­лен­ные сред­ства на ох­ра­ну крас­нок­ниж­ных ви­дов че­рез ре­а­ли­за­цию це­ле­вых го­су­да­р­ствен­ных прог­рамм.

Го­су­да­р­ство, ко­то­рое вмес­те с биз­не­сом сде­ла­ло очень мно­го для прев­ра­ще­ния обык­но­вен­ных ви­дов жи­вот­ных и рас­те­ний в ред­кие и ис­че­за­ю­щие, обя­за­но фи­нан­си­ро­вать ме­роп­ри­я­тия по ох­ра­не крас­нок­ниж­ных ви­дов.

От прос­тых зап­ре­тов унич­то­жать ред­кие ви­ды при­ро­до­ох­ран­ное за­ко­но­да­тель­ство долж­но пе­ре­хо­дить к сти­му­ля­ции ох­ра­ны ред­ких ви­дов си­ла­ми го­су­да­р­ства, биз­не­са, част­ных лиц. Сов­ре­мен­ное оте­че­ст­вен­ное за­ко­но­да­тель­ство по ох­ра­не крас­нок­ниж­ных ви­дов край­не не­эф­фек­тив­но ре­гу­ли­ру­ет их за­щи­ту. Так, сей­час к уго­лов­но­му на­ка­за­нию (нап­ри­мер, в Ук­ра­и­не), прив­ле­ка­ют­ся ви­нов­ные толь­ко в не­за­кон­ной охо­те на крас­нок­ниж­ных птиц и мле­ко­пи­та­ю­щих. Од­на­ко все ред­кие ви­ды жи­вых ор­га­низ­мов бес­цен­ны, все они име­ют оди­на­ко­вые пра­ва, по­э­то­му за их унич­то­же­ние ви­нов­ные долж­ны нес­ти оди­на­ко­вую от­ве­т­ствен­ность. Сте­пень на­ка­за­ния долж­на за­ви­сеть толь­ко от ка­те­го­рии крас­нок­ниж­ных ви­дов (ко­то­рые за­ви­сят от сос­то­я­ния их по­пу­ля­ций).

Что­бы из­бе­жать зло­у­пот­реб­ле­ний с крас­нок­ниж­ны­ми ви­да­ми, не­об­хо­ди­мо раз­ра­бо­тать и при­нять при­ро­до­ох­ран­ным со­об­ще­ст­вом эти­чес­кие прин­ци­пы ра­бо­ты с ред­ки­ми ви­да­ми. Они мо­гут быть сле­ду­ю­щи­ми:

1. Прин­цип пре­дос­то­рож­нос­ти. Ес­ли ожи­да­е­мый ре­зуль­тат не­я­сен, то луч­ше ни­че­го не де­лать. Лю­бые сом­не­ния долж­ны ре­шать­ся в поль­зу ред­ко­го ви­да.

2. Прин­цип обя­за­тель­ной эко­ло­ги­чес­кой и эти­чес­кой экс­пер­ти­зы. Лю­бая пред­ла­га­е­мая ме­ра в от­но­ше­нии ред­ко­го ви­да долж­на прой­ти два ви­да экс­пер­тиз (экологическая и экоэтическая) и ши­ро­кое об­суж­де­ние в кру­гу спе­ци­а­лис­тов.

3. Прин­цип обя­за­тель­но­го об­ще­ст­вен­но­го конт­ро­ля за вы­да­чей раз­ре­ше­ний на поль­зо­ва­ние и дру­гие ма­ни­пу­ля­ции с крас­нок­ниж­ны­ми ви­да­ми.

 

 

ПРА­ВА МИК­РО­БОВ И ВИ­РУ­СОВ. АБ­СУРД ИЛИ РЕ­АЛЬ­НОСТЬ?

 

Мик­ро­ор­га­низ­мы, вклю­чая все од­нок­ле­точ­ные су­ще­ст­ва и в пер­вую оче­редь мик­ро­бы и ви­ру­сы, ча­ще все­го не­зас­лу­жен­но упус­ка­ют­ся в дис­кус­си­ях по эко­ло­ги­чес­кой эти­ке. Бо­лее то­го, про­тив­ни­ки эко­ло­ги­чес­кой эти­ки, в ка­че­ст­ве «убой­но­го» до­во­да не­ред­ко за­яв­ля­ют: «вы что, со­би­ра­е­тесь еще ох­ра­нять ви­ру­сы с бак­те­ри­я­ми?», под­ра­зу­ме­вая при этом, как са­мо со­бой ра­зу­ме­ю­ще­еся, что дан­ные од­нок­ле­точ­ные ор­га­низ­мы ни­ка­кой за­щи­те под­ле­жать не мо­гут по оп­ре­де­ле­нию.

Прак­ти­чес­кая за­щи­та мик­ро­ор­га­низ­мов во мно­гих стра­нах на­хо­дит­ся вне эко­ло­ги­чес­кой эти­ки и при­ро­до­ох­ран­но­го за­ко­но­да­тель­ства. За­кон аме­ри­ка­нс­ко­го шта­та Род-Ай­ленд «Об ис­че­за­ю­щих ви­дах» диск­ри­ми­на­ци­он­но гла­сит, что «жи­вот­ные и рас­те­ния оз­на­ча­ют лю­бой жи­вой или мерт­вый ор­га­низм, или ор­га­низ­мы иные, чем бак­те­рии и ви­ру­сы» (6).

Од­на­ко, мик­ро­ор­га­низ­мы — важ­ная сос­тав­ля­ю­щая часть би­о­раз­но­об­ра­зия. Как же быть? В не­дав­них сво­их стать­ях аме­ри­ка­нс­кий ис­сле­до­ва­тель Чарльз Ко­келл ус­пеш­но оп­ро­верг эти ан­ти­э­ти­чес­кие взгля­ды (6). Он до­ка­зал, что ви­ру­сы и мик­ро­бы име­ют как внут­рен­нюю цен­ность, так и внеш­ние, инстру­мен­таль­ные цен­нос­ти (они при­ни­ма­ют важ­ней­шее учас­тие в эко­ло­ги­чес­ких про­цес­сах, фик­си­ру­ют азот, участ­ву­ют в раз­ло­же­нии ве­ществ, яв­ля­ют­ся ис­точ­ни­ка­ми мно­гих пи­ще­вых про­дук­тов и т.д. Для то­го, что­бы до­ка­зать от­ли­чие мик­ро­бов как жи­вых су­ществ и име­ю­щих во­лю к дви­же­нию (во­лю к жиз­ни от не­жи­вых пред­ме­тов, не име­ю­щих та­ко­вой), Ч. Ко­келл ци­ти­ру­ет эко­фи­ло­со­фа Джо­у­ла Файн­бер­га, ко­то­рый объ­яс­нял спо­соб­ность к во­ле­во­му дви­же­нию сле­ду­ю­щим об­ра­зом: «…прос­тые ве­щи не име­ют ни­ка­кой спо­соб­ной к во­ле­во­му дви­же­нию жиз­ни: ни­ка­ких соз­на­тель­ных хо­те­ний, же­ла­ний и на­дежд; или стрем­ле­ний и им­пуль­сов; или не­о­соз­нан­ных дви­же­ний, це­лей и за­дач; или скры­тых тен­ден­ций, нап­рав­ле­ний рос­та и ес­те­ст­вен­ных свер­ше­ний. Ин­те­ре­сы долж­ны быть сос­тав­ле­ны так или ина­че из во­ле­вых дви­же­ний, сле­до­ва­тель­но, прос­тые ве­щи не име­ют ин­те­ре­сов» (6). А, сле­до­ва­тель­но, и прав по их за­щи­те.

