История заповедности в Украине. В.Е.Борейко, Киевский эколого-культурный центр

Родоначальником  идеи абсолютной заповедности является немецкий пионер охраны природы Гуго Конвенц, создавший  в первые годы 20-го столетия в Германии первые в мире резерваты, имеющие абсолютно заповедный   режим, а также издавший по этой теме книгу.  Первый такой  резерват был создан им в 1907 г. (7).  В 1908 г.  идею абсолютной заповедности  поддержал  и развил российский профессор Г.А.Кожевников. Позже   идея  абсолютной заповедности была поддержана американскими и норвежскими экофилософами  как благородная и справедливая идея защиты прав  дикой природы , ее свободы и внутренней ценности (1).

В Украине впервые к идее абсолютной заповедности подошла классик украинской литературы Леся Украинка, кторая  в 1911 г. написала драму –феерию «Лісова пісня» ) «Лесная песня»). Как она позже призналась, это произведение ей было написано на честь дикой природы – древних «волинських лісів».

Поэму Леси Украинки «Лесная песня » можно интерпретировать как отстаивание идеи абсолютной заповедности в поэтической форме, на основе принципа «не руш! не ріж! не убивай!»
«Не руш!» означает — ничего не тронь в дикой природе, далее конкретно — не режь травы (то есть, не коси сено), не губи деревья, не убивай зверей, птиц, рыб,насекомых.

Леся Украинки была уверена, что только таким образом — при помощи строгого заповедания – не руш! не ріж! не убивай! – можно спасти от гибели чудом уцелевшие участки дикой природы (1).

Деятели охраны природы Украины начала  20 века- В.Г.Аверин, А.А.Яната, В.И.Талиев, А.А.Браунер,  В.В.Станчинский, Н. В.Шарлемань  и др.  активно поддерживали идею абсолютной заповедности и воплотили ее в первых украинских заповедниках. Первый заповедник на территории современной Укарины был создан Крымским краевым правительством  10 марта 1919 г. Повторно, уже в советское время,  в 1923 г., «в целях сохранения в возможно неприкосновенном виде и в целях научного изучения крымского горного леса с населяющими его животными и растениями, особенно крымского оленя, в горах Крыма был учрежден Крымский государственный заповедник. Под абсолютный заповедник отведен участок леса площадью 5500 десятин (десятина равна 1,09 га), а также около 9500 десятин под охранный район заповедника. Было установлено, что в пределах абсолютного заповедника безусловно воспрещается всякая рубка леса, охота, рыбная ловля, разорение гнезд, собирание яиц, какой-либо уход за лесом и все виды побочного пользования: кошение сена, пастьба скота, сбор валежника, сухостоя, ягод, плодов, грибов, трав, цветов, листьев, разведение костров, выпугивание животных, ломка камня и вообще всякие деяния, нарушающие естественный рельеф поверхности, кроме случаев, вызываемых интересами заповедника, предусмотренных в особой инструкции по управлению заповедником» (2).

19 мая 1927 г. СНК УССР утвердило положение о заповеднике «Аскания-Нова». Общая площадь заповедника составляла 42 тысячи 744 га, из которых 32 тысячи га целины навсегда объявлялись нераспаханными, 6600 га назывались абсолютно заповедными (3).

Состоявшийся в 1929 г. в Москве Первый Всероссийский съезд по охране природы, где присутствовало много делегатов из Украины, поддержал требования большинства выступающих по еще большему ужесточению режима заповедников, высказался против развития в заповедниках туризма и проведения регуляционных мер (4). На этом же съезде делегат от Украины В.В. Станчинский вводит понятие эталонности заповедников,тесно связанное с  понятием абсолютной заповедности :

«Изучение природных условий, как естественной производительной силы, в настоящее время может считаться научно-поставленным только при условии комплексного исследования.всех ее сторон в их динамике и противоречиях.

Комплексное исследование может быть только стационарным; оно может быть осуществлено только в особых научно-исследовательских институтах, специально оборудованных.для таких исследований и расположенных в типичных местностях. Для понимания тех изменений в природных факторах, которые производятся человеком, необходима наличность достаточного числа, достаточной величины участков нетронутой рукой человека природы; как эталонов для сравнения”.

Съезд поддержал идею заповедников – эталонов (4).

В начале января 1930 г., вместе с директором Аскани-Нова Ф. Бегой, Станчинский шлет письмо  руководителям УССР-Косиору, Петровскому и Чубарю с приложеннем на 113 страницах, где излагает перспективный план развития заповедника, обосновывая необходимость проведения экологических исследований, доказывая усиление охраны заповедной степи: “В этих условиях целинная степь Аскании, с обширным абсолютно-заповедным участком внутри ее становится безмерной мировой ценностью. Являясь эталоном естественных процессов, необходимым для сравнения с процессами, происходящими в природе под влиянием человека, абсолютно заповедный участок требует к себе исключительного бережного отношения” ( 5).

Идеи неприкосновенности заповедников и заповедников-эталонов поддержал и Четвертый Всесоюзный съезд зоологов, анатомов и гистологов, проходивший в Киеве в мае 1930 г. (6).

“В последнее время под все усиливающимся натиском хозяйственных организаций заповедникам СССР угрожает опасность. В одних заповедниках сокращается площадь, разрешается то или иное хозяйственное использование, другие заповедники утрачивают свое самостоятельное значение благодаря присоединению к производственным учреждениям. Съезд убежден, что совершенно ошибочным является мнение некоторых хозяйственных кругов, что в период интенсивного строительства и всестороннего использования естественных богатств, охрана природы не является актуальным и государственным делом (…) Съезд считает, что площадь заповедников, существующих ныне, не только не может быть сокращена, но наоборот, должна быть увеличена. Поэтому съезд просит Правительство СССР и союзных республик: а) подтвердить необходимость дальнейшего существования государственных заповедников и памятников природы местного значения в нетронутом виде. “(6).

В октябре 1930 г. один из организаторов украинских заповедников, профессор А.А. Яната разработал «Положение о государственных заповедниках Наркомзема и направлении научно-исследовательской и экспериментальной работы в них». В частности в нем говорилось:

“VДля виконання поставлених перед заповiдниками завдань, заповiдники можуть мати в своєму складi:

а) абсолютно заповiдну теритоpiю (aбcoлютний заповiдник), на терені якого може провадитися лише наукова та культосвiтня робота, i нiяке господарче використання її не дозволяється як особливо цiннoї з наукового боку” (8).

Однако в начале тридцатых годов идея абсолютной заподвености была подвергнута большевиками критике  по идеологическим мотивам  и репрессирована.

В своей статье «К итогам работы 1 Всесоюзного съезда по охране и развитию природных богатств СССР»  один из членов  большевистского правительства В.Н. Макаров с удовлетворением  написал  что съезд «решительно осудил принцип полного невмешательства человека в природу заповедников, как принцип реакционный и противоречащий диалектическому взгляду на природу, ее законы и на место человека в природе» (9).

Затем репрессии коснулись самих носителей идеи абсолютной заповедности. По нашим подсчетам в 1930-х  годах в советской Украине  был репрессирован каждый третий деятель охраны природы и заповедного дела. В частности, был репрессирован один из главных организаторов украинских заповедников и поборников идеи абсолютной заповедности А.А. Яната (погиб в Гулаге), научный руководитель заповедника Аскания-Нова, блестящий эколог В.В. Станчинский (погиб в Гулаге) (в частности, В.В. Станчинский на допросе в ОГПУ признался, что работая в заповеднике «Аскания-Нова» он вредил тем, что добился ограждения 5,400 га заповедной степи проволочной сеткой на бетонных столбах и занимался изучением  природы степи без увязи с конкретными проблемами хозяйства) (2), работники заповедника Аскания-Нова А.П. Гунали, С.И. Медведев, Б.К. Фортунатов (всего 23 работника заповедника), работник Приморских заповедников А.А. Шуммер, директор Каневского заповедника А.З. Носов (10). Был также репрессирован и погиб в Гулаге видный российский природоохранник Ф.Р. Шиллингер, нимало сделавший для развития заповедного дела в Крыму (10). А те деятели заповедного дела, которые оставались на воле – В.Г. Аверин, Н.В. Шарлемань – подвергались активной идеологической травле (10).

