Идея абсолютной заповедности. От теории абсолютной заповедности к практике заповедности (пассивной охране природы) (1908–1930)

В.Борейко

В начале 20 века идея абсолютной заповедности одновременно возникла в России (Г. Кожевников), Украине (Леся Украинка) и в Германии (Г. Конвенц). В 1908 году профессор-зоолог Московского университета, пионер охраны природы Григорий Александрович Кожевников сделал ставший вскоре классическим доклад «О необходимости устройства заповедных участков для охраны русской природы» на Всероссийском юбилейном акклиматизационном съезде в Москве. На нем им впервые была высказана гениальная идея, что для поддержания естественных спонтанных природных процессов и явлений дикой природы, на больших участках свободной природы должен вводитъся режим полной(абсолютной) заповедности, предполагающий запрет на любое хозяйственное или регуляционное вторжение. Такая территория объявлялась заповедником. Заповедники, по идее Г.А. Кожевникова, создавались для защиты права дикой природы на существование и проведения мониторинговых исследований.

Ввиду особой важности этой работы Г.А. Кожевникова, приведем ее практически полностью: (…) «Есть такие вопросы, и часто весьма важные, которые прямо и непосредственно не захватывают наших жизненных интересов и о которых в силу этого приходится постоянно напоминать. (…)

К числу таких вопросов принадлежит вопрос о праве первобытной природы на существование. Быть может, такая формулировка, как «право на существование» звучит несколько странно, но именно так, а не иначе я считаю нужным поставить вопрос. (…)

Чтобы иметь возможность изучать природу, мы должны стараться сохранить ее в ее первобытной неприкосновенности в виде ее наиболее типичных формаций. Конечно, надо стремиться более всего сохранить целинную степь и первобытный лес таежного типа. Какая цель сохранения таких нетронутых участков? Прежде всего чисто научная, а затем, конечно, и практическая, т.к. только научное изучение природы дает нам прочные основы для практической деятельности. Припомним, что все сельское хозяйство в сущности есть не что иное, как прикладное естествознание. Раз изучение природы есть одна из основных наших задач, то, конечно, мы должны подумать о том, чтобы эта природы сохранилась хотя местами во всей своей естественной неприкосновенности. Если мы об этом не позаботимся, то область нашего будущего изучения сильно сократится и многие вопросы останутся навсегда нерешенными, как, например, остался нерешенным вопрос о тарпане, который жил на глазах ряда натуралистов, но которого не успели изучить прежде, чем он вымер. Имея перед собою для изучения сперва опустошенную, а затем культивированную природу и не имея для сравнения ни уголка природы более или менее первобытной, мы не сможем разгадать целого ряда интересных загадок, которые ставит нам животная и растительная жизнь.

Участки, предназначенные для того, чтобы сохранить образцы первобытной природы, должны быть довольно большого размера, чтобы влияние культурности соседних местностей не отражалось на них, по крайней мере на далеких от края частях их. Участки эти должны быть заповедными в самом строгом смысле слова. По отношению к фауне в них должна быть абсолютно запрещена всякая стрельба и ловля каких бы то ни было животных, за исключением тех случаев, когда это нужно для научного исследования.

Всякие меры, нарушающие естественные условия борьбы за существование, здесь недопустимы.

В охотничьих хозяйствах в благоустроенных лесах практикуется, например, истребление хищников, чтобы увеличить число дичи. Этими мерами достигается усиленное размножение некоторых видов, лес можно превратить в рассадник зайцев, тетеревов и т.п. Это будет пример охотничьего хозяйства, но это не будет пример заповедного леса в том смысле, который нас интересует. Нам надо не несметное изобилие зайцев, которое явится следствием истребления лисиц и запрещения охоты, а то количество зайцев, которое естественным образом выработается на этом участке при условии нормального размножения лисиц и иных их врагов, кроме человека.

Конечно, рядом с совершенно предоставленными своей естественной судьбе заповедными участками могут быть заповедные участки иного типа в целях размножения дичи, где допускается регулирование природных условий. Но это нисколько не умаляет необходимости иметь заповедные участки в строгом смысле этого слова, где бы отсутствовало всякое вмешательство человеческой деятельности и где бы можно было научно изучать естественные условия жизни.

По отношению к флоре необходимо отменить прорубание просек, подчистку леса, даже сенокос и уж, конечно, всякие посевы и посадки. Не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты.

Заповедные участки имеют громадное научное значение, а потому устройство их должно быть прежде всего делом государственным. Конечно, это может быть делом общественной и частной инициативы, но государство должно здесь идти вперед. Количество казенных земель громадно, и многие из них приносят весьма малый доход вследствие того, что расположены в местах мало или вовсе не населенных, вне путей сообщения. Наверное, существуют такие казенные участки, на которых вследствие местных условий не ведется никакого хозяйства, и превращение таких участков в заповедные не внесет никаких пертурбаций в дела государственных имуществ. Глухие, малодоступные, неэксплуатируемые казенные участки по существу дела вполне подходящие для превращения их в заповедные, так как они и до сего времени мало подвергались воздействию человека.

Но недостаточно объявить участок заповедным, надо принять меры к тому, чтобы он имел право по существу дела называться таковым. Надо подумать о том, чтобы заповедный участок был расположен среди других угодий таким образом, чтобы вокруг него существовала по возможности широкая незаселенная полоса. Так, например, среди большой лесной дачи, расположенной в незаселенной местности, заповедный участок надо выделять не с краю, а в середине дачи. В таком случае, если появится новое селение, у опушки всей лесной дачи, оно окажется все-таки отделенным от заповедного участка широкой полосой обыкновенного леса.

Кроме забот об изоляции участка самими условиями его расположения, необходимо подумать об его строгой охране от людей. Всякая охота на каких бы то ни было животных должна быть строго запрещена, и единственное исключение может быть сделано для строго научных целей, причем это дозволение коллектирования* в заповедном участке должно быть обставлено совершенно особыми условиями, отличными от условий обычного научного коллектирования.* Собирание грибов и ягод тоже не должно быть разрешаемо в заповедных участках. По возможности надо запрещать проезд и проход по этим участкам, что не будет особенно затруднительно делать при условии их расположения в глухих, необитаемых местностях.

*Я полагаю, что коллектирование в заповедных участках может быть разрешаемо только тем ученым, для которых собранная коллекция послужит непосредственным материалом для очередной научной работы.

Я полагаю, что основная идея заповедных участков настолько важна, что государству вполне уместно позаботиться об ее осуществлении. Мы не можем вполне понять окружающей нас природы, если будем изучать ее при условии постоянного, непрерывно-прогрессирующего воздействия на нее изменяющего влияния человека. Полное же понимание природы является одной из основных задач человеческого ума, и на решение этой задачи человечество строит и свой умственный прогресс и свое материальное благополучие. Поэтому я считаю вполне уместным поднять вопрос о заповедных участках на Всероссийском акклиматизационном съезде, съезде деятелей по научно-прикладному естествознанию и полагаю, что съезду следовало бы возбудить соответствующее ходатайство по этому делу» (21).

Позже, в 1928 г., в своей другой классической статье «Как вести научную работу в заповедниках», Г. А. Кожевников писал: «Среди разнообразных работ по изучению природы есть такие исследования, в результате которых нам выясняются взаимоотношения между организмами, взаимоотношения между ними и окружающей средой, причинные зависимости между фактами, улавливаются известные закономерности в жизненных явлениях, выявляются такие великие, управляющие ходом органической жизни законы, как естественный отбор, борьба за существование, изменчивость, наследственность.

Такого рода исследования, затрагивающие динамику органической природы, требуют для своего осуществления целого рода условий. Если мы хотим уловить влияние среды на организмы не в условиях лабораторного опыта, а в условиях природы, то необходимо, чтобы эта природа не подвергалась влиянию человека, иначе научная работа будет невозможна.

Где же мы возьмем природу нетронутую? Только в абсолютном и притом хорошо охраняемом заповеднике. Дело в том, что самая, казалась бы, нетронутая первобытная дикая тайга не дает нам того, что заповедник. В самые глухие уголки этой тайги проникает охотник-промышленник, его ловушки, силки и капканы, его малокалиберная винтовка или дробовик являются такими факторами в борьбе за существование и естественном отборе, которые не являются факторами природы, а между тем действие их мощно и нарушает все наши наблюдения над естественным ходом жизни природы. А пожар от костра того же охотника? Это уже полная катастрофа, а как часты эти пожары в первобытной дикой тайге и как они опустошительны!

Итак, полный заповедник дает нам совершенно исключительную, наиболее благоприятную обстановку для изучения жизни природы. Изучение это должно вестись длительно, и для него необходима постоянная база».

(…) Итак, я считаю наиболее важной для науки работой в заповедниках изучение постоянных изменений организмов в связи с изменениями окружающей среды» (98).

