Э­ти­ка бла­го­го­ве­ния пе­ред жиз­нью — про­тив эсте­ти­ки убий­с­т­ва*

А. Ни­кольс­кий

 

*О­пуб­ли­ко­ва­но: Ни­кольс­кий А., 1999. Эти­ка бла­го­го­ве­ния пе­ред жиз­нью — про­тив эсте­ти­ки убий­с­т­ва // Гу­ма­ни­тар­ный эко­ло­ги­чес­кий жур­нал. — № 1. — С. 7–9.

 

Но пруд уже зас­тыл: со­сед мой пос­пе­ша­ет

В отъез­жие по­ля с охо­тою сво­ей.

И страж­дут ози­ми от бе­шен­ной за­ба­вы.

И бу­дит лай со­бак уснув­шие дуб­ра­вы

                         А.С. Пуш­кин. «Осень»

 

В сов­ре­мен­ном ми­ре, на фо­не без­дум­но­го отно­ше­ния к сво­им и окру­жа­ю­щим нас жиз­ням, ког­да без вся­кой нуж­ды каж­дую ми­ну­ту унич­то­жа­ют­ся мил­ли­о­ны су­ществ, осо­бую акту­аль­ность при­об­ре­та­ет эти­ка бла­го­го­ве­ния пе­ред жиз­нью Альбер­та Швей­це­ра. Вы­да­ю­щий­ся австрий­с­кий фи­ло­соф, бо­гос­лов, врач, му­зы­кант и общес­т­вен­ный де­я­тель, ла­у­ре­ат Но­бе­лев­с­кой пре­мии А. Швей­цер в сво­ем зна­ме­ни­том тру­де «Эти­ка бла­го­го­ве­ния пе­ред жиз­нью» (цит. по: Швей­цер, 1992) раз­ра­бо­тал и под­ви­гом сво­ей жиз­ни под­т­вер­дил прин­цип эти­чес­ко­го са­мо­от­ре­че­ния как про­яв­ле­ние внут­рен­ней, ду­хов­ной свя­зи че­ло­ве­ка с окру­жа­ю­щим его ми­ром. Суть эти­ки бла­го­го­ве­ния пе­ред жиз­нью сос­то­ит в том, что че­ло­век, при­чи­няя вред лю­бой жиз­ни, осоз­на­ет это и пос­то­ян­но со­из­ме­ря­ет, нас­коль­ко оправ­дан на­но­си­мый чу­жой жиз­ни вред.

Швей­цер спе­ци­аль­но под­чер­к­нул, что эти­ка не мо­жет быть отно­си­тель­ной. Или на­ше дей­с­т­вие по отно­ше­нию к дру­гим жиз­ням этич­но, или, в не­об­хо­ди­мых слу­ча­ях на­не­се­ние им вре­да — не­э­тич­но. На­ши дей­с­т­вия не мо­гут быть бо­лее этич­ны или ме­нее этич­ны. А. Швей­цер, под­ни­мая че­ло­ве­ка очень вы­со­ко, по­ла­га­ет­ся на его ра­зум и под­чер­ки­ва­ет тра­гизм эти­чес­ко­го са­мо­от­ре­че­ния. Он пи­шет: «В ты­ся­чах форм моя жизнь всту­па­ет в КОН­Ф­ЛИКТ (вы­де­ле­но мной — А.Н.) с дру­ги­ми жиз­ня­ми. Не­об­хо­ди­мость унич­то­жать жизнь или на­но­сить вред ей жи­вет так­же и во мне». Но «в кон­ф­лик­те меж­ду сох­ра­не­ни­ем мо­ей жиз­ни и унич­то­же­ни­ем дру­гих жиз­ней или на­не­се­ни­ем им вре­да я ни­ког­да не мо­гу со­е­ди­нить эти­чес­кое и не­об­хо­ди­мое в отно­си­тель­но эти­чес­ком, а дол­жен вы­би­рать меж­ду эти­чес­ким и не­об­хо­ди­мым, и в слу­чае, если я на­ме­рен выб­рать пос­лед­нее, я дол­жен отда­вать се­бе отчет в том, что бе­ру на се­бя ви­ну в на­не­се­нии вре­да дру­гой жиз­ни».

Тра­ди­ци­он­ное отсут­с­т­вие эти­чес­ко­го са­мо­от­ре­че­ния при­ве­ло к то­му, что эти­ка бла­го­го­ве­ния пе­ред жиз­нью вош­ла в глу­бо­чай­ший кон­ф­ликт с эсте­ти­кой. Весь­ма при­ме­ча­тель­на в этом отно­ше­нии по­э­ти­за­ция раз­лич­ных спо­со­бов охо­ты, при­су­щей так на­зы­ва­е­мой «арис­ток­ра­ти­и». Это псо­вая охо­та, вер­хо­вая охо­та, облав­ная охо­та на вол­ка и не­ко­то­рые дру­гие. Не нуж­но иметь слиш­ком пыл­кое во­об­ра­же­ние, что­бы пред­с­та­вить се­бе ужас, пе­ре­жи­ва­е­мый зве­рем в осен­нем ле­су, на­пол­нен­ном ла­ем со­бак (см. эпиг­раф). Я да­лек от мыс­ли счи­тать лю­би­мо­го мной А.С. Пуш­ки­на че­ло­ве­ком жес­то­ким, но он, так­же как и мы все, на­хо­дил­ся во влас­ти тра­ди­ций.

И­ли охо­та на мед­ве­дей зи­мой. Под­ни­мая с бер­ло­ги мед­ве­ди­цу с мед­ве­жа­та­ми, охот­ни­ки прис­т­ре­ли­ва­ют пос­лед­них, так как их прос­то не­ку­да де­вать.

Ли­те­ра­ту­ра да­ет нам очень мно­го при­ме­ров кон­ф­лик­та меж­ду эти­кой бла­го­го­ве­ния пе­ред жиз­нью и эсте­ти­кой убий­с­т­ва. Нап­ри­мер, ве­ли­кий гу­ма­нист Э. Хе­мин­гу­эй, автор ро­ма­на «Про­щай ору­жи­е», ше­девр гу­ма­нис­ти­чес­кой ли­те­ра­ту­ры, мно­гок­рат­но вос­пел искус­с­т­во ма­та­до­ра — искус­с­т­во кра­си­во на­но­сить изму­чен­но­му зве­рю пос­лед­ний смер­тель­ный удар.

Эс­те­ти­ка убий­с­т­ва жи­вот­ных на­хо­дит­ся в глу­бо­чай­шем про­ти­во­ре­чии с эти­кой бла­го­го­ве­ния пе­ред жиз­нью. Этот ата­визм не­дав­ней сво­ей исто­рии че­ло­век ре­а­ли­зу­ет в спор­тив­ной охо­те — за­ба­ве взрос­лых лю­дей. Это­му утон­чен­но­му по­ро­ку под­вер­же­ны слои общес­т­ва, счи­та­ю­щие се­бя куль­тур­ной эли­той, так на­зы­ва­е­мые арис­ток­ра­ты, на­и­бо­лее сос­то­я­тель­ные лю­ди и ру­ко­во­ди­те­ли всех ран­гов, вклю­чая глав го­су­дарств и пра­ви­тельств. Изыс­кан­ные при­е­мы убий­с­т­ва жи­вот­ных не толь­ко мно­гок­рат­но вос­пе­ты в искус­с­т­ве. Они ста­ли не­о­тъ­ем­ле­мой час­тью на­шей куль­ту­ры. Имен­но по­э­то­му чрез­вы­чай­но слож­но да­вать оцен­ку эсте­ти­ки убий­с­т­ва. Общес­т­во труд­но убе­дить в том, что спор­тив­ная охо­та, рыб­ная лов­ля или кор­ри­да по­роч­ны по сво­ей су­ти.

Кра­со­та убий­с­т­ва вос­пе­та приз­нан­ны­ми во всем ми­ре та­лан­та­ми. Сре­ди них та­кие яркие име­на как Пуш­кин, Тур­ге­нев Лев Тол­с­той, Хе­мин­гу­эй. Этих лю­дей нель­зя упрек­нуть в жес­то­кос­ти. Тем бо­лее, что за исклю­че­ни­ем за­вер­ша­ю­ще­го акта, соб­с­т­вен­но убий­с­т­ва, вся под­го­тов­ка к убий­с­т­ву дей­с­т­ви­тель­но отли­ча­ет­ся ха­рак­тер­ны­ми приз­на­ка­ми прек­рас­но­го, вклю­чая кра­со­ту глу­хих угол­ков, а сам про­цесс охо­ты не­ред­ко тре­бу­ет от че­ло­ве­ка по-нас­то­я­ще­му не­за­у­ряд­ных ка­честв: си­лы, лов­кос­ти, наб­лю­да­тель­нос­ти и т.п. И тем не ме­нее, окон­ча­тель­ный ре­зуль­тат лю­бой охо­ты оче­ви­ден: смерть жи­вот­но­го. Час­то ей пред­шес­т­ву­ют дли­тель­ные и тя­же­лые му­че­ния жер­т­вы. Раз­го­во­ры о том, что глав­ное не убить, а поб­ро­дить с ру­жьем (пос­то­ять с удоч­кой), ко­неч­но ма­ло че­го сто­ят. Бро­дить мож­но и без ру­жья. Глав­ное для охот­ни­ка — удач­ный выс­т­рел.

Проб­ле­ма усу­губ­ля­ет­ся тем, что изыс­кан­ная охо­та дав­но уже ста­ла не­о­тъ­ем­ле­мой час­тью до­су­га эли­ты общес­т­ва, под­ра­жать ко­то­рой стре­мит­ся зна­чи­тель­ная часть на­се­ле­ния. Обя­за­тель­ной при­над­леж­нос­тью мно­гих арис­ток­ра­ти­чес­ких до­мов явля­ют­ся тро­феи: чу­че­ла зве­рей и птиц, ро­га или го­ло­вы жи­вот­ных, кол­лек­ции ред­ких ба­бо­чек. На­и­бо­лее вы­да­ю­щи­ми­ся приз­на­ют­ся тро­феи са­мых кра­си­вых, са­мых ред­ких или са­мых круп­ных жи­вот­ных. Их вла­дель­цы на спе­ци­аль­ных меж­ду­на­род­ных кон­кур­сах по­лу­ча­ют за них прес­тиж­ные наг­ра­ды, ме­да­ли и боль­шое де­неж­ное воз­наг­раж­де­ние.

Труд­но что-ни­будь про­ти­во­пос­та­вить увле­че­нию мил­ли­о­нов лю­дей спор­тив­ной охо­той. Но обра­тить вни­ма­ние каж­до­го из них на то, что убить жи­вот­ное ра­ди за­ба­вы не­э­тич­но, мож­но. Один из спо­со­бов та­ко­го адрес­но­го обра­ще­ния под­с­ка­зы­ва­ет Мин­з­д­рав: «Мин­з­д­рав пре­дуп­реж­да­ет…». Че­рез за­ко­но­да­тельс­т­во или за день­ги мож­но снаб­дить со­от­вет­с­т­ву­ю­щи­ми обра­ще­ни­я­ми про­да­ва­е­мый охот­ни­чий инвен­тарь (ру­жья, ко­роб­ки с пат­ро­на­ми, эки­пи­ров­ку и т.п.). Нап­ри­мер: «Куп­лен­ный Ва­ми то­вар пред­наз­на­чен для убий­с­т­ва зве­рей и птиц, укра­ша­ю­щих при­ро­ду род­но­го кра­я». Ва­ри­ан­тов мо­жет быть мно­го. По­нят­но, что, про­чи­тав это обра­ще­ние, охот­ни­ки, зас­ты­див­шись, не поб­ро­са­ют свои ру­жья. Точ­но так­же, как за­яд­лые ку­риль­щи­ки спо­кой­но по­ку­па­ют си­га­ре­ты с гроз­ны­ми пре­дуп­реж­де­ни­я­ми Мин­з­д­ра­ва. Но та­кая не­о­быч­ная за­пись, не­сом­нен­но, прив­ле­чет вни­ма­ние и вы­зо­вет ши­ро­кий ре­зо­нанс в общес­т­ве.

О­чень важ­но прив­лечь воз­мож­но боль­ше при­ме­ров, осуж­да­ю­щих вы­ра­зи­тель­ны­ми сред­с­т­ва­ми искус­с­т­ва эсте­ти­ку убий­с­т­ва. Эти при­ме­ры извес­т­ны. И на­до соб­рать и сос­та­вить из них иллюс­т­ри­ро­ван­ную хрес­то­ма­тию. Так, на одном из на­и­бо­лее вы­ра­зи­тель­ных ри­сун­ков Пи­кас­со, из се­рии «Кор­ри­да», изоб­ра­же­на де­вуш­ка, с лю­бо­пыт­с­т­вом заг­ля­ды­ва­ю­щая в че­ло­ве­чес­кие гла­за уми­ра­ю­ще­го на сце­не бы­ка. Очень тон­ко чув­с­т­во­вал ду­хов­ную связь че­ло­ве­ка с окру­жа­ю­щим его ми­ром наш за­ме­ча­тель­ный со­о­те­чес­т­вен­ник Вла­ди­мир Вы­соц­кий. Его пес­ня «Идет охо­та на вол­ков, идет охо­та» не остав­ля­ет да­же на­ме­ка от ро­ман­ти­чес­ко­го фле­ра, ко­то­рым «вол­чат­ни­ки» так лю­бят оку­ты­вать свое ре­мес­ло.

Мне, как зо­о­ло­гу, при­хо­ди­лось про­фес­си­о­наль­но изу­чать по­ве­де­ние и эко­ло­гию вол­ков, и я бе­русь утвер­ж­дать, что пе­ред че­ло­ве­ком волк абсо­лют­но без­за­щи­тен. У это­го зве­ря есть по­ве­ден­чес­кие ре­ак­ции, до­ве­ден­ные до авто­ма­тиз­ма. Их лег­ко обна­ру­жить и так­же лег­ко исполь­зо­вать про­тив вол­ка.

В по­е­дин­ке с лю­бым зве­рем по­бе­ди­те­лем всег­да ока­жет­ся че­ло­век. Его интел­лект и его изоб­ре­та­тель­ность в убий­с­т­ве на мно­го по­ряд­ков вы­ше интел­лек­та и скром­ных естес­т­вен­ных воз­мож­нос­тей за­щи­ты лю­бо­го жи­вот­но­го.

На ру­бе­же XXI ве­ка че­ло­ве­чес­т­во заг­на­ло се­бя в ту­пик и прог­ноз, к со­жа­ле­нию, неб­ла­гоп­ри­ят­ный, так как един­с­т­вен­ный инстру­мент спа­се­ния — во­ля к эти­чес­ко­му са­мо­от­ре­че­нию — про­дол­жа­ет оста­вать­ся во всем ми­ре кам­нем прет­к­но­ве­ния да­же для тех избран­ных, кто про­фес­си­о­наль­но пос­вя­тил се­бя де­лу охра­ны при­ро­ды.

Пос­лед­ний то­му при­мер — пуб­ли­ка­ция пат­ри­ар­ха за­по­вед­но­го де­ла, про­фес­со­ра эко­ло­гии В.В. Деж­ки­на (1997), в ко­то­рой он под­дер­жи­ва­ет ле­га­ли­за­цию охо­ты на тер­ри­то­рии на­ци­о­наль­ных пар­ков. Ве­ро­ят­но, по мне­нию ува­жа­е­мо­го про­фес­со­ра, охо­та явля­ет­ся одной из «но­вых воз­мож­нос­тей би­о­э­ти­ки». Та­кая по­э­ти­за­ция ве­ду­ще­го спе­ци­а­лис­та в облас­ти охра­ны при­ро­ды, че­ло­ве­ка уже не­мо­ло­до­го, ко­неч­но, нон­сенс. Имен­но за­по­вед­ни­ки и на­ци­о­наль­ные пар­ки пер­вы­ми дол­ж­ны по­дать при­мер эти­чес­ко­го са­мо­от­ре­че­ния, так как они явля­ют­ся тем мес­том, где лю­бая жизнь име­ет осо­бый ста­тус и ца­рит (дол­жен ца­рить) дух бла­го­го­ве­ния пе­ред жиз­нью.

Мож­но бы­ло бы при­вес­ти еще мно­жес­т­во ана­ло­гич­ных при­ме­ров, ког­да те, кто по дол­ж­нос­ти обя­зан бла­го­го­веть пе­ред жиз­нью, по­да­ют дур­ной при­мер эстет­с­т­ву­ю­щих убийц.

 

Более подробно о вреде  любительской  ( спортивной ) охоты можно прочитать в книге ” Брось охоту-стань человеком” http://www.ecoethics.ru/old/b70/

 

05.01.2019   Рубрики: Нет - спортивной охоте!, Новости