Идея абсолютной заповедности в трудах американских экофилософов В.Борейко, КЭКЦ

Второй страной, после России, где была самостоятельно и независимо от России
выдвинута идея абсолютной заповедности, стали Соединенные Штаты Америки.
Причем, если в России (СССР) идея абсолютной заповедности была
сформулирована и разработана учеными-экологами, то в США первенство
принадлежит американским экофилософам. Они первыми обратили внимание на
такие важнейшие ценности дикой природы как свобода, воля, дикость и
автономия, без которых дикая природа превращается в природу <прирученную>,
управляемую.

Уважение к правам дикой природы на свободу и дикость восходит еще к отцу
американской экофилософии Генри Торо и основателю американского заповедного
дела, писателю и экофилософу Джону Мюиру (3).

Идея защиты свободы как важнейшей ценности дикой природы практически
одновременно родилась в двух далеко расположенных друг от друга странах -
России и США. В первое десятилетие 20 века российский пионер охраны природы,
профессор-зоолог А.П. Семенов-Тян-Шанский (сын известного российского
путешественника) заявил, что <свобода необходима для дикой природы также,
как
она необходима для людей> (2). Вместе со своим другом, другим выдающимся
российским пионером охраны природы, профессором -зоологом – Г.А.
Кожевниковым он говорил, что таким местом, обеспечивающим свободу для
уцелевших участков дикой природы и должна стать новая форма территориальной
охраны природы – заповедник.

Понятие <дикая природа> самым тесным образом связано со свободой и
независимостью. По одному из определений <дикая природа> – это
саморегулирующаяся, саморазвивающаяся, независимая среда обитания диких
животных и растений. Это место, оставшееся в значительной мере не
управляемым и не измененным людьми, находящееся в своевольном,
самоопределяющем, самоупорядоченном, неконтролируемом состоянии.

Дикая природа существует сама по себе и сама для себя.

Понятие <дикая природ> исходит от древне-кельтского выражения, которое
означает <независимые, самостоятельные земли>. Они не могут быть ни
прирученными, ни очищенными как в химчистке ковров ни дрессированными как в
колонизации.

Дикая природа по определению должна быть дика и свободна. Это ее главная
физическая характеристика. Само понятие <дикая>, как писал Генри Снайдер,
несет в себе подтекст беспорядка и нарушения законов (14). Ибо всякий
порядок лишает права на свободу. Дикая природа – это земля с собственной
волей.

Без свободы – дикой природы не может быть по определению. Свобода дикой
природы – это существование природы в своем естественном состоянии,
неодомашненном, некультивируемом, нецивилизованном, непослушном, грубом,
бурном, буйном, диком, беззаконном, яростно тревожном. Свобода дикой природы
неразрывно связана с дикостью. Под дикостью понимается процесс и сущность
природы, качество видов, индивидов живых существ, экосистем, определяющее
степень независимости от человеческого контроля, исторически или в настоящее
время.

Подводя итог сказанному, можно заключить, что свобода дикой природы – это:

1. Отсутствие внешнего принуждения, контроля и ограничений, накладываемых
человеком на дикую природу.

2. Возможность дикой природы действовать в соответствии со своей собственной
волей, без каких-либо ограничений, установленных человеком.

3. Способность дикой природы действовать в соответствии со своими интересами
и целями, свобода выбора, возможность поступать как хочется.

4. Защита ее от тирании человека.

5. Возможность дикой природы пользоваться своими правами.

6. Спонтанная активность дикой природы – это активная творческая работа,

свободная деятельность дикой природы, в ее определение входит буквальное

значение латинского слова – сам собой, по собственному желанию
(11).

Потеря свободы уменьшает, ограничивает способность природы к созиданию.

Так же как российские пионеры охраны природы, американские экофилософы
настаивали на невмешательстве в дикую природу, требовали полной
неприкосновенности заповедных участков природы, которые они воспринимали как
священные места. Известный современный экофилософ, писатель и поэт Гарри
Снайдер в своем эссе <Хорошее, дикое, священное> приводит синтоистскую
заповедь о сохранении священных уголков дикой природы: <Никогда не режьте
ничего, никогда не возводите ничего, не утверждайте, никогда не выясняйте
ничего в святых природных местах, добираясь до научной истины, и не
разбирайте, не деформируйте ничего по той же причине. Не охотитесь, не
ловите рыбу, не прореживайте лес, не поджигайте и не тушите горящее> (7).

В качестве примера для подражания культуролог и экофилософ Дж. Вест приводит
заповедный режим неприкасаемых священных рощ – заповедных участков древних
индо-европейских народов: <Такие священные природные места были дикой
природой в самом глубоком смысле, они были наполнены волевой силой -
волевыми, полными воли, не поддающимися контролю – и с духом> (8).

Дж. Вест пишет, что дикая природа почиталась у многих древних языческих
народов, в частности, кельтов. Они рассматривали дикую природу <как
священное пространство, свободное от изменений со стороны людей> (:).

Священная роща продолжала свое существование в диком – своевольном и
неконтролируемом – состоянии, и таким образом проявляет себя воля земли, ее
дух> (12).

Древние народы рассматривали дикую природу как <землю с собственной волей>
или <место с собственной волей> с ударением своего собственного внутреннего
волеизъявления. Дикое животное является <животным с собственной волей> -
неодомашненным животным – подобным образом дикая земля является <землей с
собственной волей>. Индоевропейское поклонение природе свидетельствует о
традиции священных мест – дикая природа в глубочайшем смысле, наделенная
силой воли и духом.

Действительно, большинство священных рощ являлись неукрощенными, свободными
от искусственной модификации и манипуляции, они были местами, где дикая
природа проявляла свободную волю.

Как правило, одними из противников идеи абсолютной заповедности являются
различные биологи – регуляторы (некоторые охотоведы, зоологи, ботаники,
лесоводы) перенесшие в заповедное дело из практики природопользования -
охотничьего, лесного или пастбищного хозяйства регуляционные мероприятия.
Современный американский экофилософ Джек Тернер пишет по этому поводу: <
Если это вмешательство началось, оно никогда не заканчивается, оно
развивается по спирали во все большее и большее человеческое вторжение,
делая дикую природу все более оцениваемой, управляемой, регулируемой и
контролируемой. То есть прирученной. Кусочек за кусочком, решение за
решением, животное за животным, пожар за пожаром – мы уменьшили дикость
нашей дикой природы (1).

Тернер продолжает: <Мы не можем сохранять дикую природу как сохраняют
клубнику – собранную и закрытую в банки. Сохранять дикую природу – означает
сохранять ее автономию и свободу> (1).

Вслед за Г.А. Кожевниковым Дж. Тернер повторяет всю ту же ставшей
классической формулу абсолютной заповедности: – <Почему бы не выделять
обширные области дикой природы, где мы ограничиваем все формы человеческого
вмешательства: никаких природоохранных стратегий, никакой спроектированной
области дикой природы, никаких дорог, никаких троп, никакого спутникового
наблюдения, никаких полетов на вертолетах, никаких новейших радио
передатчиков, никаких фотографий, данных глобальной системы навигации,
никаких баз данных, наполненных сведениями о местоположении каждой грани
вершины горы, никаких путеводителей, никаких топографических карт. Пусть
любая среда обитания, которую мы можем сохранить, как можно больше вернемся
к собственному порядку. Пусть область дикой природы снова станет белым
пятном на наших картах (1).

В своей книге <Дикость и дикая природа> Дж. Тернер поддерживает концепцию
абсолютной заповедности, основанную не на контроле над дикой природой, а на
защите ее свободы, естественности, хаоса и путаницы.

Дикость, автономия, свобода являются главными ценностями дикой природы,
считает другой современный американский экофилософ Холмс Ролстон III: -<Нам
нравится природное смешение последовательности и свободы; где слово <дикий>
созвучно слову <свободный>, где свободной может быть дикая река или ястреб в
небе (:) Дикая природа имеет автономию, которой нет в искусстве. И мы должны
предоставить ей возможность следовать своим путем, оставив ее в покое..>
(4).

Экофилософ предлагает принять <Декларацию свободы для сохранившейся дикой
природы> (что-то наподобие воззвания об освобождении черных рабов,
подписанное Президентом США А. Линкольном в 1863 г.).

Одной из главных ценностей дикой природы Холмс Ролстон III считает ценности
стабильности и спонтанности (4).

<Ценности, присущие дикой природе в силу логического и эмпирического
противоречия, не могут быть улучшены сознательным человеческим управлением,
потому что управление – это понятие, несовместимое с дикой природой> (:)
Дикая природа – это то, что развивается самостоятельно и не нуждается в
подсказке со стороны (5).

В своей статье об Йеллоустоунском национальном парке – <Биология и философия
в Йеллоустоне> он обсуждает проблему вынужденного человеческого
вмешательства в заповедные экосистемы. По его мнению <Восстановление волков
как хищников будет более естественным, чем истребление лосей снайпером> (6).

По мнению Дейва Формэна, – известного современного американского эколога,
экофилософа, деятеля заповедного дела и организатора радикальной организации
<Земля прежде всего!>, дикая природа – это земля с собственной волей.
Поэтому человек не имеет права навязывать ей свою волю (2).

Американский экофилософ Т. Бирч, анализируя современную практику менеджмента
в американских национальных парках и других охраняемых природных территориях
США, где по идее, дикой природе (Иному) должна быть предоставлена свобода
для самоопределения, с горечью отмечает: – <Дела обстоят таким образом, что
самоопределение природе не разрешено даже в легально установленных
резервациях дикой природы. Вместо этого дикая природа ограничена
официальными дикими резервациями (:).

Я полагаю, что заповедники дикой природы являются для нее тюрьмами (:)

Резервации дикой природы – это не места, где природе разрешено быть вне
контроля, даже если там разрешено отклоненное поведение до некоторой
степени, так же как это разрешено в системе уголовных заведений для людей.
Резервации дикой природы не являются теми местами свободы, где “анархия”
разрешена, где природа фактически свободна. Совсем не так. Закон суров.
Поскольку резервации дикой природы созданы законом, они могут быть также
отменены законом. Угроза отмены сохраняется всегда. Так как и определенный
заключенный, скажем древесный гриб, может быть заключен в резервацию дикой
природы законом, он может так же быть истреблен этим же законом, даже внутри
резервации> (9).

Под этими законами следует понимать различные ведомственные инструкции,
позволяющие в заповедниках проводить <регулирование>численности <вредных>
животных, тушение пожаров, санитарные рубки, сенокошение и т.п.

Именно против этих мероприятий по управлению дикой природой заповедника
категорически выступают американские и российские авторы идеи абсолютной
заповедности.

Ф.Р. Штильмарк писал:

<Главное же – оставить заповедник и всю его заповедную природу в покое, не
беспокоясь о ней, не переживать, что там погибнут кабаны от перенаселенности
или бескормицы, что вороны выклюют птенцов цапель, что расплодятся лоси,
которые съедят лесной молодняк и что возникнет <эталон деградации>…. Сама
собой – не рубить лес, и пусть он зарастет как ему вздумается, вот это и
будет дикая заповедная природа, которую сейчас чаще можно найти вне
территории официальных заповедников, чем в таковых> (13).

Пока же, как считает Т. Бирч, -

<Мы находимся в состоянии войны с каждым и всяким Иным. Это является
основной доктриной западной идеологии империализма. Таким образом, на
практике Иное и Иные должны быть притеснены, или, когда надо, истреблены>
(9).

В противовес существующей тенденции контроля и управления дикой заповедной
природой Т. Бирч предлагает оказывать поддержку дикой природе или Иному: -

- <Поддержка Иного предполагаег прежде всего защиту свободы этого Иного,
которая дает возможность абсолютной спонтанности и способствует появлению
новизны:> (9).

Современное природоохранное законодательство, в противовес идее абсолютной
заповедности, разрешает проводить в заповедниках обновление природных
комплексов. Против таких действий категорически выступает американский
экофилософ Э. Кац:

- <воссозданная природа – это фальшивая природа, она является искусственным
созданием человека, а не продуктом исторических природных процессов.

Технологическое <улучшение>, <исправление> поврежденной и деградировавшей
природы – это иллюзия и фальшь, я всегда называл это <большей ложью>. Как и
всегда с технологией, продукт, результат восстановления природы есть
созданный человеком артефакт, а не конечный результат исторически основанных
природных процессов. Конечно же, артефакты могут иметь позитивную или
негативную ценность. Однако, ценность искусственно восстановленной природной
среды весьма проблематична именно по причине того, что она, подделка,
пытается сравняться с оригиналом> (10).

Главная проблема заключается, по его мнению, в том, что <составляющим
природу элементам и системам не позволяется быть свободными, следовать их
собственному независимому и не спланированному пути развития> (10).

Американские авторы идеи абсолютной заповедности уверены, что дикой
заповедной природе должна быть предоставлена свобода, автономия,
самовольность, самоуправление, самотворчество, возможность идти своем путем,
развиваться по собственному замыслу.

Литература

1. Тернер Дж., 2003, Дикость и дикая природа, К., КЭКЦ, 136 стр.

2. Борейко В.Е. , 2012, Философы зоозащиты и природоохраны, К., КЭКЦ,
179 стр.

3. Борейко В.Е., 2008, История охраны дикой природы в США, К., КЭКЦ, 80
стр.

4. Rolston H. III, 1992, Philosophy gone wild, Buffalo, New York,
Prometheus books, 269 p.

5. Rolston H. III, 1991, The wilderness idea reaffirmed, In: The
environmental professional, v.13 p. 370-377.

6. Rolston H. III, 1992 Biology and philosopy in Yellowstone, In:
Environmental ethics: divergence and convergense, ed. S. Comp,
Boston-London, p. 370-377.

7. Snyder G., 1984, Good, wild, sacred, Madley, Hereford; Five Seasons
Press.

8. Vest J., 1985, Wild-of-the Land: wilderness among primal
indo-europeans, In: Environmental review, № 9, p. 323-329.

9. Бирч Т., 2002, Заповедники как тюрьмы, Гуманитарный экологический
журнал, т.4, спецвыпуск, стр. 120-123.

10. Кац Э., 2003, Не надо контролировать дикую природу, Гуманитарный
экологический журнал, № 1-2.

11. Борейко В.Е., 2007, Дикая природа и свобода, Гуманитарный экологический
журнал, № 2.

12. Вест Дж., 2007, Воля земли. Дикая природа среди ранних.индоевропейцев,
Гуманитарный экологический журнал, № 3.

13. Штильмарк Ф.Р., 2005, Идея абсолютной заповедности, К.-М., КЭКЦ-ЦОДП,
116 стр.

14. Борейко В.Е., 2006, Писатели дикой природы, К., КЭКЦ, 186 стр.

20.01.2014   Рубрики: Идея абсолютной заповедности, Новости