Эту фор­му­ли­ров­ку мож­но счи­тать клас­си­чес­кой и клю­че­вой при оп­ре­де­ле­нии то­го, име­ет или нет дан­ный объ­ект ин­те­ре­сы, во­лю к жиз­ни и в ко­неч­ном ито­ге, мо­жет ли иметь внут­рен­нюю цен­ность и пра­ва. Те­перь да­вай­те при­ме­ним ее к ви­ру­сам и бак­те­ри­ям.

Да, ви­ру­сы и бак­те­рии не об­ла­да­ют цент­раль­ной нерв­ной сис­те­мой, как мле­ко­пи­та­ю­щие и пти­цы, не мо­гут ис­пы­ты­вать к се­бе жес­то­кое об­ра­ще­ние. Они не име­ют же­ла­ний и на­дежд, но, в от­ли­чие от ка­пель во­ды, име­ют стрем­ле­ния и не­о­соз­нан­ные дви­жу­щие мо­ти­вы, и они, ко­неч­но, име­ют скры­тые тен­ден­ции и нап­рав­ле­ния рос­та. Их «стрем­ле­ния и не­о­соз­нан­ные дви­жу­щие мо­ти­вы» лег­че по­ни­мать на язы­ке мик­ро­би­о­ло­гов как ге­не­ти­чес­ки зап­рог­рам­ми­ро­ван­ные ре­ак­ции. Они восп­ро­из­во­дят­ся, они рас­тут в при­ви­ле­ги­ро­ван­ных мес­тах и нап­рав­ле­ни­ях (в слу­чае ко­ло­ний), и мно­го ви­дов яв­ля­ют­ся спо­соб­ны­ми пе­ред­ви­гать­ся: они пла­ва­ют к пи­та­тель­ным ве­ще­ст­вам и от хи­ми­ка­тов, ко­то­рые мог­ли бы пов­реж­дать их и пре­до­тв­ра­тить их восп­ро­из­во­д­ство («хим-так­си»). Мно­гие мо­гут ощу­щать раз­ру­ши­тель­ную ра­ди­а­цию в ок­ру­жа­ю­щей сре­де и отод­ви­гать­ся от нее («не­га­тив­ные фо­то­так­си»). Не­ко­то­рые из них яв­ля­ют­ся да­же хищ­ны­ми и дви­жут­ся к сво­ей до­бы­че за пи­щей. Та­ким об­ра­зом, воп­ре­ки весь­ма по­пу­ляр­но­му предс­тав­ле­нию о них как о не­под­виж­ных и прос­тых, мик­ро­бы на­хо­дят­ся под вли­я­ни­ем «не­о­соз­нан­ных дви­жу­щих мо­ти­вов и це­лей». Мы мо­жем та­ким об­ра­зом ду­мать о них, как о яв­но име­ю­щих «во­лю к жиз­ни» (спо­соб­ность к во­ле­во­му дви­же­нию), в ко­то­ром мно­гие из них яв­ля­ют­ся дос­та­точ­но слож­ны­ми, что­бы быть спо­соб­ны­ми отод­ви­гать­ся и прод­ви­гать­ся от ве­щей и к ве­щам, ко­то­рые при­чи­ня­ют им вред и бла­го, со­от­ве­т­ствен­но (…).

Да­же мик­ро­бы, ко­то­рые яв­ля­ют­ся нес­по­соб­ны­ми к дви­же­нию, име­ют тен­ден­цию рас­ти в нап­рав­ле­нии к бла­гоп­ри­ят­ным ус­ло­ви­ям ок­ру­жа­ю­щей сре­ды и от вред­ных ус­ло­вий. Мик­ро­бы де­мо­н­стри­ру­ют, хо­тя и не­о­соз­нан­но, дви­га­тель­ные стрем­ле­ния, ко­то­рые уве­ли­чи­ва­ют их воз­мож­нос­ти вы­жи­ва­ния и та­ким об­ра­зом восп­ро­из­во­д­ства. Мы мо­жем рас­смат­ри­вать мик­ро­бы как об­ла­да­ю­щие «ин­те­ре­са­ми». С мик­ро­ба­ми мож­но об­ра­щать­ся пло­хо или хо­ро­шо, так что мы мо­жем рас­смат­ри­вать их как об­ла­да­ю­щих «сво­им собствен­ным бла­гом» в том смыс­ле, что пло­хие ус­ло­вия на­хо­дят­ся в про­ти­во­ре­чии с их ин­те­ре­са­ми в борь­бе за вы­жи­ва­ние, а хо­ро­шие ус­ло­вия по­мо­га­ют им дос­тичь их не­о­соз­нан­но­го дви­же­ния к разм­но­же­нию» — пи­шет Ч. Ко­келл (6).

Име­ют ли мик­ро­бы мо­раль­ные пра­ва? Ес­ли сог­ла­сить­ся с той точ­кой зре­ния, что на­ли­чие жиз­ни яв­ля­ет­ся дос­та­точ­ной для мо­раль­ной зна­чи­мос­ти и внут­рен­ней цен­нос­ти, и что мик­ро­бы име­ют ин­те­ре­сы, то мож­но ска­зать, что они об­ла­да­ют пра­ва­ми. Что ка­са­ет­ся ви­ру­сов, то они мо­жет в мень­шей сте­пе­ни, чем мик­ро­бы, но все-та­ки име­ют свои ге­не­ти­чес­кие ме­ха­низ­мы, ко­то­рые ко­ди­ру­ют скры­тые тен­ден­ции, не­пос­ре­д­ствен­ную цель восп­ро­из­во­дить­ся и ин­фи­ци­ро­вать дру­гие су­ще­ст­ва как сред­ство для восп­ро­из­во­д­ства. Та­ким об­ра­зом, ви­ру­сы так­же раз­де­ля­ют не­ко­то­рые об­щие для жи­вых су­ществ эти­чес­кие приз­на­ки (6) и мо­гут счи­тать­ся име­ю­щи­ми внут­рен­нюю цен­ность и пра­ва.

Од­на­ко на­ша те­о­ре­ти­чес­кая эко­э­ти­чес­кая по­зи­ция в от­но­ше­нии за­щи­ты прав ин­ди­ви­ду­аль­ных мик­ро­бов и ви­ру­сов не мо­жет быть пол­ностью воп­ло­ще­на на прак­ти­чес­ком уров­не. По­ка она мо­жет быть толь­ко прин­ци­пом. В пов­сед­нев­ной жиз­ни, ис­поль­зуя сти­раль­ные по­рош­ки или от­бе­ли­ва­те­ли, ан­ти­би­о­ти­ки и дру­гие ве­ще­ст­ва мы уби­ва­ем ог­ром­ное ко­ли­че­ст­во ин­ди­ви­ду­аль­ных мик­ро­ор­га­низ­мов. Но это не долж­но де­лать ин­ди­ви­ду­аль­ные мик­ро­ор­га­низ­мы не име­ю­щи­ми от­но­ше­ния к эти­ке. Су­ще­ст­ву­ет раз­ли­чие меж­ду «не­из­беж­ным» убий­ством мик­ро­бов и це­ле­нап­рав­лен­ным, пред­на­ме­рен­ным их унич­то­же­ни­ем. Убий­ство мик­ро­бов при стир­ке белья не­из­беж­но. Мы долж­ны за­щи­щать их нас­толь­ко, нас­коль­ко это воз­мож­но. «Ес­ли мы име­ем вы­бор хо­дить по мик­роб­но­му со­об­ще­ст­ву, ко­то­рое рас­тет на краю озе­ра или ид­ти вок­руг не­го, что­бы за­щи­тить его, мы идем вок­руг не­го. Есть слу­чаи, ког­да для нас прак­тич­но за­бо­тить­ся о соб­ра­ни­ях ин­ди­ви­ду­аль­ных мик­ро­бов, да­же ко­ло­ни­ях», — пи­шет Ч. Ко­келл (6).

