К­ра­си­вый мед­ведь — мер­т­вый мед­ведь

А.А. Ни­кольс­кий

  

Не­ко­то­рое вре­мя на­зад я опуб­ли­ко­вал не­боль­шую ста­тью, в ко­то­рой наз­вал спор­тив­ных охот­ни­ков «эс­тет­с­т­ву­ю­щи­ми убий­ца­ми». Там же я обра­тил вни­ма­ние на то, что эсте­ти­ка спор­тив­ной охо­ты (эс­те­ти­ка убий­с­т­ва) ши­ро­ко вош­ла в ми­ро­вую ли­те­ра­ту­ру. Спор­тив­ные охот­ни­ки, как и ожи­да­лось, силь­но оби­де­лись на ме­ня: они хо­те­ли бы слыть эсте­та­ми, но не убий­ца­ми. Тем не ме­нее, воз­ра­зить по су­щес­т­ву им не­чем. В та­ких слу­ча­ях у нас на Ру­си вы­ни­ма­ют из ру­ка­ва испы­тан­ное сред­с­т­во — па­фос. Так и здесь про­и­зош­ло. Раз­да­лись го­ло­са: «Не тро­гай­те на­ше­го Пуш­ки­на! Пуш­кин хо­ро­ший!» Ко­неч­но, Пуш­кин хо­ро­ший. Я и не го­во­рил, что он пло­хой. Пуш­кин здесь при­том, что сре­ди вос­пе­ва­ю­щих охо­ту я и его упо­мя­нул, хо­тя, ко­неч­но, лич­но этот за­ме­ча­тель­ный че­ло­век не был за­ме­чен в убий­с­т­ве бра­тьев на­ших мень­ших, да и вос­пе­ва­ние охо­ты для не­го ско­рее — слу­чай­ный мо­тив. И все-та­ки, ма­ло кто так кра­си­во, эффек­т­но и ла­ко­нич­но исполь­зо­вал в по­э­зии кра­со­ту охо­ты: «И бу­дит лай со­бак уснув­шую дуб­ра­ву». Имен­но по­то­му, что в боль­шин­с­т­ве слу­ча­ев про­цесс охо­ты дей­с­т­ви­тель­но прек­ра­сен, я так и не по­нял, че­го охот­ни­ки оби­жа­ют­ся? Я бы на их мес­те ра­до­вал­ся. На­ко­нец и им наш­лось кра­си­вое имя — «эс­тет­с­т­ву­ю­щие убий­цы».

Мож­но, ко­неч­но, наз­вать спор­тив­ных охот­ни­ков «нек­ро­фи­ла­ми» («тру­по­лю­ба­ми»). Осо­бен­но тех из них, кто тя­го­те­ет к са­фа­ри. То­же кра­си­во зву­чит. Вслу­шай­тесь — не-кро-фил. Так ведь оби­дят­ся смер­тель­но. Обви­нят ме­ня в том, что я при­ми­тив, чок­ну­тый и мне не дос­туп­но что-то, ну очень вы­со­кое, что дос­туп­но толь­ко че­ло­ве­ку с ру­жьем и в проб­ко­вом шле­ме. А по су­ти-то, че­го оби­жать­ся? Открой­те лю­бой но­мер жур­на­ла «Охо­та и охот­ни­чье хо­зяй­с­т­во». За лю­бой год. И в лю­бом но­ме­ре вы обя­за­тель­но обна­ру­жи­те фо­тог­ра­фию та­ко­го со­дер­жа­ния. Ле­жит труп мед­ве­дя (вол­ка, ло­ся, ка­ба­на и т.п.). На кор­точ­ках око­ло это­го тру­па си­дит му­жик реп­ро­дук­тив­но­го воз­рас­та. Меж­ду ко­лен у не­го тор­чит ствол. Му­жик удов­лет­во­рен­но улы­ба­ет­ся. Воп­рос: «Как на­зы­ва­ет­ся этот му­жик?». Пра­виль­но — нек­ро­фил. «Тру­по­люб» все-та­ки пош­ло зву­чит. Да и во­об­ще не зву­чит. Так что да­вай­те вы­би­рать: эстет­с­т­ву­ю­щие убий­цы или нек­ро­фи­лы. Пер­вое, ко­неч­но, выг­ля­дит прис­той­нее и ни­ка­ких пош­лых на­ме­ков, оскор­б­ля­ю­щих не­вин­ность.