Однако идея абсолютной заповедности не умерла в Украине.  В 1970-х годах ее возродили харьковские энтомологи.У истоков Харьковской школы поборников идеи абсолютной заповедности стоит профессор С.И. Медведев.

1 сентября 1947 г. в Харьковском государственном университете была открыта вторая в СССР (после Москвы) кафедра энтомологии. Возглавил ее доктор биологических наук Сергей Иванович Медведев, известный природоохранник, деятель заповедного дела, эколог, энтомолог, ученик классиков заповедного дела – профессоров А.П. Семенова-Тян-Шанского и В.В. Станчинского. В 1924-1933 г., работая в заповеднике Аскания-Нова под руководством В.В. Станчинского, С.И. Медведев проникся классическими принципами заповедного дела. К сожалению, в 1934 г., вместе с В.В. Станчинским и другими асканийскими экологами, он был репрессирован (10). Возглавив кафедру в Харьковском университете, он продолжил работу, начатую в юности – изучение насекомых в степных заповедниках. Как энтомолог, он не мог пройти мимо практикующегося в степных заповедниках метода регуляции – сенокошения. В своей большой статье, опубликованной в 1959 г. – «Основные черты изменения энтомофауны Украины в связи с формированием культурного ландшафта» он один из первых описал негативное влияние сенокошения на энтомофауну (16). В частности, он доказал факт исчезновения в заповеднике Аскания-Нова из-за сенокошения белянки (Zegriseupheme), которая сейчас внесена в Красную книгу Украины (11).

Дело учителя продолжили его ученики – известные харьковские энтомологи Александр Всеволодович Захаренко (доктор биологических наук, проректор по науке и профессор кафедры зоологии и энтомологии Харьковского национального аграрного университета, председатель Харьковского энтомологического общества), Виктор Никитович Грамма (кандидат биологических наук, доцент кафедры зоологии и энтомологии Харьковского национального аграрного университета), и Борис Михайлович Янушенко (35 лет возглавлявший отдел биологии Харьковского Дома пионеров), а также энтомологи А.Й. Ковалик, И.П. Леженина, М.А. Филатов  и др.

В 1970-1985 гг. ими были организованы десятки экспедиций в степные заповедники Украины и России – Луганский, Асканию-Нову, Украинский степной, Центрально-Черноземный (только в последний было организовано 24 экспедиции) (12). Многочисленные исследования сформировали четкую позицию харьковских энтомологов, группировавшихся вокруг Харьковского энтомологического общества: «антропогенные факторы – сенокошение и выжигание степной заповедной растительности резко уменьшает биоразнообразие степной биоты» и поэтому «основным принципом сохранения биоразнообразия степной биоты должен стать принцип полного невмешательства в заповедные экосистемы» (12). В этом харьковские энтомологи активно поддержали одного из классиков заповедности, директора Центрально-Черноземного заповедника А.М. Краснитского, с которым были близко знакомы.

По мнению В.Н. Граммы, А.В. Захаренко и  В.М. Якушенко «абсолютная заповедность является наиболее близкой к естественному состоянию природы и наиболее благоприятна для сохранения биоценоза. К сожалению, в ряде заповедников существуют участки с различным режимом и абсолютно заповеданы относительно небольшие участки, имеющие к тому же однообразный рельеф (как правило, участки плато). Для сохранения видового разнообразия насекомых и других обитателей степных заповедников необходимо увеличить площадь абсолютно заповедных участков и охватить режимом абсолютной заповедности все варианты рельефа» (13).

Харьковские защитники заповедности остро критиковали проводящуюся в степных заповедниках такую регуляционную деятельность как сенокошение: «Вымиранию насекомыхвстепных заповедников способствует и хозяйственная деятельность в пределах заповедной территории. Так, периодическое сенокошение, проводимое во многих заповедниках под предлогом необходимости сохранения флористического и фаунистического разнообразия степных экocистем, ведет к прямо противоположным результатам. При сенокошении погибают развивающиеся в стеблях, соцветиях или семенах растений жуки родов Аgrilus, Agapanthia, Cylindromorphus, Phalacrus,Olibrus,Nordellistena, Anaspis, Oedemera, Lasioderma, Phytoecia, Lixus, Larinus, Lachnaeus, Mononychus, Ceuthorrhynchus, Sibinia, Miarus, Cionus, Apion кузнечики рода Tettigonia, клоп Picromerusbidens, чешуекрылые Zegrisseupheme, Euchloecardamines, пчелиные родов Megachile, Osmia, Hoplitis, Prosopis Anthidium, Paranthidiellum, Caratina, осыTripoxylon, Pison, Ancistocerus, Euodynerua, Symmrphus, гнездящиеся на земле шмели Воmbusmus corum, в. silvarum, в. Agrorum и многие другие» (14).

Харьковские энтомологи считали бесполезным занятием разработку методов управления степными экосистемами и предлагали, как начальную меру, добавить в степных заповедниках до 50 % территории под режим абсолютной заповедности (15).

В 1992 г. в Украине был принят Закон “О природно-заповедном фонде Украины”, которым природным заповедникам и заповедным зонам гарантировался строгий заповедный режим.

В 2010-2015 г. идея абсолютной заповедности  и созданную на ее базе концепцию заповедности активно поддерживают многие общественные экологические организации Украины-Киевский эколого-культурный центр, Крымская республиканская ассоциация “Экология и мир”, Всеукраинская экологическая лига, Дружина охраны природы “Зубр”, Экоправо-Киев и др., которые проводят по этой теме  круглые столы и семинары, издают книги и буклеты.

Литература

 

1. В.Е.Борейко, 2015, Последние островки свободы. история украинских заповедников и заповдености ( пассивной охраны природы),10 век-2015 г,К., КЭКЦ, 240 стр.

2   Декрет СНК РСФСР от 30 июля 1923 г. «О Крымском государственном заповеднике и лесной биологической станции, 1923, СУ РСФСР, № 71, стр. 689.

3.Вісті Державнго Степового заповідника  ” Чаплі”,1928, т.5,стр. 199.

4.  Труды 1-го Всероссийского съезда по охране природы, 1930, М.

5. ЦГАВО Украины, ф.1, оп.6, д. 437, л.20.

  1. Труды IV Всесоюзного съезда зоологов, анатомов и гистологов в Киеве, 6-12 мая 1930 г., 1931, Киев-Харьков, стр. 18.

7.Парнікоза І., 2015, Гуго Конвенц –піонер охорони природи Європи, www.h.ua/story/419004/

  1. Чорна Л.О., 2005, Природоохоронна та наукова діяльність Канівського заповідника у 20-30 рр. XXст., Заповідна справа в Україні, в. 1, стр. 64-74.
  2. Макаров В.Н., 1933, К итогам работы 1 Всесоюзного съезда по охране и развитии природных богатств СССР, Природа и социалистическое хозяйство, т. VI, стр. 5-6.
  3. Борейко В.Е., 2001, Словарь деятелей охраны природы, К., КЭКЦ, 524 стр.
  4. Медведев С.И., Солодовникова В.С., Грамма В.Н., 1977, Некоторые особенности охраны насекомых, Вестник зоологии, № 1, стр. 3-6.
  5. Вовк Д.В., Грама В.М., Леженіна І.П., Філатов М.О., 2004 (2005). Він не терпів офіціозу і суєти: Короткий нарис творчої діяльності доктора біологічних наук Олександра Всеволодовича Захаренка, Известия Харьковского энтомологического общества, в. 1-2, стр. 11-23.
  6. Грамма В.Н., Захаренко А.В., Якушенко В.М., 1985, Некоторые теоретические аспекты охраны насекомых степных заповедников, В кн.. Теоретические основы заповедного дела, Л., стр. 59-60.
  7. Грамма В.Н., Захаренко А.В., 1990, Некоторые проблемы охраны насекомых в степных заповедниках европейской части СССР. В кн. Заповедники СССР – их настоящее и будущее, ч. 3, Новгород, стр. 45-46.
  8. Захаренко А.В., Грамма В.Н., 1985, К вопросу об управлении экосистемами степи, В кн. Современное состояние и перспектива развития заповедного дела, Курск, стр. 33-35.
  9. Медведев С.И., 1959, Зоологический журнал, Основные черты изменения энтомофауны Украины в связи с формированием культурного ландшафта, Зоологический журнал, в. 1, стр. 54-68.

 

18.08.2015   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости