Чем вредна спортивная охота

Есть действия, убивающие душу
Римское изречение

Действия, грубо нарушающие права диких животных, не имеющие для человека жизненной необходимости, должны быть запрещены. Это прежде всего относится к таким жестоким развлечениям как спортивная охота, подводная охота, спортивная рыбалка, перепелиные и гусиные бои, травля крокодилов, травля барсуков и медведей собаками, бои жуков, скорпионов, кормление удавов кроликами, бои быков с кондорами и т.п. Это первое требование экологической этики в отношении данных развлечений с дикими животными.

Второе требование состоит в том, что люди, занимающиеся спортивной охотой и рыбалкой, не имеют морального права работать в государственных или общественных организациях, занимающихся охраной природы.

В чем же состоит моральный вред от спортивной охоты и подобных жестоких развлечений с дикими животными? Разберем это на примере спортивной охоты, как наиболее массового действия.

1. Во время спортивной охоты применяются жестокие методы добычи животных.

Медведей добывают в берлогах, оставляя без матери маленьких медвежат и обрекая их на голодную смерть. Для добычи волка, рыси, лисицы и др. применяются капканы, попав в которые животные сутками, до прихода охотника, испытывают жестокую боль, или же, оторвав себе одну лапу, уходят их капкана на трех лапах. Животные от капканов получают следующие повреждения: перелом, вывих, разрыв сухожилия, повреждение надкостницы, наружное или внутреннее кровотечение, повреждение скелетной мышцы, ишемия конечности, повреждение постоянного зуба с повреждением пульпы, повреждение глазного яблока, включая разрыв зрачка, спинномозговая травма, повреждение внутренних органов, в том числе миокарда. Кроме этого, в капканы попадают и гибнут животные других (нецелевых) видов.

Травля зайцев гончими собаками представляет собой аморальное зрелище, во время которого обезумевшего от страха, страдания и отчаяния, уставшего от длительного бега зайца собаки разрывают на части. Спортивная охота заставляет диких животных страдать физически и психологически.

Во время охоты на диких животных остается огромное количество подранков, которые, уйдя от охотника, погибают мучительной и длительной смертью. Охотники применяют облитый жиром стрихнин и другие яды, заливают норы животного водой, травят их газом. Типовые правила охоты в России разрешают убивать волков и других «вредителей» при помощи ядов и капканов. Кроме того, капканы разрешены при промысловой охоте, любительской охоте по договорам с заготконторами и по лицензиям на пушных зверей. Кабаргу в России официально разрешено добывать при помощи жестокого браконьерского способа — петель. Петлями в России добывается 99% кабарги (317). При этом на одного добытого самца со струей попадается 4 самки или молодняка.

К фактам жестокого обращения с дикими животными со стороны охотников следует также отнести вновь входящую ныне в моду садочную стрельбу (по живым птицам), а также травлю диких зверей собаками в охотничьих притравочных станциях (466).

Высшее предназначение человека — делать других счастливыми. Спортивная охота делает животных несчастными.

2. Спортивная охота грубо нарушает права животных на жизнь, свободу и защиту от жестокого обращения по вине человека без веских на то моральных обоснований.

Убийство дикого животного человеком должно иметь веские моральные обоснования. Например, в целях самообороны (защищая свою жизнь, здоровье или других людей), в целях пропитания, в очень редких случаях это могут быть также научные цели. Убийство ради развлечения, потехи, чем по сути своей является спортивная охота, не может иметь серьезного морального обоснования. Грешно развлекаться за счет гибели и страдания других. Более того, нельзя зарабатывать на безнравственных вещах, в том числе на страданиях и гибели диких животных ради развлечения. У общества нет будущего, если критическая масса трофейных убийц (людей, убивающих на потеху), превысит критическую массу людей милосердных.

3. Спортивная охота понижает ценность, святость жизни.

Сама жизнь диких животных в понимании охотников не представляет никакой ценности. Вот, к примеру, цитата из докторской диссертации ученого Г.Г. Рогачева из Кировского охотничьего НИИ: «…охотничьих угодий у нас больше, чем в любом другом государстве. Поголовье многих охотничьих животных недоосваивается и большая часть «урожая» гибнет без всякой пользы» (45). Другими словами в том, что лоси, соболя, кабаны и рябчики просто живут, будучи неубитыми, Г.Г. Рогачев видит большую «недоработку».

4. Спортивная охота воспитывает в человеке негативные качества характера, создает атмосферу узаконенного зла и одобряемых пороков.

К таким качествам прежде всего относятся жестокость, а также самодовольство, тщеславие, злорадство, хвастовство, вранье, лицемерие, эгоизм, равнодушие, зависть. Спортивная охота приучает обижать слабых. В. Чертков писал по этому поводу, что охотник-спортсмен «не раз и не два, а постоянно заглушает в себе драгоценное чувство жалости в самом его зародыше (…) В этом постоянном удушающем самоубийстве и заключается главный вред охоты» (2). С каждым выстрелом охотник все более ожесточает, огрубляет свое сердце. Вот что пишет Эрнест Хэмингуэй: «М’Кола забавлялся, глядя, как гиену убивали почти в упор. Еще занятнее было, когда в нее стреляли издали, и она, словно обезумев, начинала кружиться на месте в знойном мареве… Истинный же разгар веселья начинался после настоящего мастерского выстрела, когда гиена, раненная на бегу в заднюю часть туловища, начинала бешено кружиться, кусая и терзая собственное тело до тех пор, пока у нее не вываливались внутренности» (цит. по 548). Охота — это наркотик убийства: чем больше убиваешь, тем больше хочется. Охотники любят говорить, что спортивная охота — это любимый традиционный народный досуг, своего рода национальная традиция. Но при Иване Грозном существовал еще один любопытный народный досуг, любимое народное зрелище — телесные наказания. И не только при Иване Грозном. Как вспоминал академик Д.С. Лихачев, главный палач Соловецкого лагеря Дегтярев никому не доверяя, лично расстреливал заключенных, получая от этого огромное удовольствие.

В последнее время охотники стали активно выступать и против идей экологической этики, увидев в этом большую опасность для сохранения своих «прав» и «привилегий» убийства невинного живого существа ради развлечения. Вот цитата из заседания Ученого совета Кировского охотничьего института (ВНИИОЗ) от 31 марта 2005 г.:

«Отечественные защитники прав животных опираются на многолетний опыт и финансовую поддержку своих западных коллег и в том случае, если ситуация будет пущена на самотек, могут создать множество проблем охотничьему хозяйству. Выходом их сложившейся ситуации может стать мобилизация общественных охотничьих организаций по сбору информации о деятельности защитников прав животных, мотивированных идеологией прав животных, разъяснительной работы и пропаганда правильной охоты» (43).

Охотники присвоили себе так называемое «право» на охоту, то есть право на насилие и убийство диких животных ради развлечения. Не пора ли их лишить этого сомнительного «права»?

5. Моральное разложение личности путем культивирования низменных страстей и инстинктов.

Охотники часто любят заявлять, что охота позволяет им «выпускать наружу» древний инстинкт убийства, якобы доставшийся нам от первобытного человека (я не сволочь — у меня гены такие). Однако правильно ли потакать своим низменным страстям, да еще делать из этого культ? Не правильнее ли будет управлять страстями, ограничивать их? Охотник, периодически «освобождая» свои первобытные инстинкты, становится их рабом, во многом завися от них. При этом культивирование низменных страстей становится самоцелью и в конечном итоге приводит к разложению человеческой личности и духовной смерти. При разложении высвобождается огромная энергия, подобно тому, как огромная энергия высвобождается при расщеплении атома. Эта негативная энергия и выплескивается на охоте в виде пьянства, травли и убийства диких животных и т.п., превращая человека в палача живых существ.

Известный охотник-убийца Джон Хантер в своей книге «Охотник» хвастался, что за свою жизнь он убил более 1400 слонов и свыше 1000 носорогов (548). Австрийский эрцгерцог Франц Фердинанд убил 200 тыс. диких животных. Охотники — это чаще всего особые люди, бесскорбные и не способные к раскаянию. На наш взгляд это — самая настоящая патология.

Лайма Вайкуле рассказывала: «В Африке есть поезд, который 10 дней идет по всему материку из Алжира в ЮАР. Там богатые люди отдыхают, смотрят потрясающий пейзаж. Хозяин сделал эту дорогу для себя, а потом превратил в бизнес. И он рассказал, что совсем недавно весь поезд скупили русские и охотились прямо на ходу, стреляя по животным. Такой позор!» (312).

В последнее время в Украине, России, других странах СНГ создана мощная охотничья индустрия, настоящая система по обслуживанию порока — куда входят охотничьи издания, охотничьи магазины и хозяйства, производители охотничьего оружия и снаряжения. Появились региональные телевизионные передачи про охоту а также с 2005 г. — межгосударственный специализированный канал «Охота и рыбалка», транслирующийся в России, Азербайджане, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане, Латвии, Молдове, Украине и Эстонии. Руководители охотничьих хозяйств сродни сутенерам. Одни подгоняют клиентам девиц, другие — кабанов. Весь этот бизнес замешан на крови и страданиях диких животных, занимается культивированием низменных страстей и инстинктов людей и должен быть признан аморальным.

6. Спортивная охота поддерживает антропоцентрическое мировоззрение.

Спортивная охота учит относиться к дикому животному как к вещи, не имеющей никакой ценности кроме трофея.


Дуплеты раздаются
Тах-тах, тах-тах,
И тушки о земь бьются
В траве, в кустах.
Мужицкая потеха —
Игра, игра.
Желаю нам успеха,
Ни пуха, ни пера (3).

Спортивные охотники рассматривают живые существа лишь в качестве спортивного инвентаря, придумывая все более бесчеловечные, жестокие способы убийства животных. Последний «пик моды» — охота при помощи компьютера и Интернета. Подобный «вид» спортивной охоты уже действует в США. Охотничьих животных содержат в загоне, на них направлено несколько ружей, подключенных через компьютер к Интернету. Охотник в любой стране, зайдя на данный «охотничий сайт» и заплатив нужную сумму, получает возможность через компьютер сделать реальный выстрел и убить животное. Комментарии, как говорится, излишни… Как справедливо пишет В. Агафонов: «Охота уже не продиктована какой-либо необходимостью, кроме эгоистической жажды развлечений, некой «охотничьей страстью», недоступной «непосвященному», презираемому охотниками большинству, подобно тому, как ненаркоманам недоступна сладость анаши. Охота превратилась в болезненную зависимость, лишающую разума, сродни наркомании и сексуальной патологии — «охота пуще неволи» (297). На спортивной охоте из-за постоянного убийства животных происходит расчеловечивание.

7. Особая аморальность весенней охоты.

Гибель одного из партнеров птичьей пары приводит к страданиям, позже и гибели оставшейся птицы. Особенно у диких гусей, у которых пары постоянны (35). Весной охотники встречают выстрелами птиц, возвратившихся домой после длительного и опасного перелета. Убийство животных, приготовившихся к воспроизводству потомства, всегда считалось аморальным.

«Сама весенняя охота это путь к браконьерству, ведь во время открытой охоты намного сложнее выявить браконьера, чем в другой период. Не говоря о том, что отстрелу подвергаются без разбора самцы и самки (мне можете не говорить, что это не так, видел, составлял протоколы), но под выстрел попадают еще и другие виды, в первую очередь чайки и дневные хищники (в том числе краснокнижники) — «за то, что вредят», лебеди — «не дают уткам гнездиться», цапли и выпи — «они такие падлы, из камышей глаза клювами выбивают» и т.д.

Ну и в завершение. Для меня любая охота, а тем более весенняя — аморальна и преступна (183).

Весенняя охота является важным средством воспитания молодого поколения циничным и жестоким. Весенняя охота идет вразрез с древними экофильными народными традициями встречи птиц весной. Стрелять в прилетевших птиц — все равно, что поднимать ружье на Снегурочку, Деда Мороза, или убивать души предков людей, возвратившихся в виде птиц на Землю. Весенняя охота полностью или частично происходит во время великого Поста, поэтому вряд ли ее можно считать уместной с точки зрения верующего человека. Любое убийство живого существа в это время можно считать грехом, как и поедание мяса (122). На Русском Севере, у марийцев, чувашей не принято было стрелять диких уток вообще.

8. Спортивная охота наносит моральный ущерб неохотникам.

Значительное количество людей, не приветствующих спортивную охоту, не могут спокойно смотреть на убийство диких животных ради развлечения. Известно немало случаев, когда не только детям, но и взрослым людям был нанесен значительный моральный ущерб при виде погибающих подранков или самой охоты. Кроме этого, спортивная охота нарушает права других людей на отдых и безопасность, так как во время ее проведения нередко бывают случаи ранения или даже смерти случайных людей от пуль охотников. Только в Украине ежегодно за время охотничьего сезона от ружей охотников гибнет или получает серьезные ранения более 10 человек (327).

В начале 2007 г. в Харьковской области во время охоты был смертельно ранен депутат Украины Е. Кушнарев (327). Известно, что Лев Толстой чуть было не погиб во время охоты на медведя. Иван Тургенев однажды, опьяненный жаждой крови животного, спутал человека с дичью. И выстрелил в женщину, собиравшую коноплю. К счастью не убил. Но дробь, как памятку оставил на ее теле (292). Б. Ельцин, охотясь у Н. Назарбаева, чуть было не подстрелил егеря (327).

9. Во время спортивной охоты применяются аморальные приемы и методы.

Во время спортивной охоты охотник пользуется такими аморальными приемами, недостойными порядочного человека как обман, коварство, засада, нападение из-за угла, преследование слабого сильным, добивание лежачего, использование любви животного, жажды, голода и т.п. Например, чтобы привлечь под выстрел самца охотники используют манки, имитирующие призывные звуки самки. А какой аморальной является весенняя охота на глухаря, когда он, распустив крылья, и оглохнув от счастья и любви, токует перед самкой?

10. Спортивная охота оскорбляет Бога.

Согласно многим мировым религиям любовь к Богу означает любовь к Его творениям. Уничтожение Его творений ради потехи является неуважением и оскорблением Бога. Против спортивной охоты как развлечения выступают такие религии как ислам, иудаизм, буддизм, джайнизм, даосизм и др. Спортивная охота губит все хорошее, идеальное в человеческих душах, она заставляет людей с самого детства разувериться в человеке, в его человечности, чувстве сострадания. Она заставляет верить, будто без грязного и гнусного убийства дикого животного человеку жить нельзя. Спортивная охота — это зародыш и начало многих физических и нравственных болезней. Спортивная охота — это несмываемое, грязнейшее пятно культурного человека. Спортивная охота — это стена, о которую разбивались и разбиваются все эстетические и моральные стремления людей. И только когда эта стена будет опрокинута, жизнь наконец приобретет свою истинную ценность и красоту.

Охота, как злая забава, пришла в Российскую империю от варягов и пропагандировалась и поощрялась долгое время царями, князьями и дворянами от нечего делать, как баловство, развлечение. Знаток русской старины и народных традиций М. Забылин писал: «От царя, или Великого князя до последнего дворянина, охоту считали самой лучшей забавою…» (286). Именно забавой, а не «трудом» или важной потребностью для человека, для его пропитания или воспитания, как это лживо пытаются представить защитники спортивной охоты. И эта забава по своему социальному и моральному значению находилась где-то на уровне карточной игры. Как известно, не вполне нравственного занятия.

Знаток русской литературы И. Сухих пишет о поэте и заядлом охотнике Н. Некрасове: «Он имеет возможность отдаться двум «барским слабостям» — картам и охоте. В карточной игре Некрасов был очень хладнокровен и необычайно счастлив, его выигрыши исчислялись сотнями тысяч рублей. Охоты он тоже устраивал грандиозные: с ареной больших угодий, привлечением десятков человек» (423).

Однако, если быть честным, карточная игра из двух «барских слабостей» — забава более нравственная. Она, по крайней мере, не губит безвинные жизни других живых существ — уток и зайцев.

Однако, не все русские цари и дворяне жаловали это кровавое развлечение. Петр I порицал охоту как напрасную потерю времени, отвлекающую от государственных занятий: «Я царь, а слава царя в благоденствии народа; охота же есть слава псарей» (286). Дворяне граф Л.Н. Толстой и В.Г. Чертков, отказавшись от охоты, назвали ее «злой забавой»

Спортивная охота наносит огромный экологический ущерб и практически неконтролируема (106). Так, в Украине в 2006 г. охотниками — спортсменами официально было убито 2 млн. 348 тыс. животных, а вместе с погибшими подранками и браконьерской добычей эта цифра достигает 3,5 млн. диких животных. (В США ежегодно отстреливается охотниками 200 млн. диких животных) (371).Нормы и лимиты добычи охотничьих животных, несмотря на сокращение численности самих животных, постоянно повышается. С 1997 г. по 2004 г. добыча лосей увеличилась в 4 раза, муфлона — в 2,6 раза, косули — в 1,03 раза, кабана — в 1,7 раза, волка — в 1,6 раза, лисы — в 1,9 раза (332). Приказы об открытии охот подготавливаются с постоянным нарушением природоохранных законов.

В результате охоты за последние 15 лет в Украине численность лося снизилась на 69%, кабана — на 32%, диких уток — на 26%, оленей — на 31%, муфлона — на 60%, косули — на 29%, диких гусей — на 58%, лисицы — на 17%. На одного лося в Украине насчитывается 106 охотников, на 1 лань — 220 охотников, на одного волка — 208 охотников, на одного кабана — 12 охотников. (И это при том, что в Украине всего 362 тыс. охотников, что составляет только 0,6% от населения Украины).

Под охотничьи угодья в Украине отведено 47,2 млн. га, что составляет 78% территории страны. В то время как под заповедники в Украине отведено 0,3 млн. га, что составляет всего 0,5% территории страны. Природоохранными службами ежегодно задерживается около 11 тысяч браконьеров-охотников, что составляет 1% от всех браконьеров-охотников.

В целом экологический вред от спортивной охоты выражается в следующем:

1. Загрязнение экосистем и отравление птиц свинцовой дробью.

Свинцовой дробью, которую птицы используют в качестве гастролитов, отравляются кряквы, чирки, шилохвости, лебеди, гагары, кулики, пеликаны, бакланы, цапли, журавли, чайки, чибисы, фламинго, тетерева, перепела, куропатки, голуби, фазаны, а также питающиеся утками орлы. Только в США от свинцовой дроби в год умирает 1,5–4,2 млн. водоплавающих птиц, гибель от свинцовой дроби признана третьим по значимости фактором смертности водоплавающих птиц. В СССР в 1970-х годах в год охотники выстреливали около 7500 тонн свинца, в Канаде — 6000 тонн (361). В Европе в год выстреливают около 20 тыс.тонн свинцовой дроби (249). Употребление в пищу уток со свинцовой дробью представляет опасность для здоровья человека (361).

Международное Соглашение «Об охране афро-европейских мигрирующих водно-болотных птиц», которое подписала в 2002 г. Украина, обязывает страны — члены Соглашения, предпринимать меры по прекращению использования свинцовой дроби при охоте на водно-болотных птиц (426). Однако Украина ничего не предпринимает в этом направлении.

2. Ведение охотничьего хозяйства — это всегда уничтожение «конкурентов» — хищных зверей и птиц — волков, шакалов, енотовидных собак, лисиц, сов, дневных пернатых хищников, сорок, грачей и др.

Так, только в 1962 г. в Украине было отстреляно охотниками 71245 пернатых хищников. В Беларуси — 133800, в Средней Азии — 40000, Эстонии — 122393, Литве — 38455, Латвии — 25878. Итого — 2 млн. 154 тыс. соколов, ястребов, сов и других хищных птиц (21, 248). И в наши дни продолжается уничтожение пернатых и других хищников силами охотников. «Современная система отношения охотников к пернатым хищникам, — писал зоолог А. Чельцов в журнале «Охота и охотничье хозяйство», — сводится на практике к их повсеместному массовому уничтожению» (цит. по: 360).

«Содержание волка в охотничьем хозяйстве является энергетическим расточительством», — идеологически обосновывает циничное убийство волков известный российских охотовед, д.б.н. В.В. Дежкин (310). Природоненавистнические взгляды заложены даже в охотничью этику охотника, хорошей нормой которой считается «принимать активное участие в уничтожении вредных хищников: волков, бродячих собак, серых ворон и др.» (367).

3. Создание современных охотничьих хозяйств предполагает строительство дорог для охотников, что фрагментирует природные экосистемы.

Об этом писал еще американский эколог О. Леопольд. В настоящее время практически все охотничьи хозяйства для богатых или национальные парки, превращенные в охотничьи хозяйства, от белорусской Беловежской пущи до охотхозяйства Трахтемировского в Киевской области, имеют массу асфальтированных дорог для лучшего проезда охотников. Для облавной охоты, как в Беловежской пуще, прорубают просеки, чем нарушают экосистемы.

4. Прямое уничтожение охотничьих животных охотниками.

В результате охоты в мире было уничтожено 33% погибших из-за человека млекопитающих (548), что составило 15 видов животных (613). В Венесуэле в конце 19 века ради прихоти модниц охотники уничтожили 1,5 млн. белых цапель (548). С 1800 г. и до нашего времени охотники уничтожили в Африке 90% всех животных (548). С 1991 г. по 2004 г. в Украине, из-за прямого уничтожения охотниками, количество многих видов охотничьих животных — лосей, диких уток, гусей, оленей, косуль и др. сократилось в 1,5–3 раза (32), а количество зубров, благодаря «селекционно-коммерческому» отстрелу — почти в 3 раза. В охотничьих угодьях, из-за постоянного пресса охоты, животных гораздо меньше, чем в заказниках. Так, в заказниках Ставропольского края России зайца больше, чем охотугодьях в 1,5 раза, лисицы — в 1,2 раза, серой куропатки — в 2,3 раза, фазанов — в 17 раз. Больше также в заказниках волков, барсука и корсака (331). В Беларуси за последние 10 лет численность крякв из-за охоты уменьшилась в 2 раза (416). По мнению украинского орнитолога И. Гвоздецкого, в настоящее время в Украине активно сокращают свою численность такие еще недавно охотничьи виды птиц как серый гусь, тетерев, шилохвость, дупель, рябчик и др. По его мнению причиной этого во многом является увеличение охотничьего пресса на популяции данных птиц (401, 403). К таким же выводам приходит зоолог А.В. Молодовский: «одним из решающих факторов резкого сокращения численности утиных птиц на Горьковском водохранилище является все возрастающая интенсивность охоты» (597).

По данным орнитолога И.В.Щеголева в водно-болотных угодьях юга Украины из-за спортивной охоты с 1974 г. по 1990 г. численность дичи упала в 8–20 раз. Так, наиболее доверчивая и очень любопытная утка, белоглазый нырок, с 1965 по 1984 гг. была практически истреблена охотниками на 98,8%. Ее численность в дельте Дуная и Днестра за этот период упала в 80 раз. Численность кряквы и лысухи упала из-за охоты в 6–8 раз (760). «Ружейная охота в водно-болотных угодьях юга Украины приобрела массовый неуправляемый техногенно-истребительный характер», — пишет И.В. Щеголев (470). В первые дни охоты на юге Украины сейчас добывается до 50% всех уток, находящихся в этом регионе (470).

В конце 20 века в Украине охотниками был практически уничтожен степной аборигенный подвид волка (431). Во многих руководствах по спортивной охоте и охотничьих журналах пишется о том, что якобы охота способствует сохранению биоразнообразия. Проведенный нами анализ показывает, что это не так. А.А. Никольский справедливо пишет по этому поводу: «Как не является задачей агрокультуры сохранение биологического разнообразия, точно также сохранение биологического разнообразия не является задачей и для «цивилизованного» спортивного охотничьего хозяйства — кинигокультуры. Более того, в очень многих случаях сокращение биоразнообразия считается важным делом проводимых в охотхозяйствах биотехнических мероприятий» (106).

5. Акклиматизация как один из экологически вредных методов охотничьей биотехнии.

Именно благодаря охотникам в различные угодья стран СНГ были завезены енотовидные собаки, белка-телеутка, другие виды вселенцев, наносящие сейчас значительный вред природным экосистемам.

6. Загрязнение генофонда охотничьих животных

В ряде охотничьих хозяйств происходит производство и выпуск в природу гибридов дикого кабана и домашней свиньи, что ведет к загрязнению генофонда. В качестве другого примера можно привести волка, когда из-за охотничьего пресса чудом оставшиеся в живых одинокие самки волка скрещиваются с собаками, загрязняя свой генофонд.

7. Избыточная концентрация отдельных видов охотничьих животных в охотхозяйствах (монокультура) вредит природным экосистемам.

В литературе имеется немало данных о вреде, который наносит лесу и различным видам диких животных чрезмерно расплодившиеся в охотничьих хозяйствах лоси, олени, кабаны и др. «Чрезмерно высокая популяция этих животных неизбежно приводит к выеданию ими многих видов растений, к вытаптыванию травянистой растительности и древесного покрова, к уничтожению почвенного покрова» (106).

8. Изменение естественного эволюционного направления развития охотничьих видов животных.

Постоянная и длительная манипуляция охотничьими животными в охотничьих хозяйствах — вольное разведение, выбраковка стада, селекционный и трофейный отстрелы, зимняя подкормка, тотальный отстрел хищников изменяют эволюционное направление развития видов охотничьих животных способом, который отличается от естественного отбора (248). По сути такими действиями охотники медленно уничтожают вид дикого животного, превращая его в нечто другое. Например, зимняя подкормка кабанов и оленей ведет к их приручению.

Значительный вред естественному эволюционному развитию охотничьих видов животных наносит селекционный отстрел, который можно считать самым настоящим насилием над животными. Ведь так называемая «селекция» ведется исключительно в интересах охотников. Она ограничивает спонтанное развитие вида. Так, различные инструкции по селекционному отстрелу, принятые в Украине, Беларуси и России требуют уничтожения охотничьих животных с нетипичной окраской — оленей, лосей, ланей, косуль, имеющих один или оба заостренных ствола без отростков, взрослых самцов с рогами меньше размера ушей, недоразвитыми рогами, кабанов, имеющих пеструю или белую окраску, окраску с пятнами, животных — альбиносов, самок зубров, дающих приплод в осеннее время, а также всех охотничьих животных, имеющих низкую трофейность (448, 455, 449).

Как известно эволюция вида дикого животного предполагает в начале появления подвида, имеющего некоторое различие в окраске, длине рогов и т.п., то есть в том, что для охотников является «низкой трофейностью». Поэтому охотники мешают природному видообразованию охотничьих животных, что не может считаться экологически правильным и этически приемлемым.

9. Гибель птиц в результате убийства на охоте одного их партнеров.

Многие виды диких животных способны страдать и испытывать горе из-за гибели одного из своих партнеров. В первую очередь это касается различных видов диких гусей, которые являются «охотничьим ресурсом». Как известно, дикие густи долгое время живут постоянными парами. На гибель своего партнера, убитого охотником, другой партнер реагирует тоской, с которой он не в силах справиться и в конечном счете гибнет.

Лауреат Нобелевской премии, известный этолог К.Лоренц писал: «Первая реакция на исчезновение партнера состоит в том, что серый гусь изо всех сил старается его отыскать. Он беспрерывно, буквально день и ночь издает трехслоговый дальний зов, торопливо и взволнованно обегает привычные места, в которых обычно бывал вместе с пропавшим, и все больше расширяет радиус своих поисков, облетая большие пространства с непрерывным призывным криком. С утратой партнера тотчас же пропадает какая бы то ни была готовность к борьбе, осиротевший гусь вообще перестает защищаться от своих сородичей, убегает от более молодых и слабых …Порог всех раздражений, вызывающих бегство, понижается, птица проявляет крайнюю трусость не только по отношению к сородичам, она реагирует на все раздражение внешнего мира с большим испугом, чем прежде (…).

Гуси обладают поистине человеческой способностью испытывать горе (…). Горюющие люди, а также гуси, легко становятся жертвами несчастных случаев. Первые гибнут в автокатастрофах и под колесами машин, вторые задевают провода высокого напряжения или попадают в зубы хищникам, потому что чувство самосохранения и осторожность у них притупились» (35).

В результате потери во время спортивной охоты своих партнеров, оставшиеся в живых гуси (самки или самцы), из-за стресса, горя живут недолго. Они гибнут из-за несчастных случаев. Количество этих смертей никто не подсчитывал, но можно предположить, что оно значительно, и в некоторой степени пропорционально численности убитых гусей во время охоты. К этому нужно добавить еще гусей, погибших от дроби в качестве подранков и не доставшихся охотникам (а значит, не учтенных).

Не имеется данных о гибели от горя в результате потери партнера по другим видам диких охотничьих животных. Однако можно предположить, что некоторые из них реагируют так же, как гуси.

10. Охота — постоянный стресс для видов диких охотничьих и неохотничьих животных с вытекающими отсюда негативными последствиями.

Присутствие практически в течение всего года в лесах и других природных местах огромного количества охотников с ружьями, собаками, стрельба, шум машин, разжигание костров, облавы — все это психологически и физически угнетает диких животных. Постоянный стресс мешает животным кормиться, отдыхать, развиваться, заботиться о потомстве, снижает иммунитет. Зоологи Н.В. Соколов и А.В. Баранов, изучившие пресс охоты на лосей, пишут: «Следовательно, отстрел взрослых зверей из семейных групп (лосих в частности) ведет в осиротению и часто к гибели лосят, расстройству семейных отношений и, в конечном счете, к ослаблению популяции» (311).

11. Охота мешает отдыху птиц во время весенне-осенних миграций.

Как отмечают орнитологи А.П. Яновский и В.Н. Блинов, осенняя ружейная охота на водоплавающую дичь вызывает ранний, неестественный отлет птиц на юг (299). В результате многие молодые утки, гуси и кулики не успевают подготовиться к длительному перелету и, как правило, погибают в дороге.

12. Охота это селекция наоборот.

При спортивной охоте, особенно трофейной, — охотниками отстреливаются самые крупные, красивые мужские особи. Все это ухудшает генофонд охотничьих животных. О. Леопольд точно сказал по этому поводу: «Любитель трофеев рубит сук, на котором сидит» (75). «Действуя избирательно, охотники неизбежно сокращают генетическое разнообразие популяции», — пишет д.б.н. А.А. Никольский (106).

Д.б.н. А. Данилкин сообщает, что «массовый отстрел лучших самцов — производителей наносит непоправимый ущерб генофонду видов, особенно оленьих, самцы которых имеют максимально развитые рога в среднем, наиболее продуктивном возрасте. Деградация популяций в местах интенсивной трофейной охоты очевидна» (344). Из-за постоянной охоты на кабаргу в Сибири, у нее происходит уменьшение мускусной железы. Если в 2000 г. она в среднем весила 26 гр., то в 2005 г. — 20 гр. (271).

13. Охота разрушает половозрастную структуру стада диких копытных и стай птиц.

По данным зоолога Е. Кошкарева, численность трофейных самцов архара в Киргизии за 10 лет (с 1997 г. по 2001 г.) из-за трофейной охоты снизилась в 12–18 раз (306). Профессор, д.б.н. А. Данилкин пишет, что в Казахском нагорье из-за трофейной охоты на баранов произошло изменение половозрастной структуры популяций: «На Памире из-за трофейной охоты доля молодых самцов в группировках увеличилась с 29–39% до 55%» (344). Спортивная охота способствует «омоложению» стад животных за счет изъятия полноценных взрослых особей (548).

14. Во время охоты остается огромное количество подранков.

При охоте на косулю насчитывается 35–65% подранков (319). При ружейной охоте на бобра — 22% (471). При охоте на уток в подранках оказываются 1–3 утки (82), при охоте на лося — до 76% подранков (256).

15. Охота оставляет осиротевших детенышей.

Во время охоты остается множество осиротевших детенышей, которые чаще всего гибнут или попадают в неволю. Например, при весенней охоте на волков, при зимней охоте на медведей и т.п.

16. Вытеснение в новую среду обитания.

Охота нередко вытесняет диких животных в новую среду обитания, им не свойственную. В результате, уменьшается жизненная способность популяции, что ведет к риску вымирания.

17. Во время спортивной охоты гибнет большое количество краснокнижных животных.

В Украине, России, Беларуси, других странах СНГ разрешена охота на гусей, уток, куликов. В понятие «утки», «гуси», «кулики» входят как краснокнижные, так и охотничьи виды. Так, в Красную книгу России занесено 14 видов гусеобразных и 14 видов куликов. В Красную книгу Украины занесено 7 видов гусеобразных и 9 видов куликов (272). Среди них есть такие виды, которых не сразу отличит и специалист. Например, очень трудно отличить российскую краснокнижную пискульку от обычного белолобого гуся, с которым к тому же она образует совместные стаи. При экологической безграмотности абсолютного большинства охотников происходит массовый отстрел во время охоты многих краснокнижных видов. По моим самым приблизительным подсчетам за один сезон украинские охотники убивают около 10 тысяч краснокнижных куликов, и около 1 тысячи краснокнижных гусеобразных. Орнитолог И. Гвоздецкий сообщает, что ему неоднократно приходилось наблюдать, как охотники отстреливали краснокнижных птиц — орлана — белохвоста, малого подорлика и др. В Сибири в петлю на каборгу попадают краснокнижные барсы (271).

Другой пример. Во время облавной охоты в гуще леса на кабанов, лосей, волков происходят случаи, когда охотники путают этих животных с краснокнижными зубрами и убивают последних. В середине 1990-х годов в Даневском охотничьем хозяйстве в Черниговской области произошел случай, когда крупный чиновник на облавной охоте перепутал зубра с лосем и убил краснокнижное животное. Зубра тут же закопали. Уголовное дело возбуждено не было. Во время облавных охот на охотничьих зверей зубров выгоняют на тонкий лед, на автотрассы, где они порой находят свою смерть (как это случилось в начале марта 2007 г. на Черниговщине, когда 6 зубров утонуло в р. Остер). В начале ноября 2007 г. Закарпатское общество охотников выступило с заявлением о своем намерении убить медведя, что задрал местную корову (медведь внесен в Украине в Красную книгу), и обратилось к телеканалам с предложением купить у них фильм об убийстве редкого животного, который они хотели отснять (370). Много краснокнижных хищных птиц гибнет от капканов, которыми охотники уничтожают волков.

И.В. Щеголев пишет: «Необходимо также учитывать огромный ущерб, наносимый охотниками природной среде методом отстрела из-за праздного любопытства краснокнижных животных фауны Украины, который составляет по нашим данным до 500–700 особей за один сезон (на юге Украины — В.Б.). Это практика выстрела по всему, что летит, свойственная абсолютному большинству (70%) охотников южного региона. Так, за последние 10 лет, в дельтах Дуная и Днестра было застрелено минимум 8 орланов-белохвостов — хищных птиц с размахом крыльев до 2-х метров, которых невозможно спутать с утками, но убийство орланов льстит самолюбию современных охотников» (470). «Желание местного населения, прежде всего охотников, — уничтожить тигров как хищников, избавить от них изюбров, кабанов и других копытных. По этой причине убивают 50% тигров», — пишет Г.Ф. Горохов (568). «Как охотник-промысловик стремился убить тигра, который плотно селился на его участке, так он и сегодня старается это сделать», — считает М. Кречмар (567).

В Латвии охотники, путая молодых лебедей-шипунов с гусями, ежегодно убивали несколько десятков этих редких птиц (570). В начале 2000-х годов украинские охотники поднимали вопрос об охоте на занесенного в Красную книгу глухаря. Очень показательно, что первый в России вопрос об открытии охоты на краснокнижного тигра подняла в 2006 г. именно охотничья печать — «Российская охотничья газета» (20).

В последнее время охотники все активней начинают отстреливать в качестве трофеев краснокнижных животных. Под воздействием мощного охотничьего лобби, многие страны СНГ — Украина, Беларусь, республики Средней Азии принимают специальные антизаконные ведомственные акты, которые «узаконивают» коммерческую охоту на краснокнижных животных (417). Издаются специальные каталоги по трофейной охоте на краснокнижные виды (снежный барс, джейран, зубр, тигр и др.). Например, к таким аморальным изданиям относится справочник главного редактора российского журнала «Сафари» А. Хохлова (в соавторстве) — «Охотничьи (трофейные) животные Европы и Азии», предисловие к которому написал известный российский зоолог В.Е. Флинт (373).

Успешно провоцируют охотников на убийство трофейных краснокнижных животных различные Международные книги трофеев системы CIC и SCI (международных охотничьих организаций). Так, в Международную книгу трофеев SCI попало 60% африканских животных, 16% — североамериканских, 3% — европейских, 3% — азиатских, 1% — австралийских (373). Причем огромное количество — из Красных книг. Особую важность сохранение генетического разнообразия имеет при работе с малочисленными краснокнижными видами. Л.Г. Раменским сформулировано правило экологической индивидуальности: каждый вид и каждая особь обладает индивидуальной (генетически предопределенной) и экологической индивидуальностью (596). Для малочисленных краснокнижных видов каждая особь, каждая разнокачественная популяция становятся буквально на вес золота. Валютная охота на краснокнижников быстро нарушает структуру внутри- и межпопуляционной генетической изменчивости, генетическую структуру популяции, что ведет к нарастанию инбридинга, а впоследствие — к плохой выживаемости молодняка и падению численности вида (583, 594). Это может грозить краснокнижному виду гибелью.

Есть реальная опасность, что перестреляв в своей стране всех охотничьих животных, «выбив» их даже в Красной книге, охотники станут требовать расширения списка «охотничьих» видов за счет неохотничьих птиц и зверей. Тогда под ружье охотника официально могут попасть снегири, жаворонки, соловьи, как это уже делается в Японии или Италии. Затем охотники выбьют и этих животных, и будут требовать новых жертв за счет ежей и лягушек.

Силы и влияния для этого у них имеется, к сожалению, в нашем обществе пока достаточно. Во Франции, например, они создали Партию охотников Франции и в 2002 г. на выборах во французский Парламент набрали 10% голосов, обогнав коммунистов и создав свою фракцию в Парламенте (404).

Если их не остановить, охотничье племя может нанести ужасный ущерб дикой природе и дикой фауне.

18. Спортивная охота является базой для браконьеров.

Браконьерство будет существовать до тех пор, пока будет разрешена спортивная охота. Она является своеобразным питательным субстратом для браконьеров. Человек, в порыве безумной страсти стреляя зайцев или уток, к тому же бесконтрольный в дикой природе, практически никогда не может остановиться. Результатом является перестрел и превышение норм добычи. Вот несколько примеров. В Красноярском крае добывается в 10 раз больше соболя, чем лицензируется. В Алтае-Саянском регионе России кабаргу добывают в 42 раза больше официального. Более 50% добываемой там охотничьей продукции является незаконной. Медведя в Сибири добывают без лицензии или более двух на одну лицензию. В Тыве до 2005 г. существовал запрет на добычу кабарги. Ее добывали только браконьеры. Однако, когда в 2005 г. этот запрет был снят, ни одна лицензия не была продана. Всю кабаргу продолжали добывать браконьеры (271).

Защитники спортивной охоты заявляют — таким образом местные охотники добывают средства на выживание, что не соответствует действительности. По данным сибирских экологов, лишь около 20% вырученных от охоты средств идут на содержание семьи. Гораздо больше 80% пропивается самими охотниками (271).

Современные охотники — спортсмены очень далеки от идей охраны природы. Так, Г.Г. Рогачев приводит данные своих социологических исследований российских охотников: «Охотников больше всего (51,7%) волнует доступ к ресурсам… Только незначительное количество членов общества предлагает ужесточить правила охоты и рыболовства, запретить промысловое освоение госохотфонда и запасов рыбы» (45). Охотники очень часто становятся браконьерами. 90% охотников Дальнего Востока России ориентированы на незаконный промысел товаров животного и растительного происхождения. Около 50% дальневосточных охотников добывают занесенного в Красную книгу МСОП белогрудого медведя ради медвежьей желчи (57). В Украине один среднестатистический охотник в год пять раз нарушает правила охоты (562).

Нередко от защитников охоты можно услышать об этике и морали охоты. На самом деле это не более чем фарс, лицемерие. Вот что сказано об этом на одном из охотничьих сайтов: «У вас, у охотников, разговоры о морали и этике — одна из разновидностей баек. Как про величину кабана, которого удалось подстрелить. Известно, что с каждым годом кабанчик этот подрастает, причем побыстрее даже, если бы живым остался. Был я тут на охоте. Говорили на досуге, мол нельзя подранков упускать, мол нельзя непрофильную птицу бить, что перестрел плохо…, а когда дошло до дела… у одного перестрел, другой по куликам шандарахнул, пять птиц подстрелил и в воду за ними не полез. Третий вообще палил в белый свет как в копеечку, одних подранков настрелял с дюжину… и одно только утешение, мол без нарушений не проживешь, но мы то не они, не очень нарушаем. Понимаем мол… В общем фигня все ваши разговоры про мораль и охотничью этику» (232).

19. Спортивная охота ухудшает генетическое качество вида.

Апологеты спортивной охоты говорят о безопасности систематического изъятия определенной части популяции того или иного вида охотничьих животных при условии сохранения общей численности вида. На самом деле, даже если вид сохраняет свою численность, охотники наносят значительный экологический вред его генофонду.

Согласно последним данным природоохранной генетики, популяция диких животных состоит из более мелких, генетически отличающихся, разнокачественных субпопуляций. Каждая субпопуляция характеризуется специфическим генофондом и своеобразными биологическими особенностями (594). Постоянный обмен генами между ними позволяет более крупным популяциям и виду в целом находиться в «хорошей форме».

Такая системная организация популяции имеет принципиальное практическое значение. Во время спортивной охоты, особенно на водоплавающих птиц, полностью или частично выбиваются многие субпопуляции, что приводит к нарушению естественно сложившихся каналов миграционной связи между элементами системы, из поколения в поколение разрушая генетическую структуру популяции. Все это ведет к нарастанию инбридинга, следствием чего является падение численности и плохая выживаемость молодняка. Как считает академик Ю.П. Алтухов, этот процесс утраты генетического разнообразия может привести к необратимой деградации популяции даже после прекращения соответствующего воздействия (охоты) (594).

Конечно, в сравнении с уничтожением мест обитания диких животных, или гибели фауны от ядохимикатов — спортивная охота зло не самое большое. На сколько бы не уменьшали это зло, в добро оно превратиться не может.

В мае 2007 г. в Киеве состоялся первый Международный (в рамках СНГ) съезд противников спортивной охоты, на котором был принят Манифест антиохотничьего движения и Программа антиохотничьего движения.

Урывок из книги Владимира Борейко Этика и практика охраны биоразнообразия

01.08.2009   Рубрики: Документы и статьи, Нет - спортивной охоте!, Новости кампаний