Гор­ный лев или как я пе­рес­тал быть охот­ни­ко­м*

Дж. Тер­не­р

*Сок­ра­щен­ный пе­ре­вод КЭКЦ. Опуб­ли­ко­ва­но: Jack Turner, 1996. The abstract wild. — Tucson: The University of Arizona Press. — Р. 38–40.

  

Я впер­вые уви­дел гор­но­го льва, ког­да охо­тил­ся на зай­цев на юго-вос­точ­ной окра­и­не Кэмп-Пен­д­л­тон­с­кой ба­зы мор­с­кой пе­хо­ты в южной Ка­ли­фор­нии. Мне бы­ло шес­т­над­цать. Де­ло бы­ло на за­ка­те. Я шел сквозь за­рос­ли гор­но­го кар­ли­ко­во­го ду­ба с вин­тов­кой Фокс Стер­лин­г­ворт за пле­ча­ми, мои лок­ти ле­жа­ли на ло­же и ство­ле, ру­ки бы­ли сво­бод­ны — уста­лый па­рень, не ожи­да­ю­щий ни­че­го осо­бен­но­го. Мыс­лен­но я был уже у ру­чья, что ждал ме­ня впе­ре­ди. Мес­то бы­ло пес­ча­ное и откры­тое, усе­ян­ное ва­лу­на­ми, ска­тив­ши­ми­ся с бли­жай­шей ска­лы, с бах­ро­мой гус­тых кус­тар­ни­ков. Я ре­шил прой­ти вдоль кром­ки и пос­т­ре­лять кро­ли­ков, бе­гав­ших в ни­зи­не. Приб­ли­жа­ясь к ру­чью, я опус­тил ру­жье, снял с пре­дох­ра­ни­те­ля и по­шел очень мед­лен­но и осто­рож­но, нап­рав­ля­ясь к кром­ке. Я уви­дел мельк­нув­шую жел­то-ко­рич­не­вую по­лос­ку и, как сей­час пом­ню, пе­сок, вью­щий­ся за ла­па­ми это­го соз­да­ния, стлав­ше­го­ся низ­ко над зем­лею, и осо­бен­но длин­ный хвост, — нас­толь­ко длин­ный, что он был весь­ма су­щес­т­вен­ной ха­рак­тер­ной де­та­лью. Оше­лом­лен­ный, за­тем ли­ку­ю­щий, я по­бе­жал за ней сквозь кус­тар­ник, но она — я ду­мал, что это сам­ка — убе­жа­ла.

Ког­да я ехал до­мой, я по­нял, что у ме­ня не бы­ло же­ла­ния убить льва, очень не­о­быч­ная ре­ак­ция, пос­коль­ку тог­да я уби­вал поч­ти все, бу­ду­чи уве­рен­ным, что мир су­щес­т­ву­ет для мо­е­го раз­в­ле­че­ния, а убий­с­т­во — то­же сво­е­го ро­да раз­в­ле­че­ние. Но лев был чем-то дру­гим. Я слы­шал вой вол­ков и ви­дел гриз­ли, бро­дя­ще­го в пой­ме, ви­дел тиг­ра, по­жи­ра­ю­ще­го мо­ло­до­го буй­во­ла, но ни­ка­кой ди­кий зверь так не зах­ва­ты­вал мое во­об­ра­же­ние, как мой пер­вый лев. Я мог бы ска­зать, что она — льви­ца — бы­ла то­те­мом, но я ду­маю, все бы­ло про­ще: я был по­ра­жен. Я прос­то хо­тел уви­деть ее еще раз, и я час­то воз­в­ра­щал­ся к то­му ру­чью в на­деж­де уви­деть ее, а не по­о­хо­тить­ся.

Спус­тя го­ды, я рас­п­ла­кал­ся над чу­че­лом сам­ки гор­но­го льва в цен­т­ре для по­се­ти­те­лей в на­ци­о­наль­ном пар­ке Брейс-Ка­ньон. Это бы­ло за нес­коль­ко де­ся­ти­ле­тий до то­го, как ста­ло мод­ным опла­ки­вать уби­тых жи­вот­ных, и я чув­с­т­во­вал се­бя однов­ре­мен­но ра­зоз­лен­ным и сму­щен­ным. Мно­го лет спус­тя, в Чи­ка­го, я иног­да по­ку­пал ту­ше­ное мя­со, что­бы тай­ком под­кар­м­ли­вать гор­ных львов, снеж­ных бар­сов, тиг­ров в зо­о­пар­ке. Одним осо­бен­но тем­ным днем, бу­ду­чи глу­бо­ко по­дав­лен­ным го­род­с­кой жиз­нью, ака­де­ми­ей, не­у­дач­ным бра­ком, я при­шел в зо­о­парк с мя­сом и по­нял, что боль­ше не знаю, кто из нас в клет­ке — я или кош­ки. Бо­лее то­го, мое при­сут­с­т­вие пе­ред ни­ми под­т­вер­ж­да­ло то, что я не хо­тел бы под­т­вер­ж­дать. Я пе­рес­тал хо­дить в зо­о­пар­ки, и пос­те­пен­но стал их не­на­ви­деть.

Од­наж­ды в Индии я все-та­ки слу­чай­но по­пал в зо­о­парк. Мы с мо­им зна­ко­мым Син­г­хом шли вдоль кле­ток. Сингх оста­но­вил­ся, что­бы про­честь таб­лич­ку. Я про­дол­жал идти, клет­ка за клет­кой. Гор­ный лев ока­зал­ся пе­ре­до мной. Льви­ца бы­ла ма­лень­кая, ско­рее се­рая, чем ко­рич­не­вая, с кра­си­вой кре­мо­вой мор­дой и ро­зо­вым но­сом. Она бы­ла бе­зуп­реч­но чис­той. Ее ма­лень­кая клет­ка име­ла убо­гое ло­же и мис­ку с во­дой — все­ля­ю­щая страх сим­мет­рия, зак­лю­чен­ная за ре­шет­кой.

О­на не обра­ща­ла на ме­ня вни­ма­ния, не дви­га­лась, ее гла­за смот­ре­ли впра­во от ме­ня. Я смот­рел на нее, как на род­с­т­вен­ни­цу, взя­тую в раб­с­т­во, и пос­коль­ку, как у боль­шин­с­т­ва лю­дей, ко­то­рых я знаю, моя ярость пря­мо про­пор­ци­о­наль­на чув­с­т­ву бес­по­мощ­нос­ти — а я уже и так был силь­но ра­зъ­я­рен — я на­чал то­нуть в эту ту­пи­ко­вую бе­зыс­ход­ную яму ярос­ти с ка­мен­ным дном, — фир­мен­ную чер­ту мо­е­го по­ко­ле­ния.

О­ко­ло пол­дю­жи­ны инду­сов по­дош­ли сле­ва и опер­лись на пе­ри­ла. Один на­чал швы­рять кус­ки бул­ки в льви­цу. Хо­тя нес­коль­ко кус­ков по­па­ло ей пря­мо в мор­ду, она не ше­ве­ли­лась. Воз­мож­но, она бы­ла слиш­ком уни­же­на, слиш­ком час­то та­кое с ней слу­ча­лось, воз­мож­но, она прос­то отды­ха­ла, я не знаю. Я пос­мот­рел на муж­чи­ну. Он улыб­нул­ся и бро­сил еще нес­коль­ко кус­ков че­го-то твер­же. Я схва­тил его за гор­ло и со­е­ди­нил мой боль­шой и сред­ний паль­цы за его ка­ды­ком. Его гла­за по­бе­ле­ли, он за­бил­ся, пы­та­ясь ме­ня уда­рить, но бес­по­лез­но, его по­ло­же­ние бы­ло без­на­деж­ным. Я не хо­тел его уби­вать, да­же не хо­тел его ра­нить. Я прос­то хо­тел на­пу­гать его так, что­бы он ни­ког­да, ни­ког­да, ни­ког­да не взду­мал боль­ше бро­сать что-ни­будь во льва.

По­ка я дер­жал его, он хва­тал­ся за мои ру­ки, и мы тан­це­ва­ли, как су­мас­шед­шая па­ра. За­тем вме­ша­лись его дру­зья, и мы прев­ра­ти­лись в клу­бок тел. Я был круп­нее и тре­ни­ро­ван­ней в дра­ке, они бы­ли мень­ше, но их бы­ло мно­го, и дра­лись они, как жен­щи­ны, ца­ра­па­ясь и дер­гая ме­ня за уши. Как боль­шин­с­т­во драк, все за­кон­чи­лось быс­т­ро. Кровь про­ли­лась на зем­лю, часть ее бы­ла мо­ей. За­тем Сингх обнял ме­ня за пле­чи, и мы пош­ли к его ма­ши­не, сза­ди бы­ла не­боль­шая злая тол­па, на­пом­нив­шая мне (прос­ти­те!) орду обе­зьян в Джай­пу­ре. Сингх обра­тил­ся к ним по англий­с­ки, на хин­ди и на язы­ке, мне не­из­вес­т­ном. Я огля­нул­ся и пос­мот­рел на льви­цу. Она все еще не дви­га­лась, но ее хвост по­дер­ги­вал­ся в воз­ду­хе, как у до­маш­ней кош­ки, уви­дев­шей птич­ку, — мой един­с­т­вен­ный по­да­рок ей.

Я не хо­тел уез­жать, я хо­тел взять АК-47 и вер­нуть­ся в зо­о­парк уби­вать лю­дей. У ме­ня бы­ла абсур­д­ная идея — уй­ти из зо­о­пар­ка со львом в ру­ках. Но ко­го уби­вать? Иди­о­та, ко­то­рый швы­рял чем-то в жи­вот­ных? Адми­нис­т­ра­цию зо­о­пар­ка? (Это луч­ше). Су­ки­на сы­на, ко­то­рый пой­мал гор­но­го льва и по­са­дил его в клет­ку для бес­ко­неч­но­го уни­чи­же­ния в во­ню­чей ды­ре в Май­су­ре, Индия? (Зна­чи­тель­но луч­ше!). Но эта цель бы­ла не в зо­о­пар­ке, а отсут­с­т­вие кон­к­рет­ной це­ли при­во­дит к слу­чай­ной жес­то­кос­ти. Кро­ме то­го, в ми­ре око­ло 750 аккре­ди­то­ван­ных зо­о­пар­ков и ты­ся­чи не­ак­к­ре­ди­то­ван­ных, как общес­т­вен­ных, так и час­т­ных. Боль­шин­с­т­во из них со­дер­жат гор­ных львов, так что идея осво­бо­дить их всех рав­но­силь­на объяв­ле­нию вой­ны.

Более подробно о вреде  любительской  ( спортивной ) охоты можно прочитать в книге ” Брось охоту-стань человеком” http://www.ecoethics.ru/old/b70/

11.01.2019   Рубрики: Нет - спортивной охоте!, Новости