Эволюция представлений о заповедности, Ф.Р.Штильмарк

*Опубликовано: Ф.Р. Штильмарк, 1997. Анализ эволюции системы государственных заповедников Российской Федерации // Диссертация в виде научного доклада на соискание ученой степени доктора биологических наук. — С. 18–19.

В процессе исследований были изучены законодательные акты и проекты таковых в отношении заповедников и заповедного дела России, СССР и РФ, разработанные с 1910 г (положение о намечавшемся Кавказском ГЗ) до наших дней. Среди них представляет особый интерес как по своему объему, так и по содержанию «Положение о заповедниках», составленное юристом Сергеем Владиславовичем Завадским (1871–1943) в 1913–1914 гг.

(не публиковалось, хранится в архиве РГО, ф. 1, Оп. 1, ЛЛ. 157–175). В нем, также как и в ряде последующих документов, отражены исходные классические постулаты основоположников заповедного дела — В.В.Докучаева, И.П. Бородина, Г.А. Кожевникова, А.П. Семенова Тян-Шанского, В.Н. Сукачева и других отечественных ученых, которые неизменно подчеркивали важность принципа ПОЛНОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ заповедных участков, «предоставляемых в исключительное пользование самой природы» (Докучаев, 1961). «Основной задачей охраны природы является сохранение отдельных участков ее в неприкосновенности в целях научного изучения» (Кожевников,1925). «Заповедником… называется определенная площадь, объявленная неприкосновенной навсегда» (Соловьев, 1918).

Первый советский проект «Декрета Совета Народных Комиссаров о государственном заповедании с научной или художественной целью участков суши, вод и недр земли», разработанный в январе 1919 г. Н.Н. Подъяпольским в Москве после встречи в Кремле с В.И. Лениным, определял научное заповедание как «ограждение участков девственной природы от всякого вмешательства со стороны человека» (Подъяпольский, 1929). Широко известный «ленинский» декрет «Об охране памятников природы, садов и парков» от 16. 09. 1921 г. также трактует заповедники как неприкосновенные территории. Согласно постановлению ВЦИК и СНК РСФСР «Об охране участков природы и ее отдельных произведений…» (1925 г.), особо ценные природные участки могли быть взяты под охрану «или с ограничением их использования, или с оставлением В НЕПРИКОСНОВЕННОМ ВИДЕ. С ЭТОЙ ЦЕЛЬЮ ИМ МОЖЕТ БЫТЬ ПРИСВОЕНА ЗАПОВЕДНОСТЬ. Полные заповедники представляют собою участки природы, в отношении которых воспрещается хозяйственное использование и нарушение их естественного состояния в целях сохранения возможности изучения в них законов развития природы».

В первом официальном «Типовом положении» о заповедниках НКП (1929 г.), принцип неприкосновенности хотя и сохранялся, но уже ставился под сомнение: «Заповедниками признаются участки земельной или водной площади, которые навсегда подлежат оставлению в неприкосновенном виде ИЛИ ОГРАНИЧЕНИЮ ИХ ХОЗЯЙСТВЕННОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ» Вскоре последовавшее Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 20. 06. 1930 г. «Об охране и развитии природных богатств РСФСР» на долгие годы определило охрану природы как «систему мероприятий, направленных на защиту, развитие и качественное улучшение природных богатств страны». В этом постановлении сохранилась трактовка заповедников как участков природы, «объявленных неприкосновенными», но это было последним упоминанием о неприкосновенности заповедников в советском законодательстве. Этот тезис был подвергнут жестокой критике как «идеалистически-буржуазный» (Уинер, 1991).

Только Закон об охране природы в РСФСР 1960 г. вернул утраченную в 30-х гг. формулировку о заповедниках как территориях, которые навечно изымаются из хозяйственного использования в научно-исследовательских и культурно-просветительных целях, но это было в большой мере лишь декларацией (вскоре последовал «разгром» 1961 г.). Положением о заповедниках Главохоты РСФСР 1962 г. предусматривалось выделение участков, «на территории которых исключается всякое вмешательство человека в природные процессы», однако, при разработке типовых положений о заповедниках 1981 г. после долгих споров оно было исключено. В раздел о заповедниках Федерального Закона «Об особо охраняемых природных территориях» эта формулировка была внесена по инициативе диссертанта (ст. 9, п. 3), но первоначальные слова «должны выделяться» были при окончательном редактировании заменены расплывчатым выражением «могут выделяться», что в корне исказило желаемый смысл.

Мы убедились, что основополагающий тезис о неприкосновенности заповедников не выдержал испытания жизнью и в настоящее время подвергается новым атакам, причем официальное законодательство способствует его расшатыванию, предоставляя руководству конкретных объектов «право выбора». Некоторые формулировки Закона об ООПТ (1995), в частности, п. 2 ст. 9-й, фактически позволяют осуществлять в заповедниках самые различные «деловые» вмешательства. Классические представления о научном заповедании растворяются в процессе усложнения и роста системы ООПТ, происходит явная девальвация самого термина, когда заповедность (т.е. ПОЛНОЕ ИЗЪЯТИЕ природной территории или объекта из ВСЯКОГО использования) подменяется частичными мерами охраны. Этому содействует и широкое экологическое движение, не осознающее или упрощающее понятия научного заповедания. Большую роль при этом играют правовые вопросы, в частности, действующий порядок землепользования. Многие противоречия могли бы быть сняты при более тщательной научной разработке индивидуальных положений о каждом из действующих заповедников.

24.01.2014   Рубрики: Идея абсолютной заповедности, Новости