Таким образом, идея абсолютной заповедности Г.А. Кожевникова заключалась в следующих словах: «Не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты» (21) Это был этический императив, который затем будет реализован путем создания первых заповедников в советской Украине, России и Беларуси, а также в первых украинских и российских нормативных документах по заповедному делу. По сути, идея абсолютной заповедности предполагала запрет на хозяйственное использование дикой природы, а также запрет на прямое и непосредственное антропогенное влияние в дикой природе. В Германии к идее абсолютной заповедности, реализуемой через полные резерваты, подошел в начале 20 века немецкий природоохранник Гуго Конвенц, создав в 1907–1916 гг. на территории Польши и Германии несколько полных (абсолютных) резерватов (191,192).

Идея абсолютной заповедности была поддержана ведущими российскими, белорусскими и украинскими учеными-биологами, властью, и стала реализовываться на практике в виде создания природных заповедников со строгим режимом охраны территории.

Впервые идея Г.А. Кожевникова стала реализовываться уже в 1912 г., когда при Русском Географическом обществе была создана Природоохранительная комиссия, целью которой стало «…осуществлять на деле сохранение в неприкосновенности отдельных участков или целых местностей, важных в ботанико и зоо-географическом отношениях, охранение отдельных видов растений, животных и пр.» (144).

В 1923 г., «в целях сохранения в возможно неприкосновенном виде и в целях научного изучения крымского горного леса с населяющими его животными и растениями, особенно крымского оленя, в горах Крыма был учрежден Крымский государственный заповедник. Под абсолютный заповедник отведен участок леса площадью 5500 десятин (десятина равна 1,09 га — В.Б.), а также около 9500 десятин под охранный район заповедника. Было установлено, что в пределах абсолютного заповедника безусловно воспрещается всякая рубка леса, охота, рыбная ловля, разорение гнезд, собирание яиц, какой-либо уход за лесом и все виды побочного пользования: кошение сена, пастьба скота, сбор валежника, сухостоя, ягод, плодов, грибов, трав, цветов, листьев, разведение костров, выпугивание животных, ломка камня и вообще всякие деяния, нарушающие естественный рельеф поверхности, кроме случаев, вызываемых интересами заповедника, предусмотренных в особой инструкции по управлению заповедником» (18).

Первый советский проект «Декрета Совета Народных Комиссаров о государственном заповедании с научной или художественной целью участков суши, вод и недр земли», разработанный в январе 1919 г. Н.Н. Подъяпольским в Москве после встречи с В И. Лениным, определял научное заповедание как «ограждение участков девственной природы от всякого вмешательства со стороны человека». Широко известный «ленинский» декрет «Об охране памятников природы, садов и парков» от 16.09.1921 г. также трактует заповедники как неприкосновенные территории. Согласно постановлению ВЦИК и СНК РСФСР «Об охране участков природы и ее отдельных произведений … « (1925 г.), особо ценные природные участки могли быть взяты под охрану «или с ограничением их использования, или с оставлением В НЕПРИКОСНОВЕННОМ ВИДЕ. С ЭТОЙ ЦЕЛЬЮ ИМ МОЖЕТ БЫТЬ ПРИСВОЕНА ЗАПОВЕДНОСТЬ. Полные заповедники представляют собою участки природы, в отношении которых воспрещается хозяйственное использование и нарушение их естественного состояния в целях сохранения возможности изучения в них законов развития природы» (19).

В утвержденном 22 февраля 1929 г. Наркомпросом РСФСР Типовом положении о заповедниках, говорилось, что «Полным заповедником признается участок земельной или водной площади, который со всеми находящимися на нем и в нем произведениями природы (растениями, животными, почвами, горными породами, минералами и пр.) навсегда сохраняется в неприкосновенном виде. Вследствие этого естественное состояние полного заповедника не может быть нарушаемо воздействием человека на природу, а также не допускается хозяйственное использование заповедной территории.

Воздействие человека на природу полного заповедника разрешается лишь поскольку это необходимо для достижения поставленных перед заповедником целей научного исследования и охраны» (17).

 

 

В принятом 20 июня 1930 г. Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР «Об охране и развитии природных богатств СССР», которое уже распространялось на все без исключения российские заповедники, в разделе II» O заповедниках» было сказано «6. Полными заповедниками объявляются участки природы, в отношении которых воспрещается в общем их хозяйственное использование и какое бы то ни было нарушение их естественного состояния. При полном заповеднике может быть образован охранный район, задачей которого является создать естественную ограду для полного заповедника. Вопрос об охранной зоне разрешается в каждом случае тем органом, который учреждает заповедник (ст. 11).

13. В отношении полных заповедников воспрещается всякого рода их использование и нарушение их естественного состояния. Исключения из этого правила допускаются по особым распоряжениям органов, в ведении которых заповедники находятся, лишь в тех случаях, когда стихийные бедствия или другие обстоятельства угрожают разрушением заповеднику или его охранным районам, или когда этого требуют интересы охраны заповедников» (24).

Как мы видим, режим заповедности, установленный нормативными документами в заповедниках в 1929 г. и 1930 г. , полностью отвечал взглядам Г.A. Кожевникова об абсолютной заповедности и являлся более строгим, чем в заповедниках России, Украины, Беларуси спустя 80 лет, в 2014 г. (когда в природных заповедниках разрешаются различные регуляционные мероприятия, туризм, «восстановление» природных комплексов и т.п .).

Состоявшийся в 1929 г. в Москве Первый Всероссийский съезд по охране природы, где присутствовало много делегатов из Украины, поддержал требования большинства выступающих по еще большему ужесточению режима заповедников, высказался против развития в заповедниках туризма и проведения регуляционных мер (25). На этом же съезде делегат от Украины В.В. Станчинский вводит понятие эталонности заповедников (25).

Съезд поддержал идею заповедников-эталонов (25). Идеи неприкосновенности заповедников и заповедников-эталонов поддержал и Четвертый Всесоюзный съезд зоологов, анатомов и гистологов, проходивший в Киеве в мае 1930 г. (110).

Подобные нормативные акты, трактующие заповедность как базовый принцип работы заповедников, имелись и в Украине.

В октябре 1930 г. один из организаторов украинских заповедников, профессор А.А. Яната разработал «Положение о государственных заповедниках Наркомзема и направлении научно-исследовательской и экспериментальной работы в них». В частности в нем говорилось:

«I. Заповiдники — участки дикої природи, якi знаходяться пiд охороною закону вiд усякого пошкодження їx природи з метою найдоцільнішого використання їх для науково-дослiдної експериментальної та культурної роботи.

Примiтка 1. Вiдповiдно завданням, що поставлено перед заповiдниками, цiнностi їх природи, заповiдники можуть бути республiканського та мiсцевого значення.

Примiтка 2. Окремi об’єкти дикої природи, що мають особливу наукову цiннiсть, оголошуються пам’ятками природи.

II. Завдання заповiдникiв полягають в слiдуючому:

а) охороняти природу на теренi заповiдника як зразок первiсного стану для даного району;

б) вивчати та дослiджувати комплекс природи заповiдникiв в iнтepecax народного господарства;

в) реставрувати колишню фауну та флору даного району;

г) використовувати заповiдник як мiсце для екскурсiй, культпоходiв та ін.

V. Для виконання поставлених перед заповiдниками завдань, заповiдники можуть мати в своєму складi:

а) абсолютно заповiдну теритоpiю (aбcoлютний заповiдник), на терені якого може провадитися лише наукова та культосвiтня робота, i нiяке господарче використання її не дозволяється як особливо цiннoї з наукового боку;

б) заповідник частковий, на тepeнi якого помимо зазначених робiт в пунктi а) цього роздiлу, припускаються можливі форми використання з дослiдною метою дикої природи, щоби це (використання не приводило до знищення приpoди» (13). (Однако, не известно, был ли этот документ утвержден).

Всего же с 1919 г. по 1930 г. в Украине было создано 6 природных республиканских заповедников — Крымский, Аскания-Нова, Конча-Заспа, Каневский, Приморские и Песчаные. В положениях о некоторых из них прямо говорится об объявлении значительной площади участками абсолютно заповедного режима. Так, в Крымском заповеднике абсолютно заповедный участок составлял 5995 га, в Аскании-Нова под абсолютно заповедный участок отводилось 6600 га (1, 4).

Таким образом, к 1930 г. в советской части Украины был разработан и в целом осуществлен новаторский подход к изучению экосистем в условиях их полной неприкосновенности.

На территории Западной Украины, входившей до конца 1930-х годов в Польшу, Чехословакию и Румынию, также был создан заповедник.

 

Более  подробно об истории концепции заповедности и развитии заповедного дела  – в новой книге Владимир Борейко   “Последние островки свободы. История украинских заповедников и заповедности ( пассивной охраны природы) ( 10 век-2015 г.)” , 2015, К., КЭКЦ,  240 стр.  http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2015/07/int_ostrovki_svob_2015.pdf

 

Пресс-служба КЭКЦ

05.12.2016   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости