Владимир Борейко: экологическая демократия невозможна без соблюдения прав природы

Наш корреспондент Казимир Савицкий беседует с известным украинским защитником дикой природы, экофилософом, директором Киевского эколого-культурного центра, Заслуженным природоохранником Украины Владимиром Борейко.

- В октябре 2010 г. Вы обратились с открытым письмом к Президенту Украины Виктору Януковичу с предложением предоставить украинским дельфинам, по аналогии с людьми, статус граждан Украины, закрепив в Конституции Украины их права на жизнь, свободу и защиту от ненужного страдания по вине человека. Чем вызвано это обращение?

- Лоббированием прав природы. От узких философских дискуссий среди специалистов о правах природы мы переходим к широким дискуссиям в обществе. Пришла пора готовить общество к восприятию идеи прав природы. Начали мы с самых умных «братьев наших меньших» – дельфинов.

И какова реакция общества?

- Начало неплохое. Масса комментариев в Интернете. Несколько моих специальных интервью в газетах и по радио. Полагаю, что вся интеллектуальная часть страны познакомилась с моим письмом Януковичу.

-Какой, по Вашему мнению, должен быть конечный итог общественных дискуссий о правах природы?

- Общество должно осознать, что современная демократия невозможна без соблюдения прав природы. Как известно, демократия – это политическая система, при которой народ является единственно легитимным источником власти. В настоящее время в понятие «народ» из живых существ, населяющих ту или иную страну, входят только люди. Права и свободы других живых существ при современной либеральной демократии даже не рассматриваются. Но ведь птицы, звери, рыбы также имеют свой интерес в жизни и свободе.

На мой взгляд, на смену либеральной демократии должны прийти демократия экологическая, когда гражданами будут являться не только люди, но и другие живые существа.

- Вы уверены, что такое возможно при демократическом устройстве общества?

Уинстон Черчилль говорил, что демократия – это наихудшая форма правления, если не считать всех остальных. При демократии гарантируются конституционные ограничения власти большинства путем гарантий определенных личных или групповых свобод меньшинства. Если мы представим под «меньшинством» животных, растения и экосистемы – то мы можем получить хотя бы надежду на защиту их от того, что происходит сейчас – поголовного уничтожения.

- Вы полагаете, что белки, ежики и ландыши могут являться полноправными гражданами?

- Я думаю нет. Даже среди людей не все являются полноправными гражданами, то-есть, имеющими избирательное право. К ним относятся дети, душевнобольные, лица, находящиеся в местах лишения свободы и т.п. Но это не означает, что защита их прав выпадает из поля деятельности правозащитных организаций или государства.

Права белок, ежиков и ландышей при экологической демократии будут отстаивать политические партии природоохранной направленности. Так, партии по защите животных ( и их прав) недавно созданы в Нидерландах и Швейцарии. Причем в Нидерландах такая партия уже прошла в парламент.

Механизм защиты прав природы при экологической демократии требует широкого обсуждения со стороны экологов, юристов, философов, политологов. Возможно, в целях ограничения произвола и злоупотребления властью со стороны людей следует выделить определенную условную избирательную квоту для всех живых природных объектов, проживающих в данной стране. Или представительскую квоту в парламенте. Например, 5 депутатских мест от лица условного «избирателя» – предоставляется членам политической партии, защищающей права животных и растений.

Построение экологической демократии потребует реализации всеобщего избирательного права и пропорциональной избирательной системы для учета интересов не только людей, но и остальных живых существ, граждан данной страны. Необходимо создать некоторую дополнительную систему сдержек и противовесов, которая будет защищать не-людей от произвола со стороны людей и при этом не противоречить демократии.

То-есть, в конечном счете разговор идет о колоссальном, тектоническом изменении системы общественных ценностей и политического устройства.

- Каждая из разновидностей демократии – либеральная, афинская, социалистическая, христианская, суверенная, электронная имеют свои характерные признаки. Какие признаки должна иметь экологическая демократия?

- С либеральной демократией связан ряд ценностей: законность, равенство, свобода, права человека. В экологической демократии добавляется новая ценность – права природы. Источником власти при экологической демократии являются не только люди, но все живые существа. При экологической демократии будет серьезно доработана система прав граждан. В нее включаются права животных, растений, микроорганизмов и экосистем. Для животных это могут быть права на жизнь, свободу, защиту от ненужного страдания по вине человека на уровне индивидуумов, а также право на существование на уровне индивидуумов. А также право на существование на уровне видов популяций. Такое же право должно быть защищено для видов популяций растений и микроорганизмов. Право на существование заслуживают и оставшиеся ненарушенные и слабо нарушенные природные экосистемы.

- Важный вклад в теорию демократии внесли Аристотель, Джон Локк, Шарль де Монтескье, Дэвид Юм, Жан-Жак Руссо, Алексис де Токвиль, Джон Ролз. Кто из современных экофилософов рассматривает возможность построения экологической демократии?

- Сразу отбросим отечественных правоведов и философов. Здесь очень грустная картина. Некоторые из них пока даже не могут согласиться с идеей прав природы. Среди зарубежных экофилософов и юристов о правах животных и природы нимало писали Том Риган, Эндру Линзи, Питер Сингер, Кристофер Стоун и др. Однако, если я не ошибаюсь, только американский поэт Гарри Снайдер говорил о демократии как системе правления, где защищаются права не только человека, но и всех летающих, прыгающих, ползающих и бегающих. Которая предоставляет возможность всем живым существам максимальную возможность жить согласно их собственным законам. Я думаю, что построение экологической демократии станет излюбленной темой общественного дискуса первой половины 21 века.

- На Ваш взгляд, экологическая демократия предполагает построение каких-то новых демократических институтов?

-Конечно. Это прежде всего касается судебной системы. Мне приходится участвовать в десятках судебных дел в защиту природы. Я вижу, как слабы в экологическом законодательстве рядовые судьи. Они просто его не знают. Для действенной защиты прав природы при экологической демократии должны быть созданы специальные суды по правам природы. Интересы природных объектов в них будут представлять специальные адвокаты и на правах опекунов пострадавших животных и растений – представители природоохранных общественных организаций. Здесь я подчеркиваю – именно природоохранных, а не экологических. Ибо у нас сейчас очень много так называемых экологических общественных организаций, которые на деле никакого отношения к реальной охране природы не имеют. По примеру Европейского суда по правам человека есть необходимость в создании Международного суда по правам природы. Ну и конечно политические партии нового типа, защищающие не людей, а других живых организмов и экосистем. Необходимо добиваться также введения должности уполномоченного по правам животных (природы).

- Как я понял, Вы говорите о необходимости создания принципиально новой системы охраны природы. А чем Вам не нравится старая?

- Всем. Современная система природоохраны, основанная на экономике и ресурсном подходе – очень неэффективная модель. Она создает условия, при которых людям выгодней губить природы, чем ее беречь. Кроме всего прочего она имеет огромный моральный изъян, который заключается в том, что природа рассматривается человеком как ресурс, а не субъект равноправных отношений. С рабством природы, этим последним рабством в истории человечества, пора кончать.

- Идея любой демократии, в том числе и экологической, предполагает наличие некого общества, где каждый член компетентен для участия в управлении этим обществом. Насколько белка или ландыш, как члены демократического общества, могут быть компетентны?

- Принятие политических решений в соответствии с данным принципом требует, чтобы все члены общества имели равные возможности сообщить свои политические взгляды другим; получить сведения об альтернативных предложениях и об их вероятных последствиях; участвовать в равном голосовании. Это в идеале. Но, как я я уже говорил выше, даже в самом развитом демократическом обществе не все его члены имеют равные возможности, например, дети и взрослые. Дети не имеют права представлять свои интересы в парламенте, нет детских политических партий. Однако есть партии и депутаты, отстаивающие их права. По аналогии подобное может быть создано и в отношении представителей фауны и флоры. Когда парламентские дискуссии об охране зубров и волков будет вестись не исходя из того, насколько это полезно или вредно для людей, но насколько оптимально защищены права, интересы и свободы данных животных. Пока подобная направленность дебатов просто невозможна в парламентах даже самых демократических стран. Так или иначе, я надеюсь, стандарты демократии и дальше будут претерпевать значительную эволюцию, в том числе и экологическую.

- Известно, что локомотивами демократических преобразований в различных странах были революции – английская, французская, русская. А революция – это чаще всего насилие. Не считаете ли Вы, что для установления экологической демократии необходима экологическая революция?

- Это интересный и вместе с тем очень сложный вопрос. Кстати, известный американский историк природоохраны Родерик Нэш не исключает возможность экологической революции.

Я полагаю, что история дает человечеству несколько возможных вариантов развития событий. Первый – самый ожидаемый. Человечество, в силу своей недальновидности, глупости, невежества и жадности не пойдет на кардинальные экологические изменения, и как следствие, погибнет из-за невозможности существования в загрязненной природной среде.

Второй вариант – это экологическая демократия. Она может быть установлена людьми добровольно, если идея прав природы, овладев массами, превратится в материальную силу, или же при помощи экологической революции или даже войны. Как мы помним, гражданская война между Севером и Югом в 19 веке в США была во многом вызвана аболиционистскими идеями.

18.01.2011   Рубрики: Новости, Новости кампаний, Права природы и их лоббирование