И, ко­неч­но, мы долж­ны за­щи­щать пра­ва мик­ро­бов и ви­ру­сов на уров­не ви­дов, в том чис­ле и вре­до­нос­ных. Да, чис­лен­ность вре­до­нос­ных ви­дов мик­ро­ор­га­низ­мов нуж­но мак­си­маль­но воз­мож­но ог­ра­ни­чи­вать, но не унич­то­жать сов­сем. Так, да­же ви­рус ос­пы не был уст­ра­нен из ми­ра пол­ностью, а со­дер­жит­ся в ла­бо­ра­то­ри­ях в США (Ат­лан­та, Джорд­жия) и в Рос­сии (Но­во­си­бирск, ла­бо­ра­то­рия «Век­тор» (6).

За­щи­ту от пол­но­го ис­чез­но­ве­ния вре­до­нос­ных ви­дов мик­ро­ор­га­низ­мов мож­но ар­гу­мен­ти­ро­вать дву­мя при­чи­на­ми: во-пер­вых, как име­ю­щих пра­ва на су­ще­ст­во­ва­ние вне за­ви­си­мос­ти от сво­е­го вре­да или поль­зы для че­ло­ве­ка; и во-вто­рых, как ис­точ­ник на­уч­ной ин­фор­ма­ции.

Чарльз Ко­келл под­ни­ма­ет воп­рос и об инс­ти­ту­ци­он­ном зак­реп­ле­нии прав мик­ро­бов. Он пред­ла­га­ет от­ра­зить в за­ко­но­да­тель­стве важ­ность за­щи­ты мик­ро­бов, нап­ри­мер, за­пи­сать в за­ко­нах, что сле­ду­ет приз­нать, что со­об­ще­ст­ва мик­ро­бов и их эко­сис­те­мы зас­лу­жи­ва­ют за­щи­ты на­рав­не со все­ми ос­таль­ны­ми фор­ма­ми жиз­ни. По его мне­нию, приш­ла по­ра соз­дать ор­га­ни­за­ции, нап­рав­лен­ные на ох­ра­ну мик­ро­ор­га­низ­мов. Нап­ри­мер, есть Бри­та­нс­кое об­ще­ст­во ох­ра­ны ежей, но нет об­ще­ст­ва за­щи­ты мик­роб­ных эко­сис­тем. Не­об­хо­ди­мо соз­да­вать за­каз­ни­ки и дру­гие ОПТ для ох­ра­ны ред­ких и важ­ней­ших мик­роб­ных эко­сис­тем. При­ме­ра­ми мо­гут слу­жить озе­ра, со­дер­жа­щие уни­каль­ную мик­ро­би­о­ту. В прог­рам­мы уни­вер­си­те­тов и школ долж­ны быть вклю­че­ны те­мы о важ­нос­ти мик­ро­ор­га­низ­мов и их ох­ра­не (6).

Имен­но ис­хо­дя из этих со­об­ра­же­ний в 2012 г., по ини­ци­а­ти­ве Ки­евс­ко­го эко­ло­го-куль­тур­но­го цент­ра, мик­ро­ор­га­низ­мы бы­ли вне­се­ны под за­щи­ту За­ко­на «О Крас­ной кни­ге Ук­ра­и­ны». Ох­ра­ня­ют­ся мик­ро­ор­га­низ­мы и за­ко­но­да­тель­ством Рос­сии.

 

Подробней о правах природы и правах животных читайте в книге  В.Е.Борейко ” Права природы и права животных”, К, КЭКЦ,  56 стр.  http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2017/11/int_prava_pryrody_2017.pdf

 

 

05.04.2018   Рубрики: Новости, Права природы и их лоббирование