Не­дав­но в Мос­к­ве про­ис­хо­ди­ла выс­тав­ка охот­ни­чьих тро­фе­ев. Вклю­чив те­ле­ви­зор, на этой ярмар­ке втор­жив­сы­рья я уви­дел де­жур­ное ли­цо со­вет­ни­ка Пре­зи­ден­та Рос­сии. Из его рас­с­ка­за и ком­мен­та­ри­ев ве­ду­ще­го вы­яс­ни­лось, что наш офи­ци­аль­ный интер­п­ре­та­тор го­су­дар­с­т­вен­ной по­ли­ти­ки, ока­зы­ва­ет­ся, ба­лу­ет­ся са­фа­ри. Са­фа­ри нас­то­я­щее.

В Афри­ке, не в За­ви­до­во. Вы пом­ни­те, «в Афри­ке го­рил­лы, львы и кро­ко­ди­лы». Это — там. На­до ска­зать, по­яв­ле­ние офи­ци­аль­но­го Го­ло­са Пре­зи­ден­та на этой выс­тав­ке, да еще в амплуа актив­но­го чле­на Са­фа­ри-клу­ба выг­ля­де­ло нем­но­го ди­ко. На мес­те гла­вы Адми­нис­т­ра­ции Пре­зи­ден­та я бы обра­тил вни­ма­ние на час­тич­ное слу­жеб­ное не­со­от­вет­с­т­вие это­го, очень вы­со­ко пос­тав­лен­но­го чи­нов­ни­ка, за­ни­ма­е­мой дол­ж­нос­ти. Со­вет­ник Пре­зи­ден­та обя­зан утвер­ж­дать образ сво­е­го ше­фа, а не свой лич­но. На фо­не ци­ви­ли­зо­ван­но­го В.В. Пу­ти­на его со­вет­ник выг­ля­дит как-то зам­ше­ло. Пре­зи­дент Рос­сии на гор­ных лы­жах или в ки­мо­но, ко­неч­но, го­раз­до прив­ле­ка­тель­нее и де­мок­ра­тич­нее сво­е­го со­вет­ни­ка в нах­ло­бу­чен­ном проб­ко­вом шле­ме.

Фонд охра­ны ди­кой при­ро­ды (WWF) исчер­пал, или поч­ти исчер­пал нрав­с­т­вен­ные аргу­мен­ты в поль­зу сво­ей де­я­тель­нос­ти. С че­го он на­чи­нал? С акции по спа­се­нию бам­бу­ко­во­го мед­ве­дя. В то вре­мя ни­ко­му в го­ло­ву не при­хо­ди­ло прев­ра­щать про­вин­цию Сы­чу­ань в отде­ле­ние Са­фа­ри-клу­ба в обмен на спа­сен­ную пан­ду. Боль­шая пан­да зас­лу­жен­но ста­ла эмбле­мой Фон­да. Этот сим­вол, не­сом­нен­но, на­де­лен­ный мощ­ной ха­риз­мой, нес­коль­ко де­ся­ти­ле­тий по­мо­гал Фон­ду удер­жи­вать­ся на вы­со­ком уров­не. Но в пос­лед­ние го­ды Фонд, по­хо­же, пос­те­пен­но прев­ра­ща­ет­ся в биз­нес-пар­т­не­ра охот­ни­чьих клу­бов. Ре­а­ли­зуя так на­зы­ва­е­мую прог­рам­му устой­чи­во­го раз­ви­тия, в так на­зы­ва­е­мых эко­ре­ги­о­нах, Фонд под­би­ра­ет в них ви­ды жи­вот­ных, прив­ле­ка­тель­ные для сос­то­я­тель­ных инос­т­ран­ных охот­ни­ков. Че­рез свои про­ек­ты он спо­соб­с­т­ву­ет орга­ни­за­ции охот­ни­чьих ту­ров. Я не бе­русь су­дить, хо­ро­шо это или пло­хо, на­вер­ное, очень хо­ро­шо, если при­но­сит боль­шие день­ги, а раз­ви­тие ста­но­вит­ся все устой­чи­вее и устой­чи­вее. В кон­це кон­цов, лю­бой фонд для то­го и соз­да­ет­ся, что­бы день­ги за­ра­ба­ты­вать. Ра­зу­ме­ет­ся, Мос­ков­с­кий офис WWF име­ет к это­му лишь кос­вен­ное отно­ше­ние, как вы­нуж­ден­ный испол­ни­тель: по­ли­ти­ка та­ко­го уров­ня де­ла­ет­ся не в Мос­к­ве. Это, кста­ти, один из очень ярких при­ме­ров гло­ба­ли­за­ции, ког­да ми­ро­вую при­ро­до­ох­ран­ную по­ли­ти­ку опре­де­ля­ют сос­то­я­тель­ные эстет­с­т­ву­ю­щие убий­цы (или нек­ро­фи­лы, ко­му как боль­ше нра­вит­ся).

Под на­по­ром нек­ро­фи­лов по­те­ря­ли на­ко­нец не­вин­ность и на­ши зна­ме­ни­тые цен­т­ры: Центр «За­по­вед­ни­ки» и Центр охра­ны ди­кой при­ро­ды. В га­зе­те «За­по­вед­ные остро­ва» в но­ме­ре 12 (61) за де­кабрь 2002 г. на 6-ой стра­ни­це в руб­ри­ке «При­ро­да и мы» опуб­ли­ко­ва­на ста­тья «Спор­тив­ное и лю­би­тельс­кое ры­бо­лов­с­т­во на ООПТ». Ста­тью иллюс­т­ри­ру­ют две фо­тог­ра­фии. На одной сим­па­тич­ная де­вуш­ка с огром­ной щу­кой в ру­ках. На дру­гой все тот же му­жик реп­ро­дук­тив­но­го воз­рас­та с той же сла­дос­т­рас­т­ной улыб­кой. На ку­ка­не он дер­жит связ­ку огром­ных ры­бин (ка­жет­ся, су­да­ков). Автор ста­тьи Ма­рия Трав­ки­на из Цен­т­ра Охра­ны Ди­кой При­ро­ды. Ста­тья за­кан­чи­ва­ет­ся па­фос­ным обра­ще­ни­ем к при­ро­до­ох­ран­ной общес­т­вен­нос­ти. Это обра­ще­ние зас­лу­жи­ва­ет то­го, что­бы вос­п­ро­из­вес­ти его пол­нос­тью: «Хо­те­лось бы на­де­ять­ся, что ра­ци­о­наль­ный и про­фес­си­о­наль­ный под­ход к ре­ше­нию проб­ле­мы раз­ви­тия ре­гу­ли­ру­е­мо­го ту­риз­ма и отды­ха на ОПТ Рос­сии ра­но или поз­д­но возь­мет верх над су­е­вер­ным стра­хом рев­ни­те­лей при­ро­ды пе­ред биз­не­сом». Спе­шу успо­ко­ить авто­ра этих строк: «ра­ци­о­наль­ный и про­фес­си­о­наль­ный» уже взял верх. «Рев­ни­те­ли» мо­гут отды­хать. И все-та­ки хо­те­лось бы на­пом­нить «про­фес­си­о­на­лам», что пос­ле охра­ны при­ро­ды, глав­ная фун­к­ция на­ци­о­наль­ных пар­ков — при­об­ще­ние на­се­ле­ния к при­род­но­му нас­ле­дию сво­ей стра­ны, а, со­от­вет­с­т­вен­но, за­по­вед­ни­ков — эко­ло­ги­чес­кий мо­ни­то­ринг и орга­ни­за­ция на­уч­ных иссле­до­ва­ний. «Про­фес­си­о­на­лы» эле­мен­тар­но под­ме­ня­ют по­ня­тия: при­род­ное нас­ле­дие пу­та­ют с при­род­ны­ми ре­сур­са­ми. А о на­уч­ных иссле­до­ва­ни­ях в за­по­вед­ни­ках и го­во­рить не­че­го — по­дав­ля­ю­щее боль­шин­с­т­во из них так и не пош­ло даль­ше прес­ло­ву­тых ЗМУ. Все это слиш­ком уж явно отра­жа­ет на­ше дре­му­чее по­ло­же­ние в ми­ре — Япо­ния, нап­ри­мер, тор­гу­ет вы­со­ки­ми тех­но­ло­ги­я­ми, а мы — неф­тью и ле­сом.

* * *

В соз­на­нии абсо­лют­но­го боль­шин­с­т­ва граж­дан за­по­вед­ни­ки ассо­ци­и­ру­ют­ся с охот­ни­чьи­ми хо­зяй­с­т­ва­ми. Сов­сем све­жий при­мер. В на­ча­ле 2003 го­да один мой хо­ро­ший зна­ко­мый по­е­хал в один из за­по­вед­ни­ков для вы­пол­не­ния на­уч­ной ра­бо­ты. На мес­те, как он рас­с­ка­зы­вал, ему по­мо­га­ли «ЕГЕ­РЯ». Я да­же не стал его поп­рав­лять, по­ни­мая, что ему это прос­то не­ин­те­рес­но. А кто еще в за­по­вед­ни­ках, если не еге­ря? Это­му пар­ню все­го 35 лет, он зо­о­лог, кан­ди­дат на­ук, окон­чил Мос­ков­с­кий уни­вер­си­тет. Оче­вид­но, что уси­лия «про­фес­си­о­на­лов» бу­дут толь­ко спо­соб­с­т­во­вать неп­рив­ле­ка­тель­но­му имид­жу на­ших за­по­вед­ни­ков.

Ле­том 2003 г. я по­бы­вал в го­рах в одной из быв­ших Со­юз­ных Рес­пуб­лик. Оста­но­вил­ся на тер­ри­то­рии не­дав­не­го за­каз­ни­ка, пре­об­ра­зо­ван­но­го в на­ци­о­наль­ный парк. Основ­ная фун­к­ция «на­ци­о­наль­но­го пар­ка» — обслу­жи­ва­ние ва­лют­ных охот­ни­ков, при­ез­жа­ю­щих за тро­фе­я­ми: ро­га­ми ко­суль и ма­ра­лов.

Выг­ля­дит это так. Охот­ник, обыч­но джен­т­ль­мен стар­ше­го пен­си­он­но­го воз­рас­та, в соп­ро­вож­де­нии еге­ря под­ни­ма­ет­ся в го­ры к искус­с­т­вен­ным со­лон­цам. Егерь под­во­дит охот­ни­ка к зве­рю на рас­с­то­я­ние вер­но­го выс­т­ре­ла. Охот­ник стре­ля­ет, и с до­бы­чей оба спус­ка­ют­ся вниз. Вот, соб­с­т­вен­но, и вся ро­ман­ти­ка. Един­с­т­вен­ная цель та­кой охо­ты — до­быть тро­фей для еже­год­ной выс­тав­ки Са­фа­ри- клу­ба.

О­дин из нем­цев, убив­ший в авгус­те 2001 г. огром­но­го ма­ра­ла, прис­лал еге­рю вос­тор­жен­ное пись­мо, со­об­щив, что его тро­фей за­нял пер­вое мес­то в ми­ре и оце­нен аж в 80 пун­к­тов, что явля­ет­ся офи­ци­аль­ным дос­ти­же­ни­ем Меж­ду­на­род­но­го Са­фа­ри-клу­ба. Инто­на­ции пись­ма та­ко­вы, что мож­но по­ду­мать, буд­то не­мец вы­кор­мил это­го кра­сав­ца соб­с­т­вен­ной гру­дью.

О­хот­ни­ку этот тур обхо­дит­ся в 1300 долл. США. Здесь я не обсуж­даю, ку­да ухо­дит каж­дый из этих дол­ла­ров, одна­ко воп­рос да­ле­ко не праз­д­ный. Де­ло в том, что в пос­лед­ние го­ды «но­вые зе­ле­ны­е» мно­го го­во­рят о том, что ва­лют­ная охо­та соз­да­ет фи­нан­со­вую ба­зу для под­дер­жа­ния за­по­вед­ни­ков и на­ци­о­наль­ных пар­ков. В дан­ном, с поз­во­ле­ния ска­зать, на­ци­о­наль­ном пар­ке, я уви­дел пря­мо про­ти­во­по­лож­ное. Инфрас­т­рук­ту­ра пар­ка — ти­пич­ный обра­зец пос­т­со­вет­с­ко­го убо­жес­т­ва: на кор­до­не нет ра­ции, аншла­ги с гер­бом быв­шей …Со­вет­с­кой Со­ци­а­лис­ти­чес­кой Рес­пуб­ли­ки со­об­ща­ют, что это за­каз­ник, а не на­ци­о­наль­ный парк, исход­но жи­во­пис­ная до­ли­на, где раз­ме­ща­ет­ся кор­дон, пред­с­тав­ля­ет со­бой свал­ку ме­тал­ло­кон­с­т­рук­ций сре­ди раз­ва­лен­ных стро­е­ний от заб­ро­шен­ной с со­вет­с­ких вре­мен фер­мы. Всю­ду грязь, за­пус­те­ние и вож­де­лен­ное ожи­да­ние на­ча­ла ва­лют­ной охо­ты.

Од­но из тя­же­лей­ших пос­лед­с­т­вий ва­лют­ных охот — в их изби­ра­тель­нос­ти. Са­фа­ри — это со­вер­шен­ный ме­ха­низм отбо­ра, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го из по­пу­ля­ции изы­ма­ют­ся са­мые кра­си­вые и силь­ные про­из­во­ди­те­ли, остав­ляя на пле­мя ублюд­ков. Егерь, кста­ти, со­вер­шен­но искрен­не удив­ля­ет­ся: «Ди­чи ста­но­вит­ся все мень­ше и мень­ше».

Я бы наз­вал все это одним сло­вом — ма­разм. У эстет­с­т­ву­ю­щих убийц для охо­ты в на­ци­о­наль­ном пар­ке най­дет­ся, ко­неч­но, бо­лее бла­гоз­вуч­ное опре­де­ле­ние, что-то вро­де «эко­ло­ги­чес­ко­го ту­риз­ма», «ин­вес­ти­ций в охра­ну при­ро­ды», «ус­той­чи­во­го раз­ви­ти­я» и про­чей на­у­ко­об­раз­ной че­пу­хи.

На­зы­вая ве­щи сво­и­ми име­на­ми, са­фа­ри — это удар по на­ци­о­наль­ным инте­ре­сам эко­но­ми­чес­ки отста­лых, но сох­ра­нив­ших свое при­род­ное нас­ле­дие на­ро­дов.

Более подробно о вреде  любительской  ( спортивной ) охоты можно прочитать в книге ” Брось охоту-стань человеком” http://www.ecoethics.ru/old/b70/

15.01.2019   Рубрики: Нет - спортивной охоте!, Новости