Г.А. Кожевников Монастыри и охрана природы

(Опубликовано в газете “Утро России”, 1913, # 278)

Состоящий при обществе акклиматизации орнитологический комитет произвел опрос по монастырям относительно того, не существует ли на их землях заповедных участков, где совершенно запрещена стрельба и ловля зверей и птиц. От некоторых монастырей получились интересные ответы, удостоверяющие существование заповедников, хотя не в том смысле, как это понимают пропведники полной охраной природы, т.е. не в смысле полной неприкосновенности, а лишь в смысле запрещения стрельбы и ловли зверей и птиц.

Наиболее интересна в этом отношении знаменитая Саровская обитель, в громадном лесном имении которой (около 23.000 десятин) по завету ея основателя святого Серафима совершенно запрещена всякая охота на зверя и птицу. Есть заповедные места гнездовья гаги у Печенегского монастыря, есть и у некоторых других монастырей лесные и иные угодья, где зверь и птица живут нетронутые человеком. Факты эти глубоко отрадны и невольно заставляет нас подумать о том, что ко благому делу охраны природы могут быть в самой широкой мере привлечены монастыри.

Расположенные весьма часто в местах глухих и всегда имеющие земельные, в том числе обычно лесные участки, иногда весьма значительной величины, монастыри поставлены в самые благоприятные условия для устройства заповедников. Кроме запрещения охоты, можно было бы подумать и об устройстве на некоторых монастырских участках полных заповедников, в которых и растительный мир оставался бы в неприкосновенности, не подвергаясь хозяйственной эксплуатации. Некоторые расходы, сопряженные с устройством заповедников, как, например, наем стражи, отделение участка леса загородкой от скота и прохожих и т.п. могли бы быть взяты на себя монастырями, некоторые из которых обладают значительными капиталами и, кроме того, значительным числом даровых рук в лице молодых представителей братии, а также своими собственными строительными материалами.

Устройство заповедника вполне согласуется с самой идеей монастыря, для которого общение с нетронутой, первобытной природой дает превосходную почву для созерцания и самоуглубления, а хозяйственная эксплоатация природы, наоборот, вводит в круг мирской суеты, от которой бежит монашествующий, соприкасает его с денежными интересами, с вопросами продажи, прибыли, наживы, столь чуждыми идее иночества.

24.05.2013   Рубрики: Идея абсолютной заповедности, Новости