Идеологические основы и школы концепции заповедности

В.Е. Борейко, Киевский эколого-культурный центр, г. Киев

В своих недавних публикациях по концепции заповедности (Борейко, 2013, Борейко, 2014, Борейко, Бриних, 2014-а) назывались две идеологические школы концепции заповедности (пассивной охраны природы). Одну из них представляла российская научно-природоохранная школа, главным идеологом которой является профессор Московского университета Г.А. Кожевников (2, 3, 4).

Именно он в 1908 г. предложил охранять дикую природу ради ее «права на существование», а также предложил формулу абсолютной заповедности: «Не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты» (6).

Другую – североамериканскую экофилософскую школу концепции заповедности представляют собой американские экофилософы Д. Тернер, Х. Ролстон 3-й, Т. Бирч и др. Они поставили вопрос о правах и свободах дикой природы (1, 11). «Мы не можем сохранить дикую природу как сохраняют клубнику – собранную, сваренную и закрытую в банки. Сохранять дикую природу это означает сохранять ее автономию и свободу», – писал Д. Тернер (11).

Однако, как показали последние исследования (Борейко, 2015, Парникоза, 2015, Guarino, 2013) к идеологическим школам концепции заповедности можно отнести по меньшей мере еще три национальные школы: немецкая научно-природоохранная (Г. Конвенц), украинская этико-поэтическая (Леся Украинка) и норвежская экофилософская (А. Нейс).

Немецкую научно-природоохранную школу представляет пионер охраны природы Германии профессор Гуго Конвенц (1855-1922) (1, 7, 10).

Его деятельность по созданию абсолютно-заповедных (полных) резерватов является первой (документально подтвержденной) в истории человеческой цивилизации. Еще в 1907 г. (за год до  публикации известной публикации Г.А. Кожевникова «О необходимости устройства заповедных участков для охраны русской природы») он создал в Германии (земля Бранденбург) полный (абсолютный) резерват «Плафеген» (болотистый лес) на площади 172 га (10). Данный полный резерват существует в Германии по сей день. В 1909 г. на территории современной Польши (под Гданьском) он создал полный резерват «Птичье святилище» на площади 82 га. Территория была ограждена забором, поставлена табличка «вход воспрещен», а также налажен мониторинг (10). В1916 г., в разгар Первой мировой войны, Г. Конвенц добивается создания заповедной зоны в Беловежской Пуще на территории 3 тыс. га, спасая лес от рубок. В настоящее время эта часть Пущи входит в заповедную зону польского Беловежского национального парка (10). В своем основополагающем труде «Практика охраны памятников природы», изданном в Германии в 1911 г., (переведен на русский язык и издан Киевским эколого-культурным центром в2000 г.), Г. Конвенц писал о необходимости особой категории памятников природы, которые «пользуются абсолютной защитой» (7). В таких полных резерватах, по мнению Г. Конвенца, должны быть запрещены не только сплошные и выборочные рубки, но и вырубка старых, дуплистых деревьев, борьба с «вредными» животными, посадка леса, добыча камня, сбор растений, ловля животных, а также посещение полного резервата людьми (7). Также Г. Конвенц поднял вопрос о необходимости заповедания больших природных объектов в Антарктиде: «И поэтому необходимо безотлагательно признать определенную ограниченную территорию неприкосновенной, чтобы сберечь для будущих поколений еще естественную  спокойную часть нетронутой природы» (7). Возможно, именно эти идеи Г. Конвенца об абсолютном заповедании подхватил и с успехом развил в своих работах Г. Кожевников, который с ним встречался и хорошо знал его труды.

В своей недавней работе «Абсолютная заповедность как этическая модель» итальянский эколог профессор Р. Гуарино высказал мысль, что идея абсолютной заповедности уходит своими корнями в принципы глубинной экологии А. Нейса (15).

Известный современный норвежский экофилософ Арне Нейс (1912-2009) является родоначальником философии и движения глубинной экологии (1, 15). Свои взгляды  он изложил в 8 принципах глубинной экологии, одним из которых является внутренняя ценность всей жизни на земле, которая ценна сама по себе (1). В своих трудах экофилософ призывал сохранять и расширять участки дикой природы, которые необходимы для продолжения эволюционного видообразования (1, 15). А. Нейс – активный участник ненасильственных акций в защиту дикой природы. Однажды он приковал себя к стене норвежского фиорда и спустился только после того, как власти отказались от своих планов постройки плотины, которая должна была перегородить  дикий фиорд (1). А. Нейс буквально благоговел перед такими участками дикой природы как горы и предлагал оставить несколько горных пиков непокоренными как  высочайшие символы недосягаемого, нетронутого, непокоренного (9).

По мнению А. Нейса, в целях полной защиты дикой природы следует стараться не посещать красивые места, предотвращать туризм, сохранять экосистемы и оценивать все жизненные  формы, а не просто любоваться красивым, замечательным или узко полезным (8).

Классик украинской литературы Леся Украинка долгое время являлась неоцененной в природоохранном движении. Вместе с тем ее драму-феерию «Лісова пісня» («Лесная песня»), написанную в 1911 г, можно смело отнести к своеобразной «Библии охраны дикой природы» (5).

Мораль произведения следующая — дикая природа является красивой,свободной, но беззащитной. Поэтому любое взаимодействие с миром людей выливается для дикой природы гибелью. В качестве примера Леся Украинка описывает историю лесной царевны — лесной Мавки, прекрасной, вольной и доброй девушки, которая является поэтическим воплощением дикой природы. Ее друг, тоже лесное существо — Лесовик, предупреждал Мавку, чтобы она обходила мир людей стороной, иначе случится беда. Мавка не послушала Лесовика и влюбилась в сельского парня Лукаша.

Однако отношения с Лукашом приводят лесную царевну к гибели — она превращается в вербу, которую люди вначале калечат, а лотом ее сжигают лесные существа.

Предостережения Лесовика оправдались: вступивши в контакт с челове­ком, дикая природа погибла.

Когда Лукаш хотел надрезать но­жом березу из этого древнего, сказочноголеса, Мавка схватила его за руку с просьбой: «Не руш! Не руш! Ні ріж! Не убивай!» (12).

Поэму Леси Украинки «Лесная пес­ня» можно интерпретировать как отс­таивание идеи абсолютной заповедности в поэтической форме, на основе принципа «не руш! не ріж! не убивай!».

«Не руш!» означает  — ничего не тронь в дикой природе, далее конкрет­но — не режь травы (то есть не коси сено), не губи деревья, не убивай зве­рей, птиц, рыб, насекомых (5).

Леся Украинки была уверена, что только таким образом — при помощи строгого заповедания — не руш! не ріж! не убивай! — можно спасти от гибели чудом уцелевшие участки дикой природы (5).

Взгляды Г. Кожевникова, американских экофилософов Д. Тернера, Х. Ролстона 3-го, Т. Бирча, Леси Украинки, немецкого пионера природоохраны Г. Конвенца, норвежского экофилософа  А.Нейса очень важны для понимания идеи абсолютной заповедности и разработанной на ее основе современной концепции заповедности (пассивной охраны природы) (3).

Цель данной концепции – свобода дикой природы. Инструмент – заповедание природных участков путем заповедников, заповедных зон и полных резерватов. Идеология – глубинная экология, права природы, свобода и внутренняя ценность дикой природы.

 

Литература

  1. Борейко В.Е., 2012, Философы зоозащиты и природоохраны, К., КЭКЦ, 179 стр.
  2. Борейко В.Е., 2013, Классики концепции абсолютной заповедности, К., КЭКЦ, 48 стр.
  3.  Борейко В.Е., Бриних В.А., 2014, Концепция полной заповедности, Гуманитарный экологический журнал, № 2, стр. 1-5.
  4. Борейко В.Е., Бриних В.А., 2014, Манифест сторонников идеи абсолютной заповедности, Гуманитарный экологический журнал, № 4, стр. 1-2.
  5. Борейко В.Е., 2015, Идея абсолютной заповедности в «Лесной песне» Леси Украинки, Гуманитарный экологический журнал, № 1, стр. 13-14.
  6. Кожевников  Г.А., 1999, О необходимости устройства заповедных участков для охраны русской природы, Труды Всероссийского юбилейного акклиматизационного съезда в 1908 г., вып. 1.
  7. Конвенц Г., 2000, Практика охраны памятников природы, К., КЭКЦ, 88 стр.
  8. Нэйс А., 2008, Философские основы защиты природы, Гуманитарный экологический журнал, № 2, стр. 116-118.
  9. Нэйс А., 2010, Горы и мифология, Гуманитарный экологический журнал, № 2, стр. 119-120.
  10. Парнікоза І., 2015, Гуго Конвенц –піонер охорони природи Європи, www.h.ua/story/419004/
  11. Тернер Дж., 2003, Дикость и дикая природа, К., КЭКЦ, 72 стр.
  12. Українка Леся, 1987, Твори, К., Наукова думка, т. 2, 728 стр.
  13. Штильмарк Ф.Р., 1996, Историография российских заповедников, М., Логата, 340 стр.
  14. Guarino R., 2013, Absolute zapovednost as in ethical model, Bulletin of the European grassland group, №21, pp. 33-35.
  15. Naess 1994, The deep ecological movement: some philosophical aspects, In. Environmental ethics, ed. L. Pojman, Boston-London, Jones and Bartlett Publisher, p. 411-421.

18.06.2015   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости