К чему приводит управление заповедной природой в ручном режиме

В.Е. Борейко, Киевский эколого-культурный центр

К сожалению, определенное количество работников заповедного дела по-прежнему считают необходимым не только «подправлять», «улучшать», но  даже и «управлять» заповедной природой. Для этого используются различные регуляционные мероприятия – рубки леса, сенокошение, выпас,отстрел или отлов животных, «оптимизацию» гидрологического режима и т.п.

Как считает итальянский эколог Р. Гуарино (2013), – «Общий риск в менеджменте управляемых территорий заключается в том, что деньги инвестируются в защиту и сохранение того, что нам больше всего нравится, и это порой ведет вразрез с природной динамикой, например, с наступлением кустарников, которое могло бы повлиять на изобилие и частоту встречаемости некоторых видов, наиболее ценимых человеком, например, диких орхидей (Guarino, 2013).

Регуляционные мероприятия в заповедниках не имеют экологического и этического обоснования. Большая их часть перенесена в заповедное дело из практики природопользования — охотничьего, лесного или пастбищного хозяйства и ведет к «приручению» дикой природы.

Регуляционные мероприятия в заповедниках опасны своим редукционистским подходом, когда сложнейшая экологическая система упрощенно подменяется неким механизмом, в котором безболезненно можно заменить одну шестерню на другую. Заповедники превращаются в объект экспериментирования, где естественные спонтанные природные процессы и явления, ради поддержания которых и создается заповедник, подавляются.

С экологической точки зрения регуляционные мероприятия в заповедни­ках являются абсурдными, так как представляют собой охрану дикой природы от нее самой. Кабанов спасают от волков, деревья — от насекомых-«вредителей», сныть от крапивы. Сенокошение, рубка леса, отстрел хищников в заповедниках — это наведение человеческого порядка в природных экосистемах, который противоположен и противопоказан природным процессам и эволюции. Регуляционные меры в заповедниках напоминают гильотину как универсальное средство от перхоти и головной боли.

Проблема заключается еще и в том, что чаще всего менеджеры заповедников действуют исходя из линейной связи причины и следствия. Но в дикой природе гораздо сильнее нелинейные связи — обратные, а не прямые. Поэтому любое действие в заповедной экосистеме будет иметь косвенные и отсроченные последствия часто со  знаком «минус». Другими словами, отстрел волков совсем не означает, что станет больше оленей.

Проведение регуляционных мероприятий в заповедниках создает опасный прецедент для дальнейших «узаконенных» нарушений заповедного режима. Американский экофилософ Джек Тернер прав: «Если это вмешательство началось, оно никогда не заканчивается, оно развивается по спирали во все большее и большее человеческое вторжение, делая дикую природу все более оцениваемой, управляемой, регулируемой и контролируемой. То есть прирученной. Кусочек за кусочком, решение за решением, животное за животным, пожар за пожаром — мы уменьшили дикость нашей дикой природы» (Тернер, 2003).

Регуляционные мероприятия в заповедниках способствуют криминализации коллектива заповедника, повышению уровня коррупции в заповедном деле, провоцируют еще большее хозяйственное использование заповедника. «Важно учитывать, что регуляционные мероприятия нередко сопровождаются непредвиденным побочным эффектом, отрицательные последствия которого могут намного превзойти временную незначительную выгоду» (Насимович, 1979).

Регуляционные мероприятия в заповедниках-это «исправление» одних нарушений другими нарушениями, ремонт машины при помощи кувалды, латание «тришкина кафтана».Поэтому сенокошение, санитарные  рубки леса, рубки ухода, восстановительные рубки, уборка валежника, борьба с насекомыми — «вредителями», восстановление коренных типов леса, тушение пожаров, отстрел волков и других хищников, расчистка буреломов, ветровалов, горельников, любая биотехния, зимние подкормки, дифференцированное покровительство отдельным видам животных и растений, выпас домашних животных, борьба с гельминтозом копытных, регуляция численности копытных и других животных, оптимизация гидрологического режима, искусственные паводки, направленные палы, создание лесных полян, прудов, водопоев, зацелинивание, реаклиматизация, очистка водоемов и подобные регулирующие мероприятия должны быть строго запрещены в природных заповедниках (Борейко, 2010).

Учеными собрано уже нимало доказательств абсурдности и вредности управления заповедной природой в ручном режиме при помощи регуляционных мероприятий.

Рубки леса 

Во многих заповедниках(Воронежский, Крымский, Хоперский ,Медоборы и др.) под видом «восстановления коренных типов лесов» проводились  или проводятся  лесохозяйственные мероприятия. Однако их экологический итог оказался не то что нулевым,  а даже отрицательным.

«Эффекта же восстановления коренных типов в Воронежском заповеднике достигнуто не было», — заключает А.М. Краснитский (Краснитский, 1983). В Хоперском, где решили вырубить сухостой ради предотвращения дальнейшего усыхания насаждений, добились противоположного: как установила С.В. Никитина, проведенные рубки толькоспособствовали усилению интенсивности усыхания леса   (Краснитский 1983). В Крымском заповеднике при помощи рубок хотели восстановить коренные буковые леса, что также закончилось ничем , хотя еще в начале 20 века академик В.Н. Сукачев и его супруга Г.И. Поплавская предупреждали: «…без всякого вмешательства человека буковый лес и впредь будет устойчивый и сам сохранит свой вид и строй, как он сохранил его многие века» (Краснитский 1983).

В национальном парке «Беловежская пуща» рубки леса привели к снижению численности глухаря, а также сокращению мест обитания 46 видов чешуекрылых, причем один вид исчез (Горностаев, 1986,Черкас, 2009). После проведения санитарных рубок в Каневском заповеднике количество видов многоножек сократилось на 62 %.

При этом семь видов, исчезнувших после санитарных рубок, не появилось в заповеднике и через 20 лет (Чорний, 2014).

Сенокошение

В целях ручного управления целинной степью и консервации ее состояния, во многих степных заповедниках проводится сенокошение, и, как правило, тяжелой техникой и в период размножения диких животных ( в целях получения товарного сена).

Все это приводит к катострофическим последствиям для фаунистического биоразнообразия. Так, в Центрально-Черноземном заповеднике машинное сенокошение привело к снижению численности степной гадюки и прыткой ящерицы (Власов, Власова, 2000, Власова, Власов, 2000).

В филиале Карпатского заповедника Долине нарциссов проводят сенокошение и корчевание кустов ивы, что вызвало резкое сокращение численности птиц и некоторых насекомых (Соколов и др., 1997). Из-за систематического сенокошения на косимых участках степных заповедников Украины и России отмечено резкое уменьшение численности и видового разнообразия грызунов, птиц, пауков, жуков, клещей, почвенных микроорганизмов (Чувилина, 1985, Корольков, 1995, Штирц, 2000, Савченко, 2000, Назаренко, 2009, Полчанинова, 2012).

В заповеднике Аскания-Нова из-за сенокошения на ранее некосимом участке полностью исчезла редкая бабочка зегрис желтонизый (Медведев, 1959). Сенокошение явилось в этом заповеднике одним из главных факторов исчезновения степного  орла (Шуммер, 1928).

По мнению А.М. Краснитского (1983), сенокошение в степных заповедниках, как метод регуляции степи, является неэффективным. К таким же выводам пришел и Г.Н. Лысенко (2005).

Регулирование численности животных

Положительного экологического эффекта не цриносят в заповедниках регуляционные мероприятия, связанные с уничтожением хищников ради защиты других видов. Так, в Воронежском, Центрально-Черноземном,Боржомском, Хоперском заповеднике одно время полностью уничтожили волков. Их место и нишу в ценозах тут же заняли одичавшие собаки (Насимович, 1979, Краснитский, 1983, Кудактин, 1984).

В Кавказском заповеднике ради сохранения копытных волков не только отстреливали, но и ловили капканами, петлями, травили ядами ( Кудактин, 1994).Из-за преследования волка в Кавказском заповеднике массово размножились копытные, в связи с чем появилась реальная угроза подрыва зимней кормовой базы и деградации популяции копытных. Особенно эта тенденция появилась у оленей . Вес  рогов и быков с 3,75 кг снизился до 3,3 кг, ухудшились их трофейные качества. Снятие пресса хищников привело к негативным тенденциям в развитии популяции копытных. Так как воздействие волков на копытных было естественным эволюционным  актом ( Кудактин,1994).

Как считают С.А. Трепет и Т.Г. Ескина (2011), опыт регуляции численности волков в Кавказском заповеднике «подтверждает ее неэффективность, когда целью является ограничение лимитирующего влияния хищника на популяцию оленей”.

Излюбленное регулировочное мероприятие во многих заповедниках — отстрел якобы «лишних» копытных и других круп­ных животных.

Однако, человек не может и не должен включать и выклю­чать популяцию диких животных заповедника как кран. Это экологически неверно, этически безнравственно и практически неэффективно. Исследования, проведенные зоологами в различ­ных заповедниках России, показали бесполезность отстрела как метода регуляции численности. В Окском заповеднике в 1962 г. отстреляли 7% популяции лося, но уже через две недели его численность восстановилась за счет особей, пришедших из соседних с заповедником районов. В 1964 г. после регуляцион­ного отстрела численность лося в заповеднике не только не снизилась, а даже увеличилась на 9%. В Приокско-Террасном заповеднике изъяли 40% лосей — но даже такие масштабы изъятия не оказали существенного влияния на уровень их численности-место заповедных отстрелянных лосей заняли пришедшие животные из соседних с заповедником районов. Такой же эффект был получен и в Центрально-Черноземном заповеднике.

Отстрел пятнистых оленей в Хоперском заповеднике также не принес желаемых результатов. На место убитых животных пришли новые (Соколов и др., 1997).

В Черноморском заповеднике прибегли к отстрелу чайки-хохотуньи. Однако вскоре ее экологическую нишу заняли серая ворона и грач, приноящие не менее существенный урон ряду видов птиц (Краснитский, 1983).

Реаклиматизация животных

Реаклиматизация в заповедниках давно исчезнувших животных может нанести серьезный вред заповедным экосистемам. Примером может служить завоз в 1955 г. в Хоперский заповедник зубров. Они причинили большой ущерб редким нагорным дубравам (Насимович, 1979).

Биотехнические мероприятия

Развешивание искусственных гнездовий и другие биотехнические мероприятия нередко приводят к отрицательным результатам. В Центрально-Черноземном заповеднике в 1959 г. в большом количестве развешивали синичники и скворечники. Большинство домиков занималось полевым воробьем, который стал конкурировать с синицей, что нельзя считать положительным явлением (Краснитский, 1979).

В Черноморском заповеднике привлечение птиц при помощи искусственных домиков привело к тому, что в некоторых участках заповедника (Волыжин лес), значительно увеличилось количество скворца и воробья полевого. В результате птицы в массовом количестве стали склевывать степных насекомых, в том числе редких – дыбку и богомолов (Зелинская, 1984).

Солонцы  для копытных считаются важным объектом биотехнии. Так, в Кавказском заповеднике к концу 1960-х годов количество солонцов достигло 80 штук, а общая масса высыпаемой в них  соли – 15 тонн. Согласно современным данным, организация солонцов нецелесообразна и ничем не оправдана. Это дополнительный источник экологических нарушений, антропогенного беспокойства и загрязнения территории. «Каждый такой «солонец» – это локальный очаг дестабилизации в сложившемся сигнальном поле копытных и хищников, а их совокупность для популяции животных уже  серьезный негативный фактор» (Трепет, Локтионова, 2013).

Лесокультурная деятельность

Посадка деревьев в заповедниках нередко вызывает негативные экологические последствия.Так, основной причиной гибели клонов редких плаунов в Полесском заповеднике (род дифазиаструм) является механическая подготовка почвы под лесные культуры на месте вырубленного леса (Бумар, 1995).

Выпас

Выпас домашнего скота считается чуть-ли не экологически «полезным» мероприятием в заповедниках. Однако это не так. Выпас наносит значительный ущерб заповедной природе.

В Иссык-Кульском заповеднике в 1972 г. на юго-западном берегу озера, на участке в 50 га в течении 1,5 месяцев скотом было уничтожено 230 гнезд крякв, чирков, травников, чибисов и других птиц. В Аксу-Джабаглинском заповеднике при нагрузке 7 животных на 1 га растительность была выбита до почвы, были занесены сорные растения, резко уменьшилось количество косуль и архаров. В некоторых местах Кавказского заповедника туры, часто тревожимые пастухами, совсем оставили альпийскую зону. Из-за выпаса в 1940-х годах количественно и качественно обеднел состав диких  копытных в Кавказском заповеднике на высокогорных пастбищах. Во флоре заповедника «Михайловская целина» до установления заповедного режима, когда был интенсивный выпас, насчитывалось около 190 видов, а после заповедания, в начале 1970-х годов – 525 видов (Нухимовская, Бибикова, 1983).

С выпасом в заповедниках нередко связаны браконьерство, преследование диких животных пастушескими собаками, распространение интродуцентов (Нухимовская, Бибикова, 1983).

В Башкирском заповеднике заражение  марала от домашнего скота гельминтами происходило на солонцах. В Кавказском заповеднике серны заражались  болезнями, заносимыми на пастбища домашним скотом (вертячка, ящур, сибирская язва, железница и др.) (Нухимовская,Бибикова, 1983).

В 1954-1963 гг. в Окском заповеднике  скотом было растоптано на лугах  30 % гнезд куликов, 6% гнезд водоплавающих птиц  в лесу и 9% гнезд водоплавающих птиц на лугах (Владышевский, 1975).

 

Литература

  1. Борейко В.Е., 2010, Заповедники, заповедность и живородящий хаос, К., КЭКЦ, 48 стр.
  2. Бумар Г.Й., 1995, Популяційні дослідження рідкісних видів рослин у Поліському  природному заповіднику, Заповідна справа в Україні, № 1, стр. 6-11.
  3. Владышевский  Д.В., 1975, Птицы в антропогенном ландшафте, Наука, Новосибирск, 197 стр.
  4. Власов А.А., Власова О.П., 2000, Состояние популяции степной гадюки (vipera ursini) в Центральном Черноземье, В кн. Степи Северной Евразии: Материалы II Международного симпозиума, Оренбург.
  5. Власова О.П., Власов А.А., 2000, Размножение прыткой ящерицы (Lacerta agilis) в условиях заповедной луговой степи, В кн. Степи Северной Евразии: Материалы II Международного симпозиума, Оренбург.
  6. Горностаев Г.Н., 1986, Проблемы охраны  исчезающих насекомых, В кн. Итоги науки и техники, Энтомология, в. 6, М., ВИНИТИ, стр. 116-204.
  7. Зелинская Л.М., 1984, Влияние некоторых антропогенних факторов на энтомофауну Черноморского заповедника, В кн. Проблемы охраны генофонда и управление экосистемами в заповедниках степной и пустынной зон, М., АН СССР, стр. 117-122.
  8. Корольков А.К,, 1995, Влияние заповедных режимов луговой степи на фауну и население гнездящихся птиц, В кн. Вопросы сохранения разнообразия природы степных и лесостепных районов, М., стр. 201-202.
  9. Краснитский А.М., 1983, Проблемы заповедного дела, М., Лесная промышленность, 191 стр.
  10. Кудактин А.Н., 1994, Волк в заповедниках Кавказа, Труды Кавказского гос. заповедника, № 4, стр. 202-214.
  11.  Лысенко Г.Н., 2005, В каком режиме сохранится луговая степь «Михайловская целина»?, Степной бюллетень, № 18.
  12.  Медведев С.И., 1959, Основные черты изменения энтомофауны Украины в связи с формированием культурного ландшафта, Зоологический журнал, в. 1, стр. 54-68.
  13.  Назаренко В.Ю.. 2009, Жукі-довгоносики відділення Українського степового природного заповідника «Михайлівська цілина»  та прилеглих територій, Вестник зоологии, № 22, стр. 36-50.
  14. Насимович А.А., 1979, Основные подходы к управлению экосистемами в заповедниках, В кн. Опыт и задачи заповедников СССР, М., Наука, стр. 113-123.
  15. Нухимовская Ю.Д., Бибикова Л.А., 1983, Пастьба скота и ее влияние на некоторые компоненты природных комплексов заповедников, В кн. Паразитологические исследования в заповедниках, М., Сборник научных трудов ЦНИЛ Главохоты РСФСР, стр. 97-106.
  16.  Полчанинова Н.Ю., 2012, Изменение степных аранеокомплексов под воздействием режимных мероприятий в заповедниках Украины и России, В кн. Режимы степных особо охраняемых природных территорий, Курск, стр. 156-159.
  17.  Савченко Л.А., 2000, Биологическая активность чернозема типичного: методы, результаты и перспективы исследований, В кн. Ботанические, почвенные и ландшафтные исследования в заповедниках Центрального Черноземья, Труды Ассоциации особо охраняемых природных территорий Центрального Черноземья России, в. 1, Тула, стр. 191-197.
  18.  Соколов В.Е., Филонов К.П., Нухимовская Ю.Д., Шадрина Г.Д., 1997, Экология заповедных территорий, М., Янус-К.
  19.  Тернер Дж., 2003, Дикость и дикая природа, К., КЭКЦ, 72 стр.
  20.  Трепет С.А., Ескина Т.Г., 2011, Влияние средовых факторов на динамику численности и пространственную структуру популяции благородного оленя (cervus elaphus maral) в Кавказском заповеднике, Зоологический журнал, т. 90, № 6, стр. 1-13.
  21.  Трепет С.А., Локтионова О.А., 2013, Искусственные и естественные зверовые солонцы в Кавказском заповеднике, Труды Кавказского гос. заповедника, № 23, стр. 26-33.
  22. Черкас Н.Д., 2009, Современное состояние, многолетняя динамика и факторы, определяющие численность тетеревиных птиц (Tetrаonidae) на территории Беловежской пущи, Автореферат канд. дисс., Минск, 25 стр.
  23. Чорний М.Г., 2014, Вплив санітарних рубок на видове різноманіття багатоніжок Diplopoda на фоні сукцесій- них процесів в екосистемах грабового лісу Канівського природного заповідника, Гуманитарний экологический журнал, в. 4, стр. 8-15.
  24. Чувилина Н.Б., 1985, Влияние разных режимов охраны луговой  степи на видовой состав и численность мелких млекопитающих, В кн. Современные проблемы заповедного дела, Курск, стр. 70-71.
  25. Штірц А.Д., 2000, Структура та динаміка населення панцирних кліщів (Acariformes, Oribatei) заповідних степів південного сходу України, Автореферат дисертації, Дніпропетровськ.
  26. Шуммер А., 1928, Облік гнізд степового орла (Aguila nipalensis orientalis Cab) на терені Першого Українського степового заповідника «Чаплі» (к. «Асканія-Нова»), Вісті Державного степового заповідника «Чаплі» («Асканія-Нова»), v. III, стр.47-67.
  27. Guariano R.,  2013, Absolute zapovednost аs in ethical model ,Bulletin of the European grassland group, №21, pp. 33-35.

17.06.2015   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости