Э­тич­на ли охо­та?

Оцен­ка биб­лей­с­ко­го хрис­ти­ан­с­т­ва

С. Хри­ба­р

 

Нем­но­го о по­ня­ти­ях, исто­рии и пер­во­ис­точ­ни­ке

 

На­ше вре­мя отме­че­но исто­ще­ни­ем при­род­ных ре­сур­сов, с одной сто­ро­ны, и ста­нов­ле­ни­ем при­ро­до­ох­ран­ных и пра­во­за­щит­ных дви­же­ний — с дру­гой. В си­лу этих пред­по­сы­лок все бо­лее актив­но обсуж­да­ет­ся воп­рос о при­ем­ле­мос­ти (или неп­ри­ем­ле­мос­ти) охо­ты с точ­ки зре­ния эко­ло­ги­чес­кой эти­ки. В зна­чи­тель­ной час­ти пос­т­со­вет­с­ко­го прос­т­ран­с­т­ва воз­рас­та­ет роль хрис­ти­ан­с­т­ва в жиз­ни общес­т­ва, и в хрис­ти­ан­с­кой сре­де так­же вста­ет воп­рос: что есть охо­та — грех, раз­де­ля­ю­щий че­ло­ве­ка с Бо­гом или за­ня­тие, впол­не до­пус­ти­мое для хрис­ти­а­ни­на? Нап­ри­мер, не­дав­но выш­ла кни­га А.П. Ка­ле­ди­на «Пра­вос­ла­вие и охо­та» [3], где автор, ссы­ла­ясь на Биб­лию и опыт пра­вос­лав­ных свя­тых, скло­ня­ет­ся ко вто­ро­му. Мы же, преж­де чем осве­щать эту те­му, опре­де­лим­ся с по­ня­ти­я­ми «охо­та» и «хрис­ти­ан­с­т­во».

Под «охо­той» мы бу­дем по­ни­мать выс­ле­жи­ва­ние и до­бы­ва­ние ди­ких зве­рей и птиц, соп­ро­вож­да­ю­щи­е­ся их умер­щ­в­ле­ни­ем. Да­вая нрав­с­т­вен­ную оцен­ку охо­те, уточ­ним, что хрис­ти­ан­с­кая эти­ка рас­с­мат­ри­ва­ет не толь­ко пос­туп­ки, но и мо­ти­вы, зас­тав­ля­ю­щие че­ло­ве­ка эти пос­туп­ки со­вер­шать. А мо­ти­вы и це­ли охо­ты мо­гут быть раз­ны­ми. По це­лям и за­да­чам, сог­лас­но «Лес­ной энцик­ло­пе­ди­и» [4], охо­ту мож­но под­раз­де­лить на про­мыс­ло­вую и спор­тив­ную (лю­би­тельс­кую). Во­об­ще, отве­ты на воп­рос «за­чем уби­вать жи­вот­ных?» мо­гут быть са­мы­ми раз­лич­ны­ми. Для нас важ­ны три основ­ных мо­ти­ва: 1) ра­ди пи­щи или одеж­ды (про­мыс­ло­вая охо­та), 2) ра­ди за­щи­ты сво­ей жиз­ни или хо­зяй­с­т­ва (стро­го го­во­ря, это не охо­та, но ни­же при­дет­ся о ней ска­зать), 3) ра­ди раз­в­ле­че­ния, актив­но­го отды­ха и пр. (спор­тив­ная или лю­би­тельс­кая охо­та), 4) ра­ди сох­ра­не­ния по­пу­ля­ций ди­ких жи­вот­ных пу­тем ре­гу­ли­ро­ва­ния их чис­лен­нос­ти. Ко­неч­но, мо­ти­вы мо­гут со­че­тать­ся и в жиз­ни все го­раз­до слож­нее, но не это глав­ное.

Те­перь о хрис­ти­ан­с­т­ве. Фак­ти­чес­ки хрис­ти­ан­с­т­во де­лит­ся на ряд нап­рав­ле­ний, что при­во­дит и к не­ко­то­рым раз­ли­чи­ям в мо­раль­ных уста­нов­ках. Мы не бу­дем раз­би­рать эти раз­ли­чия, а возь­мем в ка­чес­т­ве основ­но­го хрис­ти­ан­с­ко­го пер­во­ис­точ­ни­ка Биб­лию. Авто­ри­тет этой Кни­ги книг, хо­тя бы дек­ла­ра­тив­но, приз­на­ет­ся все­ми хрис­ти­ан­с­ки­ми кон­фес­си­я­ми. Ду­ма­ет­ся, что при обна­ру­же­нии раз­ног­ла­сий меж­ду Свя­щен­ным Пи­са­ни­ем и бо­лее поз­д­ни­ми источ­ни­ка­ми, пос­лед­нее сло­во дол­ж­но оста­вать­ся за Пи­са­ни­ем, и хрис­ти­ан­с­кий взгляд на проб­ле­му под­ра­зу­ме­ва­ет, преж­де все­го, уче­ние Свя­щен­но­го Пи­са­ния.

На про­тя­же­нии исто­рии отно­ше­ние хрис­ти­ан к охо­те ме­ня­лось. В сред­ние ве­ка ду­хо­вен­с­т­во не­ред­ко актив­но учас­т­во­ва­ло в охот­ни­чьих за­ба­вах (т.е. в спор­тив­ной охо­те) свет­с­ких пра­ви­те­лей. Ряд свя­тых Пра­вос­лав­ной и Ка­то­ли­чес­кой Цер­к­вей по­чи­та­ют­ся в на­ро­де как пок­ро­ви­те­ли охот­ни­ков [3]. С дру­гой сто­ро­ны, с рас­п­рос­т­ра­не­ни­ем Ре­фор­ма­ции в Евро­пе (с XVI в.), охо­та как раз­в­ле­че­ние «силь­ных ми­ра се­го» хо­тя и про­дол­жа­ла су­щес­т­во­вать, но не по­ощ­ря­лась мно­ги­ми про­по­вед­ни­ка­ми про­тес­тан­тиз­ма, из сре­ды ко­то­рых поз­же выш­ли пер­вые зо­о­за­щит­ни­ки [8].

Го­во­ря же о биб­лей­с­ком взгля­де на охо­ту, пос­та­ра­ем­ся избе­жать спе­ку­ля­ций, и не бу­дем вы­ры­вать сло­ва из кон­тек­с­та. Если в тек­с­те со­дер­жит­ся мно­го наз­ва­ний зве­рей и птиц или упо­ми­на­ют­ся лук, стре­лы или ко­пье, это еще не зна­чит, что в нем го­во­рит­ся об охо­те. При­хо­дит­ся приз­нать, что одноз­нач­ная фор­му­ли­ров­ка, отра­жа­ю­щая по­ло­жи­тель­ную или отри­ца­тель­ную оцен­ку охо­те, в Свя­щен­ном Пи­са­нии отсут­с­т­ву­ет. Чи­тая ка­но­ни­чес­кие кни­ги Вет­хо­го и Но­во­го За­ве­та, мы не на­хо­дим ни пря­мых зап­ре­тов на охо­ту, ни ка­ких-ли­бо на­ме­ков на то, что охо­та — доб­рое бо­го­у­год­ное де­ло. И во­об­ще, об охо­те го­во­рит­ся не мно­го. Но это не уди­ви­тель­но.

Биб­лию нель­зя рас­с­мат­ри­вать в отры­ве от куль­тур­но-ис­то­ри­чес­ко­го фо­на. Древ­ние евреи, в боль­шин­с­т­ве сво­ем, сна­ча­ла бы­ли ко­чев­ни­ка­ми-ско­то­во­да­ми (Быт.46:31-34), за­тем ста­ли зем­ле­дель­ца­ми, про­дол­жая при этом за­ни­мать­ся ско­то­вод­с­т­вом. Охо­та не слу­жи­ла для них основ­ным источ­ни­ком пи­щи или одеж­ды. Не всех жи­вот­ных евреи мог­ли есть. «Чис­ты­ми» для упот­реб­ле­ния в пи­щу Биб­лия приз­на­ет лишь жвач­ных мле­ко­пи­та­ю­щих (Лев.11:3, Вт.14:6) и да­ле­ко не всех птиц (Лев.11:13-19, Вт.14:11-18), а при­кос­но­ве­ние к тру­пам «не­чис­тых» жи­вот­ных зап­ре­ща­лось (Лев.5:2, 11:8, Вт.14:8). По­э­то­му объек­та­ми про­мыс­ло­вой охо­ты мог­ли стать лишь нем­но­гие жи­вот­ные [9]. Умер­щ­в­ле­ние ди­ких жи­вот­ных ча­ще все­го осу­щес­т­в­ля­лось с це­лью за­щи­ты до­маш­не­го ско­та от хищ­ни­ков. По­доб­ной «охо­той», если ее мож­но так наз­вать, не раз при­хо­ди­лось за­ни­мать­ся бу­ду­ще­му ца­рю Да­ви­ду (1Цар.17:34-36), в быт­ность его пас­ту­хом. В отли­чие от куль­ту­ры антич­нос­ти и сред­не­ве­ко­вой Евро­пы, в Изра­и­ле Вет­хо­го за­ве­та охо­та как сред­с­т­во раз­в­ле­че­ния зна­ти прак­ти­чес­ки не упо­ми­на­ет­ся. Упо­ми­на­ет­ся, что мо­гу­щес­т­вен­ный царь Со­ло­мон (сын Да­ви­да) ел дичь («оле­ней, и серн, и сай­га­ков» — 3Цар.4:23), что ука­зы­ва­ло на не­по­мер­ную рос­кошь, поз­же ду­хов­но по­гу­бив­шую его, но ниг­де не го­во­рит­ся о том, что­бы он охо­тил­ся. Та­ким обра­зом, охо­та но­си­ла лишь вы­нуж­ден­ный и эпи­зо­ди­чес­кий ха­рак­тер, оста­ва­ясь уде­лом пас­ту­хов, ста­ра­ю­щих­ся в слу­чае воз­ник­но­ве­ния опас­нос­ти за­щи­тить свои ста­да от хищ­ни­ков.

 

Биб­лей­с­кие охот­ни­ки

В си­лу ука­зан­ных вы­ше обсто­я­тельств, извес­т­ны лишь нем­но­гие биб­лей­с­кие пер­со­на­жи, за­ни­ма­ю­щи­е­ся охо­той (при­чем, охо­той про­мыс­ло­вой) доб­ро­воль­но и, по-ви­ди­мо­му, дос­та­точ­но ре­гу­ляр­но. Уде­лим им не­ко­то­рое вни­ма­ние.

Ним­род — внук Ха­ма и прав­нук Ноя, жив­ший, со­от­вет­с­т­вен­но, в до­ев­рей­с­кую эпо­ху. «Он был силь­ный зве­ро­лов пред Гос­по­дом, по­то­му и го­во­рит­ся: силь­ный зве­ро­лов, как Ним­род, пред Гос­по­дом. Цар­с­т­во его вна­ча­ле сос­тав­ля­ли: Ва­ви­лон, Эрех, Аккад и Хал­не в зем­ле Сен­на­ар» (Быт.10:9-10). В сле­ду­ю­щей гла­ве кни­ги Бы­тия (11:1-9) рас­с­ка­зы­ва­ет­ся о стро­и­тельс­т­ве на тер­ри­то­рии его цар­с­т­ва зна­ме­ни­той Ва­ви­лон­с­кой баш­ни. По­э­то­му лич­ность Ним­ро­да мо­жет оли­цет­во­рять со­бой бо­го­бор­чес­кую иде­ею вы­зо­ва Твор­цу, про­ти­во­пос­тав­ле­ния Бо­жьей бла­го­да­ти «мо­гу­щес­т­ва» че­ло­ве­чес­ко­го прог­рес­са, жаж­ды влас­ти и ду­хов­ной под­ме­ны (ср. Отк.14:8).

Из­ма­ил — сын Авра­а­ма от ра­бы­ни Ага­ри, за­ча­тый Авра­а­мом по не­ве­рию в обе­ща­ние Бо­га дать ему сы­на от за­кон­ной же­ны Сар­ры (Быт.16 гл.). Пос­ле рож­де­ния Сар­рою Иса­а­ка Изма­ил был изгнан вмес­те с ма­те­рью в пус­ты­ню за нас­меш­ки над млад­шим бра­том (Быт.21:1-20). «Он вы­рос, и стал жить в пус­ты­не, и сде­лал­ся стрел­ком из лу­ка» (21:20). Ве­ро­ят­но, охо­та ста­ла для Изма­и­ла сред­с­т­вом су­щес­т­во­ва­ния. В Но­вом За­ве­те апос­тол Па­вел усмат­ри­вал в Ага­ри и Изма­и­ле сим­вол раб­с­т­ва и по­пы­ток уго­дить Бо­гу сво­и­ми си­ла­ми, что про­ти­во­пос­тав­ля­ет­ся сво­бо­де и до­ве­рию Бо­жье­му обе­ща­нию (Гал.4:22-31).

И­сав — пер­вый сын Иса­а­ка, внук Авра­а­ма и зять Изма­и­ла, «че­ло­век, искус­ный в зве­ро­лов­с­т­ве» (Быт.25:27), на­и­бо­лее извес­тен про­да­жей сво­е­го пер­во­род­с­т­ва за че­че­вич­ную пох­леб­ку. «Про­дал пер­во­род­с­т­во свое Иа­ко­ву. И дал Иа­ков Иса­ву хле­ба и ку­ша­нья из че­че­ви­цы; и он ел и пил, и встал и по­шел; и пре­неб­рег Исав пер­во­род­с­т­во» (25:33-34). Этот пос­ту­пок ха­рак­те­ри­зу­ет Иса­ва как че­ло­ве­ка, для ко­то­ро­го ма­те­ри­аль­ные цен­нос­ти важ­нее ду­хов­ных (Евр.12:15-17).

И­так, с точ­ки зре­ния хрис­ти­ан­с­кой эти­ки, где осно­ва всех доб­ро­де­те­лей — до­ве­ри­тель­ные отно­ше­ния с Бо­гом, пе­ре­чис­лен­ные биб­лей­с­кие «охот­ни­ки» — пер­со­на­жи ско­рее отри­ца­тель­ные, чем по­ло­жи­тель­ные. Они ли­бо вос­с­та­ют про­тив Бо­га (как Ним­род), ли­бо уни­чи­жат «де­тей обе­то­ва­ни­я» (как Изма­ил), ли­бо пре­неб­ре­га­ют Бо­жьим да­ром (как Исав). Не слу­чай­но хрис­ти­ан­с­кий клас­сик Джон Бу­ньян, в сво­ей зна­ме­ни­той алле­го­рии «Ду­хов­ная вой­на» их име­на­ми на­зы­ва­ет вож­дей сил зла [2]. Одна­ко, из это­го еще не сле­ду­ет, что охо­та гре­хов­на са­ма по се­бе. Сле­пое под­ра­жа­ние «свя­тым» и пол­ное неп­ри­я­тие все­го, что свя­за­но с «не­чес­ти­вы­ми» не толь­ко на­ив­но и при­ми­тив­но, но и опас­но. Рас­с­ка­зы­вая о лю­дях, Биб­лия не очер­ня­ет их и не при­ук­ра­ши­ва­ет. «Пра­вед­ни­ки» не ли­ше­ны не­дос­тат­ков (как тру­со­ва­тый и не всег­да чес­т­ный Иа­ков), а «от­с­туп­ни­ки» име­ют в се­бе что-то доб­рое (как ве­ли­ко­душ­ный Исав). Нель­зя счи­тать охо­ту бо­го­у­год­ным за­ня­ти­ем, толь­ко лишь от то­го, что ей за­ни­ма­лись «свя­ты­е» прош­ло­го. Не все тра­ди­ци­он­ное хо­ро­шо. Не­ко­то­рые влас­ти­те­ли пос­т­биб­лей­с­ких вре­мен по­чи­та­ют­ся «свя­ты­ми» не за то, что они бы­ли охот­ни­ка­ми, а ско­рее все­го, нес­мот­ря на то, что они охо­ти­лись. И нап­ро­тив, мно­гие хрис­ти­ан­с­кие под­виж­ни­ки дру­жи­ли с льва­ми и мед­ве­дя­ми и да­же жа­ле­ли мух [6]. Пра­виль­но по­нять хрис­ти­ан­с­кий взгляд на охо­ту не­воз­мож­но без осмыс­ле­ния биб­лей­с­ких прин­ци­пов вза­и­мо­от­но­ше­ний че­ло­ве­ка с при­ро­дой и Бо­гом. По­э­то­му оста­но­вим­ся на этих прин­ци­пах.

 

Биб­лей­с­кие прин­ци­пы

О­ши­боч­но ду­мать, что хрис­ти­ан­с­т­во ви­дит в че­ло­ве­ке «ца­ря при­ро­ды». Че­ло­век сот­во­рен, что­бы «воз­де­лы­вать и хра­нить» (Быт.2:15) зем­лю, и прес­ло­ву­тое пра­во че­ло­ве­ка «об­ла­дать» зем­лею и «вла­ды­чес­т­во­вать» (Быт.1:28) над жи­вот­ны­ми есть ско­рее не­об­хо­ди­мые пол­но­мо­чия для вы­пол­не­ния обя­зан­нос­тей «до­моп­ра­ви­те­ля» (Лк.12:42), но ни­как не сан­к­ция на раз­г­раб­ле­ние. Стро­го го­во­ря, ни­че­го в пол­ном смыс­ле «сво­е­го» у нас нет, все да­но Бо­гом. «Мои все зве­ри в ле­су» — го­во­рит Гос­подь (Пс.49:10). Из это­го сле­ду­ет, что без­дум­ное унич­то­же­ние Бо­жьих тво­ре­ний не­до­пус­ти­мо и гре­хов­но.

Од­на­ко, Цер­ковь не осуж­да­ет при­ро­до­поль­зо­ва­ние, а при­зы­ва­ет сде­лать его как мож­но бо­лее ща­дя­щим. Так, мо­ти­вом охо­ты мо­жет быть про­пи­та­ние, но ни­как не раз­в­ле­че­ние. Рег­ла­мен­ти­ро­ва­ние при­ро­до­поль­зо­ва­ния при­сут­с­т­ву­ет и в Вет­хом За­ве­те. Нес­коль­ко «при­ро­до­ох­ран­ных» за­по­ве­дей дан­но­го че­рез Мо­и­сея Бо­жье­го за­ко­на (Втор.20:19; Втор.22:6-7; Исх.23:10-11), по су­ти го­во­рят об одном важ­ном прин­ци­пе: «Поль­зуй­ся, но не ра­зо­ряй!» [7]. Нап­ри­мер, за­кон за­щи­щал, в чис­ле про­че­го, и по­пу­ля­ции птиц от без­дум­но­го истреб­ле­ния че­ло­ве­ком. «Ес­ли по­па­дет­ся те­бе на до­ро­ге пти­чье гнез­до на ка­ком-ли­бо де­ре­ве или на зем­ле, с птен­ца­ми или яй­ца­ми, и мать си­дит на птен­цах или на яй­цах, то не бе­ри ма­те­ри вмес­те с деть­ми: мать пус­ти, а де­тей возь­ми се­бе, что­бы те­бе бы­ло хо­ро­шо, и что­бы прод­ли­лись дни тво­и» (Вт.22:6-7). Ины­ми сло­ва­ми, если ты вы­нуж­ден унич­то­жать жизнь, по край­ней ме­ре, не ме­шай ее во­зоб­нов­ле­нию. Воз­мож­но, что если бы се­год­ня все пом­ни­ли этот биб­лей­с­кий прин­цип, ве­сен­нюю охо­ту дав­но бы зап­ре­ти­ли.

Сле­ду­ет так­же за­ме­тить, что сог­лас­но биб­лей­с­ко­му уче­нию о че­ло­ве­ке и ми­роз­да­нии, меж­ду че­ло­ве­ком и жи­вот­ны­ми раз­ли­чий го­раз­до мень­ше, а сход­с­т­ва го­раз­до боль­ше, чем пред­по­ла­га­ет А.П. Ка­ле­дин и мно­гие дру­гие хрис­ти­ан­с­кие авто­ры. В отли­чие от осталь­ных тво­ре­ний, че­ло­век соз­дан по обра­зу Бо­жию (Быт.1:26,27), на че­ло­ве­ка воз­ло­же­на ответ­с­т­вен­ность за Зем­лю (Быт.2:15), че­ло­век обла­да­ет сво­бо­дой вы­бо­ра, и от вы­бо­ра пер­вых лю­дей «вся тварь со­во­куп­но сте­на­ет и му­чит­ся до­ны­не» (Рим.8:19-23). На этом основ­ные раз­ли­чия за­кан­чи­ва­ют­ся, те­перь о сход­с­т­ве. И че­ло­век, и жи­вот­ные име­ют ды­ха­ние жиз­ни (Быт.7:21-23) и, бла­го­да­ря это­му мо­гут быть «ду­шой жи­вой» (Быт.1:20, 24, ср. 2:7). И че­ло­век и жи­вот­ные сот­во­ре­ны из пра­ха, уми­рая отда­ют дух и воз­в­ра­ща­ют­ся в прах или персть (Пс.103:29-30, см. кон­текст!). «Участь сы­нов че­ло­ве­чес­ких и участь жи­вот­ных — участь одна: как те уми­ра­ют, так уми­ра­ют и эти, и одно ды­ха­ние у всех, и нет у че­ло­ве­ка пре­и­му­щес­т­ва пе­ред ско­том, по­то­му что все — су­е­та! Все идет в одно мес­то: все про­и­зош­ло из пра­ха и все воз­в­ра­тит­ся в прах», — пи­сал Еккле­си­аст (Еккл.3:19-20). Мо­жет быть, это по­ка­жет­ся ко­щун­с­т­вен­ным, раз­ру­ша­ю­щим при­выч­ные пред­с­тав­ле­ния о хрис­ти­ан­с­т­ве, но так учит Биб­лия. Ко­неч­но, этим уче­ние о заг­роб­ном не огра­ни­чи­ва­ет­ся. Че­ло­век еще име­ет на­деж­ду на вос­к­ре­се­ние и веч­ную жизнь (1Фес.4:13-18), че­го не ска­за­но про жи­вот­ных. Одна­ко, «тварь с на­деж­дою ожи­да­ет откро­ве­ния сы­нов Бо­жи­их» (Рим.8:19), и ниг­де не го­во­рит­ся, что жи­вот­ные та­кой воз­мож­нос­ти ли­ше­ны, а что-ли­бо до­мыс­ли­вать pro или contra мы не име­ем пра­ва. В кон­це кон­цов, все те пре­и­му­щес­т­ва, ко­то­рые лю­ди име­ют пе­ред жи­вот­ны­ми, отнюдь не за­ра­бо­та­ны че­ло­ве­ком, а да­ны нам как не­зас­лу­жен­ный по­да­рок, и гор­дить­ся здесь не­чем.

Та­кой дар, а так­же свой­с­т­во Бо­га де­лать не­зас­лу­жен­ные по­дар­ки Биб­лия на­зы­ва­ет «бла­го­да­тью» и «ми­лос­тью». «Ми­лос­ти Гос­под­ней пол­на зем­ля» (Пс.32:5). Эта ми­лость про­яв­ля­ет­ся в неп­рек­ра­ща­ю­щей­ся за­бо­те Твор­ца, о тво­ре­нии, как мы ви­дим в ци­ти­ру­е­мом в пре­дис­ло­вии о. Сер­гия Прав­до­лю­бо­ва к кни­ге «Пра­вос­ла­вие и охо­та» 103 Псал­ме. В этом Псал­ме прос­ле­жи­ва­ет­ся мысль, что как че­ло­век, так и аис­ты, сер­ны, зай­цы, львы и да­же ле­ви­а­фан, сот­во­рен­ный без­за­бот­но «иг­рать» в мо­ре (103:26) име­ют одно­го По­да­те­ля жиз­ни (16-30ст.), а зна­чит, дос­той­ны то­го, что­бы жить не­за­ви­си­мо от че­ло­ве­чес­ко­го же­ла­ния [5]. Для пред­с­тав­лен­но­го в 103 Псал­ме ми­ре, охо­та чуж­да: Бог про­из­ра­ща­ет «на поль­зу че­ло­ве­ка» не мя­со, а «зе­лень» (103:14), по­доб­но то­му, как это бы­ло до гре­хо­па­де­ния и по­то­па (Быт.1:29). Тем бо­лее, не­у­мес­т­на охо­та в веч­нос­ти. Со­юз Бо­га со Сво­им на­ро­дом ста­нет так­же и со­ю­зом лю­дей «с по­ле­вы­ми зве­ря­ми и с пти­ца­ми не­бес­ны­ми и с прес­мы­ка­ю­щи­ми­ся по зем­ле» (Ос.2:16-18) [7].

Ми­лость Соз­да­те­ля про­я­ви­лась и в мо­и­се­е­вом за­ко­не, за­щи­щав­шем пра­ва не толь­ко лю­дей, но и дру­гих жи­вых су­ществ. Нап­ри­мер, пред­пи­сан­ный, в том чис­ле, и в Де­ся­ти за­по­ве­дях суб­бот­ний по­кой, рас­п­рос­т­ра­нял­ся не толь­ко на лю­дей, но и на скот: «Шесть дней де­лай де­ла твои, а в седь­мой день по­кой­ся, что­бы отдох­нул вол твой и осел твой» (Исх.23:12). Сог­лас­но то­му же за­ко­ну каж­дый седь­мой год зем­ля дол­ж­на бы­ла оста­вать­ся под па­ром, «что­бы … пи­та­лись зве­ри по­ле­вы­е» (Исх.23:11). Отсю­да сле­ду­ет, что за­кон Бо­жий, воп­ре­ки мне­нию А.П. Ка­ле­ди­на, ка­са­ет­ся не толь­ко отно­ше­ний меж­ду людь­ми, жи­вот­ные так­же до­ро­ги Соз­да­те­лю и грех про­тив при­ро­ды не ме­нее гре­хо­вен, чем грех про­тив лю­дей или Бо­га.

И на­ко­нец, вер­ши­на бла­го­да­ти — иску­пи­тель­ная жер­т­ва Ии­су­са Хрис­та сни­ма­ет прок­ля­тие не толь­ко с лю­дей, но и со все­го осталь­но­го тво­ре­ния. «Бог во Хрис­те при­ми­рил с Со­бою мир» (2Кор.5:19), и «тварь с на­деж­дою ожи­да­ет откро­ве­ния сы­нов Бо­жи­их, … в на­деж­де, что и са­ма тварь осво­бож­де­на бу­дет от раб­с­т­ва тле­нию…» (Рим.8:19-21). Хрис­тос при­шел, что­бы при­ми­рить все жи­вое, а зна­чит, лю­бовь Бо­жья рас­п­рос­т­ра­ня­ет­ся на все Его тво­ре­ния. «И да вла­ды­чес­т­ву­ет в сер­д­цах ва­ших мир Бо­жий, : будь­те дру­же­люб­ны» (Кол.3:15). В све­те Бо­жьей люб­ви этот прин­цип мож­но по­ни­мать и ши­ре, про­яв­ляя дру­же­лю­бие ко все­му жи­во­му [7].

 

За­чем?

И­так, озна­ко­мив­шись с пред­с­тав­лен­ны­ми в Биб­лии охот­ни­ка­ми, а так­же (что важ­нее) с биб­лей­с­ким по­ни­ма­ни­ем отно­ше­ния лю­дей к при­ро­де, мож­но уже го­во­рить о хрис­ти­ан­с­ком отно­ше­нии к охо­те. Хо­тя ни Биб­лия, ни бо­лее поз­д­ние источ­ни­ки не зап­ре­ща­ют умер­щ­в­ле­ние жи­вот­ных, важ­но по­нять, за­чем охот­ник умер­щ­в­ля­ет свою до­бы­чу. Один хрис­ти­ан­с­кий слу­жи­тель, отве­чая на воп­рос авто­ра о гре­хах про­тив при­ро­ды, опре­де­лил грех как отсут­с­т­вие смыс­ла. У ко­рен­ных на­ро­дов Се­ве­ра Рос­сии, Си­би­ри и Даль­не­го Вос­то­ка охо­та — едва ли не един­с­т­вен­ное сред­с­т­во су­щес­т­во­ва­ния. Иног­да пу­тем охо­ты ре­гу­ли­ру­ет­ся чис­лен­ность ди­ких жи­вот­ных, и если эти ме­ры не име­ют альтер­на­ти­вы в са­мой при­ро­де, то че­ло­век (как «уп­рав­ля­ю­щий» зем­ли) име­ет на это пра­во. Боль­шин­с­т­во же сов­ре­мен­ных евро­пей­с­ких охот­ни­ков-го­ро­жан, за­час­тую уби­ва­ют жи­вот­ных из при­хо­ти. Да­же если умер­щ­в­лен­ное жи­вот­ное съе­да­ет­ся, оста­ет­ся воп­рос — не про­ще ли ку­пить мя­со в ма­га­зи­не? Как пра­ви­ло, охот­ник-лю­би­тель охо­тит­ся 1) ра­ди обще­ния с при­ро­дой и (или) 2) ра­ди острых ощу­ще­ний. Раз­бе­рем эти мо­ти­вы.

Об­ще­ние с при­ро­дой, куль­ти­ви­ру­е­мое лю­би­те­ля­ми охо­ты, бе­зус­лов­но, хо­ро­шо, на­зи­да­тель­но и по­мо­га­ет луч­ше по­нять Твор­ца «че­рез рас­с­мат­ри­ва­ние тво­ре­ний» (Рим.1:20). Но та­кое обще­ние впол­не осу­щес­т­ви­мо и без ору­жия. Абсур­д­но, лю­бя при­ро­ду в це­лом (а боль­шин­с­т­во охот­ни­ков о та­кой люб­ви за­яв­ля­ют), пос­ту­пать не по люб­ви с отдель­ны­ми ее сос­тав­ля­ю­щи­ми, ко­то­рые к то­му же столь по­хо­жи на лю­дей. Не­ко­то­рые зна­ко­мые авто­ру охот­ни­ки приз­на­ва­лись, что ездят на охо­ту не столь­ко уби­вать, сколь­ко наб­лю­дать и час­то, имея ру­жье и ви­дя пе­ред со­бой цель, от выс­т­ре­ла воз­дер­жи­ва­ют­ся. Воз­мож­но, та­ко­вым оста­лось сде­лать один шаг — оста­вить ру­жье до­ма, за­ме­нив фо­то­ап­па­ра­том или ви­де­о­ка­ме­рой. Не­ко­то­рые уже этот шаг сде­ла­ли, став «нес­т­ре­ля­ю­щи­ми» дру­зья­ми при­ро­ды.

Вто­рой мо­тив охо­ты — острые ощу­ще­ния ка­са­ют­ся боль­ше внут­рен­не­го ми­ра охот­ни­ка, чем его отно­ше­ния к при­ро­де, а по­то­му ред­ко обсуж­да­ет­ся в при­ро­до­ох­ран­ных кру­гах. Но имен­но это важ­но рас­с­мот­реть, оце­ни­вая этич­ность охо­ты с хрис­ти­ан­с­ких по­зи­ций. Уби­вая ра­ди адре­на­ли­на, охот­ник-лю­би­тель при­чи­ня­ет вред не толь­ко при­ро­де, но и са­мо­му се­бе. Со­вер­шая лю­бой грех (не­важ­но, будь то грех про­тив Бо­га, про­тив лю­дей или про­тив при­ро­ды), че­ло­век гре­шит про­тив са­мо­го се­бя. Грех раз­де­ля­ет че­ло­ве­ка с Соз­да­те­лем, а как сле­ду­ет из биб­лей­с­кой исто­рии о пер­вом гре­хе (Быт.3 гл.) и пер­вом убий­с­т­ве (Быт.4:1-16), раз­рыв с Твор­цом не­ми­ну­е­мо при­во­дит к раз­ры­ву с при­ро­дой (см. 3:17-19, 4:10-12). Гре­хов­ность охо­ты ра­ди страс­ти сос­то­ит не толь­ко в бес­с­мыс­лен­ном унич­то­же­нии Бо­жьих тво­ре­ний, но и в при­чи­не­нии ду­хов­но­го ущер­ба внут­рен­не­му ми­ру охот­ни­ка. Бес­с­мыс­лен­ные умер­щ­в­ле­ния дру­гих жи­вых су­ществ (осо­бен­но та­ких по­хо­жих на че­ло­ве­ка, как мле­ко­пи­та­ю­щие и пти­цы!) ослаб­ля­ют внут­рен­ние мо­раль­ные огра­ни­че­ния жес­то­кос­ти. Так, мно­гие кил­ле­ры на­чи­на­ли с жи­вот­ных.

Хо­тя дать одноз­нач­ную оцен­ку охо­те («мож­но или нель­зя») не пред­с­тав­ля­ет­ся воз­мож­ным, поп­ро­бу­ем сде­лать не­ко­то­рый вы­вод. Биб­лия не на­зы­ва­ет гре­хом охо­ту как та­ко­вую, но умер­щ­в­ле­ние жи­вых су­ществ при­чи­ня­ет вред не толь­ко при­ро­де, но и че­ло­ве­чес­кой пси­хи­ке, по­э­то­му мо­жет быть до­пус­ти­мым толь­ко в исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях. К та­ким слу­ча­ям сле­ду­ет преж­де все­го отнес­ти тра­ди­ци­он­ную охо­ту с це­лью про­пи­та­ния, ха­рак­тер­ную для отдель­ных ре­ги­о­нов Рос­сии, ко­то­рая мо­жет быть впол­не оправ­дан­на и, при усло­вии дол­ж­ной обос­но­ван­нос­ти, охо­ту с це­лью ре­гу­ля­ции чис­лен­нос­ти. Лю­би­тельс­кая же охо­та бес­с­мыс­лен­на и уже из-за это­го гре­хов­на! Охо­та ра­ди раз­в­ле­че­ния, ра­ди азар­та, ра­ди удов­лет­во­ре­ния «муж­с­ко­го» са­мо­лю­бия бу­дит низ­мен­ные чув­с­т­ва, раз­де­ля­ю­щие че­ло­ве­ка с Бо­гом. «В вас дол­ж­ны быть те же чув­с­т­во­ва­ния, ка­кие и во Хрис­те», — учит Пи­са­ние (Фил.2:5). По­э­то­му преж­де, чем брать в ру­ки ру­жье или кап­кан, по­лез­но за­дать се­бе воп­рос: «За­чем?».

 

Ли­те­ра­ту­ра

1. Биб­лия. Кни­ги Свя­щен­но­го Пи­са­ния Вет­хо­го и Но­во­го За­ве­та (Си­но­даль­ный пе­ре­вод на рус­с­кий язык).

2. Бу­ньян Дж., 1991. Ду­хов­ная вой­на. — М.: Мос­к­ва.

3. Ка­ле­дин А.П., 1999. Пра­вос­ла­вие и охо­та. — М.: МГО­О­иР.

4. Лес­ная энцик­ло­пе­дия (2 т.), 1986. — М.: Со­вет­с­кая энцик­ло­пе­ди­я.

5. Лью­ис К.С., 1994. Раз­мыш­ле­ния о псал­мах // Альм. «Мир Биб­ли­и». — М. — № 1(2).

6. Об отно­ше­нии к жи­вот­ным, 1998. — М.: Изд-во Мос­ков­с­кой Пат­ри­ар­хии, «Центр БЛА­ГО».

7. Хри­бар С.Ф., 2003. Эко­ло­ги­чес­кое в Биб­лии. Биб­лия об отно­ше­ни­ях «че­ло­век-при­ро­да». — К.: КЭКЦ.

8. Palmer M., 1992. The Protestant tradition // Christianity and Ecology, ed. Breuilly E., Palmer M. — WWF, N.Y.

9. Wagner Cl. H., Jr. Hunting and Fishing in the Bible. http://www.bridgesforpeace.com/publications/dispatch/everydaylife/Article-22.html.

 

Более подробно о вреде  любительской  ( спортивной ) охоты можно прочитать в книге ” Брось охоту-стань человеком” http://www.ecoethics.ru/old/b70/

 

15.02.2019   Рубрики: Нет - спортивной охоте!, Новости