ГУЛАГ для братьев меньших | Киевский эколого-культурный центр

ГУЛАГ для братьев меньших

В.Е. Борейко, Киевский эколого-культурный центр

*Опубликовано: В. Борейко, 1996. Белые пятна истории природоохраны. СССР, Россия, Украина. — Т. 2. — С. 277–287.

Мы потешаемся над китайцами. С подачи «великого» Мао они ступили на тропу войны с … воробями, немало позабавив весь белый свет. Хотя у «великого кормчего» в СССР нашлись последователи, типа председателя Всероссийского общества охраны природы академика Цицина, призвавшего на съездах юннатов в 50-х годах истреблять воробьев.

Однако мало кто знает, что в советской Украине принимались решения не менее одиозные. Вот одно из них: постановление №1467 Совмина Украины от 14 октября 1958 года — «Об уничтожении лисиц на территории Украинской ССР». Выдержано в лучших лысенковских традициях. Сейчас даже трудно себе представить, что принимали его люди, находящиеся в здравом уме.

 

Подлинник документа сохранил черные чернила тогдашнего председателя Совмина Н. Кальченко, строго обязавшего министерство сельского хозяйства «обеспечить уничтожение лисиц на территории республики в течение всего года всеми существующими способами» (16).

Лисица — зверь, без сомнения, полезный. Славится не только пушистой шубой, но и тем, что кушает множество полевых грызунов. Но совминовские и приближенные к ним мужи обвинили плутовку в падении численности зайцев. И напрасно академики и профессора П.А. Свириденко, Е.В. Зверозомб-Зубовский, Н.В. Шарлемань, И.И. Пузанов и А.П. Корнеев доказывали, что виной всему химикаты, щедро рассыпаемые на полях. Их не слушались — ведь сам Никита Сергеевич благословил «химию-кудесницу» на сельскохозяйственные подвиги, вот и оказалась рыжая плутовка у сановитых коммунистов в роли «рыжего».

Впрочем Никифор Кальченко, будучи довольно страстным охотником, наверное, считал себя и главным знатоком природы Украины. 17 июля 1956 г. он подписывает постановление Совмина УССР о развитии охотничьего хозяйства, где директивно указано: «Провести отстрел хищных птиц и зверей во всех заказниках» (!!! — В.Б.) (21).

Главный природоохранник республики, бывший председатель Госкомприроды Украины Д.И. Проценко частенько втихаря выдавала разрешения Херсонской рыбинспекции на отстрел бакланов. Причем, проявляя изрядную настырность, добивалась согласования убийства безвинных птах от Минлесхоза и Института зоологии АН УССР.

Ларчик открывался просто: близкий родственник Проценко трудился в Херсоне на голубой ниве, и все просьбы херсонских рыбников удовлетворялись в первую очередь.

Та же Д. Проценко, как и первый зампред Республиканского совета Украинского общества охраны природы И. Гринчак завизировали проект постановления правительства Украины «О мерах по уничтожению вредных хищных зверей» и он был утвержден 24 февраля 1980 года. Рядом с волком вне закона опять оказалась рыжая лисица (23).

Навесить ярлык «вредителя» и к стенке поставить — давний прием взаимоотношений в СССР. В начале 60-х объявили борьбу с грачами, «врагами земледелия». В Латвии вынесли решение — каждый охотник обязян убить в год 10 ворон. Били сорок и воробьев.

В Донбассе, на прудах Донрыбкомбината, в путину изрядно рыбки потребляли хозяева черных «Волг». Но в недостачах обвинялись серые и белые цапли. Разрешения стрелять их выдавал зам. начальника Донецкой инспекции охраны природы С.П. Попов.

Летом 1984 года, на озера, что возле села Фараоновки, Саратского района Одещины спустились пеликаны. Рыбные сторожа убили двух великолепных птиц, занесенных в Международную Красную книгу (11).

А инспектор Одесской облинспекции по охране природы А.Вощанская подвергла разносу не браконьеров, а тех, кто предал гласности браконьерский поступок.

— «Симпатия, испытываемая человеком ко всем живым существам, делает его настоящим человеком» — заметил как-то Альберт Швейцер. Но слова известного гуманиста не могут найти поддержки в стране, где существует какая-то патологическая тяга к проведению все новых кампаний по истреблению животных.

Возьмем серую ворону. Разве она виновата, что Бог создал ее такой плодовитой, хитрой и всеядной? Охотничьи общества развернули против нее массовые репрессии. В Белоруссии и на Волыни придумали операцию «кольцо». Ловят ворону, цепляют на лапку кусок алюминия и объявляют во всех газетах: кто добудет ворону с таким-то кольцом — получит 100 рублей. И леса стонут от пьяных толп с ружьем и дрекольем: то бьют всех подряд в поисках «птицы удачи».

Агрессивность и злоба льется через край, отравляя людские души. В 1989 году орнитологи Киевского университета проводили республиканский учет грачей. Из-под Полтавы пришло письмо: «Прочитав у районнiй газетi про те, що проводиться операцiя «Грак—89» i хочу висловити свою думку. Якби вони в усiм свiтi були виздихали».

Не повезло и маленькой птичке оляпке, в самые лютые морозы бесстрашно ныряющей в проруби за водными личинками. Карпатские рыбоводы обвинили ее в … расхищении форели. А херсонские колхозники — благородного оленя, якобы вредившего полям. В культурной Эстонии в 1962г. вне закона поставили сойку и ворона.

История с волками. Вот уж где все схвачено! Без сомнения, питаются они не травой. Но в злейших врагов советского народа их превратила наша родная бюрократия. Сколько сытых обедов, шашлыков и плова списано на волков! Бессловесные твари прикрыли своей серой шкурой вопиющую бесхозяйственность, лень и пьянство, нерасторопность в советском и сельском, и охотничьем, и лесном хозяйстве.

Антиволчьи совминовские постановления, всесоюзные и республиканские конкурсы и совещания, сотни успешно защищенных диссертаций на «актуальную» тему — лишь видимая часть громадного айсберга. «Волчья» история похлеще знаменитого «хлопкового дела», только вот распутать ее не под силу, наверное, и сотням Гдлянов.

Один из первых историков советского тоталитаризма С.П. Мельгунов описывал, как в 1918—1919 годах московские большевики, пытаясь замести следы своих хищений, подожгли товарняки на столичных вокзалах. А обвинили в пожаре «нетрудовые элементы», коих тут же отловили и истребили изрядно [8]. Этот прием часто и успешно применялся и в последующие годы. Все 70 лет советской власти. Кому не лень. Например, в конце 40-х годов Минрыбпром СССР, стараясь прикрыть собственные растраты, решил все списать на рыбоядных птиц. Срочно отыскали ранее безвесного орнитолога Апполинария Иосифовича Пахульского, согласившегося подвести «научную» базу. Предоставили бумагу, чернила и деньги под издание его «антиптичьих» трудов.

Любопытно, что один из «социальных заказов» Минрыбпрома благословил видный московский зоолог Н. Гладков, известный своими изысканиями о направляющей роли Ленина, партии и советского государства в охране природы. Цитаты из Пахульского напоминают реляции ГПУ: «Из водоемов южных морей СССР и озер Казахской ССР можно устранить до одной трети миллиона бакланов… Надо устранить такое положение, при котором скопление бакланов охраняется в черте Астраханского заповедника… Весенние концентрации пеликана в зоне Аграханского залива Каспийского моря необходимо разрядить… Со всей решительностью надо произвести массовый отстрел в районе р.р. Куры, Днестра и Дуная прилетного на зимовку большого крохаля…» [10]. Стрелять рыбоядных птиц призывал в 1951 К.В. Глушанков («Болезни и враги рыб», М., Сельхоз изд.) и Л.А. Смогоржевский («Рибоїднi птахи України, Київ, КГУ, 1959).

«Великая отечественная война» с волками, цаплями, другими четвероногими и пернатыми «козлами отпущения» суть сталинской политики, когда для сокрытия недостатков в собственной системе срочно изыскивались «враги» и «вредители».

Если б для зверья в Советском Союзе вдруг открылся Гулаг, то советские опричники загнали туда, наверное, половину отечественной фауны, списав на нее все недостатки в коллективизации, индустриализации, культурной революции, поднятии целины, освоении космоса, мелиорации, атомной энергетике и перестройке. Недаром до 1986 г. СССР, вместе с Китаем и Турцией, считался единственной крупной страной, где не имелось общества покровительства животных. И единственной страной в Европе, не подписавшей Страсбургской конвенции 1959 года о безболезненном забое домашних животных. Тысячу раз прав Рональд Рейган, назвавший СССР «империей зла».

Байбаки. Славные плюшевые зверюшки. В Сибири их ласково мармотками зовут. На Украине, чтобы защитить от полного уничтожения, еще в 1936 году в Луганской области создали крохонький заповедничек — Стрелецкая степь. Этим спасли зверьков, они немного расплодились, вышли за охранную зону. И естественно, рыли корни, траву кушали. Что возмутило местных хозяйственников.

В мае 1955 зампред Совета Министров УССР Гуреев шлет письмо в Ворошиловградский (Луганский) облисполком: «В связи с тем, что байбаки наносят вред сельскому хозяйству…, Совет Министров УССР разрешает провести в 1955 г. в Миловском районе отлов и отстрел байбаков, которые размещаются за границей территории байбачьего заповедника Стрелецкая степь» (26).

Вот люди, нет, чтобы отловить и переселить ценного зверька в другие места — все норки перекопали кругом. Война с байбаками велась почти каждый год, аж до середины 80-х, когда зверьков потравили гексохлорановыми шашками. Пресса подняла шум, байбаков бить перестали, но надолго ли?

А вот почтовым голубям повезло больше. В августе 1939 г. зампред Совнаркома СССР Р. Землячка подписала указ №1261, обязывающий всех владельцев почтовых голубей регистрировать своих питомцев. В противном случае — штраф 100 рублей и конфискация птиц (27).

Отметим, что российское охотничье законодательство ведет войну с «хищными и вредными» птицами и зверями из глубины веков. «Инструкция или наказ воеводам» 1719 г. велит истреблять хищных и вредных животных «по возможности». Указ Екатерины II 1763 года разрешал в любое время года бить медведей, лисиц, волков, коршунов и других. Декрет 1765 г. за это назначал из казны «некоторую награду». Подобное можно отыскать и в других правительственных постановлениях.

С февраля 1892 года в Российской империи приняли Закон об охоте. Он разрешал в течение всего года всякими способами, кроме отравы, уничтожать медведей, волков, лисиц, шакалов, рысей… Из птиц вне закона оказались все хищные, да еще ореховка, сойка, воробьи… (13). Однако, как метко заметил когда-то американский путешественник Дж. Кенан, абсурдная жестокость российских законов в то время наполовину смягчалась безобразием их исполнения.

И если до революции проблемой «вредных» животных интересовались в основном немногочисленные элитные охотничьи общества, то при социализме борьба с «вредной» фауной приняла форму государственной политики. В «Декрете об охоте», подписанном Лениным в июле 1920 г. говорилось, что Наркомзем для борьбы с вредными животными может организовать спецотряды. Декрет об охоте РСФСР 1922 г. назвал «безусловно вредными» тигра, барса, леопарда, гиену, рысь, дикую кошку, орлов, ястребов, филина и болотного луня (24).

С середины 20-х годов к аморальным общественным кампаниям, при помощи пионерии и комсомола, стали привлекаться дети. Устраивались показательные «суды» над мухами, с помпой объявлялись «чемпионы» по убийству сусликов. В 1929 году школьники Украины лишили жизни 2 миллиона зверьков. Юннат Ульяновской семилетней школы Ширяевского района Одесской области Леня Миколаенко в 1950 году своими руками задавил 4200 зверьков (17). О каком воспитании гуманизма, милосердия и любви к живому приходилось говорить? Все это объявили «буржуазными предрассудками».

В апреле 1947 года известный знаток сельского хозяйства, председатель украинского Совмина Никита Хрущев подписал постановление «О мерах по борьбе с сусликами», предписав Министерству просвещения УССР «обеспечить широкое участие учеников школ во время, свободное от учебной работы, в проведении массовых мероприятий по механическому уничтожению сусликов и других грызунов» (22).

В одной украинской школе молодая учительница не могла найти себе места, когда ее ознакомили с «боевой задачей».

Под видом юннатской работы требовалось выйти в поле, отыскать норку суслика, залить ее водой, а когда обезумевший от страха зверек выскочит на поверхность — поймать его и убить. А хвост отрубить и сдать в школу, как вещественное доказательство успешно выполненного «натуралистического» мероприятия.

«А вы не плачьте, — подошли к учительнице ребята. — В соседней школе сусликов ловят, хвосты рубят и опять в норку отпускают. Так и мы будем делать»…

Использование детей в борьбе с животными продолжается. Уничтожать кротов, кошек и собак еще в середине 80-х годов призывала дрогобычская газета «Радянське слово», херсонская «Надднiпрянська правда». Брестская «Заря» предлагала: «Промысел крота прост и доступен даже школьникам (!!! — В.Б.), охотничьего билета для этого не требуется… Добывать крота выгодно. За один сезон можно поймать 2—3 тысячи (!!! -В.Б.)… Кроме закупочной стоимости, гражданам, выполнившим условия областного конкурса (!!! — В.Б.), выплачиваются премии» (1). Деньги за бездушие, черствость и жестокость! Трудно придумать что-либо более кощунственное.

Еще Пифагор учил: «Строго накажи дитя, виновное в убийстве насекомого: с этого начинается человекоубийство».

У природы нет родных детей или пасынков. Все виды животных и растений вместе — единый и сложный живой организм, живущий по своим законам. Вид-хищник не причиняет никакого вреда виду-жертве в целом, кушая отдельных зазевавшихся его представителей. Наоборот, какой-либо вид животного, лишенный прессинга, быстро деградирует. Поэтому глупо говорить об охране только «полезных» видов. Внимания человека требует все живое разнообразие, и в особенности — редкие виды.

Но разве это смогли бы осознать такие дремучие в своем невежестве деятели, как, скажем, Хрущев, Брежнев? Не говоря уже о калибром поменьше, также вскормленных КПСС.

9 марта 1962 года на очередном партийном пленуме Никита Сергеевич заявил:

«В Институте биологии Академии наук Белорусской ССР тов. А.П.Крапивный защитил ученую степень кандидата биологических наук на тему «Экология и хозяйственное значение европейского белого аиста, черного аиста и обыкновенной серой цапли в Белоруссии» (оживление в зале, смех). Я признаюсь в своем невежестве — черного аиста не видел, не знаю, водится ли он в Белоруссии. Верю этому ученому: если он пишет, видимо, черный аист есть. Не знаю, может быть, эта диссертация принесет пользу нашим праправнукам, но не верю и в это. Во всяком случае, советские деньги не следует тратить на исследования белого, черного аистов и серой цапли Белоруссии (аплодисменты)» (3).

Конечно, развлекаясь на браконьерских охотах в Беловежье, Хрущеву было не до черного аиста. Не привык он считать и советские деньги, затраченные на охотничьи дворцы для партийной знати. Дело в другом. В какой еще другой стране партийные вожди так нагло позволяли учить науку, чем и как ей заниматься?

А «Правда» тем временем добивала Крапивного, разразившись через неделю глупым фельетоном «С точки зрения аиста». А в мае уже был опубликован ответ Института биологии АН БССР: — «Спасибо за критику, дорогие товарищи, дирекция института и парторганизация приняли меры».

Хотели ученого лишить и кандидатской степени, но когда подняли в ВАКе документы, оказалось, что диссертацию он делал по заданию ЮНЕСКО… И хотя позже Крапивный стал доктором наук, возглавил кафедры в престижных харьковских вузах, жизнь пошла наперекосяк. Хрущевский удар оказался роковым. Ученый пристрастился к бутылке, заболел, а в 1990 году выбросился из окна…

Если Сталин считал себя «корифеем всех наук», то Хрущев — попроще, «академиком» лишь в сельском хозяйстве да зоологии. Пленума не проходило, чтобы он не поучал биологов: «Весной 1958 года работников биологического факультета Московского государственного университета взволновала такая актуальная тема:»Грач и его значение в сельском хозяйстве». Обращаясь к председателям колхозов и другим работникам сельского хозяйства со специальной анкетой, научный сотрудник этого факультета пишет: «Грач — широко распространенная птица, однако сельскохозяйственное значение его до сих пор остается спорным». Автор анкеты озабочен тем, чтобы объективно оценить «значение грачей в сельском хозяйстве». Выдвигая подобные вопросы как актуальные для колхозов и совхозов, не уподобляются ли такие научные сотрудники грачу, польза которого для сельского хозяйства еще не выяснена? « (18).

Что и говорить, кабацким юмором попахивало от тирад Первого. А тут и подпевалы — С. Михалков со своим «Фитилем», стихоплет А. Прокофьев с пародией «Анкета и грач», опубликованной в «Советской России» «по-горячему», буквально на следующий день. Естественно, работы по грачу и другим врановым свернули на десятилетия, аспирантке МГУ В.И. Осмоловской пришлось начать другую тему. А ворон, грачей, галок продолжали обвинять во всех грехах сельского хозяйства, периодически приговаривая к «высшей мере наказания». Зачем «вопрос» изучать, разбираться? Расстрелять — и нет «вопроса». По большевистски!

А Хрущев — вновь на трибуне. Вещает на январском, 1961 года, Пленуме ЦК КПСС:

«…Что произойдет в лесах, если там не будет заповедников? Ничего. Природу нам, конечно, надо беречь, охранять, на не путем создания заповедников с большим штатом обслуживающих их людей» (19).

И опять позакрывали заповедники. Правда, на этот раз не 88, как при Сталине, а всего 16. А журналисты, вдохновленные Никитой, ищут новые жертвы. Некто Е.Андреев, в июне 1962, подкрепившись цитатами из Хрущева, уже замахнулся в «Сельской жизни» практически на всю зоологическую науку, как бесполезную и в своих потугах якобы «короче заячьего хвоста» [20].

И такая пренебрежительность, чуть ли не издевательское отношение к зоологам от «власть имущих» чувствуется и поныне. И рикошетом бьет по живой природе.

В 1989 году киевское издательство «Урожай» выпустило 145-тысячным тиражом справочник «Бджiльництво». В главу «Вредители и враги пчел» попали редкие птицы — осоед и золотистая щурка, краснокнижная бабочка мертвая голова, против которой рекомендовано «уничтожение гусениц и отлов бабочек» [2]. А вот плодовитый агроном П.П.Савковский успел положить в карман гонорары за четыре переиздания в том же издательстве своего «Атласа вредителей плодовых и ягодных культур», где с завидным усердием призывает уничтожать краснокнижных бабочек подалирия и павлиний глаз [12].

Подобные антиэкологические советы можно отыскать и в других справочниках по пчеловодству, рыболовству, приусадебному хозяйству, выпускаемых агрономическими издательствами Минска, Москвы, Киева …

Можно еще как-то оправдать добычу животных ради мяса, меха, рогов. Но вот уничтожать «братьев наших меньших» лишь за то, что они питаются тем же, чем и мы, и этим «вредят» человеку — аморально. Эта истина была понятна еще древним египтянам, записавшим в своей «Книге мертвых» как высшую доброделеть: «Я не истреблял животных на их пастбищах, я не ловил сонной рыбы. Я не сгонял животных с божьих земель…»

Но более всего судьба оказалась немилостивой к птицам, у которых нос крючком: соколообразным и совам. Их даже так и в науке окрестили — хищные.

Моду на истребление соколов, сов, орлов завезли в Российскую империю в конце 19 — начале 20 веков из Германии владельцы крупных охотничьих хозяйств. Киевский заводчик И.Марр, начитавшись охотничьей немецкой литературы о «вреде хищных птиц» с 1910 по 1914 год убил около 40 орланов-белохвостов, десятки змееядов, орлов-карликов и подорликов. О гнездах он узнавал от лесников, выписывая им щедрые вознаграждения.

В Беловежской пуще — строго охраняемой царской охоте — в 1902 году убили 4 орлов, 1029 ястребов и сов [6]. Граф Уваров и фабрикант Хлудов организовали в своих поместьях, при помощи крестьян, настоящее побоище хищных птиц. Награда — право драть лыко для лаптей в господских лесах. Лишившись естественных санитаров, дичь стала дохнуть. Тогда богачи призвали крестьян переселять соколов и орлов из соседских лесов в господские. Премия — тоже лыко [4].

После революции к избиению пернатых активно стали подключать широкие трудовые массы.

В 1924 году на Урале, в ходе конкурсов на лучшего истребителя хищных зверей и птиц было убито 3 рыси, 29 волков, 78 медведей, 15 лисиц, 24 беркута, 69 ястребов-тетеревятников, 41 болотный лунь, 140 сов… [7].

В том же году на Алтае Томское орнитологическое общество издало специальную «Инструкцию по борьбе с вредными хищными птицами», благословляющую убийство чеглока, сапсана, беркута, орлана-белохвоста, кречета, белой совы… (5).

В 1926 году на Украине охотники уничтожили около 7 тысяч хищных птиц (9).

Дабы лучше разобраться, кого же удалось завалить, в 1926 году в Ленинграде под редакцией профессора П.П. Сушкина выпустили в переводе с немецкого, «Определитель хищных птиц по лапам» — уникальное настольное пособие для браконьера-охотника (14).

Гонение на «хищных и вредных» животных достигло своего пика в 30-х годах, поскольку именно тогда общественное сознание считало, что человек может и должен единолично решать — вырасти животному или вымереть.

Киевский академик Н.Ф. Кащенко писал в 1929 г.: «Вообще, все дикие животные, все дикие породы со временем исчезнут, потому что частью будут истреблены, частью перейдут в культурное состояние» (24). Некто В. Рюмин в журнале «Природа и люди» в 1931, развил эту мысль: «Одомашнивание полезных животных и полное уничтожение всех вредных — от крупных хищников до мелких паразитов и микроорганизмов… — дело только времени и культуры» (24). Схожие идеи высказывал и отец советской космонавтики К.Э. Циолковский.

Издавна, в разных местах — в Сибири и Казахстане, на Белом море и в Туркмении, в России и на Украине хищные птицы пользовались почетом и уважением, охранялись народной нравственностью. Стрелять их воспрещалось нормами народной морали, именем Христа, Аллаха и местных божеств.

Всякая птица безгрешна, ибо ходит босою, — говорили на Украине. Но большевики отменили Бога и содрогнулась природа от жуткого крика: «Бей, Ванька, Бога нет!».

Спору нет, многие страны переболели кампаниями по уничтожению хищных птиц. Но нигде они не были такими длительными и кровавыми, как в СССР. Социалистическая почва оказалась необыкновенно благоприятной для семени ненависти. Большевистская жестокость к людям переросла в жестокость к природе.

В то время, когда в других странах государство выдавало премии частным лицам за сохранение гнезд орлов и филинов, или как в Австралии, возмещало убытки фермерам за нанесенный хищными птицами ущерб, в СССР глохли от пальбы в птиц.

3 июля 1945 года на Украине утверждаются очередные правила охоты. Вне закона поставлены хорь, болотный лунь, ястреба тетеревятник и перепелятник. Массово выпускались плакаты, брошюры, призывающие стрелять хищных птиц. Особенно усердствовал Центральный совет Военно-охотничьего общества, тиражировавший подобную макулатуру аж до середины 70-х годов.

В 1954 году украинские охотники поразили 1925 ястребов-тетеревятников, 2195 ястребов-перепелятников и 1805 болотных луней (15). Но хищную птицу различить в полете нелегко, и выходит, в смертные списки попали все, у кого клюв крючком. Всего же в СССР, по самым приблизительным подсчетам московского орнитолога В.М. Галушина, до середины 60-х годов гибло 100—150 тысяч хищных птиц (4).

В 1962 г. на Украине было уничтожено 71246 хищных и «вредных» птиц (вместе с серой вороной), в Белоруссии 133800, в республиках Средней Азии — 40000, в России — 764700, в Эстонии — 122393 (из них соек — 32810, воронов — 1264), в Латвии — 25878, Литве — 38455. Итого, в СССР в 1962 г., (без Кавказа и Молдавии) официально было уничтожено 1 млн. 154 тыс. 700 ястребов, луней, соек, серых ворон, воронов, сорок и других птиц. Из них количество хищных птиц и сов составило 105 тыс. (25).

Каков итог беспрецедентной войны? Что, стало больше хлеба? Или дичи? Зато известно, что, к примеру, из 34 видов дневных соколообразных, живших на Украине, половина занесена вперед ногами в Красную книгу.

В РСФСР хищных птиц официально перестали бить в 1964 г., на Украине — в 1969, в Белоруссии — с 1986 г… А не официально…

По моим подсчетам, по сей день на Украине ежегодно отстреливается 9400 орлов, сов, ястребов. Упражняется в злостном убийстве каждое второе охотничье хозяйство, каждый третий райсовет общества охотников и рыболовов.

Вот «Временные расценки Азово-Сивашского государственного заповедного хозяйства на уничтожение вредных хищников», утвержденные 1 апреля 1986 г. его директором Н. Заводовым. Убийство болотного луня или ястреба в «заповеднике» расценивается в … 10 баллов! Или возьмем бланк на списание охот-боеприпасов Главохоты Минлесхоза УССР. Та же картина.

Джеральд Даррелл как-то заметил: «У растений и животных нет адвокатов, им некому писать и жаловаться, за них некому заступиться, кроме нас, людей, которые вместе с ними заселяют эту планету».

И как же безнадежно больно наше общество, если мы никак не можем этого осознать.

 

Литература

1. Барков В., 1980. Дяди, дети и кроты // Комс. правда, 7 сент.

2. Бджiльництво, 1989. Киев: Урожай. —  301 с.

3. Выступление Н.С. Хрущева на Пленуме ЦК КПСС 9 марта 1962 года, 1962 // Правда, 11 марта.

4. Галушин В., 1980. Хищные птицы леса. — М.: Лесная промышленность. — 180 с.

5. Инструкция по борьбе с вредными хищными птицами, 1927 // Охотник Алтая. — №7. —
С. 10-11; №8. — С. 11-12.

6. Карцов Г., 1903. Беловежская пуща. — СПб. — 328 с.

7. Клер В.О., 1925. О конкурсе истребления хищных зверей и птиц // Уральский охотник. — №4-8. — С. 32.

8. Мельгумов С.П., 1990. Красный террор в России. — М.: Изд-во Посткриптум. — 207 с.

9. Отчет о деятельности Центрального Совета Всеукраинского Союза охотников и рыболовов за срок с 1-го октября 1925 по 1 октября 1926, 1927. — Енакиево. — 25 с.

10. Пахульский А.И., 1951. Рыбоядные птицы южных морей СССР и их вред. — М.: МОИП. — 89 с.

11. Самеляк Ю., 1984. С ружьем … на пеликанов // Рабочая газета, 20 июля.

12. Савковский П.П., 1983. Атлас вредителей плодовых и ягодных культур. — Киев: Урожай. — 203 с.

13. Туркин Н.В., 1912. Справочная книга охотника и рыболова. — М. — 268 с.

14. Цеф Эрнст, 1926. Определитель хищных птиц по лапам (перевод с немецкого). — М. — 350 с.

15. ЦГАВО Украины, ф.27, оп.17, д.13265, л.16.

16. ЦГАВО Украины, ф.2, оп.9, д.4078, лл.125-126.

17. ЦГАВО Украины, ф.4715, оп.3, д.60, л.3.

18. Пленум ЦК КПСС, 1958 // Советская Россия, 17 декабря. — №291.

19. Пленум ЦК КПСС, 10-18 января 1961 года, Стенографический отчет. — М.: Госполитиздат. — С. 602-603.

20. АндреевЕ., 1962. Короче заячьего хвоста // Сельская жизнь, 16 июня.

21. ЦГАВО Украины, ф.2, оп.9, д.1666, лл.212-216.

22. ЦГАВО Украины, ф.2, оп.7, д.4544, лл.209-211.

23. ЦГАВО Украины, ф.2, оп.14, д.3659, лл.131-136.

24. Гусев О.К., 1993. Истреблять всегда и везде? // Охота и охотничье хозяйство. — №2. — С. 1-3.

25. Гусев О.К., 1963. Кого же мы уничтожаем // Охота и охотничье хозяйство. — №9. — С. 28-30.

26. ЦГАВО Украины, ф. 2, оп. 9, д. 839, л. 20.

27. СП СССР, 1939. — № 50. — С. 405.

 

Более подробней о видовом терроре можно прочитать  в книге Вл. Борейко ” Видовой террор”  http://ecoethics.ru/kniga-vidovoy-terror/

 

Пресс-служба КЭКЦ

14.07.2018   Рубрики: Зоозащита, Новости